Упсала цирк в петербурге - большой отзыв-обзор - JEKATERINBURG.RU

Упсала цирк в петербурге — большой отзыв-обзор

Упсала-Цирк

Упсала-Цирк — уникальный проект по социальной адаптации детей из групп риска в Санкт-Петербурге. Основан он был в 2000 году немецкой студенткой-педагогом Астрид Шорн и режиссером Ларисой Афанасьевой. До 2012 года цирк был по-настоящему бродячим: занятия и представления давали на площадях города, а детей искали прямо на улицах и в молодежных компаниях.

С 2012 года цирк имеет свой шатер на Свердловской набережной и сотрудничает в реабилитационными центрами, коррекционными школами. Его артисты — дети из неблагополучных семей, которые наравне со взрослыми участвуют в представлениях.

В шатре каждую неделю проходят спектакли, встречи, несколько раз в году цирк участвует и организует крупные фестивали творчества, которые объединяют множество артистов Санкт-Петербурга.

Главной целью цирка является адаптация детей и подростков, их вовлечение в искусство и предотвращение девиантного поведения в будущем. Ежегодно цирк проводит набор детей в свои группы, где участники занимаются и создают представления наравне с профессиональными артистами цирка.

Купить билеты в Упсала-цирк в Санкт-Петербурге

Ежемесячно цирк дает по несколько представлений для детей и взрослых. Каждая постановка включает в себя и сказочный сюжет, и множество цирковых трюков и видов искусства: жонгляж, акробатика, клоунада и т. п.

Стоимость билетов на представления в Упсала-Цирк зависит от возраста зрителя:

  • детям до 14 лет — от 450 до 550 руб.,
  • взрослым (с 14 лет) — от 650 до 750 руб.

Билеты на мероприятия Упсала-Цирка можно приобрести на специальной онлайн-платформе. Мест в зале не так много, поэтому есть смысл приобретать билеты заранее. В продаже они появляются примерно за 3–4 недели до мероприятия. Есть возможность оплатить покупку онлайн или наличными.

Зайчество в Упсала-Цирк

«Зайчество» — популярный среди зрителей новогодний спектакль цирка Упсала. Это настоящее цирковое шоу с множеством трюков, красочное и доброе, доступное для семейного просмотра. «Зайчество» погружает зрителей в сказочную атмосферу и дарит массу положительных эмоций как артистам, так и зрителям.

Заяц — один из символов зимы и Рождества. Режиссер и артисты цирка придумали настоящую новогоднюю феерию с играми со зрителями, которые вовлечены в действо на сцене.

Праздник включает в себя не только сюжетную постановку, но и интерактив. Маленьким и взрослым зрителям предлагается связать самый длинный в мире шарф, попробовать морковный торт и многое другое.

Афиша Упсала-Цирка

Постановки Упсала-Цирка включают в себя сюжетную линию и многие виды циркового искусства, поэтому они становятся для зрителей необычным действом, которое нравится всем возрастным категориям людей.

Каждое представление отражает какую-то социальную проблему и нацелено на поиск ее решения в процессе действа. Одной из главных черт постановок цирка является красочность и веселая атмосфера, которая также способствует вовлечению детей-участников и зрителей в цирковую реальность.

Наиболее известные постановки цирка:

  • «Собаки»
  • «Я-Басё»
  • «Бонифаций»
  • «Сторож снов»
  • «Сны Пиросмани» и другие.

Над созданием каждого спектакля трудится вся труппа — как взрослые, так и дети-участники, грамотно подбирая образы и их воплощение, участвуя в разработке костюмов и декораций. Творческий процесс для трудных подростков — наиболее действенный и увлекательный способ социализации и возвращения к обычной жизни.

Упсала-Цирк также известен проводимыми фестивалями уличного циркового искусства. Проходят они в летний период и охватывают многие творческие коллективы и культурно-досуговые организации города. Площадкой для их проведения служит парк рядом с шатром цирка. Фестивали искусств имеют цель социальной адаптации, развития творческого потенциала и взаимодействия между коллективами и их участниками. Их тематики очень разные — от сказочных путешествий до патриотики, от лирики до клоунады.

Среди мероприятий цирка:

  • фестиваль «Книжная реальность»
  • «Пикник Упсала»
  • «Балансировка» — фестиваль современного цирка и стрит-арта и многие другие.

Также на базе Упсала-Цирка регулярно проводятся дискуссионные встречи, лектории и мероприятия с участием общественных деятелей, педагогов-психологов и волонтеров.

Как добраться до Упсала-Цирка в Санкт-Петербурге

Упсала-Цирк расположен недалеко от центра Санкт-Петербурга, на Свердловской набережной, поэтому добраться до него будет несложно: для этого подойдет сразу несколько видов общественного транспорта.

Например, автобусы. Маршруты № 37, 105, 106 и 181 следуют по разным районам города и доезжают до Пискаревского проспекта. Ближайшая к цирку остановка так и называется — «Пискаревский проспект». От нее до циркового шатра придется пройти около 7–10 минут. Примерно на таком же расстоянии от цирка расположена еще одна остановка — «Улица Феодосийская», до которой ходят все выше перечисленные автобусы и маршрут № 133. Автобусы курсируют часто, примерно каждые 15 минут. График их движения можно посмотреть здесь.

Добраться до Упсала-Цирка можно и на трамвае. Остановка его расположена ближе, чем автобусные, и называется так же — «Улица Феодосийская». До нее следуют трамваи № 23. От остановки пешком до шатра — не более 5 минут.

Доехать до цирка есть возможность и на автомобиле. У циркового шатра расположен крупный бизнес-центр «Зима». Возле него расположены парковочные места. Первый час — бесплатно, последующие — по 100 руб. Рядом есть и бесплатные парковочные места, от них придется немного пройтись пешком. Или же можно воспользоваться приложениями такси: Яндекс. Такси, Uber, Gett и другими.

Упсала-Цирк — панорама Google Maps:

Видео об Упсала-Цирке в Санкт-Петербурге:

Немецкая студентка создала в Петербурге «цирк для хулиганов», а теперь пишет об этом диссертацию. Она рассказывает, как «Упсала-цирк» помогает детям и чем «трудные» подростки в Германии отличаются от российских

Интересное на DW

Как немецкая студентка приехала в Петербург, чтобы помогать «трудным» подросткам

— В Германии я училась на социального педагога, со школы изучала русский язык и поэтому хотела пройти стажировку в России. Не могу сказать, что хотела приехать именно в Петербург, — просто так сложилось. Совершенно случайно наткнулась на конференцию местной общественности о проблемах беспризорников, там познакомилась с человеком, возглавлявшим пункт помощи уличным детям «Лазарет», — и договорилась с ним о стажировке.

Во время стажировки я наблюдала за тем, как работает социальный пункт помощи у Московского вокзала, где предлагали медицинскую, психологическую и материальную поддержку беспризорникам. Подключалась к разным задачам — например, помогала врачам переводить описания лекарств из Германии или отбирала гуманитарную помощь.

Вскоре я поняла, что мне там мало места. Ведь еще я училась на театрального педагога и очень хотела попробовать поиграть с детьми в театр. Я нашла клуб, где было помещение и свободное время — и стала собирать первых детей. Там же я познакомилась с актрисой Натальей, с которой мы вместе начинали проект с цирком.

Как появилась идея «цирка для хулиганов» и какие сложности были во время работы

— С детьми было сложно играть в театр, так как им не очень нравится театр сам по себе. Я тогда жонглировала, училась кататься на одноколесном велосипеде, поэтому пришла мысль, что с театром можно объединить цирк. Это детям нравилось больше.

С первыми детьми, которых мы звали в цирк, мы познакомились еще в 1999-м, во времена моей стажировки. Я просто приглашала тех, с кем работала в пункте помощи. Мы с Натальей также набирали детей на улице, кроме того, были ребята из детского клуба, где мы занимались.На предложение «играть в театр» дети реагировали по-разному. Многие присматривались и уходили. Было сложно их удерживать, главным образом тех, кто приходил с улицы. С ребятами из бедных или сложных семей было полегче. Тогда мы их не звали в такое грандиозное предприятие, как цирк. Просто говорили, что играем, жонглируем, акробатикой занимаемся.

Окончив стажировку, я вернулась в Германию, а Наталья продолжила заниматься в детском клубе. Мне тоже хотелось продолжить, но я понимала, что проект надо сделать привлекательным именно для сложных подростков. Поэтому я начала разрабатывать собственную концепцию цирка, а также отправлять заявки на различные гранты. В конце концов мне удалось получить деньги, и в марте 2000 года я вернулась в Петербург с артистами из Германии.

Поначалу было тяжело. Не получалось подобрать педагогов и артистов, которые могли бы общаться со сложными детьми. Сталкивались и со множеством бытовых проблем. Например, с нами работал клоун, который хорошо привлекал детей с улицы, но не мог регулярно ходить на репетиции.

После первого месяца мне хотелось всё закончить — казалось, что ничего не получается. Но в марте 2000 года ко мне присоединилась режиссер Лариса Афанасьева, которая и сейчас руководит цирком — с ней я поняла, что всё работает. Появилась новая энергия, новые идеи, стали набирать артистов и создавать команду. Лариса хорошо общается с ребятами с улицы, ей интересна вся эта «хулиганская тема».

Читайте также  Группа within temptation концерт в спб 2019 даст 19 октября

С марта всё это уже называлось цирком, а в апреле мы придумали название. «Упс» — от того, что у нас всегда что-то падало.

15 лет «Упсала-цирку»: Как трудные подростки становятся цирковыми артистами «Упсала-цирк» — место, где социализируют трудных подростков, обучая их цирковому мастерству. The VIllage познакомился с теми, кто преподаёт и занимается в цирке для хулиганов

«Упсала-цирк» — это социальный проект, направленный на работу с трудными подростками. 15 лет назад его придумала молодая студентка из Германии, а теперь известный немецкий социальный педагог, Астрид Шорн. Вместе с Ларисой Афанасьевой, которая сейчас за двоих продолжает начатое дело, они создали уникальный проект и для России, и для всего мира. В цирке занимаются дети из групп социального риска и с ограниченными возможностями — проект предлагает им альтернативу уличной жизни.

6 июня цирку исполняется 15 лет. По случаю торжественной даты The Village побывал на одной из репетиций «Упсала-цирка» и поближе познакомился с учениками и преподавателями.

«Хулиганский» день рождения

где: БЦ «Бенуа», «Упсала-цирк», Свердловская наб., 44

когда: 6 июня, 16:00

Стоимость взрослого билета составляет 600 рублей, для детей от 2 до 14 лет — 400 рублей

Таисия Мокравцова

О цирке я узнала из социальных сетей: увидела новость о наборе волонтёров в зимний лагерь. Примерно через полгода мне предложили работать в цирке, и я согласилась.

Планов много: премьера нового спектакля, поездка средней и младшей группы в летний лагерь в июле и августе, летние гастроли старших ребят в Германии, цирковой фестиваль в Финляндии и, безусловно, день рождения цирка 6 июня.

Работать и сложно, и несложно. Времени в сутках не хватает — это ключевая проблема: было бы не 24 часа, а хотя бы 30 — было бы идеально. Чтобы всё успевать, иногда задерживаемся на работе. Всё зависит от личного отношения и ответственности, поэтому человек, который умеет правильно распоряжаться своими ресурсами и временем, может справляться со своими обязанностями.

Часто бывает сложно при налаживании контакта с учебными заведениями или родителями, у детей иногда возникают проблемы в связи с тем, что они из группы социального риска. Мы предлагаем каждому индивидуальный подход и решаем эти проблемы. «Упсала-цирк» посещают дети из приютов и детских домов — наша задача договориться с заведениями, чтобы они каждый день отпускали детей на занятия, в какие-то поездки. Ведь это государственные учреждения, и они несут за детей ответственность. С ними договориться сложнее, чем с родителями, готовыми отпустить ребёнка куда-нибудь.

Главное, чтобы люди приходили на наши мероприятия, потому что ребятам, которые показывают спектакли, нужны зрители. Будет здорово, если как можно больше людей узнают, что здесь происходит. Безусловно, нам необходима и финансовая поддержка, потому что мы некоммерческая организация, которая существует за пожертвования больших и маленьких спонсоров. Даже маленький вклад способен помочь организации.

16 мая у нас была «Ночь музеев», и мероприятие посетили 2,5 тысячи человек. Сам цирковой шатёр может вместить около двухсот человек, но когда мы открываем «Упсала-парк», то можем принимать гораздо больше гостей. За 2014 год спектакли «Упсала-цирка» в шатре посмотрели 7 тысяч человек, а для сравнения: один только фестиваль «Летающие дети» в «Упсала-парке» — это уже 7 тысяч человек за три дня.

Ярослав Митрофанов

15 лет назад, занимаясь в «Доме мира и милосердия», я познакомился с двумя замечательными девушками, одна из которых очень плохо говорила по-русски — это была Астрид Шорн. Я увидел классный реквизит и спросил у них: «Где вы его купили?» Астрид сказала, что привезла его из Германии — у них уже тогда был профессиональный магазин, который продавал реквизит для артистов цирка. Потом мы разговорились, я узнал про детей, с которыми они занимаются, и про планы. Познакомился с детьми и сказал им: «Чуваки, сейчас я вас зажгу». И зажёг. Занимаюсь этим на протяжении 15 лет.

Цирк 15 лет назад и сейчас — небо и земля. У нас открылся «Упсала-парк» — большое пространство для детей и родителей, которое работает каждую субботу и где мы ставим много спектаклей. Например, 30 мая состоялась премьера первого большого спектакля «Бонифаций». Его играет группа «Особый ребёнок!», в которой занимаются дети с синдромом Дауна. А 13 и 14 июня мы представим новый спектакль «Эффект пинг-понгового шарика», где участвуют ребята из старшей группы «Упсала-цирка». На мой взгляд, это огромные планы для такого короткого периода времени.

Сейчас в «Упсале» занимаются около 60 детей. Одни уходят, другие приходят. Надеюсь, в следующем году наберём новую группу, если позволят ресурсы: время, преподаватели, пространство, где мы занимаемся. В «Упсале» индивидуальный подход к каждому ребёнку.

С любыми детьми сложно работать. Я преподаю 15 лет и не только здесь. Попадаются разные дети: иногда кажется, что они «нормальные», из «нормальных» семей, но при этом у них очень много проблем. Здесь проблемы одни, там — другие. Если правильно мотивировать человека, то, в принципе, можно сделать что угодно, но какие-то трудности всё равно есть.

Чтобы дети узнали о цирке, мы приезжаем в социальные учреждения и вешаем необычное объявление: самый крутой цирк в России, в мире, во Вселенной! Мы рассказываем, что единственный в мире цирк для хулиганов проводит набор и главный критерий — ваше желание. Идея в том, чтобы взять каждого, кто хочет попасть, поэтому все дети проходят первый тур. У нас нет оценки: «Ты плохой, мы тебя не возьмём, потому что ты мне не нравишься». Скорее наоборот: «У тебя ухо неровное, у тебя самое крутое неровное ухо, поэтому ты должен быть в цирке». Идея в том, что каждый — избранный.

Мы очень много путешествуем, каждый год отправляемся в турне по Германии, были в Англии, Франции, Швеции. Мы хотим детей социально адаптировались, проводить много времени с ними вместе. Дети постоянно находятся в живом общении с очень интересными людьми.

Самое главное, чтобы люди не «причиняли добро». Например, отличный дизайнер может прийти к нам и сказать: «Я не понимаю в цирковом искусстве, но я могу вам помочь в оформлении площадки». Делиться опытом и знаниями — это хорошая помощь. А есть люди, которые говорят: «Я вам сейчас дам деньги, но открою рядом пивной ларёк», — это «причиняет добро». Он даст нам деньги, чтобы организация жила, но при этом будет разрушать всё остальное. Важно не просто дать средства, а дать умения, которые могут тебя как-то развить. Дать навык, которым ты можешь овладеть и пользоваться, — это намного интереснее.

Кирилл Трубицын

«Упсала-цирк» постоянно растёт и развивается, поэтому у нас постоянно повышаются требования к техническому оснащению площадки. Скоро появится новое помещение, которое надо оборудовать: планируется открытие большой новой мастерской, так как прежнее помещение уже маленькое для наших масштабов.

В мои обязанности входит создание и контроль объектов в «Упсала-парке», например, лабиринт, установка летнего шапито. Я занимаюсь проектировкой декораций к новому спектаклю «Эффект пинг-понгового шарика». В общем, делаю всё, что нужно с технической стороны. Решения об установке и выборе материала, чтобы это было надёжно и по возможности недорого, в основном принимаю я.

Сейчас главная проблема в том, что временная сцена, построенная три года назад, непрофессиональная — из фанеры. Мы мечтаем о новой, которая будет отвечать требованиям амортизации и звукоизоляции.

Я не отношусь к проекту как к социальной организации, детскому цирку или кружку. Я отношусь к нему как к серьёзному театральному коллективу, театральной площадке, которая выпускает серьёзные спектакли, и это действительно так. У нас собралась профессиональная команда: режиссёр и тренеры — мастера своего дела. Когда видишь технику актёров, понимаешь, что это профессионально сделанный спектакль, и техническая сторона должна соответствовать этому уровню: сцена, качество осветительного оборудования, звука, декораций.

Эля, 17 лет

В 11 лет я пришла на выступление «Упсала-цирка», и мой брат захотел там заниматься. После выступления Лариса сказала: «Кто хочет, тот может записаться». Где-то через месяц я и сама захотела узнать, что это такое. Для нас цирк — это дом, где мы нашли друзей, познали и открыли что-то новое.

Читайте также  Смотровые площадки санкт-петербурга: платные и бесплатные

Сначала было сложно, потому что не всегда понимаешь, как делается какой-то элемент. Потом пробуешь снова и снова — начинает получаться и становится очень легко. Вообще мне уже нужно думать о том, куда поступать, чем буду дальше заниматься, но я ещё не решила. Может быть, дальше буду заниматься цирком.

Соня, 12 лет

Мы с мамой гуляли по городу и увидели на Невском афишу спектакля «Город в чемодане» — и решили сходить. Выступление нам понравилось: ребята мастерски работали. Моя мама предложила мне начать заниматься, мы подошли к Ларисе (руководитель цирка. — Прим. ред.) и спросили: «А можно ли нам позаниматься?» — и она сказала, чтобы мы приходили в понедельник и попробовали. Я пришла и осталась. Для меня цирк многое значит: он изменил мою жизнь. До цирка, когда я приходила домой после школы, играла в компьютер или ложилась спать до вечера. В цирке я занимаюсь третий год. Теперь после школы я прихожу домой, делаю домашнее задание, а потом иду заниматься сюда — всё стабильно. Я уже два года не могу принять решение, кем быть дальше: сначала хотела быть ветеринаром, потом тренером, врачом, учительницей, воспитательницей, парикмахером — много вариантов. Я считаю, равняться надо на всех. В школе я равняюсь на отличников, прошу их объяснить то, что не понимаю. В цирке — на Ярослава.

Вика, 19 лет

Как я попала в цирк — запутанная история. Сначала пошёл брат моей подруги, а за ним пошла и подруга, которая потащила меня за собой. Она сказала, что в цирке очень круто, и я согласилась. Это было шесть лет назад, и вот до сих пор я здесь.

В будущем я хочу стать тренером, педагогом по хореографии и акробатике. Наш тренер Ярослав для меня кумир, в нём многое вдохновляет: поддержка, внимание, он вкладывает в нас душу, и взамен мы отдаём ему то же самое.

Антон, 12 лет

Цирк — это второе место, куда я рад приходить. Первое — дом. В будущем я бы хотел стать счастливым, тем, кто всем нравится. Тренер Ярослав Артёмович — мой кумир, у него можно многому научиться.

Фотографии: Яся Фогельгардт

«Я Басё», «Упсала-Цирк», СПб, реж. Яна Тумина

Однако за счет присутствия на репетиции у Плетнева за два дня до того мне удалось «разбросать» концерт и спектакль хотя бы теоретически, то есть «Я Басё» не вынуждал меня полностью жертвовать Плетневым (я потом и на концерт в консерваторию из ЦИМа отлично успел, но в крайнем случае репетиции хватило бы), а это как-то успокаивало, страховало от заведомого негатива.

Между тем если «Колино сочинение» числится за продюсерским центром «КонтрАкт», то «Я Басё» — проект «Упсала-Цирка», про который я почитал, что цели там преследуются в первую очередь социально-педагогические, а потом уж собственно творческие, художественные. В подвижной «труппе», вычитал там же, есть деление на «тюленей» и «оленей», вторые более подготовленные, перешедшие на следующий этап совершенствования навыков театральной игры, но я подобную терминологию еще по собственному давнему педагогическому опыту плохо перевариваю, а тем более после того как их ничтоже сумняшеся зарифмовали в своих куплетах («рогатые олени — пауки, тюлени. «) либреттисты мюзикла «Чайка» для театра Луны.

Так или иначе в приоритетах «Упсала-Цирка» (почему, кстати, Упсала? от заимствованного междометия «упс»? или есть какая-то связь с шведской Упсалой? по-моему нет. ) — «инклюзивность», вовлечение в творчество и объединение в художественный коллектив, хотя бы на период, на конкретный спектакль, молодежи «с улицы», а также подростков «с особенностями развития». Театральные постановки -средство для решения этих задач, не самоцель. В то время как меня кроме спектакля ничего не интересует ни в данном, ни в каком другом случае. Социальная педагогика пускай будет — но отдельно, а я хочу спектакль посмотреть, у всех свои задачи.

Спектакль очень милый, симпатичный, трогательный; стилистика и технологии — на стыке «нового цирка», «физического театра» и прочих тому подобных сколь модных, столь и поднадоевших уже направлений, слишком часто ими прикрывается художественная несостоятельность, как, впрочем, и задачами т.н. «социальной педагогики». Год назад привозили «Язык птиц» Бориса Павловича — тогда я даже (даже я. ) не рискнул опубликовать свои впечатления. От «Я Басё» впечатления, напротив, вопреки предубеждениям отнюдь не худшие.

Подиум из дощечек, «лес» из бамбуковых шестов, экран-задник. Три взрослых героя: мужчина — поэт, но он же и крестьянин, и садовник, и рыбак, вернее, философствующий путешественник, странник, примеряющий на себя то одну, то другую роль, благо путешествует он, надо полагать, в снах, мечтах и фантазиях (Александр Балсанов в «Колином сочинении» демонстрировал свои способности к горловому пению, что было менее кстати, чем здесь, но в «Я Басё» почему-то не поет. ); женщина — образ абстрактно-поэтический; и безымянный, как я его для себя назвал, «демон» (соответствующий грим, костюм, пластика) — полностью «символический», ирреальный персонаж, амбивалентный, но не «темный», не несущий в себе «зла», просто «иной». Плюс к ним — юные акробаты, упражняющиеся с шестами; и тоже подросткового возраста те самые пресловутые «с особенностями развития» артисты.

Всей мини-труппой разного возраста, подготовки и возможностей участники разыгрывают последовательность нехитрых, но занятных и доходчивых по содержанию этюдов номинально по мотивам хокку Мацуо Басё. Для пущей доходчивости стихотворные трехстрочные миниатюры цитируются, выводятся на экран в русскоязычном переводе, а в качестве дополнительного декоративного элемента еще и оригинальными иероглифами, хотя само по себе наполнение «номеров» состоит из простенькой, пусть и качественно на уровне подростков-непрофессионалов выполненных акробатических упражнений, подсмотренных режиссерами где-то у Жанти, где-то у Тьере, где-то у Финци Паска и т.д. «находок». Скажем, метафора времени: за правую кулису укатывается маленький красный мячик, из левой выкатывается большой надувной шар, бамбуковый шест превращается в подобие биллиардного кия; «девушка на шаре», тоже в красном, пересаживается на плечи к «демону», и составив с ним «живую пирамиду», имитирует с помощью шестов игру на флейте — это как бы лирический образ. А есть и комические моменты — скажем, на текст «в моем маленьком сарае маленькие комары, и я их единственный пир» — главный герой пытается спать, а сверху его облепляет надоедливая мелюзга; или ловля устриц — бамбуковые палки магнитом цепляют жестяные «ракушки», к самой большой палке приклеивается самая маленькая «устрица».

В числе «комаров» и «ловцов» — опять-таки «дети с особенностями», наряду с прочими они выполняют, по мере возможностей, но не уступая товарищам «без особенностей», некоторые упражнения с шестами, мячами и т.п. Хотя что значит «без особенностей»? Я плохо понимаю — достаточно вокруг оглянуться, причем не выходя из театрального зала, не вставая с места — кругом до того «особые люди» сплошь, что хочется уже для разнообразия посмотреть на «обыкновенных», «нормальных», буде таковые где-нибудь еще сохранились (но боюсь, они попрятались от нас и не захотят с нами, с такими «особенными», водиться. ). Если даже брать чисто театральный, игровой аспект — спектаклей при участии артистов с синдромом дауна, аутичных, глухонемых, безногих колясочников и прочих «особенных» нынче не так мало, ничего, извините за тавтологию, «особенного» в том давно нет, уж не настолько, чтоб невинный полусамодеятельный опус объявлять «экспериментальным».

В чем эксперимент? В том, что «дауны тоже люди»? Ну не знаю, я не спец по «социальной педагогике», однако, по-моему тот факт, что люди с синдромом дауна не глупее и не уродливее любых прочих, лично мне представляется самоочевидным, и в «художественных» доказательствах, в дополнительных навязчивых аргументах гуманитарного характера не нуждается. Единственная «особенность», которая меня малость напрягает — такие люди очень любят обниматься со всеми подряд, а я плохо переношу, когда меня трогают, но, во-первых, это касается чьих угодно прикосновений, безотносительно к «синдромами» и «симптомам», а во-вторых, у каждого свои особенности, у меня вот такая (и еще много других), ну давайте меня тоже запишите в цирк, хотя я уже и в нашем цирке, среди больших и маленьких любителей искусства, считающих себя не просто «нормальными», а чуть ли не «аристократами духа» и «интеллектуальной элитой», не последний клоун, надеюсь.

С другой стороны, случается нередко не в цирках и не на социальных спецпроектах, а на спектаклях самых что ни на есть солидных академических театров вслух (ну я же «с особенностями», мне простительно) задаться вслух вопросом: «Это что вообще? Как такое может быть?» И мне, скосив глаза, отвечают шепотом: «Ну это. акт милосердия». Понятно, что на святой руси милосердие превыше закона, однако немало найдется театров, крепко сидящих на госдотации, где «эра милосердия» наступила давно и бесповоротно. Их же не объявляют «экспериментальными», правда? А «народных артистов», а «кавалерам орденов Трудового Красного Знамени и Преподобного Сергия Радонежского» не ставят пометку «с особенностями развития»? «Зачем тогда артистов «Упсала-Цирка» принижать до статуса, который их творчество никак не характеризует? Кстати, в «Колином сочинении» наиболее интересной составляющей был именно текст, написанный автором «с особенностями» — поэтичный, выразительный, не в пример убогой форме его театральной реализации. Так и «Я Басё» — не худшего сорта, но весьма тривиальная вещь; об участии в спектакле «особенных», заранее не осведомившись, даже с первого ряда догадываешься чуть погодя, из пятого, поди, и не разглядишь «особенностей», тем более что артисты, выполняя посильное задание, работают с равной отдачей — девочку, которая последняя раскланивалась в конце, роняя бутафорскую шляпку, собирая в нее бумажный «снег», рассыпая и все это живо, с юмором, самоиронично обыгрывая и утрируя конфуз, я бы «особенной» не называл, девочка как девочка, в каком-то отдельном «милосердии» не нуждается. А по окончании спектакля вниз я с сумасшедшим профессором и его компанией ехал в лифте — вот где цирк, вот в кого не стыдно пальцем тыкать и на кого надо билеты продавать задорого, никакого запаса милосердия на таких уродов (да я и себя не исключаю) не хватит. Потом тем же составом встретились на Плетневе в консерватории — да, «особенные» акробаты с их «ограниченными возможностями» за нами, за ебанатами отмороженными, не угонятся.

Читайте также  Исаакиевский собор в санкт-петербурге: история строительства, архитекторы

Как «Упсала-Цирк» придумал психотерапевтический спектакль «Перья», сочетающий смертельные трюки, техно и фотоархивы XX века

Подписаться

Поделиться

Единственный в мире цирк для хулиганов и лауреат премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» в номинации «Театр» выпустил спектакль-лабораторию «Перья» и провёл коллективную театральную терапию — в своем шапито на берегу лебяжьего пруда в парке в Полюстрово. Команда во главе с режиссером Ларисой Афанасьевой смешала на сцене смертельные трюки и танец, фотоархивы XX века и декорации из оргстекла, фольклор Псковской области и низкочастотное техно — все для того, чтобы прожить историю страны и вспомнить свои корни.

Сюжет

Новый спектакль «Упсала-Цирка» впервые за всю историю проекта заходит на территорию документального театра. Пользуясь все теми же приемами акробатики и танца контемпорари, команда отстраняется от привычного для себя фантазийного мира. Сюжет «Перьев» построен вокруг детских воспоминаний артистов, а шире — травм России XX века. Личное, от коммуналок и лета в деревне до дворов-колодцев и гаражей, здесь встраивается в исторический контекст. Зритель вместе с труппой проживает потрясения страны и знакомство со своими корнями: ГУЛАГ сменяется сенокосом, поезд в ссылку — хороводом кумушек, мужицкие пьянки — ритуалами староверов. Соединяясь со своими воспоминаниями, в конце спектакля герои получат освобождение: в финальной сцене они танцуют под музыку культового «АукцЫона», обливаясь водой из жестяных ведер. Сценография спектакля не менее эмоциональная, чем его идея. Главная декорация — конструкции из мутного оргстекла от художника Николая Хамова, работающего с физическими театрами AXE и DEREVO. Его модули издают раздражающий скрип и все время двигаются: они становятся то кроватями в общежитии, то нарами в тюрьме, то полупрозрачной стеной. Визуальный фон «Перьям» создал видеомэппинг из фотографий труппы и фотоархивов с лицами предков. Но самым важным было запустить в артистах процесс осознания своих корней. Для этого режиссер и сооснователь цирка Лариса Афанасьева отправилась с командой к антропологам — в Пропповский центр, где изучают культурное и социальное наследие страны и то, как оно трансформируется сегодня.

Антропологи удивились вашему появлению у них в центре?

Почему-то нет. (Смеется.) Когда мы начали разбираться с понятиями «память» и «корни», стало понятно, что они огромные и до сути нам самим не докопаться. Антропологи откликнулись с пониманием. Начали рассказывать нам о старинных ритуалах и фольклоре и как все это сказывается на нас сейчас. Мы открывали себя не просто как отдельных людей, а как часть большой семейной истории народа и страны. В том же центре мы обнаружили много фотографий, на которых зафиксированы русская повседневность, жизнь общины начала XX века и семейный быт разных времен. Это все стало частью спектакля — коридором, наполненным памятью поколений, куда встроились и фотоархивы самих артистов, и летопись цирка фотографа Евгения Мохорева: он снимал нас с самого основания проекта.

Главный образ спектакля — перья. Что он означает?

Когда птицы болеют или их выдергивают из стаи и сажают в клетку, они запускают процесс самоуничтожения и выщипывают себе перья. В России мы все немного такие птицы и переживаем момент своего самоистребления. Нам сложно зацепиться за прошлое: войны, репрессии, ГУЛАГ, голод, нищета, несправедливость, жестокость — где-то наша память болеет, где-то она совсем вырыта, где-то мы сами ничего не хотим помнить. Да, мы выходили с личными историями, но нам было важно сделать высказывание не только про себя.

Как благодаря Игорю Водопьянову у «хулиганов» из «Упсала-цирка» появился постоянный дом

Такая терапия была для вас болезненной?

Конечно! Но мы были рядом друг с другом и понимали, что это полезно и важно. Каждая встреча, на которую мы приносили семейные фотографии и рассказывали про себя, делала наши взаимоотношения доверительнее и тоньше. В процессе прорабатывания темы семьи мы оставляли детские обиды, ­принимали себя и становились старше. Вся история «Перьев» — это взросление: проекта, артистов, людей, а еще страны и нас всех.

«Упсала-Цирк» появился двадцать лет назад. С чего вы начинали?

В 2000 году мы вместе с актрисой бродячего цирка из Германии Астрид Шорн решили попробовать помочь подросткам из групп социального риска изменить свой жизненный сценарий. Мы ездили по спальным районам, вокзалам и гаражам и приглашали ребят учиться акробатике и жонглированию, которые в недрах «студии» срослись с уличным театром, паркуром и брейк-дансом. Результатом стали спектакли-лауреаты, в том числе «Золотой маски», а цирк начал гастролировать по всему миру — мы не единожды даже были на легендарном смотре искусств Fringe Festival в Эдинбурге. Сейчас у нас свой собственный дом-шапито, созданный строительным магнатом Игорем Водопьяновым на берегу лебяжьего пруда в парке на Пискаревском проспекте, и профессиональная труппа — она выросла из первого набора «трудных» подростков. «Перья» стали большим новым шагом.

Сейчас вы называете себя не «цирком для хулиганов», а «цирком для жизни». Что изменилось?

Жизнь поселила нас в определение «социального проекта», но мы заявили, что «Упсала-Цирк» — это не только про адаптацию: мы романтики с большой дороги и хулиганы. Это был свежий вызов и скорее обращение к своему внутреннему миру. С точки зрения 2021 года мы должны открыться, оглядеться и начать реагировать на происходящее за пределами нашего цирка как люди и как артисты. Сейчас наша задача — говорить про мир, в котором мы живем, разумеется, пропуская его через себя. Впервые мы решились на это в 2017 году в Эдинбурге, куда поехали со спектаклем-буффонадой «Эффект пинг-понгового шарика». Из всех релизов было упразднено слово «соцпроект» — мы впервые вышли исключительно как современный цирк и театр из России.

Как поменяется театр в XXI веке?

Мне кажется, театр скоро будет лишаться своей привычной формы: он будет выходить на улицы, во дворы, в вагоны метро, на вокзалы, в концертные залы тюрем — в странные места. (Улыбается.) Это уже так и происходит! Посмотрите, сколько появляется независимых андеграудных проектов вокруг! Мне кажется, театру нужно перестать стоять на больших котурнах и колоннах: ему нужно соединиться с жизнью и с людьми — быть честным перед ними.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: