Репетиция балета, дега, 1875 - JEKATERINBURG.RU

Репетиция балета, дега, 1875

Танец в картинах художника Эдгара Дега

Задумываясь о картинах про танец, кто первым приходит Вам на ум? Скорее, всего Эдгар Дега. Он так много рисовал балет, балерин, сцену, репетиции.

Хотя иногда про него любят писать, что, дескать, ему просто полуголые дамы нравились, тем более что чаще публикуют картины переодевающихся или разминающихся балерин. Но, если приглядитесь к большому количеству его картин, то Вы не будете воспринимать такой однобокий подход к его творчеству. Картины скажут все сами за себя

Эдгар Дега «Балетная сцена»

Эдгар Дега «Танцевальный зал»

Эдгар Дега увлекся балетов в 70е годы и до конца дней оставался поклонником этого искусства. В ранних его картинах танец предстает перед нами волшебным сказочным миром необыкновенно гармоничных форм и красок. Все шло к тому, что Эдгар Дега станет академическим художником: он был из обеспеченной семьи и занимался в Италии изучением образцов классического итальянского искусства. Но ему предстояло стать одним из открывателей нового искусства — импрессионализма.

Эдгар Дега «Балетная школа»

«Танцевальное фойе Оперы на улице Ле Пелетье», 1872г. Необычно, что центром картины фактически является пустое пространство, именно в него устремлена солистка, волнующаяся перед показом своего номера перед хореографом. И это пустое место в центре усиливает напряженность, исходящую от фигуры танцовщицы.

«Танцевальный класс», 1874. Вместе с танцовщицами изображен Жюль Перро — мастер романтического балета. Каждая танцовщица занята каким-то своим делом. В этих танцовщицах еще есть хрупкость, одухотворенность, изящество, которые нередко затем будут уступать место усталости и изможденности, угловатости и нескладности, обреченности. Возможно, сказались полученные знания о тяжком труде у станка. (Те, кто занимаются в Divadance, классическим танцем, наверное, это поймут прекрасно). Возможно, на картины наложили отпечаток личные события в жизни художника.

Эдгар Дега «Балетный класс мадам Кардиналь»

Картина «Голубые танцовщицы» (слева) приковывает взгляд удивительной поэзией цвета и линий. Движение практически можно увидеть, хотя живопись по определению статична.

Картины, изображающие танцовщиц на сцене показывают нам совсем другой мир — другие краски, волшебную иллюзию сказки и превращений. Это: «Балетный спектакль, вид на сцену из ложи», «Балет», «Завершающий арабеск». В первых двух «в кадр попадает» не только сцена, но и «кусочек» зала со зрителями. Дега словно для контраста ставит их рядом, чтобы подчеркнуть волшебство балетного мира. В последней из этих трех картин зрителей нет, в руке танцовщицы букет. Сочетание цветов создает драматичную атмосферу — контраст усталости балерины и торжества вследствие ее успеха.

Дега рисует репетици балета

Особенно интересными предстают перед нами сценические репетиции глазами художника. Изматывающая нервозность этого процесса сказывается в особой гамме, напоминающей слегка колорированную черно-белую фотографию. А также угловатость линий, напряженность или усталость на лицах участников процесса.

Эдгар Дега «Балетный туфли»

Эдгар Дега «Генеральная репетиция балета»

Эдгар Дега » Репетиция балета»

Эдгар Дега «Репетиция»

Эдгар Дега «Репетиция»

Эдгар Дега «Танцовщицы в фойе»

Эдгар Дега «Танцовщицы на репетиции»

Эдгар Дега «Генеральная репетиция»

Эдгар Дега словно бы указал волшебное окно в другую реальность, в которой можно почувствовать нечто недоступное в обычной жизни, но в то же время создаваемое людьми из плоти и крови, изнемогающих от тяжкого труда и усталости.

И за это ему большое спасибо!

Эдгар Дега «Завершающий арабеск»

Эдгар Дега «Балет»

Эдгар Дега «Балетный спектакль вид на сцену из ложи»

Рисование.ру

Эдгар Дега

Импрессионисты ставили во главу угла цвет и свет. Художник Эдгар Дега превозносил в своих картинах четкость линии, точную передачу движения.

Эдгар Дега. Картины художника

Эдгар Дега. Балетная школа

1879-1880 гг. Галерея искусств Коркорана, Вашингтон

Эдгар Дега не любил спонтанности, почти не работал на пленэре. Но принцип остановленного мгновения в его картинах — в том числе в «Балетной школе» — соблюдался неизменно.

Эдгар Дега. Голубые танцовщицы

Ок. 1898 г. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва

Нет, на картине представлен не эпизод балетной постановки. Девушки всего лишь поправляют костюмы и в последний раз разминаются перед выходом на сцену. Но пристрастие художника к строгой ритмичной композиции превращает обыденную сценку в эпизод сказочного танца! Дега часто работал пастелью, придававшей изображению мягкость и нежность.

Эдгар Дега. Проездка скаковых лошадей

Ок. 1880 г. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва

Лошади одинаковой масти, однотипные фигурки наездников, ритм и композиция картины — все это отдаленно напоминает древнеегипетские росписи с их последовательной раскадровкой движения и сюжета. Оживляет произведение удивительно достоверно изображенная полоса стелющегося по земле холодного тумана. Художник часто экспериментировал — например, использовал разогретую пастель, чтобы она легче растушевывалась.

Эдгар Дега. После ванны

1898 г. Музей д’Орсе, Париж

В отличие от Мане с его немного нарочитым эротизмом, Дега представляет обнаженную натуру очень обыденно. «Если мы желаем добиться реализма, — рассуждал художник, — зачем делать „ню» откровенно постановочным?» И на его полотнах дамы окатывают себя водой из кувшина, расчесывают волосы, заворачиваются в полотенце. Такое подглядывание в замочную скважину шокировало обывателя. Нагота у Дега не возвышенна, как у классиков, и не вызывающа, как у современников — она буднична и в тоже время красива.

Эдгар Дега. Музыканты в оркестре

1870-1871 гг. Городской институт искусств, Франкфурт-на-Майне

Это не просто выхваченный из реальности момент — это взгляд изнутри. Художник превращает зрителя в участника оркестра, который видит вблизи затылки своих коллег и грифы их инструментов. Небольшой размер картины и как будто стиснутая по бокам композиция усиливают ощущение тесноты, формируя эффект присутствия.

Эдгар Дега. Танцовщицы

1900 г. Художественный музей Принстонского университета

Дега любил рисовать артистов балета и танцовщиц, причем его картины не только создают иллюзию легкости и полетности танца, но и напоминают о том, что легкость эта — мнимая. Художник хорошо знал, каких изнурительных тренировок и каких усилий стоит триумф балерины и восторг зрителей и какой болью подчас оборачивается изящное искусство.

Эдгар Дега. Танцовщицы на репетиции

1875-1877 гг. Музей изобразительных искусств им.А. С. Пушкина, Москва

Художник долго добивался разрешения приходить за кулисы Парижской оперы и наблюдать за репетициями, параллельно делая сотни зарисовок. Друзья посмеивались над ним и утверждали, что «балетные девицы» явно уже воспринимают Эдгара Дега исключительно как деталь интерьера — лестницу или зеркало.

Эдгар Дега. Мисс Лала в цирке Фернандо

1879 г. Национальная галерея, Лондон

Эту картину часто сравнивают с моментальным фотоснимком — настолько необычна ее композиция. Создается впечатление, что мастер и в самом деле забежал на минутку в цирк и запечатлел поразивший его трюк, не особо заботясь о точке обзора. Но благодаря такой «небрежности» — на самом деле хорошо продуманной — возникает полная иллюзия присутствия под куполом рядом с бесстрашной акробаткой, висящей на канате при помощи зубов.

Эдгар Дега. Площадь согласия

1875 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Второе название картины — «Виконт Лепик с дочерьми». Она производит впечатление стоп-кадра: отец идет по улице, оставив позади дочек, которые смотрят на что-то за пределами картины. Слева — фигура прохожего, который, возможно, только что поздоровался с проходящим мимо виконтом — во всяком случае, он смотрит ему вслед.

Эдгар Дега. Жокеи перед трибуной

1869-1872 гг. Музей д’Орсе, Париж

Фотографичность картин Дега объясняется не только тем, что художник действительно интересовался фотографией, но и тем, что, если верить современникам, он обладал невероятной зрительной памятью. На этой картине напряженность момента — до скачек осталось несколько минут — подчеркивается контрастом холодных и теплых тонов и резкими сиреневыми тенями.

Читайте также  Бобовый король, якоб йорданс, около 1638

Эдгар Дега. Финал арабеска. Розита Маури

1877 г. Музей д’Орсе, Париж

Арабеск — элемент классического танца, вращение на опорной ноге. Как отразить это в живописи? Дега решает вопрос блестяще: он располагает зрителя таким образом, что тот как бы смотрит на балерину сверху. Окружность балетной пачки, оживленной резкими живописными мазками, раскинутые в стороны руки создают иллюзию стремительного движения!

Эдгар Дега. Танцовщица в зеленом

1877-1879 гг. Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид

Эдгар Дега зачастую вольно обращался с композицией: так и на этом полотне мы видим целиком фигуру только одной балерины, все остальные «попали» на полотно лишь частично. Этим подчеркивается изменчивость реальности. Движения девушек еще больше выделяются статичностью их подруг, ждущих своего выхода возле кулисы.

Эдгар Дега. Гладильщицы

Ок. 1884 г. Музей д’Орсе, Париж

Вся тяжесть монотонного труда передана в фигурах двух женщин, одна из которых всем весом навалилась на утюг, а вторая, оторвавшись от работы, потягивается, не выпуская из рук бутылку вина — возможно, единственный для нее способ немного расслабиться. Напряжение передается и при помощи дробных, нервных мазков краски.

ТАНЕЦ В ЖИВОПИСИ (БАЛЕТ. ЧАСТЬ 1 — ПЕВЕЦ «БАЛЕТНЫХ НОЖЕК» — ЭДГАР ДЕГА)

ТАНЕЦ В ЖИВОПИСИ (БАЛЕТ. ЧАСТЬ 1 — ПЕВЕЦ «БАЛЕТНЫХ НОЖЕК» — ЭДГАР ДЕГА)

Французский живописец, один из самых выдающихся представителей импрессионизма.
Дега рoдился 19 июля 1834 г. в Париже в oбеcпеченной семье аристoкратическoгo прoисхождения Огюста де Га и Селестины Мюссон. Настоящая его фамилия – Эдгар Илер Жермен де Га. Он был cтаршим из пятерых детей. Позже, в молодоcти, под влиянием новых coциальных идей, Эдгар изменил cвою фамилию с де Га на менee «аристократическую» Дега.
Дега получил основательную академическую подготовку в Школе изящных искусств под руководством Ламотта, ученика Энгра, куда поступает в 1855 г. Но в 1856 г. неожиданно для всех Э.Дега бросает учебу и уезжает на два года в Италию, где с большим интересом изучает работы великих мастеров XVI в. и Раннего Возрождения. В этот период кумирами для него становятся А.Мантенья и П.Веронезе, одухотворенная и красочная живопись которых буквально поразила молодого художника. Много копировал старых мастеров в Лувре, где встретился с Мане, а также в Неаполе, где подолгу жил в 1855 — 1859 годах. Но интересы начинающего художника этим не ограничивались. Он увлекался японской гравюрой, новыми открытиями в области фотографии.
В ранний период творчества Дега писал портреты. Для его ранних работ характерны резкий и точный рисунок, зоркая наблюдательность, сочетающиеся то с благородно-сдержанной манерой письма (зарисовки брата, 1856-1857, Лувр, Париж; рисунок головы баронессы Беллели, 1859, Лувр, Париж), то с жесткой реалистической правдивостью исполнения (портрет итальянской нищенки, 1857, частное собрание). Самый значительный из них — «Портрет семьи Беллели» (1860).
Занимался также исторической живописью. Вернувшись в Париж, Э.Дега обращается к исторической теме, но в отличие от салонной живописи тех лет отказывается от идеализации античной жизни, изображая ее такой, какой она могла бы быть на самом деле («Спартанские девушки вызывают на состязание юношей», 1860, Институт Варбурга и Курто, Лондон). Движения человеческих фигур на полотне лишены изысканной грации, они резки и угловаты, действие разорачивается на фоне обычного повседневного пейзажа.
Дебютировал в Салоне 1865 г. картиной «Сцены из жизни Средних веков».
В середине 1860-х годов Дега сближается с будущими импрессионистами, посещает кафе Гербуа, их постоянное место встреч. Обращается к современной тематике: в Салоне 1866 г. показывает картину «Раненый жокей», а в Салоне 1868 г. -«Мадмуазель Фиокр в спектакле «Источник»»» — свою первую балетную сцену.
С тех пор художник все чаще обращается к сюжетам их жизни балерин, изображает скачки, музыкантов оркестра. Он разрабатывает смелые композиции, необычные для того времени.
Появление фотографии дало художнику опору в поисках новых композиционных решений своих картин, но в полной мере оценить это изобретение Э.Дега смог только в 1872 г. во время пребывания в Северной Америке. Итогом этого путешествия стал «Портрет в хлопковой конторе» (1873, Музей изящных искусств, По), композиция которого производит впечатление случайного репортажного снимка.
Вернувшись во Францию, Э.Дега вновь оказывается в компании своих близких друзей: Э.Мане, О.Ренуара и К.Писсарро, но, будучи человеком замкнутым, предпочитает проводить большую часть своего времени за работой, а не за бесконечными спорами о судьбах искусства. Тем более что вскоре один из его братьев попадает в затруднительное финансовое положение, и Э.Дега вынужден в уплату его долгов отдать большую часть своего состояния и продать несколько своих картин.
Начиная с 1880-х годов, Дега много пишет пастелью. Причиной этому явился прогрессирующий конъюнктивит, которым художник заболел, находясь на военной службе в качестве добровольца при осаде Парижа. Именно в это время он создает свои знаменитые изображения обнаженной натуры. Преклонение перед человеческим телом он выразил в серии пастелей, представляющих женщин за туалетом («После ванны», 1885, частное собрание). Эти восхитительные работы были показаны на восьмой, последней выставке импрессионистов в 1886 г.
В последние годы жизни, когда прогрессирующая болезнь глаз заставила почти отказаться от живописи, художник много работал в скульптуре. Стоит отметить, что Эдгар Дега был практически универсальным художником не только в плане жанров, но и в плане техники, в которой он выполнял свои работы.
В своих поздних работах, напоминающих праздничный калейдоскоп огней, Э.Дега был одержим желанием передать ритм и движение сцены. Чтобы придать краскам особый блеск и заставить их светиться, художник растворял пастель горячей водой, превращая ее в некое подобие масляной краски, и кистью наносил ее на холст.
В личной жизни Э.Дега был одновременно сдержанным и вспыльчивым, случавшиеся с ним временами приступы гнева, как правило, были вызваны опасениями потерять свою независимость. Художник никогда не был женат и не имел детей. Потеряв зрение в 1908 г., он вынужден был отказаться от занятий живописью и последние годы провел в глубоком одиночестве.
Эдгар Дега скончался 27 сентября 1917 г. в Париже в возрасте 83 лет, будучи признанным мастером и авторитетным живописцем, по праву считавшимся одним из ярчайших представителей импрессионизма, оригинальным творцом.

В моей коллекции репродукций находится почти 60 картин Дега, посвященных балету. Давайте посмотрим их вместе!

Э.Дега Арлекин и Коломбина 1884 г.

Э.Дега Арлекин и Коломбина 1886-90 г.г.

Э.Дега Балерина 1882-85 г.г.

Э.Дега Балерина Дарре 1880 г.

Э.Дега Балерина в своей гримерке 1879 г.

Э.Дега Балерина в своей гримерке 1886 г.

Э.Дега Балерина переодевается в своей гримерке 1878 г.

Э.Дега Балерина позирует фотографу 1875 г.

Э.Дега Балерина с цветами

Э.Дега Балерина, завязывающая пуанты 1881-83 г.г.

Э.Дега Балерины 1883 г.

Э.Дега Балерины 1885 г.

Э.Дега Балерины 1886-90 г.г.

Э.Дега Балерины 1896 г.

Э.Дега Балерины в голубом 1883 г.

Э.Дега Балерины в зеленом 1877-79 г.г.

Э.Дега Балерины в оперном театре 1877 г.

Э.Дега Балерины в розовом 1884 г.

Э.Дега Балерины в фиолетовых туниках 1898 г.

Э.Дега Балерины готовятся к выходу

Э.Дега Балерины делают экзерсис 1887 г.

Э.Дега Балерины на сцене 1874 г.

Э.Дега Балерины на фоне пейзажа 1897 г.

Э.Дега Балерины у станка 1877 г.

Э.Дега Балерины у станка 1888 г.

Э.Дега Балет 1878-79 г.г.

Э.Дега Балет 1885 г.

Э.Дега Балет в Парижской опере 1878 г.

Э.Дега В репетиционном зале 1880 г.

Э.Дега Ожидание 1882 г.

Э.Дега Перед занавесом 1880 г.

Э.Дега Перформанс 1897 г.

Э.Дега Подготовка к танцу 1877 г.

Э.Дега Прима кланяется 1878 г.

Э.Дега Репетиционный зал 1873-78 г.г.

Читайте также  Какого роста самый низкий человек в мире + фото и видео

Э.Дега Репетиция 1874 г.

Э.Дега Репетиционный зал 1879 г.

Э.Дега Репетиция 1875 г.

Э.Дега Семья Манте 1880 г.

Э.Дега Сидящая балерина 1879-80 г.г.

Э.Дега Сцена из балета 1878-80 г.г.

Э.Дега Танец 1880 г.

Э.Дега Танец 1899 г.

Э.Дега Танец 1903 г.

Э.Дега Танец с веерами 1900 г.

Э.Дега Танец с видом из ложи 1877-79 г.г.

Э.Дега Танцевальный класс 1871 г.

Э.Дега Танцевальный класс 1872 г.

Э.Дега Три балерины 1899 г.

Э.Дега Три балерины в репетиционном зале 1873 г.

Безликие музы Эдгара Дэга

Илер-Жермен-Эдгар де Га, или просто Эдгар Дега известен, как виднейший представитель импрессионизма. Интересно, что сам он себя к этому жанру не причислял, но именно импрессионистский стиль его зрелого периода принёс ему узнаваемость. Тогда импрессионисты выбирали пленер — пейзажную живопись на природе или открытых пространствах, Дега, с ними не соглашался. Считая, что открытые места рассеивают внимание, он предпочёл пространство кафешантанов, оперы и театров. И сейчас его ассоциируют именно с этими полотнами — сюжетами о танцовщицах и театральном закулисье.

Иногда эти картины похожи на фотографии, иногда на подглядывание в замочную скважину. «Уловленные мгновения» — так, пожалуй, можно назвать его работы. Он хватал яркие моменты, укрупнял планы, чтобы выделить главное. В этом его сходство с импрессионистами. Они понимали мир — как постоянное движение. Но, если у пейзажистов это реализовалось через движение воздуха, света, смену времен дня и года, круговорот природы, то Дега стремился передать суть жизни через движение человека.

Эдгар Дега запомнился публике, как художник балерин. Он был первым из современников, кто совершенно по-новому увидел балет.

Интерес к танцу, безусловно, давняя традиция французской живописи: очаровательные женщины, пляшущие Терпсихоры воплощают радость, молодость и триумф красоты… Художники, писавшие балет до Дега, чаще изображали популярных артисток, склонившихся в изящном поклоне, позирующими под аплодисменты. Такие портреты напоминали фотографии кинозвёзд для обложки глянцевого журнала. Но Дэга не прельстился конкретной успешной примой-музой, он заинтересовался балетом вообще и рядовой средней балериной. Дега показывает мир танца, не впадая при этом в слащавость и прилизанность.

Его балерины «не красуются в кадре», они запечатлены в моменты повседневного монотонного труда, порой горькие и безрадостные.

Например, в «Танцевальном классе» изображены девушки во время репетиции. На их лицах застыло напряженное внимание, а парадные улыбки исчезли. Усталость делает их жесты угловатыми, а от взгляда зрителя не скрыты худоба, торчащие лопатки и жилистость натруженных ног.

В этих девочках еще можно разглядеть хрупкость юности. В более поздних работах Дега изящества будет все меньше, его образы будут отражать всю трагическую историю балерины: вот она – еще крошка, уже нарочито женственная в декольтированном корсаже. Вот ее упражнения у станка, скучные, изнурительные, неизбежные для нее каждый день.

Во времена художника, балет был ремеслом не привилегированным. Мало кто из балерин претендовал на лавры, они оказывались в театре по совсем другим причинам. Девочки из бедных семей, принятые в балетные школы, работали на износ, чтобы не оказаться на улице. В то время, школы существовали во многом благодаря меценатству богатых покровителей. А те, за своё участие, могли распоряжаться в том числе и ученицами. При театрах даже были специальные комнатки, где обеспеченные любители искусства производили «смотр» балерин, выбирая из понравившихся девушек.

На это закрывали глаза, а молва тем временем не щадила танцовщиц. Не смотря на то, что у бедняжек не было выбора, общество отказывало им в уважении и не воспринимало всерьез их профессию. Да и откуда людям было знать, что скрывается за внешней лёгкостью театральных спектаклей.

В своей балетной серии, Дэга показывает зрителю разные грани театра: сцену, фойе, артистическую уборную, иногда видимую только в щель приоткрытой двери. Наблюдая за танцовщицами из уголка или оркестровой ямы, он не делал даже эскизов, понимая, что артисты будут отвлекаться, невольно позировать, когда поймут, что их рисуют. А Дега хотел взять обыденность, случайность каждого жеста.

Его танцовщицы не созидают возвышенное искусство, они как автоматы воспроизводят отработанные потом и кровью, машинальные движения.

Дега первый открыл тему, которую продолжит Пикассо – творчество, как тяжелейший труд.

«Урок танца», 1879 года из Метрополитена, словно рассказывает о несчастной судьбе совсем еще маленькой девочки. Она стоит у станка, не понимая зачем она здесь, одинокая, в воздушной газовой юбке, с белоснежным бантом. Героиня напоминает заводную куклу, а балетмейстер, как кукольник, следит за каждым ее движением. Здесь не место пониманию и заботе, здесь незаметно промелькнёт еще одно слишком короткое детство.

Выбиваясь из сил, безрадостные и не пытающиеся выглядеть привлекательно, работают балерины во всех «репетициях» Дега. А на заднем плане неизменные спутники их жизни — старуха мать, унылый скрипач, балетмейстер с толстой палкой, и, наконец, поклонник-покровитель, «некто в цилиндре».

Даже выводя на сцену прима-балерину, изящную, как мотылек, Дега не забывает показать это безобразное черное пятно, неизменно торчащее за кулисами, — тень мужчины…

Многие критики отмечали отстранённость Дега по отношению к своим моделям. Но прямота и беспристрастность в отрисовке образов, в итоге не меняет общее впечатление от картин — ощущение теплоты и внимания к персонажам. И действительно, сам Дэга, не будучи сентиментальным, в своём скрупулезном изображение танцовщиц не пытался воспеть их грацию или исполнить гимн женскому труду. «Меня называют живописцем танцовщиц. Балерины всегда были для меня лишь предлогом, чтобы изобразить замечательные ткани и ухватить движение» — говорил он.

Конечной целью было достижение тех высот в живописи, когда она становится реальнее, чем сама жизнь, с точностью камеры выхватывает самое значимое в текущем моменте.

Однако, невольно, своими полотнами, он смог повлиять на восприятие балета, перевернуть легкомысленное представление об этом искусстве и о его исполнительницах. Наконец, привлечь внимание к тому, сколько сил вложено в создание внешней легкости и непринуждённости зрелища, которое кажется праздником, если смотреть из зрительного зала.

Эдгар Дега. Белая ворона Импрессионизма

Дега был уже в летах, когда вдруг увлекся новой игрушкой – дагеротипией, да столь рьяно, что не один знакомый более не мог уйти от него, не попозировав этак часа по три. Но, вероятно именно это увлечение фотографией помогло ему увидеть непрерывность жизненного потока за срезанной рамкой полотна и по сути, снять краской и кистью собственное документальное кино, а иллюзия словно нечаянно подсмотренной сценки стала отныне эксклюзивным приемом Дега.

Известно, что Эдгар напрочь не жаловал природу. Красоту же искал в логике и уравновешенности. Ему настолько решительно не нужна была эта, как он говорил, возня импрессионистов со световыми эффектами и рефлексами, что он даже порой ворчал: «будь я в правительстве, посылал бы жандармов приглядывать за теми, кто пишет пейзажи с натуры».

«Им нужна жизнь природы – однажды подведет Дега – мне же жизнь искусства».

Дега не принимал даже сам термин, но при этом регулярно выставлялся с импрессионистами и столь же регулярно занимался организацией их вернисажей. Этот парадокс отметят как зрители, так и критики. Быстро оценят тончайший эстетический вкус этого неудобного Дега, а заодно обратят внимание и на искания художников новой волны.

А друг Дега – Эдуард Мане, неизменно будет представлять того новым знакомым приблизительно так: «Это Дега. Он пишет с натуры… кафе… как правило — ночных». В последствии Дега даже нарекут первым импрессионистом ночи, а сам себя он иронично будет величать белой вороной импрессионизма.

Эдгар обладал удивительно цепким глазом. У него было очень яркое воображение и совершенно фантастическая фотографическая память.

Читайте также  Самые загадочные преступления в мире, почему их не смогли раскрыть

Движение на холстах художника непредсказуемо, естественно, текуче, как сама жизнь. И оно почти сразу же цепляло. А вот первый его скульптурный опыт многих поверг в ужас.

В 1881 на шестой выставке импрессионистов Дега продемонстрировал изваяние – свою маленькую танцовщицу. Позировала художнику «крыска» – так называли в парижской опере балетных девочек подростков за их особую угловатость и по тем временам неестественную худобу.

Дега был фигурой загадочной. По натуре почти интроверт, что составило ему ложную репутацию дурного человека и лишь единицы знали насколько участлив, жертвенен этот застегнутый на все пуговицы лощёный денди. Словно колючий дикобраз, который тщательно прятал под ядовитыми иглами добрейшее сердце.

Предельно честный Эдгар, если хотел, людей с легкостью очаровывал. Был привлекателен, утончен, галантен, слыл виртуозным полемистом. На его словесные схватки с Эдуардом Мане стекались, как на занимательное шоу. Оба за словом в карман не лезли, но Мане, владея в совершенстве парижским искусством едкой насмешки, переиграть Дега был бессилен.

Дега никогда не под кого не подстраивался, никому не льстил. Редко писал заказные портреты – только родных и близких друзей, и никого ни разу не приукрасил, в том числе и себя.

До сорока двух лет Дега картин своих не продавал. В том попросту не было нужды. С тридцати лет он с легкостью содержал собственный особняк с гувернанткой. Впервые посмотрел на кисть, как на средство существования, лишь после смерти отца и его разорения.

Банк, которым управлял Дега старший, задолжает кредиторам астрономические суммы. Эдгар погасит долговые расписки из своего наследства. Продаст родовое гнездо и отцовскую коллекцию старых мастеров. А когда прогорят дотла предприятия родных братьев, переведет им львиную долю своих средств. Откажется от собственного дома и большей части картин из личной коллекции. В одном из писем сдержанно обоснует: «когда один из членов семьи должен значительную сумму и не может ее возместить – честь семьи, достоинство рода и репутация фамилии требует принять долг на свой счет».

Эдгар Дега родился 19 июля 1834 года в Париже. Мать Эдгара — Селестина Мюссон, креолка, происходила из богатой французской семьи, обосновавшейся на юге американского континента. Ее отец оказался удачливым брокером на хлопковой бирже в Новом Орлеане. Отец Эдгара — Огюст де Га был увлечен живописью больше, нежели финансами, хотя и управлял французским филиалом крупного банка, что был основан в Италии еще дедом Эдгара. Первоначально аристократическая фамилия рода писалась с «де» знаком дворянства раздельно. Упростит ее в своей подписи именно художник Дега.

Эдгар страдал диабетом и, как следствие, отслоение сетчатки правого глаза еще в юности. Прямой солнечный свет ему был противопоказан. На открытом воздухе делал лишь беглые наброски в блокноте. Над картинами работал только в условиях мастерской. Высоко ценил форму и рисунок. Находил, что рисунок – это не форма, это то, как ты видишь форму. Опирался на свою фотографическую память. Предпочитал наблюдать не рисую, а рисовать не наблюдая.

Детали сведены к минимуму. Формы скульптурны. Контуры – толстая, прочерченная углем линия. Колорит насыщен пурпурными, розовыми и лиловыми оттенками. Некоторые усмотрят в этом чрезмерную рассудочность мастера.

Где-то с 1874 года Дега начинает работу над сериями, делая многочисленные зарисовки по памяти, а затем перенося их на кальку и принимаясь многократно повторять жесты персонажей. Вот почему столь убедительны профессиональные ухватки его гладильщиц и жокеев, прачек и балерин.

Серий у Дега пять. Самая знаменитая – танцовщицы. Самая неожиданная – скачки. Самая короткая и невозможная по композиции – модистки. Самая обыденная – прачки.
А однажды художник откроет для себя и непарадную сторону Гранд Опера. Не миг триумфа, но театральную изнанку с ее галерным трудом у балетного станка.

Даже к своей неизбежной слепоте Дега подойдет рационально. Еще до того, как катаракта полностью перекроет ему свет, он начнет пробовать лепить с закрытыми глазами. Назовет скульптуру ремеслом слепого. Будет учится видеть тактильно, пальцами, а писать уже только пастелью, смешивая ее с темперой и водой, иногда оставляя проступающий тон бумаги, используя смешанную технику – штрихи маслом или акварелью, обрабатывая паром. Когда пастель размягчалась, он растушевывал ее подушечками пальцев. До него с пастелью никто так не работал. А колорит финальной серии художника, что к тому времени уже едва различал силуэты, назовут последним и величайшим даром мастера современному искусству.

На вопросы друзей, отчего Дега не женится, Эдгар отговаривался шуткой: «ну зачем мне жена? Я целый день корплю в мастерской, а вечером кто-то заходит туда, где я мучился, и этак мимолетно бросает – миленькая картинка».

Впрочем, Дега никогда не был особенно терпим к внешним раздражителям, а где-то к пятидесяти сделается уже окончательно сварливым. Его начнет угнетать современность. Велосипед он начнет называть смешным, телефон глупым.

Перестанет выставляться, хотя его картины уходили и так, буквально с мольберта. Но, после 1908 года он уже почти ничего не пишет.

В 1912 умирает его верная спутница – родная сестра Тереза. Дом, в котором долгие годы жил художник, владелец решает реконструировать и продать за триста тысяч франков.

Дега мог купить его весь всего за одну папку с рисунками из своей коллекции, но восьмидесятилетний упрямец находит, что художник не может выкинуть на ветер целое состояние.

Далее отказ от помощи. Самостоятельный перевоз скарба. Полное истощение.

Чужие стены и ожидание смерти. И в это же время его танцовщицы уходят на аукционе за четыреста семьдесят восемь тысяч франков. Ни до, ни после Дега ничего подобного за работы художников новой волны в эпоху импрессионизма не давали.

Когда же Эдгара спросили, что он думает по поводу этого, то услышали типичный для мастера ответ: «я чувствую себя лошадью, только что выигравшей скачки и получившей в награду все тот же мешок с овсом».

Судя по всему, Дега никогда не был человеком конечного результата. Он был человеком процесса.

Ему важны были горизонты, которые бесконечно уходили вперед, а он шел и не мог их достичь. И когда однажды к нему в мастерскую прибежал его очень близкий знакомый и прямо с порога закричал, что наконец-таки нашел свою манеру живописи, Дега тут же загрустил и сказал: «ну надо же… А если бы я нашел свою манеру, я бы, наверное, в тот же момент просто помер от скуки».

И даже в глубокой старости слепой и почти оглохший Дега так и останется аристократом до мозга костей. Сохранит светские привычки. Абонирует ложу в опере на двадцать лет вперед. Не менее трех раз в неделю будет ужинать в дорогих ресторанах. А вплоть до 1914 года его сухопарую фигуру все еще смогут наблюдать на парижских бульварах под аккомпанемент легкого постука его изысканной трости, что нащупывала последний путь несгибаемого Дега.

Звезда Дега погасла 27 апреля 1917 года. Ему было восемьдесят три. Согласно его последней воле проводы были скромные. Художник просил не слагать в его честь высокопарных панегириков, ибо всю жизнь страшился банальности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: