Софонисба принимает чашу с ядом, рембрандт, 1634 - JEKATERINBURG.RU

Софонисба принимает чашу с ядом, рембрандт, 1634

Музей Прадо (3 стр.)

Харменс ван Рейн Рембрандт (1606–1669) Софонисба принимает чашу с ядом 1634. Холст, масло. 142×154

Рембрандт — выдающийся голландский живописец, рисовальщик и офортист. Его творчество, проникнутое стремлением к философскому постижению жизни, внутреннего мира человека со всем богатством его душевных переживаний, знаменует собой вершину развития голландского искусства XVII века, один из величайших взлетов мировой художественной культуры.

Картина «Софонисба принимает чашу с ядом» является ранним произведением Рембрандта на историческую тему. Римский полководец Публий Корнелий Сципион Африканский, завоеватель Карфагена, победил в союзе с царем Восточной Нумидии Масиниссой царя Западной Нумидии Сифакса. Жена Сифакса Софонисба, дочь карфагенского царя, умолила Масиниссу избавить ее от римского плена. Масинисса, покоренный красотой Софонисбы, взял ее в жены, чем вызвал гнев Сципиона. Желая оправдаться перед Сципионом и спасая Софонисбу от позора, Масинисса послал ей яд.

В облике героини угадывается портрет жены художника Саскии. Софонисба в роскошном одеянии, не скрывающем будущего материнства, в украшениях с жемчугами сидит у стола, покрытого ковром, на котором лежит манускрипт. Коленопреклоненная служанка подает ей напиток в чаше, сделанной из раковины наутилуса. Жест Софонисбы можно трактовать как принимающий и одновременно защищающий зародившуюся в ней жизнь. Старуха, стоящая в глубине в тени, с выражением горестного сочувствия наблюдает за этой сценой: Софонисба, не желая украсить собой победу Сципиона, предпочла выпить яд. Главным повествователем в картине у Рембрандта становится свет. Самая светоносная фигура — героиня, стоящий перед ней кубок-наутилус, как роковое отражение, обладает странным, золотисто-перламутровым сиянием, завораживающим и смертоносным.

Адриан ван Остаде (1610–1685) Деревенский концерт 1630–1640. Холст, масло. 27×30

Адриан ван Остаде является одним из самых известных представителей семьи голландских художников, мастером крестьянского бытового жанра, рисовальщиком и офортистом, учеником Франса Халса.

В картине ощущается влияние Адриана Браувера — автора брутальных простонародных сцен. Несмотря на многосложный рембрандтовский тональный колорит, выдержанный в золотисто-охристой гамме, и эффектную передачу светотеневых переходов, произведение со всей полнотой воплощает гротескный, комически-пародийный характер «крестьянских сцен» Остаде и принадлежит к числу его ранних композиций. Вместе с тем в образах музицирующих крестьян с их подчеркнутой экспрессией жестов и выразительной мимикой художник раскрывает общечеловеческое начало, активность и непосредственность, полноту жизненных сил, умение извлекать из жизни ее простые, нехитрые радости.

Виллем Клас Хеда (1594-между 1680 и 1682) Натюрморт с часами 1657. Холст, масло. 74×52

Виллем Клас Хеда — один из выдающихся мастеров голландского натюрморта первой половины XVII века. Художественное образование получил у Гиллиса и Ван Дейка. Работал в Харлеме, где в 1631 был принят в гильдию святого Луки. В начале творческого пути художник писал портреты и картины на религиозные сюжеты, однако в зрелые годы, находясь под сильным влиянием Питера Класа, стал создавать исключительно натюрморты, преимущественно «завтраки» — особо популярную в Харлеме разновидность натюрморта.

В отличие от полотен Класа работы Хеды отличаются большим разнообразием форм и фактуры изображаемых предметов, тонкой передачей световоздушной среды. Как правило, они включают серебряную, оловянную, фаянсовую, нередко золоченую посуду, а иногда венецианское стекло и раковины. Нередко художник привносил в свои работы иносказательный смысл, что было связано с популярнейшей в XVII веке темой бренности всего сущего. В «Натюрморте с часами» это показано через опрокинутый кубок, разбитый бокал (ремер), орехи, лежащие на блюде часы. Картину отличают богатство световых и цветовых нюансов, естественность и строгость продуманной композиции. Все изображенные предметы выступают не только спутниками, но и безмолвными свидетелями жизни человека.

Живопись Испании

Эль Греко. Дворянин с рукой на груди. Около 1580

Хуан де Фландес (около 1460–1519) Портрет девушки Около 1496–1505. Дерево, масло. 32×22

Хуан де Фландес — испанский живописец, один из крупнейших представителей Возрождения, был родом из Нидерландов. Его прозвище указывает на происхождение, а настоящее имя осталось неизвестным. Фландес был художником при дворе королевы Изабеллы. Его творчество можно отнести к так называемой испано-фламандской школе живописи Кастилии, страны, в которой в тот момент в художественном отношении преобладало нидерландское влияние. Работам Фландеса присущи черты, характерные для Северного Возрождения, в частности, ощущается влияние Яна ван Эйка, Гуго ван дер Гуса и Михеля Зиттова. В произведениях отразились типичные черты нидерландской портретной живописи XV века: внимание к человеческой личности, ее духовной и психологической глубине, передаваемой с неповторимой пластичностью и выразительностью. Считается, что Фландес написал несколько портретов представителей правящей испанской династии.

Кисти мастера принадлежит и этот прелестный погрудный портрет юной испанской принцессы, возможно, Каталины Арагонской. Нераскрывшийся бутон розы в руке девушки — эмблема Тюдоров — символизирует ее чистоту. По всей вероятности, портрет написан в преддверии ее помолвки с Артуром, принцем Уэльским.

Алонсо Санчес Коэльо (около 1531–1588) Портрет инфанта Карлоса 1555–1559. Холст, масло. 109×95

Санчес Коэльо — испанский живописец, португалец по происхождению, основатель национальной испанской школы портрета, испытывавший влияние маньеризма. С 1557 Коэльо являлся придворным художником Филиппа II. Испанские исследователи называют Коэльо «мастером серого цвета» — он превосходно передавал цветовые градации, отлично владел гаммой серых и серебристых тонов. Одна из величайших находок в испанской живописи — это выработанный им прием использования нейтрального серого фона вместо пейзажа и интерьера, принятых в итальянских ренессансных портретах.

На нейтральном фоне полотна изображен принц Карлос, наследник испанского трона, сын Филиппа II и его первой жены Мануэлы Португальской. Коэльо сильно идеализирует облик принца, который родился с серьезными физическими уродствами. Наброшенный поверх камзола плащ, отороченный мехом рыси, и фронтальная поза позволили художнику замаскировать телесные недостатки модели.

Хуан де Фландес (около 1460–1519) Воскрешение Лазаря 1514–1519. Дерево, масло. 110×84

Доска является частью алтаря церкви Св. Лазаря в Паленси и представляет одно из чудесных деяний Христа — воскрешение из мертвых. Этот евангельский эпизод содержится в текстах Иоанна Богослова. На глазах у зрителей Христос сотворил величайшее чудо, доказав свою двойственную природу как Сына Божьего и Сына Человеческого и утвердив свою власть над смертью. Действие разворачивается на фоне ветхой стены с арочным проемом, за ней виден храм. Фландес активно включает в художественный контекст принятые в искусстве Северного Возрождения иносказания. Свидетели чуда теснятся под полуразрушенной аркой, что указывает на Ветхий Завет. Но чудо свершилось, и, как повествует Иоанн Богослов, многие видевшие это уверовали в Иисуса. Тем самым, по слову Иисуса, был возведен храм новой веры, который уже виден и скоро полностью предстанет перед людьми, как только рухнет стена Ветхого Завета, и над миром воссияет Новый Завет. Колорит всей композиции обладает особой цветовой пластичностью, художник мастерски передает пейзаж, детали событий, душевное состояние персонажей — от сомнений до полного уверения. Слитность красочного слоя в полной мере соответствует тому духовному единению людей, которое проповедует новое учение Христа.

История одной картины — «Смерть Софонисбы» Маттиа Прети

Маттиа Прети — Смерть Софонисбы — около 1670
Музей изящных искусств — Лион, Франция

Маттиа Прети (Mattia Preti), (1613, Таверна — 1699, Валлетта), — итальянский художник, представитель итальянского барокко.
Маттиа Прети известен также как il Cavaliere Calabrese (калабрийский рыцарь или калабрийский всадник). Это прозвище он получил за создание конной статуи папы Урбана VIII.

Софонисба родилась в одной из самых знатных семей Карфагена и, по словам Тита Ливия, была «на редкость красива». Масинисса, сын восточно-нумидийского царя Галы, воспитывался в Карфагене, где и влюбился в Софонисбу. Он получил от Гасдрубала, отца красавицы, согласие на брак с ней. Но когда Гасдрубалу понадобилось привлечь на сторону карфагенян могущественного западно-нумидийского царя Сифакса, он, вопреки данному обещанию, отдал дочь в жены Сифаксу. Масинисса, разгневанный этим вероломным поступком Гасдрубала, перешел на сторону римлян, в 204 году до н. э. высадившихся в Африке.

В 203 году до н. э., в ходе второй Пунической войны, Сифакс был разбит в битве при Цирте и попал в плен к римлянам. После битвы в захваченной Цирте, столице Сифакса, Масинисса случайно встретил Софонисбу, которая бросилась перед бывшим женихом на колени и просила спасти её и не дать римлянам увезти её вместе с мужем в Рим в качестве трофея, а если это все же будет невозможно, дать ей возможность умереть свободной. Масинисса, который не переставал любить Софонисбу, в тот же день женился на ней, полагая, что этим спасет её от позора римского рабства.

Читайте также  Самые интересные книги для подростков: о любви и не только

Но Сифакс смог по-своему отомстить Масиниссе, даже находясь в плену. Его привели для допроса в палатку к римскому командующему Сципиону, знавшему Сифакса тогда, когда тот ещё был союзником римлян. Сципион спросил пленного царя, почему Сифакс без всякой видимой причины изменил Риму. Тогда Сифакс возложил вину за свою измену на жену, безумная любовь к которой якобы заставила его служить Карфагену. Он сделал это не только для оправдания своих действий, но и из ревности к сопернику, к которому досталась его любимая жена. Сифакс коварно добавил, что такая же судьба наверняка ожидает и Масиниссу, который поступил так же глупо и опрометчиво, как и он, женившись на Софонисбе.

Сифакс достиг своей цели, поскольку Сципион действительно стал опасаться, что Масинисса подпадет под влияние карфагенской красавицы и перейдет к врагу. Поэтому Сципион высказал своё неодобрение по поводу «слабости» Масиниссы и указал ему на то, что, раз Сифакс побежден и взят в плен римлянами, то все, что принадлежало Сифаксу, включая его жену — добыча римского народа. Сципион пригрозил Масиниссе, что хотя он и имеет много заслуг перед Римом, из-за своей оплошности он может потерять все, если не отдаст Софонисбу римлянам.
Масинисса был сломлен угрозами римского полководца. Опасаясь гнева римлян, но будучи не в состоянии расстаться с Софонисбой и не желая отдать её Сципиону, он послал Софонисбе раба с ядом, предложив ей самой решить, жить ей в рабстве или умереть свободной. Карфагенская царевна, не желая украсить собой триумф Сципиона в Риме, рабству и бесчестию предпочла смерть и осушила кубок с ядом до дна.

Тит Ливий так описал последние минуты жизни гордой карфагенянки:

«В смятении ушел он (Масинисса) от Сципиона к себе; выпроводив свидетелей, долго сидел, вздыхал и стенал — это слышали стоявшие вокруг палатки — и наконец с глубоким стенаньем кликнул верного раба, хранившего яд (цари всегда держат яд при себе, ведь судьба превратна), и велел ему отнести Софонибе отравленный кубок и сказать: «Масинисса рад бы исполнить первое обещание, которое дал ей как муж жене, но те, кто властен над ним, этого не позволят, и он исполняет второе свое обещание: она не попадет живой в руки римлян. Пусть сама примет решение, помня, что она дочь карфагенского царя и была женой двух царей».

Слуга передал эти слова и яд Софонибе. «Я с благодарностью, — сказала она, — приму этот свадебный подарок, если муж не смог дать жене ничего лучшего; но все же скажи ему, что легче было бы мне умирать, не выйди я замуж на краю гибели». Твёрдо произнесла она эти слова, взяла кубок и, не дрогнув, выпила.»

В определённом смысле этот сюжет перекликается с сюжетом о Клеопатре, принимающей яд, чтобы не стать добычей победивших римлян.

Картина в настоящее время находится в Музее изобразительных искусств в Лионе. В 1802 году она было приобретено неаполитанским правительством и передана Франции в качестве компенсации за картины на французских складах церкви Сен-Луи-де-Франс в Риме. В 1804 году картина прибыла в Париж.

Полотно несколько раз побывало на выставках живописи: сначала в Неаполе в 1938 году, затем в Кельне в 1972 году, в Лионе в 1988 году, в Марселе в 1988 году и снова в Неаполе в 1989 году.

В 1987 году картина была восстановлена ​​после экспертизы LRMF (Исследовательская лаборатория музеев Франции) в мастерских Версаля. Экспертиза показала наличие нескольких изменений, в том числе горизонтального шва в средней части картины (проходящего на уровне шеи человека в доспехах), и весь живописный слой был покрыт очень толстым зеленовато-коричневым лаком. Края картины были обрезаны во время предыдущей реставрации. Восстановление включило в себя повторное нанесение грунтовки, осветление лака и удаление при помощи скальпеля грязи, наплывов лака и следов неудачной предыдущей реставрации картины.

Художники писали картины на этот сюжет неоднократно, но интерес, в первую очередь, представляет одно из ранних полотен Рембрандта «Софонисба принимает чашу с ядом».

Рембрандт Харменс ван Рейн — Софонисба принимает чашу с ядом — 1634

В облике героини угадывается портрет жены Рембрандта Саскии. Софонисба в роскошном одеянии, не скрывающем будущего материнства, в украшениях с жемчугами сидит у стола, покрытого ковром, на котором лежит манускрипт.

Сергей Кондрашов: Софонисба Ангиссола. Художница, поразившая Микеланджело

Вообще-то я — гедонист. В силу этого у меня постоянно возникает специфическое затруднение в отношении к общепринятым идеалам человеческой личности. Я не очень понимаю и не очень люблю жертвенность. Поэтому мне трудно идентифицировать себя с такими, безусловно, достойными подражания личностями как Джордано Бруно, Жанна д’Арк или Джон Браун. Есть, конечно, такие жизненные обстоятельства, которые и законченного эпикурейца, если он не полностью лишен чувства собственного достоинства и вкуса, могут вынудить совершить отчаянный поступок, например, ради жизни близких людей, но чаще у людей моего склада возникает резонный, на наш взгляд, вопрос — а стоит ли жертвовать собой ради Светлого Будущего (Человечества, Отчизны, класса, пола, клана), если здравый смысл подсказывает, что через поколение тот образ Светлого Будущего, который существует в моей душе, будет не без оснований восприниматься смешной пародией.

Я не могу отрицать очевидное — миллионы людей, жертвовавших на протяжении столетий своим уютом, социальным статусом, а нередко – своей жизнью, обеспечили нам то, что кажется привычной банальностью, но без чего мы уже не можем воспринимать свою жизнь абсолютно полноценной — свободу совести, свободу информации, всеобщее избирательное право, относительное равенство полов и классов. Но при этом я сомневаюсь, что был бы готов всем сердцем поддержать, скажем, борьбу суфражисток XIX века, окажись я их современником.

Но каждый человек создает в своем воображении некий идеал, модель жизненного пути на которую он ориентируется, выстраивая собственную жизнь. Для меня это, пожалуй, не борцы и герои, а те достаточно немногочисленные люди, которые в разные эпохи умудрялись прожить достойную и счастливую жизнь не столько ожесточенно преодолевая всевозможные ограничения, предрассудки и несправедливости, сколько словно бы игнорируя их реальность.

Буквально на днях я узнал об одном таком человеке, чья биография настолько поразила моё воображение, что я решительно не могу не поделиться своим знанием с окружающими.

26 февраля открылась выставка «Прадо в Эрмитаже». Благодаря любезности (и настойчивости!) моей Светы, не устающей проявлять заботу о поддержании минимально пристойного уровня моего культурного кругозора, я присутствовал на этом впечатляющем событии.

С фотографии Е.Ф. Синявера

Прадо привез в Санкт-Петербург более чем солидную подборку картин Тициана, Веласкеса, Эль Греко, Гойи и других мастеров сопоставимого класса. Значительную часть выставки составляют придворные портреты, написанные в эпоху имперского величия Испании. Среди этих в достаточной степени формализованных картин, мое внимание привлекли два портрета, показавшихся мне необычайно живыми и естественными.

Филипп II Елизавета Валуа

К моему удивлению имя художника было мне ранее незнакомо. К ещё большему удивлению, художник оказался женщиной — Софонисбой Ангиссолой.

Честно говоря, раньше я не догадывался, что в XVI веке у женщины мог быть шанс стать профессиональным художником. Естественно, я попытался восполнить при помощи Интернета столь досадный пробел в своих знаниях. Биография Ангиссолы оказалась чем-то настолько восхитительным в моих глазах, что я положительно влюбился в неё (предварительно испросив соизволения супруги!).

Софонисба Ангиссола (Ангишола) родилась в 1532 году в Кремоне в экстравагантной семье аристократов Амилькара Ангиссолы и Бьянки Понцоне.

Читайте также  Какой высоты самые большие каблуки в мире?

Семья была, безусловно, экстравагантной, судя по свойственной ей тяге к карфагенским и вообще языческим именам. То есть, я понимаю, что на дворе был расцвет Ренессанса, но мне кажется, что и тогда, для того, чтобы дать детям имена, наподобие Гамилькара, Гасдурбала, Софонисбы, Минервы и Европы, надо было иметь известную степень свободомыслия. А милькар Ангиссола, судя по всему, был человеком свободомыслящим в высшей степени. Оставшись после смерти своей возлюбленной супруги вдовцом с семью малолетними детьми (из которых шесть были девочками) на руках, он ухитрился дать им такое образование, что пять дочерей стали художницами, а сын и ещё одна дочь — литераторами.

Впрочем, о литературных достижениях Минервы и Гасдурбала Ангиссола мне ничего неизвестно, Анна Мария и Европа бросили рисовать сразу же после замужества, а Елена ушла в монастырь и тоже оставила живопись.

Зато Софонисба и Лючия стали уже в юности популярными в Кремоне живописцами. К несчастью Лючия, в которой видели ещё более талантливую художницу, чем ее старшая сестра, умерла в возрасте двадцати лет. Средневековье напомнило о себе.

Отец обеспечил Софонисбе и её сестрам возможность учиться у жившего в Кремоне Бернардино Кампи, известного портретиста ломбардской школы. К этому периоду относится одна из первых известных работ Софонисбы — «Бернардино Кампи, рисующий Софонисбу Ангиссола» (ок. 1550).

В двадцать два года, в 1554 году, Софонисба отправилась в Рим для повышения своего мастерства. Можно предположить, что в середине XVI века самостоятельный переезд столь юной особы женского пола в полный опасностей и соблазнов столичный город не был чем-то абсолютно тривиальным. Во всяком случае, семидесятидевятилетний Микеланжело обратил внимание на девушку, копирующую его работы в соборе Святого Петра. Заинтригованный мэтр попросил Софонисбу изобразить для него жанровую сценку — плачущего ребенка. Результат настолько впечатлил мастера, что он на протяжении двух лет уделял часть своего времени, обучая Ангиссолу.

Юная художница быстро завоевала популярность, как портретист. Уже в 1558 году она была приглашена в Милан, где написала портрет герцога Альбы. Герцог, в свою очередь, порекомендовал её Филиппу II Испанскому, и вскоре Софонисбе пришло приглашение из Мадрида с предложением стать фрейлиной испанского двора. Штатной должности художницы в Испании не существовало. Оно и понятно. Художник — работа мужская.

Поразмыслив, Софонисба приняла приглашение — и не прогадала. В 27 лет она покинула родную Италию и отправилась за море, чтобы стать придворной дамой Елизаветы Валуа, третьей жены Филиппа II. Новая фрейлина быстро добилась расположения Елизаветы и Филиппа, и ей было дозволено делать вначале неформальные, а вскоре и официальные портреты придворных и самих монархов. Несколько лет она проработала в тесном сотрудничестве с Алонсо Санчесом Коэльо, так что до сих пор в отношении ряда картин возникает вопрос, принадлежат ли они кисти Коэльо или кисти Ангиссолы.

Так прошло десять лет. Что думала о своем будущем Софонисба мне неизвестно. По-видимому, она была вполне удовлетворена своим положением и творческими успехами. Однако, что могло ждать в XVI веке незамужнюю 36-летнюю женщину? То есть, простите, старую деву.

В 1568 году неожиданно умирает королева Елизавета. На Софонисбу возлагают обязанности по воспитанию осиротевших инфант. Однако это положение было явно временным. Наступило время очередной резкой перемены в судьбе Ангиссолы. Династические соображения требовали от Филиппа II нового брака, на этот раз на Анне Австрийской.

По-видимому, из уважения к памяти своей любимой жены, благоволившей к итальянской фрейлине, король решил «устроить» её судьбу. Судя по дошедшей до нас информации, Софонисба решила «сыграть на опережение» и, намеревавшийся связать судьбу фрейлины с кем-то из своих придворных, Филипп оказался поставлен перед фактом её помолвки с Доном Франциско де Монкада, сыном герцога Патерно, вице-короля Сицилии — хотя и испанским аристократом, но, скорее, итальянцем, а не испанцем. Впрочем, король «сохранил лицо» и одарил новобрачную богатыми дарами, а также назначил ей щедрый пожизненный пенсион. Трудно сказать, был ли это брак по любви или по расчету. Но так или иначе Софонисба и Фрациско жили, судя по всему, вполне довольные друг другом. Они много путешествовали по Испании, Италии и сопредельным странам. В 1578 году они окончательно покинули Испанию и поселились в Палермо. Однако уже на следующий год чума унесла супруга Софонисбы и она оказалась 47 летней богатой вдовой.

Какой мы можем представить себе её дальнейшую судьбу, исходя из наших знаний о той эпохе? Либо тихое угасание в своем поместье, либо уход в монастырь, не так ли? Вероятно, будучи явно весьма здравомыслящей особой, так полагала и моя героиня, отправляясь в 1579 году на корабле из Палермо в Геную, чтобы затем проследовать в родную Кремону. Однако её судьба преподнесла очередной сюрприз. Во время длившегося несколько дней морского путешествия почтенная вдова познакомилась с нанятым владельцами судна капитаном Горацио Ломеллино и… влюбилась. Уже в январе следующего года они обвенчались в Пизе. Новому супругу Софонисбы было 32 года.

Не правда ли узнаваемая история? Дальнейшее предугадать нетрудно. Молодой супруг должен бы был выманить у своей супруги приличную часть её состояния и оставить её соломенной вдовушкой где-нибудь в отдаленной деревне. И опять у Софонисбы все сложилось не так, как подсказывает повседневный житейский опыт. Да, Горацио получил от жены большие деньги, позволившие ему купить пару собственных кораблей и развернуть обширную торговлю. Но на вырученные деньги он приобрел огромный дом в родной Генуе, где он оборудовал для жены художественную мастерскую. В нем они и прожили вместе следующие. 45 лет.

В течение нескольких десятилетий Софонисба оставалась одним из популярнейших портретистов Генуи, лишь начав слепнуть, она прекратила писать картины. Свой последний автопортрет она создала уже почти потеряв зрение в возрасте 88 лет.

До конца своей жизни Софонисба продолжала оставаться крайне популярной личностью. В 1623 году у девяностооднолетней Софонисбы гостил молодой голландский художник Ван Дейк, привлеченный рассказами о её прошлом.

Умерла Софонисба в 1625 году в возрасте 93 лет во время поездки в Палермо. Спустя семь лет, в год её столетнего юбилея, её муж установил на могиле Софонисбы памятник со следующей надписью:

«Софонисбе, моей супруге . причисляемой к знаменитейшим женщин ам мира , выдающейся в создании портретов. Го рацио Ломеллино , исполненный горя от потери своей великой любви в 1632 году , посвящает эту скромную дань столь великой женщине ».

Автопортрет 1556 года

Автопортрет 1610 года

Жизнь, прожитая моей героиней, была не просто длинной и счастливой, она была словно бы прожитой вне реального времени и его суровых реалий. Такую биографию можно с тем же (скорее — с большим!) успехом привязать к координатам двадцатого века. Да и то она будет выглядеть достаточно необычной. Мне кажется, что жизнь Софонисбы Ангиссолы дает нам важный урок — в любую эпоху надо оставаться самим собой и быть уверенным в своих силах и в своем праве на счастье.

Софонисба принимает чашу с ядом, рембрандт, 1634

На парадном портрете изображена дочь Филиппа де Бурбона, герцога Пармского, и Луизы Изабеллы Французской, будущая испанская королева Мария Луиза Пармская, принцесса Астурийская. Портрет написан по случаю ее бракосочетания как парный к портрету Карлоса де Бурбона, принца Астурийского, ее мужа. На роскошном платье принцессы — знак королевского ордена Звездного креста. Изысканная элегантность обстановки передает придворную атмосферу.

Рембрандт — выдающийся голландский живописец, рисовальщик и офортист. Его творчество, проникнутое стремлением к философскому постижению жизни, внутреннего мира человека со всем богатством его душевных переживаний, знаменует собой вершину развития голландского искусства XVII века, один из величайших взлетов мировой художественной культуры.

Картина «Софонисба принимает чашу с ядом» является ранним произведением Рембрандта на историческую тему. Римский полководец Публий Корнелий Сципион Африканский, завоеватель Карфагена, победил в союзе с царем Восточной Нумидии Масиниссой царя Западной Нумидии Сифакса. Жена Сифакса Софонисба, дочь карфагенского царя, умолила Масиниссу избавить ее от римского плена. Масинисса, покоренный красотой Софонисбы, взял ее в жены, чем вызвал гнев Сципиона. Желая оправдаться перед Сципионом и спасая Софонисбу от позора, Масинисса послал ей яд.

Читайте также  Тишина, левитан, 1898

В облике героини угадывается портрет жены художника Саскии. Софонисба в роскошном одеянии, не скрывающем будущего материнства, в украшениях с жемчугами сидит у стола, покрытого ковром, на котором лежит манускрипт. Коленопреклоненная служанка подает ей напиток в чаше, сделанной из раковины наутилуса. Жест Софонисбы можно трактовать как принимающий и одновременно защищающий зародившуюся в ней жизнь. Старуха, стоящая в глубине в тени, с выражением горестного сочувствия наблюдает за этой сценой: Софонисба, не желая украсить собой победу Сципиона, предпочла выпить яд. Главным повествователем в картине у Рембрандта становится свет. Самая светоносная фигура — героиня, стоящий перед ней кубок-наутилус, как роковое отражение, обладает странным, золотисто-перламутровым сиянием, завораживающим и смертоносным.

Адриан ван Остаде является одним из самых известных представителей семьи голландских художников, мастером крестьянского бытового жанра, рисовальщиком и офортистом, учеником Франса Халса.

В картине ощущается влияние Адриана Браувера — автора брутальных простонародных сцен. Несмотря на многосложный рембрандтовский тональный колорит, выдержанный в золотисто-охристой гамме, и эффектную передачу светотеневых переходов, произведение со всей полнотой воплощает гротескный, комически-пародийный характер «крестьянских сцен» Остаде и принадлежит к числу его ранних композиций. Вместе с тем в образах музицирующих крестьян с их подчеркнутой экспрессией жестов и выразительной мимикой художник раскрывает общечеловеческое начало, активность и непосредственность, полноту жизненных сил, умение извлекать из жизни ее простые, нехитрые радости.

Виллем Клас Хеда — один из выдающихся мастеров голландского натюрморта первой половины XVII века. Художественное образование получил у Гиллиса и Ван Дейка. Работал в Харлеме, где в 1631 был принят в гильдию святого Луки. В начале творческого пути художник писал портреты и картины на религиозные сюжеты, однако в зрелые годы, находясь под сильным влиянием Питера Класа, стал создавать исключительно натюрморты, преимущественно «завтраки» — особо популярную в Харлеме разновидность натюрморта.

В отличие от полотен Класа работы Хеды отличаются большим разнообразием форм и фактуры изображаемых предметов, тонкой передачей световоздушной среды. Как правило, они включают серебряную, оловянную, фаянсовую, нередко золоченую посуду, а иногда венецианское стекло и раковины. Нередко художник привносил в свои работы иносказательный смысл, что было связано с популярнейшей в XVII веке темой бренности всего сущего. В «Натюрморте с часами» это показано через опрокинутый кубок, разбитый бокал (ремер), орехи, лежащие на блюде часы. Картину отличают богатство световых и цветовых нюансов, естественность и строгость продуманной композиции. Все изображенные предметы выступают не только спутниками, но и безмолвными свидетелями жизни человека.

Софонисба принимает чашу с ядом, рембрандт, 1634

В 1508 Кранах был отправлен с дипломатической миссией в Нидерланды к императору Священной Римской империи Максимилиану I. После этого путешествия он вновь обратился к живописи, стал работать в различных жанрах, расписывал алтари саксонских церквей, писал картины на библейские темы, создавал мифологические композиции и жанровые сцены. Представленная работа относится к упомянутому периоду творчества мастера. На многофигурном произведении изображена грандиозная сцена охоты, участниками которой являются как мужчины, так и женщины. Герои одеты в роскошные наряды, их позы слегка театральны, в них чувствуются страсть к охоте и жажда богатой добычи.

Антон Рафаэль Менгс (1728–1779) Мария Луиза Пармская, принцесса Астурийская Около 1 765. Холст, масло. 152×110

Немецкий художник и теоретик искусства, Менгс был одним из самых известных живописцев эпохи классицизма. Блестящий портретист, он умело сочетал барочную парадность и точную передачу индивидуальных черт модели. Художник был другом и последователем Иоганна Винкельмана, который оказал большое влияние на формирование взглядов Менгса в области теории живописи. Он являлся членом художественных академий Болоньи, Рима, Флоренции, Генуи, Венеции, Аугсбурга и Мадрида, придворным художником короля Саксонии и Польши и короля Карла IV Неаполитанского.

На парадном портрете изображена дочь Филиппа де Бурбона, герцога Пармского, и Луизы Изабеллы Французской, будущая испанская королева Мария Луиза Пармская, принцесса Астурийская. Портрет написан по случаю ее бракосочетания как парный к портрету Карлоса де Бурбона, принца Астурийского, ее мужа. На роскошном платье принцессы — знак королевского ордена Звездного креста. Изысканная элегантность обстановки передает придворную атмосферу.

Живопись Голландии

Филипс Пауверс Вауверман. Лошадь, испуганная, собакой. 1650

Харменс ван Рейн Рембрандт (1606–1669) Софонисба принимает чашу с ядом 1634. Холст, масло. 142×154

Рембрандт — выдающийся голландский живописец, рисовальщик и офортист. Его творчество, проникнутое стремлением к философскому постижению жизни, внутреннего мира человека со всем богатством его душевных переживаний, знаменует собой вершину развития голландского искусства XVII века, один из величайших взлетов мировой художественной культуры.

Картина «Софонисба принимает чашу с ядом» является ранним произведением Рембрандта на историческую тему. Римский полководец Публий Корнелий Сципион Африканский, завоеватель Карфагена, победил в союзе с царем Восточной Нумидии Масиниссой царя Западной Нумидии Сифакса. Жена Сифакса Софонисба, дочь карфагенского царя, умолила Масиниссу избавить ее от римского плена. Масинисса, покоренный красотой Софонисбы, взял ее в жены, чем вызвал гнев Сципиона. Желая оправдаться перед Сципионом и спасая Софонисбу от позора, Масинисса послал ей яд.

В облике героини угадывается портрет жены художника Саскии. Софонисба в роскошном одеянии, не скрывающем будущего материнства, в украшениях с жемчугами сидит у стола, покрытого ковром, на котором лежит манускрипт. Коленопреклоненная служанка подает ей напиток в чаше, сделанной из раковины наутилуса. Жест Софонисбы можно трактовать как принимающий и одновременно защищающий зародившуюся в ней жизнь. Старуха, стоящая в глубине в тени, с выражением горестного сочувствия наблюдает за этой сценой: Софонисба, не желая украсить собой победу Сципиона, предпочла выпить яд. Главным повествователем в картине у Рембрандта становится свет. Самая светоносная фигура — героиня, стоящий перед ней кубок-наутилус, как роковое отражение, обладает странным, золотисто-перламутровым сиянием, завораживающим и смертоносным.

Адриан ван Остаде (1610–1685) Деревенский концерт 1630–1640. Холст, масло. 27×30

Адриан ван Остаде является одним из самых известных представителей семьи голландских художников, мастером крестьянского бытового жанра, рисовальщиком и офортистом, учеником Франса Халса.

В картине ощущается влияние Адриана Браувера — автора брутальных простонародных сцен. Несмотря на многосложный рембрандтовский тональный колорит, выдержанный в золотисто-охристой гамме, и эффектную передачу светотеневых переходов, произведение со всей полнотой воплощает гротескный, комически-пародийный характер «крестьянских сцен» Остаде и принадлежит к числу его ранних композиций. Вместе с тем в образах музицирующих крестьян с их подчеркнутой экспрессией жестов и выразительной мимикой художник раскрывает общечеловеческое начало, активность и непосредственность, полноту жизненных сил, умение извлекать из жизни ее простые, нехитрые радости.

Виллем Клас Хеда (1594-между 1680 и 1682) Натюрморт с часами 1657. Холст, масло. 74×52

Виллем Клас Хеда — один из выдающихся мастеров голландского натюрморта первой половины XVII века. Художественное образование получил у Гиллиса и Ван Дейка. Работал в Харлеме, где в 1631 был принят в гильдию святого Луки. В начале творческого пути художник писал портреты и картины на религиозные сюжеты, однако в зрелые годы, находясь под сильным влиянием Питера Класа, стал создавать исключительно натюрморты, преимущественно «завтраки» — особо популярную в Харлеме разновидность натюрморта.

В отличие от полотен Класа работы Хеды отличаются большим разнообразием форм и фактуры изображаемых предметов, тонкой передачей световоздушной среды. Как правило, они включают серебряную, оловянную, фаянсовую, нередко золоченую посуду, а иногда венецианское стекло и раковины. Нередко художник привносил в свои работы иносказательный смысл, что было связано с популярнейшей в XVII веке темой бренности всего сущего. В «Натюрморте с часами» это показано через опрокинутый

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: