Магазин яхонт в спб – дом фаберже в санкт-петербурге - JEKATERINBURG.RU

Магазин яхонт в спб – дом фаберже в санкт-петербурге

Ювелирный центр Фаберже,8

Крупнейший в Санкт-Петербурге Ювелирный Центр «Фаберже, 8» расположен в непосредственной близости от исторического центра города, в легендарном месте: именно здесь во времена царской России находились ювелирные мастерские, где создавались истинные шедевры для Императорского Двора.

В Ювелирном Центре «Фаберже, 8» в двух просторных Бриллиантовых залах, Золотом и Серебряном залах представлен широкий и разнообразный ассортимент Императорского Ювелирного Завода «Русские самоцветы», а также ювелирные изделия более 150 других российских и зарубежных ювелирных брендов.

Для особых гостей открыт роскошный VIP -зал, в котором собраны лучшие шедевры от Императорского ювелирного завода «Русские самоцветы». Специальные витрины и профессиональное освещение позволяют рассмотреть тончайшие детали искусной работы и чистые, глубокие оттенки драгоценных камней.

Санкт-Петербург, пл. Карла Фаберже, 8

Ежедневно с 10:00 до 21:00

Более ста лет компания создает истинные шедевры ювелирного искусства, возрождает и развивает традиции знаменитой во всем мире петербургской ювелирной школы.

Особое место в линейке «Русских Самоцветов» занимают изделия, выполненные в традициях великого Карла Фаберже. В 1912 году в объединение «Русские Самоцветы», основанное по указу императора Николая II, вошли крупнейшие ювелирные фирмы царской России, в том числе и мастерские Карла Фаберже. Императорский Ювелирный Завод «Русские Самоцветы» является преемником ювелирных традиций Карла Фаберже и делает драгоценные шедевры в той же стилистике и по тем же уникальным технологиям, которые изобрел гениальный ювелир.

Императорский Ювелирный Завод «Русские Самоцветы» – одно из крупнейших предприятий ювелирной отрасли. Современные производственные мощности и применяемые инновационные технологии позволяют выпускать широкую разнообразную ассортиментную линейку: украшения, столовое серебро, предметы интерьера. В производстве используются исключительно качественные материалы, золото из слитков и натуральные бриллианты. Чистоту и цвет драгоценных камней оценивает геммолог в Центральной заводской лаборатории, имеющей государственную аккредитацию. Качество золота и серебра подтверждает Пробирная палата.

Драгоценные изделия с янтарем от «Русских самоцветов» – это высочайшее качество материалов, непревзойденный дизайн и традиции лучших ювелирных школ.

Мастера «Русских самоцветов» невероятно искусно изготавливают уникальные художественные изделия из лучшего в мире балтийского янтаря, выполненные в классическом и трендовом дизайне. При создании изделий используется только самый качественный янтарь из крупных цельных самородков: именно поэтому он обладает особенным, лучистым сиянием и потрясающим медовым цветом.

Одно из главных направлений Императорского ювелирного завода «Русские самоцветы» –

изысканная серебряная посуда, в которой сочетаются современные технологии и традиции изготовления столовых приборов для Императорского двора и знатных семей.

Гладкое столовое серебро

В аристократических домах принято дарить столовые серебряные наборы как знак безупречного вкуса, внимания и уважения, как пожелание богатства и процветания. Мастера «Русских самоцветов» создают изящные столовые приборы, чайные, кофейные, ликерные и винные сервизы, икорницы, подносы и сосуды для специй, ведерки для шампанского, подсвечники, кубки и серебряные свадебные бокалы.

Особое место занимает линейка с выполненным из цветной эмали узором, известным во всем мире: кобальтовой сеткой. Эта коллекция столового серебра из множества предметов выполнена Императорским Ювелирным заводом «Русские Самоцветы» совместно с Императорским Фарфоровым Заводом.

Серия детского столового серебра поражает богатством выбора и разнообразием дизайнов: малышам понравятся милые зверушки и персонажи из известных мультфильмов. Все изделия выполнены исключительно из натуральных материалов.

Эмалево-филигранная посуда

Компания «Русские самоцветы» возродила и модернизировала старинные эмалево-филигранные техники, по которым изготавливалась драгоценная посуда для знатных семей императорской России.

Драгоценное кружево филиграни создается искусными мастерами «Русских самоцветов». Тонкие проволоки из серебра или золота выкладываются в ажурные узоры. Особое искусство – роспись эмалью по филиграни: художники создают объемные рисунки с изящными цветовыми переходами. Ювелирная посуда в эмалево-филигранной технике создается мастерами высочайшей квалификации исключительно вручную: каждое изделие – уникально.

Тайна сокровищ дома Фаберже

Что скрывает дом на Большой Морской и куда исчезли сокровища Фаберже после его отъезда из Петербурга.

История дома на Большой Морской

Первым владельцем участка дома №24 по Большой Морской улице был колокольный мастер Иван Ферстер. Служил он в Петропавловском соборе, был принят на службу в Россию по личному указанию Петра I. Дом Ферстера сгорел при пожаре в 1736 году.

В 1749 году здесь уже жил портной Мартыну Крыгеру, при котором здесь велась торговля картинами. Тогда же дом выставлялся на аукцион но продан не был. В 1755 году участок приобрёл обер-секретарь Сената Александр Иванович Глебов, который тогда же женился на владелице дома №20 по Большой Морской улице Марии Симоновне Чоглоковой. Спустя полтора месяца она умерла, в память о ней в доме №24 устроили домовую церковь равноапостольной Марии Магдалины.

В 1760 году участок принадлежал переводчику поручику Францу Вернезоберу. Затем — советнице Марье Ивановне Крузе, которая в 1764 году продала его фабриканту галантерейных вещей (ювелиру) Жану Пьеру Адору. В 1774 году здесь работала ювелирная фабрика. Её совладельцем, вероятно, был ювелир Луи-Давид Дюваль, проживавший, по всей видимости, здесь же.

В 1782-1884 годах участок принадлежал золотых дел мастеру Адору, вероятно сыну Жана Пьера. Его звали Иваном Ивановичем. Работы Адора и Дюваля ныне хранятся в Особой кладовой Эрмитажа.

К 1797 году дом №24 был трёхэтажным. В 1800-х годах им владела вдова Адора Анна Абрамовна. В 1822 годах — ювелир Дюваль, один из сыновей или внуков Луи Давида. В 1836 году зданием распоряжалась госпожа Адамс, при которой была увеличена высота третьего этажа.

В 1830-х годах здесь работала книжная лавка Луки Диксона, чрезвычайно популярная у петербуржцев. Ей пользовался А. С. Пушкин. В 1837 году в доме №24 жил родственник М. Ю. Лермонтова Александр Васильевич Хвостов, служивший в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел.

Некоторое время участком владел купец Фейгель. В 1840-х годах — купчиха Анна Ивановна Поцелуева, владелица многих петербургских домов. С 1850 по 1898 год участок принадлежал семье Золотовых. Сначала — надворному советнику Павлу Сергеевичу, затем ротмистру гвардии Владимиру Павловичу. Для П. С. Золотова дом перестраивал архитектор П. Жако.

Карл Фаберже

В 1898 году за 407 000 рублей участок приобрёл санкт-петербургский потомственный почётный гражданин, купец 2-й гильдии Карл Фаберже. В то время Карл Фаберже был оценщиком и поставщиком императорского двора. В 1899-1900 годах располагающееся здесь здание было полностью перестроено по проекту Карла Карловича Шмидта, двоюродного племянника Фаберже. Нижний этаж был предназначен для торгового зала. Отделку фасада осуществила фирма «Кос и Дюрр». Фасад отделан одной породой красного гангутского гранита. Камень обработан разными приёмами, что создаёт впечатление многообразия форм отделки.

Колонны сложной формы высечены из огромных блоков однородного по структуре гранита, но в некоторых местах в них видна свойственная гангутскому граниту полосчатость. Над колоннами помещены плиты особо темного красного цвета. Арки над окнами-витринами сложены из камней клинчатой формы, вытесанными из полосчатой (гнейсовидной) разновидности гранита. Полосчатый узор камня расходится по радиусам от центра арок. Верхние этажи облицованы плитами в мелкоточечной обработке, что придает граниту дымчатый светло-розовый цвет. Наличники окон и другие детали выполнены в фактуре «скалы»и имеют более темный розовый цвет.

На первом этаже нового дома разместился магазин золотых и бриллиантовых вещей, на остальных этажах и в дворовых корпусах устроили мастерские виднейших ювелиров, работавших на Фаберже — Михаила Перхина, Августа Хольмстрема, Августа Хольминга и Альфреда Тилемана — оборудованные по последнему слову техники.

На самом верхнем этаже находилась художественная студия, где трудились выпускники Училища технического рисования барона Штиглица во главе с ювелиром Францем Бирбаумом.

В апартаментах находилась двухэтажная библиотека, обшитые дубовыми панелями кабинет и рабочая комната, будуар супруги Карла, Августы Богдановны.

По словам Е. Фаберже:

«… особенно хороши были… рабочая комната и кабинет, обшитые дубовыми панелями; самой интересной и роскошной была библиотека высотою в два этажа, изящным был будуар» жены Карла Фаберже Августы Богдановны

Для хранения ценностей использовали огромный блиндированный сейф-лифт, берлинской фирмы «Арнхайм», который на ночь поднимали на уровень второго этажа и держали под током.

Читайте также  Город кронштадт: достопримечательности, крепость, форты

Про жирафа

Судовладелец Э.Гюнтер, сахарозаводчик Л.И.Кёниг и ювелир Карл Фаберже дружили между собой и часто бывали друг у друга в гостях. Однажды друзья-миллионеры услышали от Кёнига новость — приятель на днях уезжал на лечение в Африку. Обращаясь к Карлу Фаберже, Кёниг спросил, что ему привезти из жарких стран, и услышал в ответ: «Жирафа».

Через несколько месяцев рано утром на второй этаж к Фаберже заявился растерянный дворник и, посмотрев на потолок, глубокомысленно заявил барину: «Так яму никак не пройтить в ворота !» Фаберже долго не мог понять, о ком и чём идёт речь, и, лишь подойдя к окну, с изумлением и испугом увидел огромную толпу около своего дома на Большой Морской и возвышающуюся над людьми пятнистую шею и голову самого настоящего жирафа, которому действительно было «никак не пройтить в ворота». Кёниг, человек слова и дела добросовестно выполнил просьбу Фаберже. Жирафа со всеми предосторожностями ювелир немедленно отправил в зоологический сад Гельсингфорса«.

Тайники

Фирме Фаберже дом №24 принадлежал до 1917 года. В 1918 году Фаберже уехал в Лозанну.

В 1918 году в доме Фаберже хранилось ценностей на 7,5 миллиона золотых рублей: из них 3 миллиона рублей – уставной фонд товарищества; в 4,5 миллиона оценивались вещи, принадлежащие семье и принятые магазином на хранение. У Фаберже был один из лучших в России сейфов – «блиндированная» (бронированная) комната-лифт; на ночь ее поднимали до уровня второго этажа и держали под током. После Февральской революции, когда в Петрограде начались налеты и грабежи, постоянные клиенты, зная безукоризненную честность Фаберже, стали приносить в магазин свои драгоценности.

После Февральской революции, когда в Петрограде начались налеты и грабежи, постоянные клиенты, зная безукоризненную честность Фаберже, стали приносить в магазин свои драгоценности

В марте 1918 года, после принятия Совнаркомом декрета о защите собственности иностранцев, Карл Густавович сдает свой дом в аренду швейцарской миссии. В доме поселился и посол Швейцарии г-н Одье. Плату за аренду Фаберже не назначал, попросил только принять на хранение шесть чемоданов с вещами семьи и саквояж с драгоценностями.

В конце октября г-ну Одье стало известно о готовящемся на миссию налете, и посол приказал перенести 27 чемоданов (среди них шесть фабержовских) и саквояж с драгоценностями в норвежское посольство, где их оставили под охраной двух швейцарских студентов. Но на вторую ночь налетчики умыкнули из посольства и чемоданы, и саквояж. Нашелся свидетель, который видел, как они уезжали на московском поезде.

Поскольку публику, эмигрировавшую из России, на таможне обдирали как липку, то перед отъездом из страны Фаберже спрятали ценности как в своем доме, так и у доверенных лиц: родственников, друзей, мастеров, слуг.

«Где запрятаны наши вещи» — так был озаглавлен список, составленный Евгением Фаберже в 1927 году

«Где запрятаны наши вещи» — так был озаглавлен список, составленный Евгением Фаберже в 1927 году. В этом документе имена хранителей, местонахождение вещей, их наименование и количество закодированы. Например: «cabin libra, плат. М.К.» Означало, что в тайнике библиотеки находятся украшения (платина с бриллиантами), принадлежащие балерине Матильде Кшесинской.

«cab. — ЦВеты, фигуры — 35, 36, 37, 38». Вероятно, речь идет о втором тайнике в библиотеке, где были спрятаны цветы, выполненные из драгоценных и полудрагоценных камней, и камнерезные фигурки. Цифры — это номера пакетов, всего их было около восьмидесяти.

«soterna — 8 пакетов». Речь идет о подвале петроградского дома, где было замуровано 50 тысяч золотых рублей (22 килограмма).

«Серя — 46 а, б, s, два ключа от магазина». Серя — Сергей Вызов, друг Евгения Фаберже с гимназических времен, содиректор петроградского отделения. Возможно, у него хранились два ключа от потайного сейфа в библиотеке. Вызов умер в начале 20-х годов. Пакеты остались в известном только ему тайнике.

«Алстиф — 21» — александровская тифозная больница, где работал родственник Фаберже. Предположительно этот пакет был спрятан где-то на территории больницы.

«Арту — 34, ], 1, п» — эти пакеты хранились на квартире того же родственника. Фаберже от него ничего не получили. Судьба родственника и доверенных ему пакетов неизвестна.

«Легация -17, 18, 20-украдено». Речь идет о ценностях, спрятанных в швейцарской миссии.

«Казик — 2, 2-50-24, 2-04-00 — пропало». Казик — экономка фаберже. Пятизначными цифрами, вероятно, обозначались крупные или наиболее ценные вещи.

В 1920-е гг. здесь размещались Норвежское консульство и акционерное общество АРКОС, «РуссНорвегоЛес», Онежское русско-норвежское акц. общество (лесоустройство).

В настоящее время в доме №24 продолжает работать ювелирный магазин, который принадлежит совсем другим хозяевам. В торговом зале сохраняются старые дубовые прилавки.

В 1995 году на аукционе Сотбис был выставлен папиросник из двухцветного золота с сапфировой застежкой, имеющий инициалы Альберта Хольстрема (глава ювелирной мастерской, входившей в товарищество) и Фаберже, с инвентарным номером 26662. Когда Татьяна Федоровна Фаберже и Валентин Скурлов по документам семейного архива стали устанавливать его происхождение, то их изумлению не было предела. Папиросник за этим номером находился вместе с драгоценностями… в саквояже, похищенном из норвежского посольства в 1918 году.

Санкт-Петербург. Дом Фаберже. Улица Большая Морская, 24

Дом Фаберже
Адрес: Улица Большая Морская, 24
Архитектор: Карл Карлович Шмидт
Годы строительства: 1899-1900
Стиль: Модерн

Участок нынешнего дома 24 упомянут в «Санкт-Петербургских ведомостях» за 1733 год. В объявлении сообщалось, что «у колокольного мастера Ферстера находятся продажные два изрядные клавесина». В 1720 году Петр I указал принять «в службу свою музыканта Ферстера (Фестера) для играния в колокола на часах, что на шпице Петропавловском в городе». Христофор Ферстер обязался при этом «двух российских учеников на часах играть выучить так твердо, как сам умеет»; налаживал он также и куранты в Петергофе.
Дом Ферстера, конечно, сгорел в 1736 году. Находился он, как видно из допожарного объявления, «недалеко от каменных бань», то есть современного дома 18. Вероятно, участок Ферстера после пожара остался за ним, но он долго не мог построить новый дом. На рисунке из Стокгольмской коллекции дома нет, написано, что у Ферстера имеется только фундамент. Сведения за следующие годы получены из материалов по соседним домам. Дело в том, что поскольку при старой нумерации домов по номеру дома трудно судить, в какой части улицы строение находится, то принято было в купчих и закладных на дома указывать соседей (свё-таки хоть какая-то информация). Так, в 1743 году в купчей на соседний участок современного дома 22 упоминается в качестве соседа «умерший колокольной игры обер-мастер Иван Ферстер!. В 1745 году хозяин участка современного дома 26 в закладной на свой дом назвал соседом колокольного мастера Ферстера без имени, а в 1747 году при продаже дома на участке дома 22 соседкой упомянута «иноземца колокольной игры обер-мейстера Екова Феистова жена вдова Варвара». Скорее всего, это перековерканная фамилия сына Ферстера, унаследовавшего, как это часто происходило, профессию отца. Дом, конечно, уже построили. В 1749 году он принадлежал портному мастеру Мартыну Крыгеру, и там продавались «изрядные» картины. В этом же году дом выставлялся на аукцион, но, видно, не продан, так как в 1755 году «вольной портной мастер Матвей Иванов сын Крыгер» (скорее всего он же Мартын) продал его сенатскому обер-секретарю А.И.Глебову. Говорили что Александр Иванович был сыном священника сам он утверждал что из древнего дворянского рода. Сначала он находился на военной службе потом перешел в гражданское ведомство. Продвижению по службе способствовали покровительства П.И.Шувалова и женитьба в 1756 году на недавно овдовевшей Марии Симоновне Чоглоковой- двоюродной сестре императрицы Елизаветы Петровны. Возможно этот брак способствовал его назначению обер-прокурором Синода. Чоглокова болела чахоткой и через полтора месяца она умерла однако Глебов уже проник ко двору. При Петре III он стал генерал-прокурором. В память о Марии Симоновне для её малолетних детей от первого брака в доме устроили и освятили домовую церковь равноапостольной марии Магдалины.
В 1760 году домом владел «штату генерал-фельдцехмейстера графа Петра Ивоновича Шувалова переводчик поручик» Франц Вернезобер, а в 1764 году новая владелица советница Марья Ивановна Крузе продала дом фабриканту галантерейных вещей (так часто в ту пору называли ювелиров) Жану Пьеру Адору. В 1768 году дом принадлежит солодовнику (фабриканту солода) Адору. В 1774 году в доме размещалась ювелирная фабрика. Возможно, её совладельцем был ещё один ювелир Луи-Давид Дюваль (Дювелл), свояк Жана Пьера, вероятно, тоже живший в этом доме (в 1802 году проживал точно). Непонятно только, кто такой солодовник (фабрикант солода Адоф), который, судя по газетному объявлению, владеет домом в 1768 году. Может быть брат Жана Пьера? Остальные родственники и потомки Адора и Дюваля- золотых дел мастера.
В 1782-1784 годах домом владеет тоже золотых дел мастер Адор, видимо это сын Жана Пьера. Именовался он Иваном Ивановичем.
Работы Адоров и Дювалей хранятся в Особой кладовой Эрмитажа, следовательно, мастера они были первоклассные.
В рукописной «Росписи домов Санкт-Петербурга» самых последних годов 18 века указывается, что домом владеет Одор. На аксометрическом плане 1797 года видно, что дом уже трёхэтажный, справа от него ворота. Судя по табелям домов 1804, 1806 и1809 годов, дом принадлежит в эти годы вдове золотых дел мастера Адора- Анне Абрамовне.
В 1822 году, судя по табелю, домом владеет ювелир Дюваль, возможно, это кто-то из сыновей или внуков Луи-Давида. В 1836 году домом владела госпожа Адамс, при ней увеличили высоту третьего этажа.
В 1830-х годах здесь находилась лавка Луки Диксона, торговавшего иностранными книгами, на которые был большой спрос у читателей пушкинской поры, покупал у него книги и сам Александр Сергеевич.
В 1837 году в этом доме жил родственник М.Ю.Лермонтова Александр Васильевич Хвостов, служивший в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел. Молодой дипломат прослужил уже несколько лет в посольских миссиях в Персии и Америке. Он был давним и стойким поклонником Екатерины Александровны Сушковой. История её отношения с Лермонтовым рассказана самой Сушковой в «Записках», а писатель положил её в основу неоконченного романа «Княгиня Лиговская» (кстати, героиня романа, княгиня Вера Лиговская, жила на Большой Морской улице). В 1838 году Сушкова ответила согласием на очередное предложение Хвостова и стала его женой. Вскоре Хвостов получил назначение на дипломатическую службу, и они уехали из Петербурга.
Некоторое время домом владел купец Фейгель, а по данным на 1844 и 1849 годы владелицей числится купчиха Анна Ивановна Поцелуева, видимо, богатая- у неё были ещё дома на Дворцовой набережной и Миллионной улице.
С 1850 по 1898 год дом принадлежал представителям одной семьи Золотовых, сначала надворному (потом коллежскому) советнику Павлу Сергеевичу, потом ротмистру (а позже полковнику, потом генерал-майору) гвардии Владимиру Павловичу. При П.С.Золотове в 1850-х годах дом перестраивал архитектор П.Жако. На архивном чертеже изображено трёхэтажное здание с балконом, аттиком и эркером в правой части- таким же, как в доме самого архитектора на Большой Морской.
Наибольшую известность дом 24 получил в связи со знаменитой ювелирной фирмой Фаберже. Предки этой семьи, гугеноты, бежали в 17 столетии из Пикардии в Германию и почти полностью онемечились там. В 1794 году столяр Петер Карл приехал в Пярну и женился на дочери кожевенника. В 1842 их сын, «Петер Густав Фаберг, Фаберже тож», учившийся в Петербурге, открыл собственную ювелирную мастерскую, где работали три мастера, а также магазин в доме Жако (дом № 11). В 1854 году бриллиантовых и золотых дел мастер Густав (уже Фаберже) числился напротив, в доме Руадзе.
В 1846 году у Густава Фаберже, женившегося на Шарлотте Юнштедт, дочери художника, родился сын Карл Петер- будущий наследник фирмы. Другой сын, Агафон, был художником и механиком. Карл Фаберже учился в Анненшуле, затем изучал ювелирное дело в Германии, Франции, Италии и Англии. В 1872 году он возглавил фирму, так как отец последние годы жизни провёл в Дрездене. Отделения фирмы открылись в Москве, Одессе, Лондоне. Помимо изделий из золота и драгоценных камней, мастерские фирмы выпускали столовые, туалетные, письиенные приборы и различные предметы из серебра, полудрагоценных камней, эмали. Особенно славились пасхальные яйца с сюрпризами, идей которых принадлежала Агафону. Эти изделия на художественных выставках получали высокие награды.
В 1898 году санкт-петербургский потомственный почетный гражданин, купец второй гильдии Карл Фаберже купил у генерал-майора Золотова за 407 тысяч рублей участок на Большой Морской улице, 24 (до него этим домом уже владели два золотых дел мастера). К этому времени он уже стал оценщиком и поставщиком императорского двора.
В 1899-1900 годах здание полностью перестроили по проекту крупного столичного архитектора Карла Карловича Шмидта, двоюродного племянника К.Фаберже. Отделку фасада производила фирма «Кос и Дюрр». Фасад решен в стиле модерн с использованием мотивов средневековой архитектуры. Сложные по форме колонны и большие витринные окна выделяли нижний этаж, предназначенный для торгового зала. Арочные проёмы, высокий готический щипец и гранитная облицовка придавали зданию парадность и своеобразие, соответствовавшие известности владельцев. Фасад отделан одной породой красного гангутского гранита, но разные приёмы обработки камня вызывают впечатления чрезвычайного многообразия форм.
Фирме Фаберже дом принадлежал вплоть до революции. На первом этаже размещался торговый зал, в верхнем этаже пятнадцатикомнатная квартира хозяев. По словам Е.Фабарже, «особенно хороши были рабочая комната и кабинет, обшитые дубовыми панелями; самой интересной и роскошной была библиотека высотою в два этажа, изящным был будуар» жены Карла Фаберже Августы Богдановны. Парадно оформление главной лестницы со входом под аркой ворот, на ней сохранились кованные перила и прекрасные многоцветные витражи с растительными узорами. Помимо торгового зала в здании находились бухгалтерия, студия дизайнеров и скульпторов, в нескольких комнатах разместились собрания моделей, образцы эмалей, витражи с растительными узорами. В здании находились также основные мастерские, которыми руководили М.Е.Перхин, Г.И.Вигстрем, А.Тилеман, Я.А.Армфельд.
Уникальный сейф находился под током и на ночь поднимался на сторой этаж. Однако даже это не помешало «умельцам» ограбить его в 1918 году.
У Фаберже, ставшего придворным поставщиком не только русского, но почти всех иностранных дворов, даже короля Сиама, работали первокласснве мастера Ф.П.Бирнбаум, Ю.Раппопорт, Ахольстрем, Г.Эберг (последний жил в этом же доме). Общее число мастеров, работавших в фирме и её филиалах, превышало шестьсот человек. На должности художников- «учёных рисовальщиков»- он приглашал лучших выпускников Центрального училища технического рисования барона Штиглица, прошедших стажировку за границей.
Четыре сына К.Фаберже, способные художники, учились в Петербурге. Все они руководили отделениями фирмы: Евгений и Агафон- в Петербурге, Алекчандр- в Москве, а Николай- в Лондоне.
О ювелирах, гнавшихся за ценой изделия К.Фаберже говорил, сто они «торговцы, а не ювелиры-художники. Меня мало интересует дорогая вещь, если цена её только в том, что насажено много бриллиантов и жемчугов». Фирма славилась серебряными и каменными фигурками-статуэтками без драгоценных камней. Изделия Фаберже хранятся в Эрмитаже, Оружейной палате, в крупнейших музеях и частных коллекциях всего мира.
Около двухсот произведений фирмы Фаберже экспонировались на состоявшейся летом 1989 года выставке в Елагином дворце.
В 1910-х годах К.Фаберже избирался одним из старейшин Санкт-петербургского немецкого осбрания. В 1918 году он уехал за границу. С Александром Карловичем, жившем в Москве на Пречистенке (Кропоткинская улица, 13), по-видимому, водил знакомства М.А.Булгаков, и его квартира послужила прототипом квартиры ювелирши Фужере в романе «Мастер и Маргарита». Уехавшие несколько позже отца Александр и Евгений, в 1923 году организовали в Париже фирму «Фаберже и Ко». Магазин фирмы существует до сих пор, но теперь у него другие владельцы.
Агафон Карлович, крупный знаток камня, уже после революции вместе с академиком Ферсманом был членом комиссии, описывавшей Алмазный фонд СССР. В 1918 году он открыл в доме 16 на Большой Морской улице антикварный магазин, вскоре закрытый. В 1927 году он с семьёй ушел в Финляндию по льду Финского залива. Его сын Олег жил и недавно умер в Хельсинки, ювелирным делом не занимался. В 1918 году в этот дом переехала швейцарская миссия. В доме ещё хранилась тогда коллекция картин, скульптуры и других произведений искусства, собранная Евгением Фаберже. Она была реквизирована в марте 1920 года.
По традиции в первом этаже дома 24 находится ювелирный магазин, в нём до 1962 года сохранялись старые дубовые прилавки. На фасаде и сейчас можно прочитать надпись «Фаберже».

Читайте также  Память о подвиге – обелиск городу-герою ленинграду

Л.Бройтман, Е.Краснова: Большая Морская улица. Центрполиграф, 2005.

Фаберже — придворный ювелир

Дома Фаберже в Петербурге

Большая Морская улица Санкт-Петербурга была настоящей Меккой для ювелиров. В разное время здесь жили, работали и часто держали свои магазины ювелиры Болин, Бутц, Овчинников, Тилландер. Еще в 1842 году сам Густав Фаберже поселился в доме на Большой Морской, 11.

Дом, спроектированный известным петербургским архитектором Павлом Петровичем Жаком был построен 1837-1838 гг. До начала XX века домом владели наследники архитектора, и с незначительными перестройками он дошел до нашего времени. С 1886 г. в доме Жако была расположена мастерская главного мастера Фаберже, Михаила Евлампиевича Перхина.

Следующий дом семейства Фаберже на Большой Морской — дом 16, построенный в начале 1850-ч годов по проекту Ф. А. Желязевича — первоначально дом Руадзе; позднее принадлежал почетному гражданину И. О. Кононову, затем Н. Н. Гартонгу, шталмейстеру царского двора. Здесь жила семья Карла Фаберже, здесь был открыт магазин, здесь выросли сыновья — Евгений, Агафон, Александр и Николай.

С увеличением фирмы Карл Густавович решает создать своеобразный центр фирмы, с магазином и мастерскими, на той же Большой Морской улице. Для этой цели у полковника В. П. Золотова покупается участок с домом по адресу Большая Морская, 24. Автором проекта нового здания становится архитектор К. К. Шмидт — сын двоюродной сестры Карла Фаберже. Общность интересов связали его с семьей Фаберже. Внимательно изучив все требования владельца, и предложения по созданию нового здания фирмы в Петербурге, архитектор разработал проект постройки четырехэтажного, на подвалах, лицевого дома и четырехэтажных, с подвалами и мансардными этажами флигелей. Строительство шло с 1899 по 1900 гг.

Главный фасад здания, выполненный в англо- готическом стиле, создает незабываемое впечатление и выделяется своей неповторимостью среди разнообразных произведений архитектуры на одной из самых фешенебельных улиц северной столицы.

Тяжелые полуколонны аркады первого этажа из полированного красного граниты подчеркивают готическую легкость и устремленность ввысь фасада следующих этажей, облицованного серо-розовым гранитом, с большими плоскостями окон, заполненных зеркальными стеклами. Фасад завершается треугольными шпицами фронтонов.

Сохранились до нашего времени также и отделка оштукатуренных дворовых фасадов: часть поверхностей рустована, часть обработана “под шубу” декоративной штукатуркой. Дворовые флигели — различной высоты, самый высокий — западный флигель.

В первом этаже нового дома разместили магазин золотых и бриллиантовых вещей, на последующих этажах и в дворовых корпусах устроили мастерские, оборудованные по последнему слову тогдашней техники. Сюда переезжают мастерские Михаила Перхина, Генрика Вигстрема и других выдающихся мастерских фирмы. На верхнем этаже находилась художественная студия, здесь трудились талантливые молодые дизайнеры, выпускники Училища технического рисования барона Штиглица во главе с Франсуа Бирбаумом. В здании разместили администрацию фирмы, здесь же находилась квартира самого Карла Фаберже.

Главный вход на парадную лестницу располагается в торце западного флигеля. Пройдя через ворота лицевого флигеля, под аркой проезда, стены которого облицованы керамической плиткой белого и светло-зеленого цвета, через небольшой тамбур попадаешь на нижнюю площадку парадной лестницы. Сохранившееся почти без изменений “помещение” парадной лестницы освещается тремя ярусами окон с витражами в дубовых переплетах. В двух нижних ярусах среди зелено-голубой листвы — белые цветы, вьющиеся по трельяжным решеткам.

Витражные заполнения третьего, самого высокого яруса изображают небо с легкими облаками розоватого цвета. Ступени лестницы из известняковой плиты, площадки облицованы цветной керамической плиткой сложного рисунка, лестничные ограждения — кованые, металлические, с рисунком в стиле модерн. Прекрытия лестничного помещения и площадок декорированы лепкой. на всех этажах лестницы сохранились первоначальные профильные дубовые двери.
В здании, кроме парадной, имеются еще две лестницы: в юго-западном углу каре и в центральной части восточного флигеля.

После революции дом был перепланирован и перестроен для жилых квартир. Сейчас здесь разместились городская телефонная станция, а на первом этаже — ювелирный магазин “Яхонт”.

Дом недели: Дом Фаберже (Большая Морская, 24)

Дом Фаберже
© Фото: citywalls.ru

Темы дня

  • «Невский маршрут» за август перевез более 2,5 тысяч петербуржцев и туристов на суднах
  • Губернатор Ленобласти Дрозденко решил проблему с вывозом мусора в Антропшино
  • В Петербурге в эксплуатацию ввели проблемный ЖК «Вариант»
  • В Петербурге на КАД около Вантового моста перекроют две полосы

На этот раз мы рассказываем о доме с богатой ювелирной историей, славу которому принес знаменитый Карл Фаберже.

Участок нынешнего дома № 24 по Большой Морской улице изначально принадлежал колокольному мастеру Христофору Ферстеру, которого принял на службу еще сам Петр I в 1720 году для игры в колокола на часах на Петропавловской крепости.

С середины XVIII века более 50-ти лет этот дом принадлежал семье Адор, глава которой был фабрикантом солода, а сын — золотых дел мастером. В особой кладовой Эрмитажа хранятся около 20 вещей работы И. Адора.

В начале 1830-х годов владельцем дома стал еще один ювелир — англичанин Дювелл. В 1836 году дом перестраивал архитектор П. Жако. В 1830-е годы здесь находилась лавка книготорговца Луки Диксона, у которого Пушкин покупал иностранные книги, часто в долг.

Наибольшую известность дом на Большой Мрской, 24 получил в связи со знаменитой ювелирной фирмой Фаберже. В 1898 году петербургский потомственный почетный гражданин, купец 2-й гильдии Карл Фаберже купил его за 407 тыс. руб. у владельца — генерал-майора Золотова. Вскоре была произведена перестройка этого дома по проекту архитектора К.К. Шмидта, двоюродного племянника К. Фаберже. Фасад дома решен в стиле модерн с элементами англо-готического стиля: тяжелые полуколонны из полированного красного гранита первого этажа только подчеркивают легкость и устремленность вверх следующих этажей с зеркальными окнами.

Строительство удалось осуществить всего за два года: 1899-й-1900-й. Дом принадлежал фирме Фаберже вплоть до Октябрьского переворота. Здесь размещались и магазин, и мастерские, и 15-и комнатная квартира хозяев.

В 1918 году Фаберже уехал в Лозанну. Тогда же на первом этаже нового дома разместился магазин золотых и бриллиантовых вещей, на остальных этажах и в дворовых корпусах устроили мастерские видных ювелиров, работавших на Фаберже: Михаила Перхина, Августа Хольмстрема, Августа Хольминга и Альфреда Тилемана, оборудованные по последнему слову техники.

На самом верхнем этаже находилась художественная студия, где трудились выпускники Училища технического рисования барона Штиглица во главе с ювелиром Францем Бирбаумом.

В пятнадцатикомнатную квартиру Карла Фаберже перенесли администрацию фирмы. В апартаментах находилась двухэтажная библиотека, обшитые дубовыми панелями кабинет и рабочая комната, будуар супруги Карла, Августы Богдановны.

В 1920-е годы в доме №24 размещалось Норвежское консульство. В советское время на первом этаже располагался «Ювелирторг», а в 1990-е годы — ювелирный магазин «Яхонт». В настоящее время в доме Фаберже продолжает работать ювелирный магазин, в торговом зале которого сохраняются старые дубовые прилавки.

Сегодня это здание признано объектом культурного наследия регионального значения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: