Шулеры, караваджо, 1596 - Тайны со всего мира

Шулеры, караваджо, 1596

14 реалистичных картин Караваджо, от которых мурашки по телу (часть 1)

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Призвание апостола Матфея

Это один из шедевров Караваджо, где изображена тема Иисуса, вдохновляющего Матфея идти по его стопам. Благодаря представлению этой картины, художнику удалось запечатлеть бессмертные и мирские миры в одной рамке. Произведение было написано для капеллы Контарелли или часовни Контарелли, и в настоящее время оно висит рядом с мученичеством Святого Матфея.

2. Вакх, 1595 год

Знаменитая картина маслом, представляющая чувственный образ молодого мальчика, одетого как Вакх, лежащего в головном уборе из виноградных листьев и винограда, откинувшись в уникальной позе, возясь со своим платьем. Перед ним лежали фрукты и красное вино, а в руке он держал кубок, возможно приглашая своих зрителей принять участие в празднике. В изображении могут быть следы гомоэротизма, и, как утверждают многие критики, а вместе с ними и искусствоведы, Караваджо мог выражать свои собственные романтические чувства через этот образ. Помимо всего этого, ходят слухи о том, что моделью является сам художник.

3. Медуза, 1595-1598 гг.

Две версии этой картины были созданы в 1596 и 1597 годах, где был выдвинут момент казни Медузы Персеем. Картина имеет ужасную привлекательность, поскольку Караваджо проектирует обезглавленную голову Медузы и ставит своё собственное лицо, чтобы захватить все эмоции женского монстра. Ужасный и странный взгляд на лике подчёркивает увлечение художника реализмом и насилием. Поговаривают о том, что сам кардинал Франческо Мария дель Монте поручил художнику написать эту картину, которую он намеревался подарить Фердинандо I Медичи, герцогу Тосканы. Техника тенебризма, включающая тонкий контраст тёмного и светлого наряду с реалистическим подходом, придаёт картине трёхмерную привлекательность, делая её поистине ужасающе прекрасной и пугающе привлекательной.

4. Обращение святого Павла, 1600 год

Эта работа вместе с другой картиной, а именно распятие «Святого Петра», была заказана Тиберио Серази, который в итоге отверг оба произведения в первом случае. И несмотря на то, что картины не одержали одобрения, в скором времени были сделаны их вторые версии, которые находятся в часовне Cerasi в настоящее время. В этой работе зафиксировано событие, когда апостол Павел (Савл из Тарса) направлялся в Дамаск, чтобы уничтожить христианскую общину, но изменил свою миссию после того, как увидел Христа. Неровные формы и бессвязные узоры освещения создают ауру кризиса, полностью отражая созданную художником атмосферу.

5. Нарцисс, 1597–1599 гг.

«Нарцисс» – популярная тема классической мифологии, сосредоточенная вокруг красивого юноши, который влюбляется в своё собственное отражение и умирает после того, как его переполняют страсть и одержимость, был отчетливо представлен Караваджо. Здесь видно, как юный паж страстно вглядывается в своё собственное изображение, искаженное и разбитое. Здесь во всей красе реализована концепция тенебризма, где художник резко контрастирует между светлыми и тёмными пространствами, придавая некоторым деталям и элементам невероятную глубину. Кроме того, темнота, царящая вокруг центрального персонажа, добавляет ощущение меланхолии, навевая тоску и состояние необоснованной тревоги.

6. Обезглавливание Иоанна Крестителя, 1608 год

Ещё один шедевр Караваджо и значительное произведение в мире западной живописи, где главной темой является казнь Иоанна Крестителя. Пока жертва занимает мэйнфрейм, рядом с ним также присутствует Саломея с золотым блюдом в руке для получения головы. Как оказалось, помимо Саломеи, есть ещё один свидетель этого ужасного происшествия. Изображение обладает пустым пространством, хотя из-за большой площади холста персонажи изображены в натуральную величину. Контраст между светом и темнотой, помимо использования красного и жёлтого, придают живой и реалистичный вид всему произведению искусства.

7. Корзина фруктов, 1596 год

Пожалуй, это один из самых живописных натюрмортов художника, на котором изображена плетёная корзина, наполненная летними фруктами, стоящая на краю уступа. Караваджо намеренно представляет детали так замысловато, что червивое яблоко, высушенный лист и запылённый виноград тут же бросаются в глаза, акцентируя на них внимание.

8. Давид и Голиаф, 1599 год

Здесь представлена одна из ранних картин Караваджо – библейская тема Давида и Голиафа. Давид, юноша, как видно, схватил Голиафа за волосы. Взаимодействие между светом и тьмой было сказочно изображено здесь. Только посмотрите на то, как художник мастерски создал контраст, подчёркивая ноги, плечи и руки Давида яркими бликами, в то время как темнота преобладает повсюду. Первоначально картина была перегружена мелодрамой, где было спроецировано ужасающее и паническое лицо Голиафа. Он изменил это позже, сосредоточив основное внимание на Давиде, чьё лицо было скрыто в темноте.

9. Положение во Христе, 1603-1604 гг.

Это один из лучших алтарей Караваджо, сделанных для часовни в Chiesa Nuova. Группа из шести человек видна в кадре с Иоанном евангелистом, держащим верхнюю половину тела Христа. А Святой Никодим, который выдёргивал гвозди из его ног, поддерживает нижнюю часть тела Христа. Форма и движение в картине диагональные, а её реалистичность вызывает неподдельный интерес у зрителя. В нижней левой части изображено растение под названием коровяк, которое, как говорили, обладает целебными свойствами, а также защищает от злых духов, символизируя таким образом победу над смертью и Воскресение. Это произведение искусства послужило вдохновением для Рубенса, Жерико, Сезанна и Фрагонара.

10. Ужин в Эммаусе, 1601 год

Ещё одна увлекательная картина Караваджо сосредотачивается вокруг времени, когда после Воскресения Иисус становится видимым для своих учеников Клеопы и Луки, в Эммаусе (город, о котором говорится в Новом Завете), но исчезает из их места в кратчайшие сроки. Изображение персонажей в натуральную величину на тёмном фоне создаёт необычную ауру.

11. Давид с головой Голиафа, 1607 год

Художник придаёт этой работе реалистичный оттенок, изображая голову Голиафа, свисающую с руки Давида, с кровью, капающей повсюду.

12. Юдифь и Олоферн, 1598-99 гг.

Эта работа проливает свет на библейское событие Юдифь, молодой, очаровательной вдовы, обезглавившей ассирийского генерала Олоферна путём обмана. Моделью в роли Юдифь считается Филлида Меландрони, которая даже позировала для большинства других работ Караваджо. Ходят слухи о том, что художник, сделал и вторую версию этой картины, которая была обнаружена в 2014 году в Тулузе, хотя её подлинность всё ещё под вопросом.

13. Гадалка, 1594 год

Есть две версии этой картины, сделанные в 1594 и 1595 годах соответственно, хотя даты были оспорены в обоих случаях. Бедно одетый мальчик занимает центральную рамку вместе с цыганской девочкой, которая читает его ладонь. Есть чувство удовольствия, когда они оба смотрят друг другу в лицо. При внимательном осмотре картины замечено, что девушка лукаво снимает с мальчика кольцо, нежно поглаживая его руку. Джованни Петро Беллори, который написал биографию Караваджо, упоминает, что женская модель – это прохожий, которого художник выбрал, чтобы сохранить оригинальность в своей работе, а не черпать вдохновение у своего мастера.

Читайте также  Степь с чумаками вечером, саврасов, 1854

14. Музыканты, 1595 год

Картины с музыкантами за работой, казалось, были популярной темой в то время, как Церковь начала поощрять возрождение в области музыки. Говорят, что до сих пор эта группа была самой сложной и амбициозной из работ Караваджо, поскольку ему было трудно чётко представить четыре фигуры, что придавало ей неуклюжий эффект. В настоящее время картина находится в плачевном состоянии, хотя её оригинальность сохранилась.

В продолжение темы, читайте также о том, какую загадку скрывает «Немая» Рафаэля Санти и почему эту картину сравнивают с легендарной «Джокондой» да Винчи.

 

Быть плохим. Микеланджело да Караваджо

Перечислять все пороки Караваджо — занятие столь утомительное и трудоемкое, что на это не хватит и шести статей. На его счету убийства, грабежи, изнасилования, пьяные драки, но его картины при этом украшают стены лучших музеев мира. Его готовы были взять под опеку самые влиятельные люди своего времени. Он должен был стать одним из главных орудий пропаганды католической церкви. Но вместо богатства, роскошной жизни во дворцах и высокого чина художник всегда предпочитал грязные трущобы. Он видел красоту там, где ее по всем канонам не могло быть. А теперь обо всем по порядку.

Караваджо — Мальчик и корзина с фруктами (1593)

Караваджо — Маленький больной Вакх (1593)

Караваджо — Шулера (1594)

Караваджо — Музыканты (1595)

Караваджо — Экстаз Святого Франциска (1595)

Караваджо — Лютнист (1596)

Ему было только пять лет, когда эпидемия чумы унесла жизни его отца и деда. Осталась только мать — одинокая женщина, пытающаяся прокормить прорву детей в Милане. Об этом периоде жизни Караваджо сохранилось очень мало информации. Мать художника, думающая только о том, как бы прокормить детей, не могла уделять им должного внимания. В итоге большую часть времени юный гений проводил на городских улицах — они стали его первой школой.

Милан всегда был центром торговли в северной Италии. Сюда стягивались отбросы общества со всей Европы, мечтавшие поймать удачу за хвост. Наемники, проститутки, воры, убийцы — их девизом была фраза «Нет надежды — нет страха». Караваджо отлично усвоил этот урок. Прежде чем начать обучаться живописи, он освоил то искусство, которое больше всего могло пригодиться ему в жизни — фехтование. В 13 лет будущий художник попал в тюрьму после драки в таверне, едва не закончившейся убийством. Тогда же мать отдала его в мастерскую ученика Тициана Петерцано.

Ее надежды на то, что занятия искусством наставят сына на праведный путь, в итоге не оправдались. Вечера Микеланджело Караваджо проводил в тавернах. Пьяные драки, скандалы и тюремные заключения следовали одни за другими. Но, несмотря на это, художник усердно работал в мастерской над развитием своего таланта. Кроме алкоголя, драк и живописи его не интересовало ничего.

Поворотный момент случился в 1590 году. Тогда умерла мать живописца, которая хоть как-то пыталась сдерживать взрывной характер сына. Теперь у него были деньги, полученные в наследство, а значит, хмельных ночей в жизни Караваджо стало еще больше. И вот, в очередной пьяной драке художник совершил убийство и, спасаясь от правосудия, бежал из Милана. Но куда он мог отправиться? Где бы его талант мог быть востребован? Ответ, естественно, был один — Рим!

В конце XVI века в Риме шла настоящая идеологическая религиозная война, и живопись была мощнейшим орудием католической церкви в борьбе с протестантами. Именно картины должны были раскрывать для огромного количества неграмотных прихожан истинный смысл христианства, показать им те удивительно красивые виды Рая, которые ждали их только после смерти. Идеальные тела, лишенные грязи, уродства. Счастье, обретенное через страдания на земле.

Но искусство Микеланджело Меризи да Караваджо было вызовом, своеобразной пощечиной общественному вкусу, он шел по своему собственному пути и не принимал никаких компромиссов. Ему не хотелось просто копировать работы великих мастеров прошлого. Он не верил всем этим привлекательным картинам. Эпидемия чумы, убившая отца и деда, научила Караваджо тому, насколько быстротечна и хрупка человеческая жизнь. Поэтому неудивительно, что именно он создал первый в истории итальянской живописи натюрморт.

Караваджо — Корзина с фруктами (1596)

Вы спросите: «Что общего есть у фруктов и смерти?». На первый взгляд, в этом произведении нет ничего особенного, но именно оно отражает мировоззрение художника. Заметив такую «Корзину с фруктами» на рынке, вы, скорее всего, прошли бы мимо. На каждом из фруктов уже видны следы тления, листья пожухли. Это удачно пойманный момент перехода жизни в смерть, никакого приукрашивания, только реальность со всеми ее неприглядными моментами. Впрочем, это было только начало.

Лучше всего талант Микеланджело да Караваджо, его желание идти наперекор всем существующим традициям раскрылись в другой картине, написанной в 1597 году. Это «Кающаяся Мария Магдалина». Проживший немало лет в трущобах, художник отлично знал, как выглядит страдающая проститутка, решившая обратиться к вере.

К этому популярному сюжету живописи эпохи Возрождения обращалось немало мастеров. Полотно Джампетрино меньше всего напоминает изображение раскаявшейся грешницы. Нет, это наоборот наслаждение красотой молодого тела. Оно соответствует всем идеалам эпохи Возрождения. Как тщательно выписывает Джампетрино вьющиеся рыжие волосы Магдалины, ниспадающие на ее идеальную грудь. В этом столько показного, столько кокетства и желания привлечь мужское внимание. Нет, так проститутки не раскаиваются в грехах, так они набирают новых клиентов.

Джампетрино — Кающаяся Мария Магдалина

Тициан — Кающаяся Мария Магдалина (1565)

Лука Джордано — Кающаяся Мария Магдалина

Картины Тициана, Луки Джордано почти точно повторяют друг друга по символике и манере изображения. И снова раскаяние на них выглядит деланным. Обращенные к небу глаза, полные слез, открытые плечи (какое раскаяние без сексуальности?), череп, напоминающий о бренности бытия, и книга, приводящая к спасению, хотя в нее даже не смотрят.

Все здесь пропитано театральностью, все здесь говорит об искусственности. Это явно постановочный кадр, а Караваджо всегда хотел изображать только реальную жизнь и ничего больше.

Караваджо — Кающаяся Мария Магдалина (1597)

И его Магдалина действительно напоминает раскаявшуюся грешницу. Ее глаза опущены, на лице задумчивая скорбь, ведь, решив поменять свою жизнь, человек обращается не к небу, он задает вопрос самому себе. Это уже финал преображения, последствие бури эмоций, о которой свидетельствуют разбросанные по полу дорогие украшения. В этой блуднице нет и тени кокетства. Она полностью одета, в ее платье нет ничего вызывающего.

Более того, это явно не одежда времен античности, даже не стилизация под нее. Так ходили современницы Караваджо. Художник как будто показывает, что библейские истории вечны, они не существуют только в прошлом, а происходят в нашей повседневной жизни. Нет здесь и ни единого классического упоминания о святости. Нет толпы голых младенцев-херувимов, нет креста, нет неба.

Читайте также  Какие самые крупные города россии

Перед нами мрачная комната. В мучительном исступлении, похожем на горячку, провела Магдалина всю ночь. И настало утро. Солнечный свет пока еще совсем слаб, его мягкие лучи видны только в правом верхнем углу полотна. Героиня еще не видит их. Это тот переломный момент ее жизни, когда возврат к старому невозможен, а будущее еще совсем не ясно. То самое предчувствие катарсиса, который вот-вот должен случиться, когда на блудницу упадет солнечный свет. Она застыла между двумя реальностями. Ее прошлое изорванными украшениями валяется на полу, а будущее только приходит к ней.

Отдельное внимание нужно обратить на положение рук Магдалины. Так мать держит своего ребенка. И перед нами рождение, только не ребенка, а рождение веры.

Это было настолько новое слово в живописи, что Караваджо не могли не заметить. Полотно за огромные деньги купил банкир Ватикана Винченцо Джустиниани. О художнике говорил весь Рим! Он — главная сенсация, он — будущее религиозной войны. В возрасте 26-ти лет сирота и преступник из Милана покорил вечный город. Заказы сыпались один за другим. А он творил, как одержимый, без черновиков и набросков, создавая иногда по 5-6 больших полотен в год. Но любому настоящему гению нужен вызов. Им стала серия из двух картин, посвященных св. Матфею. Но о них мы поговорим уже в следующей статье.

Караваджо

Микела́нджело Меризи да Карава́джо (итал. Michelangelo Merisi da Caravaggio ; 29 сентября 1571 ( 15710929 ) [1] , Милан — 18 июля 1610, Гроссето [источник не указан 515 дней] , Тоскана) — итальянский художник, реформатор европейской живописи XVII века, один из крупнейших мастеров барокко. Один из первых применил манеру письма «кьяроскуро» — резкое противопоставление света и тени.

Содержание

Биография

Сын архитектора Фермо Меризи и его второй жены Лючии Аратори, дочери землевладельца из городка Караваджо, неподалеку от Милана. Отец служил управляющим в доме Франческо I Сфорца, маркиза де Караваджо, хозяина этого городка. Отец умер от чумы, когда Микеланджело было пять лет. Учился с 1584 года у Симоне Петерцано в Милане, но по неизвестной причине закончил обучение раньше срока. Затем на четыре года пропадает из поля зрения и объявляется в Риме — нищим и голодным.

Первое время Караваджо сильно нуждался. Он поступил в мастерскую второстепенного, но бывшего в большой моде в Риме художника Чезари д’Арпино. По контракту Караваджо выполнял на картинах изображения цветов и фруктов. Позднее именно он откроет для итальянской живописи жанр натюрморта. Иногда своими заказами с Караваджо делился художник Антиведуто Граматика. Борромео, познакомившийся с Караваджо в пору его римской жизни, описал его как «человека неотёсанного, с грубыми манерами, вечно облачённого в рубище и обитающего где придётся. Рисуя уличных мальчишек, завсегдатаев трактиров и жалких бродяг, он выглядел вполне счастливым человеком» и признавал, что в картинах художника ему не всё нравилось [2] . Скопив немного денег, Караваджо рисует картину «Шулера», которую увидел кардинал дель Монте и пригласил художника на должность домашнего художника в свое имение.

В 1591 году Караваджо переехал во дворец своего покровителя кардинала дель Монте, где работал около пяти лет. Одним из поклонников живописи Караваджо и коллекционером его картин стал маркиз Винченцо Джустиниани.

В 1595 году несмотря на рекомендации, данные Джентилески, Граматики, Просперо Орси, Караваджо было отказано в приёме в Академию Святого Луки. Главным противником приёма Караваджо в Академию был её президент — Федерико Цуккаро. Он считал, что эффекты живописи Караваджо были следствием экстравагантного характера, а успехом его картины обязаны лишь своим «оттенком новизны», которую высоко ценили богатые покровители.

Караваджо рано пристрастился к азартным играм, делал долги, кроме того, обладал вспыльчивым нравом, не раз приносившим ему неприятности, часто задерживался римской полицией, но покровители защищали его, пока он не перешёл черту.

В мае 1606 года, после ссоры то ли во время игры в мяч, то ли из-за ставки, но в последующей драке, в которой участвовало десять человек, был убит Рануччио Томмазони. Караваджо был ранен и вывезен друзьями из Рима в Неаполь. Но ему всё равно был вынесен смертный приговор. За его голову была назначена награда. [3] . Все ранние работы Караваджо, оставшиеся в мастерской, бесследно исчезли.

В 1607 году перебрался на остров Мальта. На Мальте Караваджо писал картины для церквей по заказу местных рыцарей-госпитальеров. 14 июля 1608 года становится рыцарем Мальтийского ордена, принеся клятву перед алтарём, который сам и расписал в период послушничества. В сентябре 1608 года повздорил со знатным рыцарем и ранил его. Караваджо посадили в яму, выдолбленную в известняковой скале. Он смог убежать, что невозможно без помощи людей, наделенных властью, и отправился на Сицилию. Рыцари официально исключили художника из ордена.

В 1608—1609 годах скитался по городам Сицилии. В 1609 году внезапно возвращается в Неаполь, под защиту Сфорца, так как ему стало известно, что раненный им рыцарь подослал к нему убийц. Теперь Караваджо даже спал с кинжалом. Во дворце Сфорца он был недосягаем, но однажды всё-таки решил пойти в питейное заведение, и на его пороге несколько мужчин нанесли ему удары ножами в лицо. Караваджо благодаря уходу за ним во дворце Сфорца всё-таки выжил, но практически стал неузнаваем из-за шрамов на лице.

В 1610 году узнав, что может быть прощён, и рассчитывая на помощь римских покровителей и прощение папы, отплыл из Неаполя в Рим. Во время шторма корабль пристал к пристани в городке Пало, где Караваджо был ошибочно арестован начальником гарнизона, принявшего его за бандита. За большую взятку его освободили, но корабль к этому времени уже уплыл со всем его имуществом (на этом корабле остались четыре картины, которые Караваджо вез с собой в Рим — они исчезли). Караваджо пришлось продолжить свой путь пешком.

Умер 18 июля 1610 года в городке Порто д’Эрколе при невыясненных обстоятельствах [4] .

Он так и не узнал, что в Риме ему даровано полное прощение.

Ранний период

Драматическая жизнь Караваджо, полная приключений, соответствовала бунтарскому духу его творческой натуры. Уже в первых выполненных в Риме работах: «Маленький больной Вакх» (ок. 1593-94, Рим, галерея Боргезе), «Мальчик с фруктами» (ок. 1593, там же), «Вакх» (ок. 1593, Уффици), «Гадание» (ок. 1594, Лувр), «Лютнист» (ок. 1595, Эрмитаж), он выступает как смелый новатор, он бросил вызов главным художественным направлениям той эпохи — маньеризму и академизму, противопоставив им суровый реализм и демократизм своего искусства. Герой Караваджо — человек из уличной толпы, — римский мальчишка или юноша, наделённый грубоватой чувственной красотой и естественностью бездумно-жизнерадостного бытия; герой Караваджо предстает то в роли уличного торговца, музыканта, простодушного щёголя, внимающего лукавой цыганке, то в облике и с атрибутами античного бога Вакха.

Читайте также  Танец в буживале, ренуар, 1883

Эти жанровые по своей сути персонажи, залитые ярким светом, вплотную придвинуты к зрителю, изображены с подчеркнутой монументальностью и пластической ощутимостью.

Загадки и символы картины Караваджо «Лютнист»

Одна из самых известных картин итальянского художника Микеланджело Караваджо «Лютнист» довольно долго выставлялась под женским названием «Лютнистка», настолько мягкими и женственными были черты лица персонажа, мягкие пухлые руки, обнимающие музыкальный инструмент. Однако, исследователи творчества художника пришли к выводу, что на картине изображен все же молодой человек. И тому есть доказательства.

Во-первых, внешне персонаж, изображенный на картине, удивительно точно напоминал близкого друга художника Марио Миннити, который позировал и для других его произведений. Черноглазый и черноволосый юноша с типичными средиземноморскими чертами лица встречается на других полотнах, например, «Юноша с корзиной фруктов», «Голова медузы», «Мальчик, укушенный ящерицей», «Музыканты» и многих других.

Во-вторых, нотная тетрадь, изображенная на столе перед музыкантом, открыта на мужской басовой партии одного из мадригалов Аркадельта. Женщина-музыкант не могла бы выбрать такое произведение, т.к. это слишком тяжелая партия для женского голоса. И еще одно доказательство: лютня и скрипка, изображенная на картине с правой стороны, в те времена считались исключительно мужскими инструментами.

Картина необычна по своему содержанию и наполненностью. Искусствоведы до сих пор не могут определить жанр картины. Тем не менее многие сходятся во мнении, что это не просто портрет, это картина, передающая гармонию жизни, пространство, наполненное музыкой и вместе с тем полное грусти и воспоминаний о скоротечности жизни. И здесь же исследователи видят символический отсыл к образу Иисуса Христа, который подчеркнут символизмом изображенных цветов.

Во времена Караваждо символизм в искусстве был широко распространен и художники использовали его в своих картинах. Каждый предмет, изображенный на полотне, имел свое значение и не являлся случайным. Так, например, изображение букета цветов, плодов и сосуда символизируют присутствие самого Бога, поскольку он является одновременно и цветом, и плодом мироздания и сосудом истины.

Не менее символичны и цветы в букете. Так, ирисы символизируют не только самого Спасителя, пришедшего на землю со своей миссией, но и является также цветком Девы Марии. Роза символизирует кровь и страсти Христовы, жасмин – символ всепрощения и чистой светлой любви. Маленькая маргаритка символически отсылает ко времени детства Христа, а шиповник – тот самый терновый венец, который принял Иисус Христос на кресте.

Цветки апельсина считались символом чистоты и непорочности, не случайно они символизируют Богородицу и украшают невест во время венчания. Кроме того, цветки апельсина считаются символом мира, который держит в своих руках Спаситель. Инжир, или смоковница, символизировали муки распятого Христа во имя спасения людей и последующего его воскресения. Сливы являлись символом верности, а груша олицетворяла мягкость и любовь Бога к миру и человечеству.

Всего в мире существует три варианта этой картины. Первая картина выставлена в Санкт-Петербурге в Эрмитаже, и долгое время считалась единственной в своем роде. Этот вариант был написан по просьбе кардинала дель Монте, и считалась парой другой картине, «Музицирующие мальчики». Есть также версия, что юноша, изображенный на картине, известный музыкант из Милана – Галлус. В пользу этой версии говорит тетрадь на столе, на которой начертано это имя. Этот вариант картины кардинал продал некому коллекционеру. И попросил художника написать еще один вариант, но с небольшими изменениями.

Этот второй вариант выставляется в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Третья картина, копия первой, но несколько больше по размеру и светлее по тону, хранится в Англии, в усадьбе Бадминтон-Хаус.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: