Тропический лес с обезьянами, анри руссо, 1910 - Тайны со всего мира

Тропический лес с обезьянами, анри руссо, 1910

Анри Руссо (1844 — 1910)

Анри Руссо ( Henri Julien Felix Rousseau — (21 мая 1844 Лаваль – 4 сентября 1910 Париж )
, художнику-самоучке, суждено было сыграть в истории искусства особую роль. Его творчество вызвало интерес профессионалов, благодаря чему был открыт целый пласт в художественной культуре, всегда существовавший, но ранее не привлекавший к себе внимания — так называемое наивное искусство, или искусство примитивов.

АНРИ РУССО . АВТОПОРТРЕТ С ЛАМПОЙ 1900-1903 г.г. Лувр, Париж, Франция

Анри Руссо родился в маленьком городке на северо-западе Франции. Его отец, Жюльен, держал жестяную мастерскую, а мать была внучкой офицера наполеоновской армии.
В школе Анри учился из рук вон плохо. Интерес он проявлял исключительно к поэзии и музыке. В конце концов, юноша завалил выпускные экзамены.

После этого, получив отсрочку от прохождения военной службы, он устроился на низкооплачиваемую должность клерка в юридической конторе. Клерком Руссо работал недолго; вскоре его выгнали на улицу, уличив в воровстве марок и мелочи из кассы (сумма, надо сказать, была мизерной). Дело передали в суд, а Анри записался добровольцем в армию, надеясь на то, что его военная форма сделает судей более снисходительными. Он ошибся. Перед тем, как явиться в часть, Руссо пришлось отсидеть месяц в тюрьме.
Впоследствии художник любил рассказывать фантастические истории, связанные со службой в армии. Говорил, что его вместе с несколькими товарищами посылали в Мексику, а во время франко-прусской войны наградили за отвагу, проявленную при защите Дрё. Между тем, в Мексике он точно не бывал. Все проведенные в армии годы (1864-68) Руссо прослужил кларнетистом духового оркестра 52-го пехотного полка.
После демобилизации он вновь стал клерком — на этот раз в конторе судебного исполнителя. В 1869 году Руссо женился на Клеманс Буатар, дочери торговца мебелью. Супруги были нежно привязаны друг к другу, но им так и не удалось создать большую крепкую семью. Саму Клеманс свела в могилу чахотка. Из семерых родившихся у них детей пятеро умерли в младенчестве, а шестой — в возрасте 18 лет. До зрелых лет дожила лишь одна дочь.
В 1871 году Руссо, благодаря протекции кузена жены, удалось поступить на службу в налоговое управление Парижа. Именно поэтому его и принято называть «Таможенником».

Работа оставляла много свободного времени. Чтобы заполнить его, Руссо начал рисовать — для собственного удовольствия. В сущности, он был самоучкой, хотя и почерпнул кое-какие начальные сведения об искусстве живописи у профессиональных художников. Среди них нужно отметить Феликса Клемана, одно время жившего по соседству с Руссо, и Жана Леона Жерома, любившего разрабатывать экзотические темы. С помощью новых друзей неизвестному таможеннику удалось обзавестись карточкой копииста, дававшей право посещать галереи Лувра, Люксембургского дворца и Версаля. Кроме того, Руссо получил от них ряд практических советов относительно Салона и решил, что настала пора показать свои работы широкой публике.
Здесь мы опять вступаем в область догадок. Если верить Руссо , две его картины были приняты в Салон 1885 года, но их пришлось срочно снять, потому что в первый же день они оказались изрезаны ненормальным зрителем. Этот рассказ никак не подтверждается официальными документами. Гораздо вероятнее, что впервые Руссо выставил свои работы годом позже, в Салоне независимых. Эти работы хорошо известны — особенно «Карнавальный вечер».

Над картинами Руссо, представшими в Салонах независимых, потешались, хохотали до упаду, дивясь самонадеянности простака, решившего состязаться с хорошо обученными профессионалами.

Сам Руссо как будто не замечал в своей живописи отклонений от академической нормы. Он преклонялся перед Бугро и Жеромом, тогдашними кумирами официальных Салонов, и, искренне полагая, что продолжает эту традицию, называл себя «национальным достоянием Франции». Он оказался прав, хотя история предписала ему иную и, пожалуй, более существенную роль, нежели ту, на которую он претендовал

Именно Салон независимых открыл публике имена Сера, Гогена и Сезанна, с которыми, прежде всего, ассоциируется постимпрессионизм. На протяжении четверти века (с 1886 по 1910 годы) Руссо лишь два раза пропустил выставки этого Салона. Столь активное участие в серьезной художественной жизни помогло ему очень быстро почувствовать себя настоящим художником.
К концу 1880-х годов определяются главнейшие темы живописи Руссо. В немалой степени помогла этому Всемирная выставка, состоявшаяся в Париже в 1889 году. Она познакомила посетителей с удивительными культурами самых экзотических народов. Художник был очарован ими, и эхо этого очарования звучит во многих его произведениях.
В 1893 году Руссо вышел на пенсию. Пенсию ему назначили весьма скромную, и время от времени он подрабатывал, развлекая зевак игрой на скрипке. Иногда писал портреты на заказ. Составлял документы для неграмотных. Кроме того, Руссо открыл собственную «школу» (именно так он называл частные уроки в своей крохотной мастерской), предлагая всем желающим пройти у него «курс декламации, музыки и рисования».
Многое значило в судьбе художника его знакомство с поэтом и драматургом Альфредом Жарри, произошедшее около 1893 года. Жарри, увидев и полюбив работы стареющего Руссо, занялся их «рекламой». Он же познакомил Руссо с такими писателями-авангардистами, как Стриндберг, Аполлинер и Малларме.
Постепенно критики стали относиться к странному художнику более серьезно. «Руссо черпает вдохновение из собственной фантазии, — писал один из них. — Он обладает крайне редким в наше время качеством — умением никого не повторять». Почувствовав свою растушую популярность, Руссо принялся устраивать в своей мастерской своеобразные артистические вечера, на которых местные лавочники и его соседи сидели плечом к плечу с художниками, чьи имена сегодня знакомы каждому. На этих вечерах выступал любительский ансамбль (на скрипке в нем играл сам Руссо), читались стихи и показывались другие концертные номера.
Многие художники, желавшие сделать Руссо приятное, устраивали в его честь приемы и банкеты. Хватало при этом и розыгрышей талантливого чудака. Самый знаменитый такой банкет был дан в 1908 году в мастерской Пикассо. Бывшего таможенника собравшиеся поэты и художники усадили на самодельный трон, освещенный китайскими фонариками. Сверху висел транспарант: «Честь и слава Руссо!» Кончилось все веселой попойкой. Разумеется, в этом представлении тоже был элемент иронической игры.

К сожалению, хронически пустого кошелька художника подобные мероприятия заполнить не могли. На закате жизни (в конце 1907 года) Руссо умудрился угодить в еще один судебный процесс. Введенный в заблуждение неким Соваже, он открыл банковский счет на вымышленную фамилию, а затем попытался снять по поддельному удостоверению личности украденные своим подельником и переведенные на этот счет деньги. При этом сам Руссо был уверен в том, что не совершает ничего противозаконного. Никакой выгоды от этой операции он не имел. Адвокат художника, решив убедить суд в наивности своего подзащитного, показал присяжным одну из его картин. После этого Руссо отделался условным наказанием.
Трагическим фарсом выглядели и последние его дни . В августе 1910 года он порезал ногу, поленился обработать ранку, и у него началось заражение крови. Приехавший врач поставил лежавшему в бреду художнику ошибочный диагноз («белая горячка») и отправил его в лечебницу для алкоголиков. 4 сентября Руссо скончался от сепсиса. Нищего живописца похоронили на кладбище для бедняков. Лишь год спустя друзья собрали необходимую сумму и установили на могиле надгробие с эпитафией, написанной Аполлинером.
В 1911 году Вильгельм Уде выпустил книгу, посвященную творчеству Руссо, и организовал в Париже ретроспективную выставку его работ. А в 1947 году его останки были торжественно перезахоронены на родине художника, в Лавале. Пришла посмертная слава.

Читайте также  Какой самый мощный мотобуксировщик?

Его «Муза, вдохновляющая поэта»

(1909, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) по замыслу — аллегорический портрет Аполлинера и его возлюбленной Мари Лорансен. Они представлены в неких райских кущах, Поэт — с его традиционными атрибутами: свитком и гусиным пером, Муза — в «античных» одеяниях и венке, с благословляющим жестом поднятой руки. В намерении придать Музе особую значительность художник сильно увеличил объем ее фигуры, но при этом «небесное вдохновенье» уподобилось толстушке из простонародья. Позы этих коренастых фигур неустойчивы, а жесты неуверенны, как будто им навязали не свойственные им роли. Старательный имитатор салонного искусства, Руссо излагает риторические обороты «высокого стиля» языком уличного просторечья, и его косноязычье выдает некую правду об обветшалости аллегорического жанра.

Анри Руссо по прозвищу
«Таможенник»

По мнению некоторых критиков, Анри Руссо (Henri Rousseau) не был великим мастером. Он даже не учился у профессиональных живописцев. Как только этого француза не называли: начиная от художника-дилетанта и заканчивая страстным гением примитивизма. «Прямодушие, страсть, гений», — вот так отозвался один из исследователей о творчестве Руссо. И всё это «свалилось» на художника-самоучку в один миг, потому что начало было совсем иным.

Анри родился в 1844 году, 21 мая в городке Лаваль, который является департаментом Майена. Мальчик рос в семье сантехника, а став постарше отправился выполнять долг перед родиной. После службы в армии, юноша устроился работать на французскую таможню. Именно там, уже в зрелом возрасте, видимо, имея достаточно времени для саморазвития, Руссо начинает заниматься живописью. И благодаря своей работе получит прозвище — «таможенник».

Впервые свои работы Анри Руссо выставил в 1886 году на «Выставке независимых» и сразу привлек к себе внимание парижского авангарда. С этого и началась его карьера великого художника наивного искусства.

На его творчество обращают внимание не только авангардисты, но и многие другие деятели искусства того периода. В число его почитателей будут входить такие мэтры, как Поль Гоген или даже сам Пабло Пикассо.

Собственно, Пикассо очень любил одно полотно, принадлежащее кисти Руссо, и никогда с ним не расставался. Речь идет о «Ядвиге», портрете женщины в черном платье. История того, как оно попало к известному испанскому художнику, очень проста. «Ядвига» какое-то время лежала в магазине папаши Сулье, и на картину никто не обращал внимания. Как-то раз Пабло, изучая ассортимент, увидел выглядывавшую из-под горы других полотен нарисованную голову женщины и сразу понял — перед ним что-то совершенно новое.

Но шедевр оценил только Пикассо, так как владелец продал его всего за пять франков, заметив при этом, что «…эту дрянь написал художник по фамилии Руссо, но сам по себе холст вполне хорош, и вы смогли бы найти ему достойное применение».

Позднее, уже познакомившись с Пикассо, Анри рассказал ему, что на холсте изображена польская школьная учительница, штора была включена для придания восточного колорита, а пейзаж представлял собой хорошо известный ему район фортификаций вокруг Парижа.

Вообще история с пейзажами, и особенно изображение ярких, диких, наполненных экзотическими животными и растениями джунглей, занимает видное место в творчестве художника. Как пример — полотна «Экзотический пейзаж» или «Обезьяны в апельсиновой роще».

Поистине восхитительная гамма для таможенного служащего, никогда не видевшего ни Американских, ни Африканских экваториальных лесов. Но Руссо любил рассказывать, что во время службы в армии он был в Мексике и именно оттуда почерпнул сюжеты для этих пейзажей.

Апогея его фантазии достигают в картине «Сон». На ней мы видим его излюбленную героиню Ядвигу, спящую на диване прямо посреди джунглей.

Но по другой версии, вдохновение на изображение столь фантастических лесов он находил во время многочисленных посещений ботанического сада в Париже. Так или иначе, но «фантазии» в его творчестве весьма впечатляют, а примитивизм как направление живописи достигает значительных высот.

Как устроена картина Анри Руссо

Анри Руссо. «Муза, вдохновляющая поэта»

К сожалению, этот материал не работает на мобильных устройствах, воспользуйтесь компьютером

По свидетельствам очевидцев, Анри Руссо хотел изобразить своего друга и поклонника Гийома Аполлинера (то есть поэта) и его подругу Мари Лорансен (то есть музу) в конкретном уголке Люксембургского сада. Более того, он настаивал на том, чтобы писать исключительно с натуры: именно так, по его мнению, пристало поступать настоящему художнику. Если современники и младшие коллеги видели Руссо новатором и авангардистом, то сам он всегда считал себя — или по крайней мере стремился быть — академическим живописцем. Тем не менее грань между реальным и воображаемым миром на картинах Руссо, как обычно, стирается до неразличимости: диковинные деревья и плоды из Люксембургского сада близки сказочным, экзотическим пейзажам других его картин («Голодный лев бросается на антилопу», «Заклинательница змей», «Сон», «Ева и змей»). Исследователи также протягивают от пейзажных фонов Руссо ниточку к средневековым шпалерам, которые художник видел в музее города Анже.

Гийом Аполлинер. Фотография 1902 года

Одна из особенностей наивной живописи — четко обведенные контуры предметов и практически полное отсутствие светотени и цветовых градаций. В «Музе, вдохновляющей поэта» эта контурность распространяется не только на прорисовку центральных персонажей, но и на пейзажный фон: так, если художники-профессионалы — как академисты, так и, скажем, постимпрессионисты — писали листву как некую однородную среду, то у примитивиста Руссо зелень оказывается разъята на атомы: каждый лист обособлен от своего соседа и ограничен своим собственным контуром.

Жан Батист Камиль Коро. Лес Фонтенбло. 1846 год

Жорж Пьер Сёра. Воскресный день на острове
Гранд-Жатт. 1884–1886 годы

Руссо говорил, что изобрел новый жанр — портрет-пейзаж. Обоснование предлагалось такое: пейзаж на его портретах — это не просто некий обобщенный фон, ему уделено не меньшее внимание как в процессуальном отношении (художник в самом деле начинал с того, что очерчивал контуры фигур, а затем тщательно и кропотливо работал над пейзажем, возвращаясь к портретной части лишь в последнюю очередь), так и в символическом. С помощью элементов пейзажа Руссо намеревался раскрыть образы портретируемых: в частности, левкои на переднем плане «Музы, вдохновляющей поэта» призваны символизировать горение поэтической души. С ними, правда, случился казус: на самом деле левкои были символом смерти, и, когда об этом рассказали живописцу, ему пришлось делать вторую версию картины — с более подобающими тематике портрета гвоздиками (а для этого долго ждать, пока эти самые гвоздики зацветут, чтобы написать их с натуры).

Анри Руссо. Муза, вдохновляющая поэта. 1909 год

Руссо имел довольно специфическое представление о реализме, сторонником которого себя называл; по воспоминаниям Аполлинера, «прежде всего он измерил мой нос, рот, мои уши, мой лоб, мои руки, все мое тело и очень точно перенес все эти измерения на свое полотно, уменьшая его в соответствии с размером рамы. Я не двигался, с восхищением наблюдая, как трепетно он относился к работе своего воображения, ничему и никому не позволяя вмешиваться в процесс творчества, чтобы не нарушить гармонию рисунка». Той же самой процедуре позже подверглась и Мари Лорансен, что, впрочем, не отразилось на натуроподобии ее живописного образа: современники описывали Мари как изящную женщину с осиной талией, а у Руссо вышло, скажем так, немного иначе. Реакция героев на портрет была разной: Мари Лорансен расхохоталась, когда увидела картину, а Аполлинер сначала был сильно обижен. На вопрос поэта, за что же он так с его подругой, художник ответствовал: «Большому поэту — большая муза!» Изображение самого Аполлинера также не отличалось особенным портретным сходством, однако Руссо, очевидно, удалось ухватить нечто большее, чем внешность: как рассказывал сам поэт, современники неизменно узнавали его в герое картины «Муза, вдохновляющая поэта», несмотря на завуалированное название полотна.

Читайте также  Святое семейство на лестнице, пуссен, 1648

Мари Лорансен. 1922 год

В сущности, «Музу, вдохновляющую поэта» можно назвать парадным портретом — в той степени, в какой понимал этот жанр примитивист Руссо. На это указывают атрибуты портретируемых. Как и цветы, а также другие элементы пейзажа, они призваны рассказывать зрителю о персонажах. В руках у Аполлинера — гусиное перо и свиток, прозрачный намек на его род занятий, тогда как Мари Лорансен облачена в пеплос — одеяние, подобающее древнегреческой музе.

Георг Кристоф Гроот. Великий князь Петр Федорович
и великая княгиня Екатерина Алексеевна. Около 1745 года

Анри Руссо в Grand Palais

Вслед за лондонцами пришла пора и французской публике поглубже узнать основоположника наивного стиля Анри Руссо. В Grand Palais открылась долгожданная выставка «Джунгли таможенника Руссо», художника, отвергнутого некогда публикой и критикой. Из Парижа — СУРИЯ Ъ-САДЕКОВА.

«Господин Руссо пишет ногами, да еще с закрытыми глазами!» — такой поначалу была оценка публики. Зато его горячо любили и всячески поддерживали Пикассо, Аполлинер, чета Делоне, баронесса Этингер и русский художник Серж Фера. Сам Руссо никогда не мучился сомнениями, присущими творческой личности: он был убежден в своей гениальности, никакая критика не могла его в этом разубедить. Он говорил Пикассо: «Мы с тобой самые большие художники современности, ты в египетском жанре, я в жанре модерна». И все же Руссо всегда жаждал признания. Мечтал выставиться на салоне официальном, но стал непременным участником Салона независимых.

Ничто в биографии Анри Жюльена Феликса Руссо не предвещало артистической карьеры. Он родился в семье жестянщика и внучки наполеоновского полковника. Учился скверно и был аттестован лишь по двум предметам: рисунку и музыке. Потом биографы объяснят его неуспеваемость мучениями, порожденными различным социальным происхождением родителей. Трудовой стаж Руссо начался с серых будней чиновника. Переменив несколько скучнейших профессий, Анри Руссо получил место сборщика налогов в одном из торговых портов Парижа, за что впоследствии получил от самого ревностного своего пропагандиста Альфреда Жарри кличку Таможенник. Бурная натура, однако, примириться с однообразным чиновничьим существованием не могла. Он поддался на уговоры некоего Соважо ограбить национальный банк Франции — акция, разумеется, провалилась. Начинающему художнику грозила каторга. Адвокат представил суду несколько работ Руссо: «Разве такой наивный человек,— восклицал он,— может совершить злодейство? Верните его искусству!» Аргумент подействовал. В знак благодарности Руссо обещал написать портрет жены председателя суда.

Искусство обрело художника, который не следовал никаким течениям, не принимал участия ни в каких дискуссиях, не примыкал ни к каким авангардистским течениям. На протяжении всей жизни он оставался верен самому себе, некоей наивной пафосности, которая не покидала его творчество. На автопортрете он изображает себя выше облаков. В начале своей карьеры Руссо писал печальную Сену, портрет деспотичного ребенка, городские сцены. Ни славы, ни денег ему не досталось. Он упрямо пытался достичь главной цели — прославиться, заработать состояние. Его угнетала обыденная рутина. Он мечтал о путешествиях, экзотических странах.

В 1867 году Руссо еще жил в своем родном Анжере, когда там расквартировали остатки от двух побежденных батальонов, вернувшихся из военного похода в Мексику. Он внимательно слушал их рассказы о баталиях, о дикой природе. Через много лет он выдумает историю о том, как провел в Мексике семь лет в качестве военного музыканта. Аполлинер поддержал его авантюрные фантазии. На свет появилась серия картин-воспоминаний «Джунгли». Руссо писал их, никогда не удаляясь от Парижа больше, чем на сотню километров. Он исправно посещал городской ботанический сад, парижский зоопарк, одним из главных источников вдохновения ему служили всемирные выставки 1889 и 1900 годов. Он собрал многочисленные модные в начале века журналы об экзотической природе, откуда черпал свои сюжеты.

Как и все выставки в Grand Palais, экспозиция, посвященная Руссо, размещается на двух этажах. В данном случае это имеет сюжетное оправдание. Жизнь до «Джунглей» и после. Печально серый Париж и буйство жизни в утерянном раю. Его манера письма не меняется, как и его взгляд на жизнь. Для одной, не вышедшей в свет энциклопедии Анри Руссо написал о себе: «Он все больше и больше совершенствовался в изобретенном им самим оригинальном жанре, став одним из лучших реалистических художников». В первой половине жизни он пишет людей такими, какими видит их только он сам. Он не сентиментален, как кажется на первый взгляд, и совсем не наивен, просто он видит глубины человеческого существа, менее гуманного, чем мир обитателей дикой природы. Он пишет картины-притчи о печальном повседневье, разбавленном редкими праздниками. Взгляд его героев безжизнен, часто это люди, лишенные радости и любопытства.

А вот жизнь обитателей джунглей полна страстей, наполнена цветом и светом. Глаза его львов, обезьян, тигров осмысленны, их он очеловечивает и по-настоящему любит. Когда он полюбил своих персонажей, к нему пришла слава, маршаны заинтересовались его работами. Таможенником он остался в прошлом, с которым расстался. Зато легенда о мексиканской авантюре помогла сбыться всем мечтам. Работая над «Джунглями», он обрел внутреннюю свободу, превратившись в большого мастера. Руссо умер в 1910 году, достигнув славы и приблизившись к статусу состоятельного художника.

Национальная галерея искусства Вашингтон (fb2)

Полотно «Четыре танцовщицы» относится к последним творениям художника маслом. В холсте отчетливо чувствуется влияние пастельной живописи, в которой Дега работал последние годы, когда зрение начало ухудшаться.

Жан Эдуард Вюйар (1868–1940) Женщина в полосатом платье 1895. Холст, масло. 65,7×58,7

Французский художник-символист Вюйар вместе с Пьером Боннаром и Морисом Дени входил в группу «Наби», направленность которой была близка искусству модерна и символизма. Он приобрел известность как мастер неожиданных цветовых созвучий, обладающий способностью передавать атмосферу и таинственное обаяние повседневной жизни. Поначалу Вюйар писал только интерьеры, но постепенно стал вводить в них женские фигуры.

На данном холсте женщина в бело-красном полосатом платье составляет неотъемлемую часть интерьера — она и дама в красном на втором плане не нарушают молчаливого бытия вещей. Узоры на нарядах женщин, рисунок фона, орнаментальная декоративность вазы и цветов сплетаются в единое цветовое пространство. Художника не интересует передача портретного сходства моделей, они для него — лишь элемент особого, тонкого, эмоционального мира, где сходятся ритмическая выразительность силуэтов и гармония матовых, вибрирующих красок. Эта картина Вюйара — прекрасный образец искусства символизма, полного скрытого смысла и недосказанности.

Амадео Модильяни (1884–1920) Обнаженная на синей подушке 1917. Холст, масло. 65,4×100,9

Итальянец по происхождению, Модильяни большую часть жизнь прожил во Франции и считается одним из художников так называемой парижской школы. Его работы можно узнать по определенным характерным признакам: гибкие линии фигур, у моделей — узкие вытянутые шеи, склоненные головы, тщательно смоделированы носы, глаза часто написаны без обозначения зрачков.

Читайте также  Троица ветхозаветная, симон ушаков, 1671

Модильяни создавал только портреты, он сумел соединить формальную стилизацию и очевидное сходство. И даже его прекрасные обнаженные женщины — не рафинированные образы, а по сути — портретные изображения натурщиц. Теплая, мягкая световая гамма «оживляет» полотна живописца. Он одним из первых начал изображать ню более реалистично в эмоциональном плане. Именно это в свое время привело к мгновенному закрытию его первой персональной выставки в Париже.

Картины Амедео Модильяни, выполненные в названном жанре, считаются жемчужиной его творческого наследия.

Пабло Пикассо (1881–1973) Семейство комедиантов 1905. Холст, масло. 212,8×229,6

«Семейство комедиантов» принадлежит к так называемому розовому периоду творчества Пикассо, пришедшему на смену печальному «голубому периоду». Художник заинтересовался образами из мира театра и цирка, в его палитре появились розово-золотистые, красноватые и розово-серые тона, а персонажами картин стали бродячие артисты — клоуны, танцовщицы, жонглеры и акробаты из цирка Медрано, где живописец часто бывал и рисовал своих друзей.

Фигуры комедиантов автор поместил в пустынный, лишенный растительности пейзаж на фоне синего неба, покрытого облаками. Слева — похожий на самого Пикассо Арлекин, который держит за руку девочку, рядом с ними — директор труппы — толстяк, облаченный в красное трико и в колпаке шута, справа — два юных акробата. Вся композиция уравновешивается одинокой фигурой сидящей девушки на первом плане. Персонажи статичны, между ними нет никакой внутренней близости. И хотя они вместе, но каждого сковывает холод внутреннего одиночества. Циркачи застыли, будто в ожидании какой-то команды или приказания двигаться дальше. Большинство произведений Пикассо «розового периода» проникнуто духом трагического одиночества и обездоленности.

Анри Руссо (1844–1910) Тропический лес с обезьянами 1910. Холст, масло. 129,5×162,5

Жизнь Анри Руссо можно смело разделить на два этапа: в первом он был никому не известным таможенником, который постоянно рисовал и делал какие-то наброски в любую свободную минуту. Однако в 41 год он твердо решил посвятить себя творчеству. Самоучка Руссо произвел в искусстве своей эпохи подлинную революцию, он привнес в живопись качества, которыми восхищались Пикассо, Дерен, Де Кирико и Вламинк, — непосредственное видение, простоту технического исполнения и наивность. Современники ценили его за колористическое богатство работ и оригинальные сюжеты.

Любимой темой Руссо стало написание экзотических пейзажей — густых тропических лесов с гуляющими по ним хищниками и аборигенами. Интересно отметить, что сам он никогда не покидал пределов Франции и в своих

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: