Музей-квартира л.н. гумилева в санкт-петербурге - JEKATERINBURG.RU

Музей-квартира л.н. гумилева в санкт-петербурге

Музей-квартира Льва Гумилева

Если вы слышите фамилию Гумилев, то, скорее всего, в сознании возникает имя Николая Гумилева, поэта. Даже если не читали, то помните, что «в школе проходили». Творчество сына Николая Гумилева и Анны Ахматовой, Льва Николаевича, в школе не изучают и потому знают о нем относительно немногие. Но даже если вы не знакомы с теорией этногенеза и «диким полем», его музей-квартиру имеет смысл посетить, ведь он как настоящий ученый – отражение времени.

p, blockquote 1,0,0,0,0 —>

Билеты, цены, время работы музея Льва Гумилева

Адрес: улица Коломенская, д. 1/15 (угол Кузнечного переулка), квартира №4 (на втором этаже четырехэтажного дома). Ближайшие станции метро – Достоевская/Владимирская, Маяковская/Площадь Восстания, Лиговский проспект.
Телефон: +7 812 571 09 52,
E-mail: gumilev.museum@yandex.ru
Официальный сайт: http://gumilev-museum.ru/
Страница ВКонтакте: https://vk.com/lngumilevmuseum
Время работы: вторник-воскресенье, 11.00 — 18.00
Билеты: 120 рублей. Для пенсионеров и учащихся – 60 рублей, дети до 7 лет, ветераны, инвалиды, музейные сотрудники – бесплатно. Каждый 3-й четверг месяца посетителям до 18 лет вход бесплатный.
Кому будет интересно: Всем читателям и почитателям русской культуры, литературы, философии, истории.

p, blockquote 2,0,0,0,0 —>

Экспозиция в музее-квартире Льва Гумилева

Поворачивая на Коломенскую, держите взгляд поверх барьеров, чтобы не пропустить вывеску.

p, blockquote 3,0,0,0,0 —>

Вход в музей Льва Гумилева

Весьма символично для Льва Николаевича, ведь всю свою жизнь он вглядывался в небо в поисках ответов на вечные вопросы бытия, смотрел поверх границ – государственных, континентальных, пытаясь объяснить судьбу, ни много ни мало, – человеческой цивилизации.

p, blockquote 4,0,0,0,0 —>

Лев Гумилев, как многие книгочеи, мудрецы и мыслители всех времен, оказался практически в том самом Арканаре, созданном Стругацкими. Человек с Terra Futura среди «колонии простейших». Именно эта картина теперь, после посещения его музея-квартиры, очень ясно стоит перед глазами. Великан, атлант мысли и духа, заброшенный неведомым экспериментатором именно в то время и то место, где спасение могло быть, пожалуй, только в Слове.

p, blockquote 5,0,1,0,0 —>

Мемориальная доска, посвященная Л. Гумилеву

Помните, у его великого отца, поэта Николая Гумилева, в одноименном стихотворении («Слово»):

p, blockquote 6,0,0,0,0 —>

«В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это – Бог».

p, blockquote 7,0,0,0,0 —>

Для нашего человека, по Гумилеву-младшему, — евразийца, слово всегда было сакральным, взрывающим и преобразующим любую реальность. Даже в сталинских лагерях Лев Николаевич украдкой на оберточной бумаге писал свои мысли-слова к будущей диссертации «Древние тюрки. История Срединной Азии на грани Древности и Средневековья (VI–VIII вв.)». И за его плечами тогда, так или иначе, стояли Николай Гумилев и Анна Ахматова – родители, ангелы-хранители и, конечно же, муза – «кусочек божьей милости» (аллюзия на тех же Стругацких). Кусочек… – дары волхвов, россыпь милости Бога в мире, где Бога, казалось бы, нет…

p, blockquote 8,0,0,0,0 —>

Первая половина XX века, когда родились и проходили свою инициацию многие наши любимые поэты и писатели, будущий философ Лев Гумилев был этим Богом поцелован и одарен, однако цена этого подарка традиционно для России оказалась титанически несоизмерима силам человеческим. И посему в ту пору появилось немало сверхлюдей, пассионариев, таких, какими, безусловно, были и его родители, и он сам. И этот неумолимый пассионарный задел влёк их вверх, по ступеням духа.

p, blockquote 9,0,0,0,0 —>

Лестничный пролёт, парадная музея Льва Гумилева

В этой единственной за всю жизнь собственной квартире философ прожил лишь последние пару лет, в самом начале 90-х.

p, blockquote 10,0,0,0,0 —>

Интерьер одной из комнат

Небольшая двухкомнатная квартира, преобразованная в музей, ценна книгами, статуэтками, памятными сувенирами. Сразу при входе в кабинет – портрет создателя теории этногенеза и как иллюстрация к труду всей жизни – диаграмма, график изменения пассионарного напряжения этнической системы.

p, blockquote 11,1,0,0,0 —>

Портрет Льва Гумилева

Рабочий стол у окна, выходящего во двор, масса вещиц на нем, у каждой из которых – своя интереснейшая история.

p, blockquote 12,0,0,0,0 —>

Рабочий стол историка

Пепельница – подарок матери

Подробнее обо всех экспонатах можно узнать из аудиогида, – за каждой, даже самой маленькой деталью интерьера, скрывается большая история.

p, blockquote 13,0,0,0,0 —>

Записка в ящике письменного стола (ревностным служителям НКВД посвящается…)

Барельеф с изображением Анны Андреевны Ахматовой (традиционно в профиль)

Небольшой коридорчик также наполнен воспоминаниями – о семье, о литературе.

p, blockquote 14,0,0,0,0 —>

Фотография из семейного альбома

Отец, мать и сын

Лев Николаевич Гумилев в молодости

Посетители могут посмотреть фильм о жизни и судьбе знаменитого писателя, историка, тюрколога, искавшего Хазарскую Атлантиду.

p, blockquote 15,0,0,0,0 —>

Сейчас принято довольно легко говорить о тех временах, когда Лев Николаевич трудился чернорабочим за неимением возможности получить образование (дворянским сынам в СССР сие было не положено) и выезжал в экспедиции скорее от безысходности. Ведь именно испытания и новые земли подтолкнули его к мысли о теории пассионарности… 14 лет лагерей, может быть, и выковали из Льва Гумилева скалу… но кто из нас хотел бы лично поучаствовать в подобном квесте «Как закалялась сталь»?

p, blockquote 16,0,0,0,0 —>

Ведь наша «благодарная» история даже его отца, расстрелянного по делу Таганцева в числе многих филологов, геологов, художников и правоведов, не удостоила отдельного музея. Здесь, в стенах квартиры его сына, есть небольшая экспозиция, посвященная десяткам убиенных по этому делу русских ученых, интеллектуалов, достойнейших людей своего времени.

p, blockquote 17,0,0,1,0 —>

Экспозиция, посвященная `Делу Таганцева`

Часть экспозиции по `Делу Таганцева`

Эта удивительная черта нашего общества – не любить ни людей интеллектуального труда, ни людей труда физического, не уважать в человеке просто Человека в последние годы вновь усугубилась, выгибая, ломая хребты… Как, помните, у Мандельштама – еще одного убиенного прошлым веком гения:

p, blockquote 18,0,0,0,0 —>

«Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?»

p, blockquote 19,0,0,0,0 —>

Дал бы Бог, чтобы кровавым векам в истории человечества настал уже предел. Во имя этого творили великие Художники, во имя будущего Лучшего человечества, во имя Человека достойного, доброго, светлого, Человека из мира Полдня Стругацких, из мира восточных мифов, той же религии Бон, которую изучал Лев Гумилев, и писал, что «наиболее энергичные и честолюбивые персоны искали выход, хотя бы психологический, из безвыходного положения, в которое их поставила историческая судьба. Лев Николаевич такой выход в своей тяжелейшей судьбе отыскал, оставшись Человеком мыслящим, приблизившись к Творцу, создав свои миры света и смыслов.
И, конечно же, приобщиться к этому величию можно только через его книги, его музей, который обязательно стоит посетить, чтобы вдохновиться.

p, blockquote 20,0,0,0,0 —>

Кухонные часы с кукушкой

Кухонные часы с кукушкой – еще один символ, и уходящего времени, и дома, которого был лишен Лев Николаевич, но который может создать каждый из нас, наполнив этот свой дом музыкой, тихими разговорами о литературе, истории, антропологии, любви…

p, blockquote 21,0,0,0,0 —>

p, blockquote 22,0,0,0,0 —> p, blockquote 23,0,0,0,1 —>

Музей-квартира л.н. гумилева в санкт-петербурге

В Петербурге много адресов, так или иначе связанных с жизнью и деятельностью ученого-энциклопедиста Льва Николаевича Гумилева, но есть одно место, которое особенно притягивает: это Музей-квартира на втором этаже дома № 1/15 по тихой Коломенской улице. В этой двухкомнатной квартире Гумилев прожил последние два года жизни. В гостиной-кабинете ничего не изменилось: на стенах рядом с фотографиями родителей висят картины и составленный им график «Изменения пассионарного напряжения этнической системы», а также коврик, подарок из Баку. До недавнего времени музеем заведовала Марина Георгиевна Козырева, друг семьи Гумилевых.

С.В.Данилин. Портрет Л.Н.Гумилева. 1991 год

Желание написать о Марине Георгиевне возникло давно. Тогда в день рождения Льва Николаевича я пришла в его квартиру уже не в первый раз, зная, что двери будут открыты для всех желающих и после 18 часов. Предчувствие, что в этот день произойдет что-то особенное, не обмануло. Несколько человек уже сидели за большим столом, и я присоединилась к ним. Мы не были знакомы, но были не случайными гостями. Нас связывала друг с другом память о семье Гумилевых. Кого-то больше интересовал Николай Степанович, а кто-то расспрашивал об Анне Андреевне. Я же пришла ради их сына. Нужно отметить, что Марина Георгиевна знает о Гумилевых все. Ею подготовлена автобусная экскурсия «Николай Гумилев и Таганцевское дело» по местам памяти Николая Гумилева, и лучше, чем она, о Гумилевых не расскажет никто. Когда все разошлись, я сказала Марине Георгиевне, что хочу написать о ней. Она чуть заметно покраснела: «Обо мне? А что обо мне писать?»

Читайте также  Балет «пламя парижа» в михайловском театре

Наша первая встреча, о которой Марина Георгиевна не может помнить, состоялась лет десять назад. Тогда я слушательницей курсов «Университет Петербурга» краеведческого центра РОО «Институт Петербурга» впервые переступила порог квартиры Льва Николаевича. Нужно сказать, что его вдова Наталия Викторовна Гумилева (урожд. Симоновская) подарила квартиру городу с целью создания в ней музея, и в 1994 году уехала в Москву. Она коренная москвичка, страдала астмой и плохо переносила наш сырой климат.

Будущие супруги познакомились, имея солидный жизненный опыт, ей было за сорок, ему — за пятьдесят. Он пережил тринадцать лет лагерей, дошел дорогами войны до Берлина. Наталия Викторовна была художником-графиком, автором иллюстраций к 28 книгам. В 1967 году она приехала к нему в Ленинград и поселилась в его маленькой комнате большой коммунальной квартиры в окраинной части города в конце Московского проспекта. Она стала для него всем и, как жены декабристов, полностью посвятила себя мужу.

Интерьер Музея-квартиры Л.Н.Гумилева (Коломенская ул., 1/15)

В подъезд этого дома на Коломенской улице Наталия Викторовна вошла в 1990 году с ордером на осмотр квартиры одна. Лев Николаевич лежал в больнице, здоровье его было подорвано. Их дом на Б.Московской ул., 4, где у них была большая комната и одни соседи, находился рядом, стал нуждаться в срочном капительном ремонте, вызванным строительством новой станции метро. Гумилева в первую в его жизни отдельную квартиру привезли из больницы.

Итак, в квартире Гумилевых нашу небольшую группу встретила Марина Георгиевна. Несмотря на то что в прихожей на вешалке висели пальто и шляпа хозяина, его самого уже давно не было. Мы прошли в большую комнату, служившую хозяевам одновременно гостиной и кабинетом, и разместились. Кто-то устроился вокруг стола и на мягком диване, кто-то на легких табуретах, приготовленных специально для посетителей, а я села в кожаное кресло, и первый раз в жизни, находясь в музее, подумала: «Вот мы и пришли в гости к Льву Николаевичу».

Обстановка была домашняя. Марина Георгиевна рассказывала о Льве Николаевиче и Наталье Викторовне (1920-2004), об их любимце дворняге по кличке Алтын. по характеру он был очень независимым псом и сам выбирал маршруты своих прогулок. Показывала она документы, рассказывала историю некоторых семейных реликвий, фотографий, делилась своими проблемами. Музей тогда существовал на общественных началах. Наталья Викторовна присылала из Москвы деньги на оплату по коммунальным счетам, а верный друг Марина Георгиевна обивала пороги учреждений, пытаясь воплотить ее мечту и официально зарегистрировать музей. Напомним, это было в середине 1990-х годов. Меня поразила сила характера это хрупкой женщины. Мы заглянули в спальню и на кухню. Внутренне убранство квартиры ничем не отличалось от наших квартир и квартир наших родителей. Скромная мебель, старинная вперемежку с советской, теперь ее уже нельзя назвать современной, дефицитные в свое время книжные полки, заставленные книгами. Обычная обстановка дома семьи научного сотрудника.

Потом я бывала в этой квартире еще несколько раз, но однажды Марины Георгиевны не оказалось. Нас по-доброму встретили, но тем не менее возникло чувство огорчения и неловкости. Подобное чувство возникало раньше, когда телефонов не было. Отправившись к кому-нибудь из знакомых узнать о жизни, делах и здоровье и не застав хозяев дома, приходилось оставлять записку. Дескать, были, хотелось бы встретиться, у нас все в порядке, а как у вас?

За прошедшие годы здесь многое изменилось. Музей-квартира Льва Николаевича в 2004 году стал филиалом Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Научные сотрудники привнесли музейное решение, и в бывшей спальне теперь проходят временные выставки. Экспонаты размещены с использованием современного оборудования. В прихожей с большого экрана монитора звучит голос Льва Николаевича. Он теперь продолжает беседовать с экскурсантами-гостями, как делал более двадцати лет назад при записи этих программ для телезрителей. В музее проходят вечера-презентации на разные темы, вечера памяти Наталии Викторовны и Льва Николаевича. Марина Георгиевна — душа этих вечеров, а еще при ее непосредственном участии были составлены и изданы «Воспоминания о Л.Н.Гумилеве», сборник литературного наследия Льва Николаевича и его переписка с матерью, опубликованная в журнале «Звезда» (2007/8) «Милая, дорогая мамочка… — дорогой мой сынок Левушка…» (1950 — сер.1954) и др.

В книге отзывов трогательные послания со словами благодарности, оставленные посетителями из Татарстана и Республики Саха (Якутия), Кореи и Японии, Казахстана, Крыма и Бурятии, а также из Москвы, Львова, Н. Новгорода, Ханты-Мансийска, Норильска, где он отбывал срок, и из других мест. Жаль, пока не осуществилась мечта Марины Георгиевны об освобождении соседней маленькой квартиры под нужды музея.

Нужно сказать, что музейщиком Марина Георгиевна стала не случайно потому, что она — преданный семье Гумилевыхх человек. Она кандидат географических наук и известный краевед, с 1983 года внештатный сотрудник Музея истории города. Раньше она занималась XIX веком.

Козырева продолжает изучать историю семьи знаменитого геодезиста и картографа Ф.Ф.Шуберта — создателя одного из самых подробных планов Петербурга XIX века. Она один из авторов сборников «Улицы рассказывают» и «Немцы в России: на перекрестке культур» // Академик Ф.И.Шуберт в Петербурге : новые материалы». Последняя ее публикация была в журнале «История Петербурга» (2011/6) — статья «И никогда не будет мной забыт огромный дом…» (Васильевский остров, 6-я линия, 17). Васильевский остров — особая любовь Марины Георгиевны. Известный радиожурналист В.М.Бузинов, автор книги «Десять прогулок по Васильевскому», посвятил ей несколько строк, полных благодарности и внимания к деятельности историко-краеведческого клуба «Васильевский остров», который возглавляет М.Г.Козырева.

— Марина Георгиевна расскажите, пожалуйста, когда вы познакомились с Львом Николаевичем.

— Нас познакомил мой будущий муж. Я была студенткой, мы встретились в экспедиции в Казахстане, нас сблизили стихи Николая Гумилева, которые оба любили. По возвращении в город мы шли как-то по коридору Главного здания ЛГУ, и он вдруг спросил, не хочу ли я познакомиться с Львом Николаевичем Гумилевым. Я тут же сопоставила фамилию с отчеством и сказала, что хочу. Лев Николаевич шел нам навстречу и мы познакомились. В разговоре речь зашла о том, что я занимаюсь немецким языком, и Лев Николаевич спросил, не смогу ли я помочь ему перевести с немецкого книгу о древних верованиях монголов. Раз пообещала, я сделала, но переводить мне было совсем не интересно. Когда я принесла показать, что у меня получилось, Лев Николаевич стал так интересно и увлеченно рассказывать, что над второй частью перевода я работала уже с большим удовольствием. У него был удивительный дар рассказчика, он также захватывающе интересно и образно читал свои лекции. Лев Николаевич считал, что историю преподают неправильно. Нельзя изучать один народ отдельно от другого или заучивать даты. Для него история — это ларец с разноцветными клубками ниток, если начать их постепенно доставать и вплетать одну нитку в другую, то получается красивый узор.

— А теперь подробней о себе, своих родителях и муже…

Создатели Музея М.Г.Козырева (слева) и Т.П.Беликова

— Мои родители — ученые и учились в нашем университете. Мама — Полевая Наталия Иосифовна, геолог-геохимик, доктор наук и мать-героиня (5 детей). Я пошла по маминым стопам, закончила геологический факультет. Отец (отчим) — Мурин Андрей Николаевич, радиохимик, доктор наук, профессор, заслуженный деятель науки, был деканом химфака и до последних лет жизни — заведующим кафедрой радиохимии в Университете.

Муж — Козырев Александр Николаевич, также окончил наш университет, астрофизик, кандидат наук, работал в университете и в Физико-техническом институте им.А.И.Иоффе. В годы перестройки увлекся социологией и активно участвовал в Народном фронте. А Льва Николаевича он хорошо знал, так как его отец — известный астрофизик Николай Александрович Козырев — сидел вместе с Гумилевым в Норильске. Лев Николаевич часто приходил в квартиру (в которой мы и сейчас живем) к его отцу, и он нередко присутствовал при беседах отца с Гумилевым.

— Вы были коллегами, как вам работалось с ним?

— Мы со Львом Николаевичем не были коллегами, мы просто работали в одном институте. Но я бывала у него дома до того, как перешла из Горного института в Научно-исследовательский географо-экономический институт ЛГУ, когда там открыли лабораторию определения возраста радиоуглеродном методом, и это как раз по моей геохимической специальности. И мы часто встречались и в институте, и у него дома. А когда он женился, то мы с Наталией Викторовной подружились, тем более, что мы обе — Водолеи.

— Каким он был преподавателем, экзаменатором, как относился к студентам?

— К студентам он относился по-доброму и с пониманием. Никогда не «валил» на зачетах и экзаменах, мог иногда слегка поиздеваться над лентяем, но потом все равно ставил зачет или оценку. И очень ценил любознательных и интересующихся его предметом.

—- На ваш взгляд, что он ценил в людях?

— Одержимость наукой и широту знаний.

— Сейчас, когда музей находится под опекой, вы спокойны за его будущее?

— Кто наиболее частые посетители музея? Какая встреча для вас стала наиболее памятной?

— Трудно выделить: студенты, пенсионеры, люди, знавшие Льва Николаевича или слушавшие его лекции, и люди, узнавшие Гумилева по его книгам. Приятно, что приходят студенты (то есть молодежь) с пониманием того, куда и зачем они пришли

Читайте также  Какая будет осень в спб в 2019? погода и мероприятия

— Что вас заботит, что беспокоит в настоящее время?

— Пока главное — достойно провести 100-летие со дня рож­дения Льва Николаевича.

— Что бы вы пожелали читателям?

— Читать блестящие книги и статьи Льва Николаевича и научиться понимать, как и для чего мы живем.

В заключение хочется сказать несколько слов об одном событии — новинке этого театрального сезона — спектакле «Зачем было столько лгать?» Маленького театра Фонтанного дома. В основе спектакля лежит ранее опубликованная переписка Льва Николаевича с матерью и любимой женщиной, фрагменты из дневников. Постановка режиссера Л.Артёмовой, в ролях актеры двух составов Т.Колесникова, Е.Мигунова, А.Смирнова, Д.Белькин и А.Чередник. Особенное впечатление производил этот спектакль в интерьерах гостиной квартиры на Коломенской. Драматическая история любви и сложность человеческих взаимоотношений в контексте реальных событий советской действительности начала 1950-х годов. Он страстно полюбил, а она не отвечала взаимностью, но и не отвергала его. Он обожал свою, жившую поэзией растерянную мать, а она заботливо присылала посылку с необходимыми ему книгами, но без единой строчки для него. Любимые им женщины страдали на свободе, боясь сделать неверный шаг, а он мучился непониманием в неволе. Страшное время, калечившее тонкие ранимые души, передано с удивительной достоверностью.

Альмира Тагирджанова

Музей-квартира Л.Н.Гумилева (Санкт-Петербург)

Музей-квартира Л.Н.Гумилева находится в Санкт-Петербурге по адресу — Коломенская ул., д. 1/15 кв. 4 (домофон). М. «Владимирская», «Достоевская», «Маяковская» и «Площадь Восстания»

Тел. и факс: 571-09-52

Часы работы: вторник-суббота – 11.00-18.00 (касса – до 17.00); выходные дни – воскресенье, понедельник.

Музей-квартира известного ученого — историк, географ, тюрколог, этнолог, создатель «пассионарной» теории этногенеза.

Последние два с половиной года своей жизни (январь 1990 – июнь 1992) ученый прожил в квартире № 4 дома № 1/15 по Коломенской улице (угол Кузнечного переулка), на втором этаже большого четырехэтажного старого доходного дома.

После смерти Гумилева его вдова переехала в Москву передала эту квартиру городу для создания в нем мемориального музея. В 2004 году музей получил статус филиала Государственного музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме Квартира на Коломенской улице – первая отдельная квартира Гумилева. А до этого были чужие «углы», более 13 лет тюрем и лагерей, а позже – комнаты в «коммуналках».

Однако эта квартира досталась ему не за его заслуги. В конце 1989 года в связи со строительством новой станции метро «Достоевская» дом, в котором жил Гумилев, подлежал расселению, и тогда-то он и получил первую (и последнюю) в своей жизни отдельную квартиру. Правда, ученый был уже очень болен, и жить ему оставалось недолго.

Квартира на Коломенской улице сохранила яркий отпечаток личности ученого. Здесь немногое изменилось после его смерти. Главной мемориальной зоной в квартире является кабинет-гостиная . Здесь сохраняются вещи Гумилева, его научная библиотека, некоторые привычные и любимые предметы обстановки, перевезенные из коммунальных квартир на Московском проспекте и Большой Московской улице. Это и первый письменный стол Гумилева, купленный им в «комиссионке» в 1957 году, и выброшенное кем-то на помойку старинное кресло и отреставрированное соседом, самодельная книжная полка, подаренная ему первыми соседями, настольная лампа, собранная из разных деталей, бумажный абажур, разрисованный женой Гумилева. А вот типовая «стенка» и другая мебель, купленная уже для этой последней квартиры, создают типичную обстановку, характерную для интеллигентных квартир конца советской эпохи. В этой квартире Льву Николаевичу не пришлось много работать. Здесь он завершил свою последнюю книгу «От Руси до России», которая уже после его смерти была отмечена премией «Вехи» и рекомендована как факультативный учебник по истории для 8—11 классов средней школы.

Но сюда к нему постоянно приходили ученики, журналисты, телевизионщики и просто гости. Он рассказывал им о своих научных идеях, давал интервью, отвечал на вопросы. На стене кабинета висит схема-график «Изменение пассионарного напряжения этнической системы», иллюстрирующий основные положения его «пассионарной» теории, которую он создавал более 30 лет. Этот график Гумилев приносил на свои увлекательные лекции и доклады. До последних дней жизни на первом месте для Льва Николаевича была его наука, а потому даже последние фотографии запечатлели его у письменного стола. Но и в этой последней квартире, где он жил уже признанным мэтром, признаваемый многими, прошлое не отпускало Гумилева, и в ящике письменного стола сохранялась записка, написанная на библиографической карточке: «Начальник! Шмоная, клади на место и книг не кради!». Вторжения государства были постоянным фоном в жизни Гумилева.

На письменном столе под стеклом — целая «экспозиция» из цветных открыток. Это и портреты монгольских ханов Хубилая и Едигея, виды Монголии, монгольские «иконы» с Буддами, стада верблюдов и яков, виды Хивы и Самарканда, иллюстрация к «Житию Александра Невского». В зависимости от темы книги, над которой он работал, Лев Николаевич менял «экспозицию»: для этого у него хранился в ящике стола набор открыток с видами разных стран, городов, монастырей, битв, исторических персонажей. Часто это были просто присланные ему письма-открытки с картинками или цветными фотографиями.

Лев Николаевич хранил в своем доме память о родителях. На стене у письменного стола – семейная фотография, где отец, мать и сын в первый и единственный раз изображены вместе. На обороте фотографии надпись, сделанная для А.И Гумилевой рукой Анны Андреевны Ахматовой: «Дорогой мамочке от Коли, Ани и Левы. Царское Село. 5 апреля 1915». Именно этот вариант получил широкое распространение и часто репродуцировался. Но у Льва Николаевича сохранялась небольшая фотокопия другого варианта: отец обнимает сына и прижимает его к себе, а мать наклоняется к мальчику. На той же стене широко известная фотография Николая Гумилева, присланная Льву Николаевичу в 1986 году ученицей поэта И.Наппельбаум, дочерью фотографа. А чуть выше – портрет Николая Гумилева, написанный в 1960-х годах по просьбе самого Льва Николаевича молодым художником В. Павловым, работавшим тогда в Эрмитаже. Тут же литографический портрет Анны Ахматовой работы Г.Верейского. В квартире сохранились вещи, подаренные Льву Николаевичу матерью, например, так называемая «Персидская миниатюра» на стене у письменного стола. В письме к сыну в апреле 1956 года Ахматова писала сыну в лагерь: “Мне подарили персидскую миниатюру 16 века невообразимой красы. Вокруг нее стихотворная надпись, кажется, позднейшая. Призванный для этого специалист прочел и перевел ее”. Видимо, для сына и матери миниатюра оказалась своего рода материализацией стихотворения отца Н.С. Гумилева “Персидская миниатюра” из его последнего сборника “Огненный столп”:

Когда я кончу, наконец,

Игру в cache-cache со смертью хмурой,

То сделает меня творец

На письменном столе стоит красная китайская пепельница, также подаренная Гумилеву его матерью в напоминание о том, что когда-то оба переводили древних китайских поэтов. На противоположной стене — авторская гипсовая копия барельефа с изображением А.А. Ахматовой, созданного скульптором А.М. Игнатьевым по заказу Гумилева для памятника на ее могиле в Комарове. А под барельефом – веточка дуба в окантовке, дуба из бывшего имения Слепнево, где прошло детство Льва Николаевича. Стоящий на книжных полках солдатский котелок напоминает о том, что Лев Николаевич ушел из лагеря в Норильске на фронт добровольцем и дошел до Берлина. Сохранились наградные листы красноармейца Гумилева, полученные им за взятие некоторых немецких городов и медали «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».

На книжных полках, кроме книг, — множество вещей, главным образом, подарки друзей и почитателей. На стенах гостиной висит несколько картин и акварелей. Среди них — работы латышского художника К. Фридрихсона, бывшего вместе с Гумилевым в заключении, несколько акварелей жены Льва Николаевича — Наталии Викторовны Симоновской-Гумилевой. Около двери — большой портрет самого Л.Н. Гумилева работы художника С. Данилина, написанный в 1990 году. Это единственная вещь, которая появилась в комнате уже после смерти ученого. Портрет находился в мастерской художника, но после смерти ученого Данилин дописал портрет и подарил его вдове. Рядом с кабинетом расположена кухня, которая всегда была любимым местом для отдыха и приема гостей. На этой кухне перебывало множество известных и не очень известных гостей, здесь велись интересные разговоры, а порой разгорались научные споры, но до сих пор многие вспоминают радушную и гостеприимную атмосферу этого дома. В другой части квартиры – произошли изменения, связанные с потребностями музейной работы. В длинном коридоре стоят книжные полки, в том числе и самодельная, сделанная в начале 1960-х годов соседом Льва Николаевича по квартире на Московском проспекте. Здесь хранились черновики его работ, научная, деловая и личная переписка Гумилева с крупными учеными, писателями, друзьями, а также противниками и недругами. На другой стене коридора и в бывшей спальне теперь располагается экспозиция, рассказывающая о жизни Льва Гумилева в лагерях и о жизни его отца – Николая Гумилева, память о котором сын хранил всю жизнь. В музее-квартире можно посмотреть фильмы о Л.Н.Гумилеве, знаменитые «Гумилевские» телевизионные лекции по народоведению, прочитанные им в 1989 году на ленинградском телевидении, прослушать радиопередачи. В музее проводятся также тематические вечера, посвященные не только Льву Николаевичу Гумилеву, но и событиям из жизни его знаменитого отца.

Читайте также  Спектакль «гроза» могучего в бдт: отзывы, фото, билеты

Музей-квартира Л.Н. Гумилева

Лев Николаевич Гумилев – историк, этнолог, писатель, переводчик. Его жизнь была борьбой с системой, но он смог выстоять в этой борьбе и достиг при этом выдающихся успехов. Он подарил миру новый взгляд на историю — легендарную теорию пассионарности. Проникнуться той уникальной атмосферой, в которой жил и работал Л.Н. Гумилев можно, посетив его Музей-квартиру на Коломенской улице Санкт-Петербурга.

Музей–квартира Л.Н. Гумилева – память о великом ученом.

В квартире на Коломенской улице Лев Николаевич прожил всего лишь два последних года своей долгой жизни. Но это были первые два года, не проведенные им в коммуналке. Здесь он принимал своих гостей, обсуждая с ними новые научные теории, экзамены у студентов, пил вкусный чай, который подавала его жена, талантливая художница Наталья Викторовна Симоновская-Гумилева.

Сегодня в небольшом двухкомнатном Музее Л.Н. Гумилева полностью сохранилась та обстановка, которая была при его жизни. Так, все желающие смогут увидеть:

  • уникальную библиотеку, которую долгое время собирал Лев Николаевич;
  • любимые предметы мебели: массивный письменный стол, старинные книжные полки, уютное кожаное кресло;
  • неимоверной красоты настольную лампу с абажуром, которую расписала его жена;
  • китайскую пепельницу, которую подарила ученому мать – гениальная поэтесса Анна Ахматова, в память о совместной работе над переводами трудов китайских поэтов;
  • полотна художников К. Фридрихсона, Н.В. Симоновской-Гумилевой, С. Данилина;
  • семейные фотографии с женой Натальей Викторовной и знаменитыми родителями – Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым;
  • коллекцию открыток под стеклом рабочего стола, которая менялась, и зависела от того с какой тематикой работал Лев Николаевич.

Музей–квартира Л.Н. Гумилева – путь к саморазвитию

Достаточно часто в Музее – квартире Л.Н. Гумилева проводятся вечера, которые посвящены непростой жизни и великому творческому наследию гениального ученого, показывают познавательные фильмы, демонстрируют интереснейшие лекции, которые читал Лев Николаевич. Да и просто увлекательная экскурсия раскроет множество интересных и малоизвестных фактов о жизни и творчестве ученого.

Ознакомиться с другими местами, посвященными не менее талантливым и выдающимся деятелям культуры и науки, которые стоит посетить в Санкт–Петербурге, можно на нашем сайте.

Похожие записи

Тест: Хранители Петербурга!

Мы отобрали 20 самых необычных памятников и мест, которые будет интересно посетить каждому петербуржцу и гостю города!

Белый театр

«Белая гвардия, белый снег, Белая музыка революций». З. Ященко Белый театр – одна из культовых сценических площадок Санкт-Петербурга. История появления театра так же необычна, как его концепция и атмосфера спектаклей.

Тучков мост

Величественный и строгий Санкт-Петербург известен на весь мир красотой своих необыкновенных мостов. Отдельного внимания заслуживает один из главных мостов Северной столицы – Тучков мост. Тучков мост – история создания В.

Музей прикладного искусства

История музея началась в 1876 г. В это время заложили строительство училища технического рисования, которое впоследствии воспитало и выпустило много талантливых деятелей искусства, архитекторов. Строительные работы вели на средства мецената.

Мемориальная квартира Л.Н. Гумилева

Адрес: СПб, ул. Коломенская, д. 1/15
Телефон: +7 (812) 571-0952
Стоимость: полный билет — 50 рубл. (граждане России), 20 руб. (школьники и пенсионеры), бесплатно (льготные категории граждан)

Как добраться от метро: от станций Владимирская / Достоевская пешком по Кузнечному пер., 5 минут;
от станций Маяковская / Площадь Восстания пешком по Пушкинской улице, 10 минут

Выходные: воскресение, понедельник
Часы работы: 10:30 — 17:00

Мемориальная квартира Л.Н. Гумилева, известного ученого-историка, географа, этнолога и тюрколога, находится в доме № 1/15 по Коломенской улице (угол Кузнечного переулка). В этой двухкомнатной квартире старого доходного дома на втором этаже Лев Николаевич Гумилев прожил последние два с половиной года жизни – с 1990 по 1992. Это была единственная отдельная квартира, которую так ненадолго подарила ему судьба.

В 1994 году вдова ученого переехала в Москву, а квартиру оставила для создания в ней мемориального музея. Однако времена оказались неподходящими. Почти 10 лет музей существовал как общественный. Наконец, осенью 2004 года он получил официальный статус и стал филиалом Государственного Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме.

В квартире почти все сохранилось так, как было при жизни ученого. Тем, кому довелось здесь побывать, рассказывают о волнении, которое они испытали при входе в квартиру: «Было такое ощущение, что Лев Николаевич вышел в соседний магазин за папиросами и сейчас вернется». В коридоре — полки с книгами, его восточный халат, записки, рукописи. Через коридорчик — кухня с привычным строем чашек в буфете.

Центром музея является кабинет-гостиная. Мир здесь был устроен так же, как и при жизни хозяина дома: книжные полки, «антикварное кресло», принесенное давным-давно с помойки, и кочующий за ним повсюду огромный старый письменный стол. В центральном ящике стола, поверх бумаг, лежит записка, написанная рукой хозяина и обращенная к непрошенным гостям: “Начальник, шмоная, клади на место, и книг не кради”. Это напоминание о постоянном вторжении государства в частную жизнь нестандартной личности, не вписывающейся в рамки «советского человека». А под стеклом на письменном столе разложены открытки-картинки. Время от времени Лев Николаевич менял эту «экспозицию» в соответствии с настроением или темой очередной работы. На столе стоит и старая настольная лампа с самодельным абажуром. Абажур сделан женой Л.Н. Гумилева и расписан ею рисунками, напоминающими пазырыкские ковры, хранящиеся в Эрмитаже. В 1948 году Лев Николаевич работал в археологической экспедиции на Алтае, на раскопках курганов в урочище Пазырык.

И как часть его невероятной и полной лишений жизни (почти 15 лет лагерей) — фотографии и портреты на стене. Вот фотография трехлетнего Лёвы с родителями – единственное семейное фото. Рядом – так называемая “Персидская миниатюра”, подарок матери. В письме к сыну в лагерь в апреле 1956 года Анна Ахматова писала: “Мне подарили персидскую миниатюру 16 века невообразимой красы. Вокруг нее стихотворная надпись, кажется, позднейшая. Призванный для этого специалист прочел и перевел ее”. По-видимому, и для матери, и для сына эта картинка оказалась своего рода материализацией стихотворения Н.С. Гумилева “Персидская миниатюра” из его последнего сборника “Огненный столп”:

Когда я кончу наконец
Игру в сасhе-сасhе со смертью хмурой,
То сделает меня Творец
Персидскою миниатюрой.

Портреты отца, которого он боготворил, всегда были рядом. Один из портретов — карандашный — висел в комнате еще студента Левы Гумилева. Чтобы в тридцатые годы поместить открыто в комнате, которую он снимал вместе с тремя приятелями, портрет расстрелянного отца, надо было обладать и смелостью, и твердыми убеждениями.

На книжных полках, кроме многочисленных книг, главным образом, по истории и географии, есть много разных вещей, принадлежавших ученому. Среди них научная библиотека, некоторые предметы обстановки из его комнат на Большой Московской улице и на Московском проспекте, подарки друзей и почитателей. На полках – кусок норильской руды, той самой, которую добывали заключенные ГУЛАГа, солдатский котелок, с которым Л.Н. Гумилев прошел во время войны до Берлина, наградные листы “красноармейца Гумилева”, полученные им за взятие некоторых немецких городов и две боевые награды — медали «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».

Вторая комната квартиры, бывшая спальня, по контрасту с кабинетом решена с помощью новейших экспозиционных средств. В электронных фоторамках посетитель может увидеть фотолетопись семьи (фотографии Н. Гумилева и А. Ахматовой, Царского Села, Бежецка), надеть наушники и услышать голос хозяина квартиры, в котором слышится отцовская одержимость путешествиями, дерзость мысли, страсть к поэзии, бравада и героизм. На стенах экспонаты как будто перекликаются между собой: Георгиевский крест за боевые заслуги (орденами Святого Георгия 1-й и 2-й степени был награжден отец Николай Гумилев) и медаль «За взятие Берлина» (боевая награда Льва Гумилева), стихи отца и стихи сына. «Мы хотели, чтобы в музее была представлена и история жизни хозяина этого дома, и память о его отце, — говорит директор Музея Анны Ахматовой Нина Ивановна Попова, — ведь для Ленинграда это было очень характерно, обобщающе — дети помнили о расстрелянных и сосланных родителях, хранили бережно какие-то вещи, которые остались как память о близких. Вот эту историю — историю памяти поколений мы тоже хотели показать».

В музее можно также послушать записи лекций Льва Николаевича Гумилева, посмотреть фильмы о нем. Кроме того, здесь регулярно проходят вечера, посвященные не только самому ученому, но и о его отцу – Николаю Степановичу Гумилеву.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: