Мученичество апостола матфея, микеланджело караваджо - Тайны со всего мира

Мученичество апостола матфея, микеланджело караваджо

Быть плохим. Микеланджело
да Караваджо. Часть 2

Почти всех великих художников объединяет то, что они были несчастными людьми. Прямо по Достоевскому: «Мера страдания определяет меру истины». Отличает их только то, что каждый из живописцев был несчастен по-своему.

Микеланджело Меризи да Караваджо (Michelangelo Merisi da Caravaggio) был баловнем судьбы, мог иметь все, что пожелал, но сам постоянно стремился к отчаянию и безысходности, которыми пропитаны его поздние произведения.

Как уже говорилось, в возрасте 26 лет Караваджо получил признание и славу, его картины завораживали, о них говорили в самых богатых домах Рима, за ними охотились все ценители искусства. И теперь живописцу предстояло принять новый вызов — стать оружием церковной пропаганды. Это был предел мечтаний любого художника. Это была слава, гремящая на весь мир, это были огромные деньги, это было бессмертие.

Вызов был брошен Караваджо очень скоро. 25 июня 1599 года он подписал контракт на написание двух картин, посвященных св. Матфею евангелисту. Уже с самого начала это была победа. Первоначально заказ был отдан сопернику нашего героя, известному римскому художнику Чезари д’Арпино (Cavalier d’Arpino). Но из-за того, что работа продвигалась очень медленно, роспись капеллы перепоручили Караваджо. Его эго било в литавры и праздновало победу! Но только поначалу.

Чем больше художник задумывался о работе, тем отчетливее понимал, что выполнить заказ будет совсем не просто. Ему нужно было изобразить два сюжета: призвание и мученичество св. Матфея. Караваджо начал со второго, но картина у него откровенно не получалась. Ему не хотелось просто повторять полотна мастеров прошлого, выстраивать классическую композицию из трех фигур: мученика, убийцы и ангела. Художник оказался в тупике и тогда решил на время оставить работу над «Мученичеством святого Матфея» и обратиться к другой картине — к «Призванию святого Матфея».

Да, еще никому и никогда не удавалось изобразить в религиозной живописи хоть что-то похожее на это! Как уже говорилось, художника никогда не интересовали вымышленные картины небес. Религия была для него реальностью, растворенной в повседневной жизни. Не будем забывать, что все апостолы были до призвания обычными грешниками. А Караваджо знал о грехах все, и призвание Матфея на его картине происходит в убогой таверне. Что могло согревать сердце убийцы (а Микеланджело Меризи да Караваджо им был) сильнее, чем фраза Христа:

«Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии»

Перед нами убогая обстановка. Вокруг полутьма. Матфей здесь — продажный чиновник, плут. Эта грязная таверна — его штаб-квартира, где со своими помощниками он ведет незаконный бизнес. И в разгар очередной сделки к нему и приходит Иисус. Почему к нему? Да потому что праведники не нужны Спасителю. Нет, ему нужно такое ничтожество, как Матфей. И снова никаких младенцев-ангелов, никаких небес, никакого явного откровения. Все предельно реалистично. Единственное, что напоминает здесь о религии — это едва заметный нимб над головой Христа.

За столом, помимо святого, еще 4 человека. Но никто из них не понимает, что происходит. Двое слева вообще ничего не видят — они заняты пересчетом денег. Мальчик справа от евангелиста смотрит на эту сцену с безучастным недоумением, охранник уже поднимается со стула и готов в любой момент обнажить свою шпагу, чтобы убить нежелательных свидетелей.

И только Матфей понимает, что сейчас произошло. Одна его рука еще сжимает монеты на столе, но он уже не смотрит туда. Его недоуменный взгляд обращен на Христа и апостола Петра, а своей левой рукой он неуверенно указывает на себя, как будто задавая вопрос: «Неужели вам нужен я?». Сомневающийся жест Петра, который как будто спрашивает Иисуса: «Неужели мы возьмем его?». А смысловым центом картины становится яркий луч света, бьющий из открытого окна и вырывающий из тьмы на лицо Матфея. Этот же луч освещает и руку Спасителя, указывающую на будущего апостола. В этом моменте Караваджо перефразирует произведение своего великого предшественника Микеланджело Буонарроти «Сотворение Адама». Здесь Бог через касание вдохнул жизнь в первого человека. В нашем же случае Христос через луч света, как будто направленный его рукой, вдохнул веру в грешника Матфея.

После написания «Призвания святого Матфея» у Микеланджело Меризи да Караваджо больше не было сомнений по поводу того, как ему нужно изобразить смерть евангелиста.

Это сцена убийства, которая вызывает у вас ужас. Хочется бежать от этой картины как можно дальше. Караваджо специально идет против сложившихся правил живописи. Можно вспомнить например картину Паоло Веронезе «Мученичество святого Георгия». Здесь о страданиях не говорит вообще ничего. Конечно, святого ждет смерть, но ему на это абсолютно все равно. Его глаза обращены к небесам, где летают голые младенцы, сидят красивые женщины с обнаженными плечами и мило беседуют другие святые. Для него смерть — это не более чем короткая остановка на заправке по дороге на лучшую вечеринку столетия.

На полотне Микеланджело Меризи да Караваджо все выглядит совсем иначе. Да, здесь есть небеса, и с них ангел протягивает святому Матфею пальмовую ветвь — символ мученичества. Но евангелист не смотрит на него. Его глаза обращены на убийцу, который схватил протянутую вверх руку святого и уже готов нанести решающий удар. Это движение как будто говорит:

«Подожди с небесами, Матфей, ты еще не страдал по-настоящему! О Рае будешь думать потом, ты все еще на земле, принимай свой мученический венец!»

Стоит обратить внимание на то, что убийство происходит в храме. За наемником и Матфеем виден алтарь. Все движение на полотне направлено от центра к краям. Композиция как будто оживает и стремится перейти с холста в реальную жизнь. Восемь человек в ужасе разбегаются, и только один из них застыл и смотрит с печалью и мукой на эту сцену. Это сам Караваджо. Вот он, его лицо видно чуть выше руки убийцы, сжимающей смертоносный клинок. Да, он знал как выглядит насильственная смерть, какой ужас охватывает невольных свидетелей. Явно не с радостью переносил он собственный опыт на холст. Но здесь еще есть намек на возможное спасение. Это ангел, протягивающий пальмовую ветвь Матфею. Прошло совсем немного времени, и ни о каком спасении Караваждо думать уже не смог.

Картина «Мученичество святого Матфея» принесла художнику огромную славу. Теперь ему постоянно заказывают религиозные сюжеты. И каждое из полотен вызывает в обществе скандал. «Успении Богоматери» было отвергнуто заказчиком из-за того, что, по слухам, Караваджо использовал в качестве модели Девы Марии труп проститутки из морга. Понтифик Павел V заказывает ему картину для собора Св. Петра. Но «Мадонна со змеей» провисела там только два дня. Все из-за того, что в образе богоматери предстала подруга художника — проститутка Элен.

Чем больше была слава художника, тем более вызывающе он себя вел. Тюремные заключения и судебные процессы следовали одни за другими. «Засуньте себе это в задницу», − так отвечал художник на просьбу капитана ночной стражи предъявить документы. Ждать несчастья было недолго. Миланская история повторилась вновь. Это случилось на площадке для игры в мяч. 29 мая 1606 года Караваджо проиграл 10 эскудо молодому аристократу и баловню судьбы Рануччо Томассони. А художник никогда не умел проигрывать.

Завязалась драка, Томассони был смертельно ранен, утром он умер. Может быть, это бы и сошло с рук Караваджо, но погибший был из очень влиятельной семьи. В итоге на следующий день по всему Риму были развешены листовки: художник был объявлен вне закона, приговорен к смерти, за его голову была назначена награда. Впрочем, благодаря связям, живописцу удалось бежать. Вначале в Неаполь, а оттуда на Мальту.

Именно здесь его жизнь снова сделала крутой поворот. Именно тут была создана его величайшая картина, единственное полотно, которое было подписано Караваджо. За это произведение он был принят в Мальтийский орден и официально стал рыцарем, хотя за его голову по-прежнему была назначена награда. Но об этом мы поговорим уже в следующей статье.

Почему заказчик не принял у Караваджо первую версию «Святого Матфея и ангела», и Что изменилось в ремейке

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

О мастере

Он родился в Караваджо, близ Бергамо. Отец его был каменщиком, и сам Караваджо 4 года зарабатывал себе на хлеб работой каменщика. Не побывав ни в одной академии, Караваджо научился владеть кистью и красками, и поступил лакеем на службу к знатному господину кавалеру Арпино в Риме.

В Риме талант Караваджо открыл художник Просперо, торговавший художественными произведениями. Он то и начал заказывать первым работы у молодого живописца. Одну из выполненных картин Караваджо приобрел кардинал дель Монте, который был ключевым игроком в продвижении молодого художника. Даже папа заказывает ему свой портрет.

Заказы от церкви и контрреформация

Микеланджело Мериси да Караваджо родился спустя полвека после контрреформации Лютера Кинга. Своим искусством он внес большой вклад в новое римско-католическое стремление противостоять протестантам и подтвердил важность религиозных образов в христианстве. За несколько лет до рождения художника католическая церковь созвала заключительную сессию Совета Трента и установила новые правила в отношении религиозных образов.

При обращении к святым и использовании священных изображений каждое суеверие должно быть устранено, вся грязная сущность должна быть отменена. Наконец, следует избегать всякой развратности, извращенности и пьянства, а также изображения святых в роскоши и богатстве. Таким образом, излишняя идеализация священных сюжетов эпохи Возрождения уступила место натуралистичности. С этой целью Караваджо старался подчеркнуть человечность, натурализм и смиренную природу Иисуса и святых. Чтобы попытаться связать прошлое с настоящими канонами, Караваджо помещал Иисуса или святых часто в натуралистические условия, полностью отдаленные от привычных ранее образов.

«Святой Матфей и ангел»

Караваджо стал получать заказы от церквей. Одним из таких заказов стала работа «Святой Матфей и ангел», с которой связано много интересных историй.

Читайте также  Самые большие, глубокие и длинные метро в мире

Его «Святой Матфей» изображается как смиренный человек, морщинистый и старый бедный римлянин. Караваджо изобразил его одетым в римскую одежду конца XVI века, в грязном римском доме с грязными окнами. И хотя это, похоже, соответствует новым строгим правилам Церкви в отношении религиозного искусства, похоже, что они не были полностью готовы к тому, что представил Караваджо.

Что мы видим в этой работе? Рука Матфея занята написанием самых первых слов о жизни Иисуса — Евангелие от Матфея в то время считалось первым. И Матфей изображен таким изумленным происходящим чудом, что он не может контролировать свои действия без направляющей руки ангела. Изумление и шок прекрасно передают огромные глаза святого и поднятый лоб. Очень честно и реалистично! Ангел сосредоточенно руководит рукой неграмотного святого, творя первый рассказ о жизни Спасителя. Мы даже можем представить себе, как буквы медленно и чудесно складываются в слова, а слова в предложения, руководствуясь терпеливым учителем-ангелом. Одежда святого обнажает его грязные нога, художник тщательно передал даже грязные ногти Матфея. Караваджо изобразил святого настолько натуралистично и по-человечески, насколько это возможно.

И по этой причине церковь подвергла цензуре картину, и за этим последовал скандал.

Скандал и отвержение

Караваджо негодовал. Скандал и испорченная репутация сильно встревожили Караваджо. Когда картина со Святым Матфеем и ангелом была завершена и помещена на алтарь, ее забрали священники, которые сказали, что фигура со скрещенными и грубо выставленными перед публикой ногами не имеет ни приличия, ни облика святого. Что уж говорить о грязных ногах святого! Да, воспроизводя сцены мученичества, Караваджо не прибегает к идеализированному ретушированию. Его Святой – человек с грязными ногами. Неудивительно, что впоследствии из-за критического реализма в священных сценах и нестандартности выражения сюжетов из Библии Караваджо был провозглашен апостолом безобразия. Его произведения казались прегрешением перед святым духом искусства. Его стали называть «художником грязных ног». Джованни Бальоне — художник позднего маньеризма и барокко в Риме – называл Караваджо разрушителем искусства, антихристом живописи.
Люди были шокированы увиденным «Святым Матфеем и ангелом», для них картина была абсолютным неуважением к святому. Картина не была принята, и Караваджо пришлось попробовать еще раз. На этот раз он не стал рисковать и придерживался общепринятых представлений о том, как должны выглядеть ангел и святой. Результат, конечно, оказался не таким натуралистичным. И самое главное, второй вариант священного сюжета не был столь честным и искренним, как первый. Но он был принят церковью.

Второй вариант Святого Матфея

Несмотря на новые строгие правила в отношении религиозных образов, установленные Советом в Тренте, Церковь до сих пор не могла отпустить то, что считала «явлением святого». Для нее по-прежнему не должно быть угрозы цензуры и скандала. Церковь Сан-Луиджи-деи-Франчеси (где помещалась картина «Святой Матфей и ангел») все еще считала, что изображения святых должны сохранять в себе элемент божественности. То, что отличало бы их от обычных людей. Любое отклонение, любая попытка предложить связь между простым народом и святыми все еще не была приемлема. Караваджо был в некоторой степени ограничен идеологией. Именно поэтому первая попытка Караваджо реалистично изобразить святого апостола не могла проникнуть в идеалы Церкви и подверглась цензуре.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Микеланджело Буонарроти: биография и произведения мастера

Апостол Матфей в искусстве

Апостол Матфей в иконографии и изобразительном искусстве изображается довольно часто. Это объясняется его сугубым значением в распространении слова Божия.

К примеру, стоит обратить внимание на прекрасную работу «Апостол Матфей и ангел» итальянского живописца болонской школы, великолепного мастера барокко Рени Гвидо (4 ноября 1575, Кальвенцано — 18 августа 1642, Болонья) . Он учился у Карраччи и Феррантини, был выпускником Болонской академии художеств, проводником и наследником ее живописной традиции и педагогической системы.

Гвидо Рени. Апостол Матфей и ангел, 1635-1640. Ватиканская пинакотека, Рим

К выдающимся шедеврам живописи принадлежат три изумителных картины из жизни апостола кисти великого Караваджо (итал. Michelangelo Merisi da Caravaggio; 29 сентября 1571, Милан — 18 июля 1610, Порто-Эрколе) — итальянского художника, реформатора европейской живописи XVII века, основателя реализма в живописи, одного из крупнейших мастеров барокко.

Караваджо. Призвание апостола Матфея. Фрагмент. 1598-1601 гг. Рим, церковь Сан Луиджи деи Франчези

Караваджо. Призвание апостола Матфея

Матье Контрель (строительный подрядчик) оставил завещание. Согласно ему, нужно было отделать фресками капеллу в церкви. Он выбрал определенную тему и необходимое количество. Контракт подписали с известным в то время живописцем Чезари д Арпино. Он был некогда соперником Караваджо. Но поскольку он был просто завален всевозможными заказами, то в 1599 году смог оформить только свод. Возникли серьезные опасения, что нужное время роспись не будет закончена.

Договоренность с д Арпино была разорвана. Решили доверить это ответственное дело Караваджо. До этого он занимался лишь частными заказами. Эта работа стала его первой пробой пера для широкой аудитории. Живописец решил полностью отказаться от традиционных фресок. Он предпочел большие холсты.

«Призвание апостола Матфея» — первая картина. Это произведение художника по праву лучшее творение, созданное на достаточно редкий сюжет.

Матфея увидел сам Иисус и решил призвать его на служение апостолом. Трактовка Караваджо иная. Он изображает этот сюжет, как одну из сцен обычной жизни того времени. Мы видим темную комнату. Сидят люди и считают выручку. Молодые люди обернулись и внимательно смотрят на вошедших. Матвей одет бедно. Никто не понял, кто он, кроме Левия.

Мрак прорван потоком света в том месте, где находится Иисус с апостолом Петром. Это символ веры, который неожиданно ворвался в мир. Наш взгляд строго организован тем, как он направлен. Мы невольно читаем всю сцену именно, начиная слева. Мы можем видеть лишь руку и голову Иисуса. Он зашел сюда лишь на минуту, так как его ноги повернуты по направлению к выходу. Здесь три раза повторен один и тот же жест – вытянутая рука. Многие исследователи считают, что это неслучайно.

Микеланджело Караваджо. Мученичество апостола Матфея. 1599—1602. Сан-Луиджи-деи-Франчези, Рим

Мученичество апостола Матфея — Микеланджело Меризи да Караваджо. 1599-1600

Это большое драматическое полотно было написано в 1599-1600 гг. для капеллы Контарелли в церкви Сан Луиджи деи Франчези в Риме. Бессильно свисающая рука святого и причудливо освещенные фигуры на переднем плане подводят взгляд зрителя прямо к сцене насилия. Освещение двух центральных фигур подчеркивает мощный контраст мускулистого тела палача и беспомощно распластанного на земле старца в одежде священника. Тело Матфея с разведенными в сторону руками как бы образует крест у ног палача. Невидимый палачу ангел протягивает святому пальмовую ветвь, символ мученичества, которую тот пытается схватить.

Микеланджело Караваджо. Апостол Матфей и Ангел . 1599—1602. Сан-Луиджи-деи-Франчези, Рим

Ссылки

  1. 12
    Wallace, 2010, с. 19.
  2. 123Michaël J. Amy.
    The Dating of Michelangelo’s St Matthew. — 2000. — Т. 142, вып. 1169.
  3. 12
    Scigliano, 2005, с. 111.
  4. Wallace, 2010, с. 18.
  5. Статуя Св. Апостола Матфея (ок. 1503-1506) (неопр.)
    . www.mikelangelo.ru. Дата обращения 1 июля 2012. Архивировано 7 октября 2012 года.
  6. Микеланджело. Поэзия. Письма, 1983, с. 11.
  7. Вазари, 1970, с. 313.
  8. Scigliano, 2005, с. 116.
  9. Scigliano, 2005, с. 113.
  10. Louise Lawrence White.
    Michelangelo: St Matthew—Unfinished (англ.).
    Sport 20
    124-125. Wellington: Fergus Barrowman (березень 1998). — «(…)/through gauzy distance/the tap tap tap of a chisel/when a man carved/so deep into stone/he felt the heart move then/wiped the sweat from his eyes/and walked away/(…)». Дата обращения 1 мая 2012. Архивировано 6 октября 2012 года.

Микеланджело Караваджо. Апостол Матфей и Ангел . 1599—1602. Сан-Луиджи-деи-Франчези, Рим

Первый вариант центральной картины цикла, посвящённого апостолу Матвею, был отвергнут духовенством как противоречащий канонам. Апостол, натурщиком для которого, вероятно, послужил пожилой человек из народа, сидел в кресле, скрестив обнажённые грубые ноги. Он внимательно вглядывался в книгу, лежащую у него на коленях, создавая впечатление, что едва ли знает грамоту. Над апостолом склонялся, резко контрастируя с ним, прекрасный ангел, фигура которого ясно обрисовывается одеждой. Ангел с большим трудом направлял движение руки пишущего апостола. Позы персонажей алтарного образа были признаны «неподобающими». Картину приобрёл банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани, вызволив художника из трудного положения. Позднее это полотно хранилось в Берлине и погибло в апреле 1945 года во время штурма города. Сохранилась лишь его чёрно-белая репродукция.
Во второй версии картины, законченной к 1602 году, художник смягчил первоначальный замысел. Размеры образа были увеличены по сравнению с первым вариантом — к тому времени заказчики расторгли контракт со скульптором Якобом Кобертом, который должен был изваять фигуру святого для алтаря. Первоначально предполагалось, что картина Караваджо займёт место несколько выше двух других полотен капеллы, над скульптурой, ныне они расположены на одном уровне. Во второй половине XVII века три полотна Караваджо, посвящённые истории апостола, убрали в церковную крипту. Благодаря искусствоведу Роберто Лонги полотна были открыты вновь и показаны в 1951 году на первой персональной выставке Караваджо

Описание

Мраморный блок, из которого Микеланджело ваял статую, сохранил свои прямоугольные формы. Сама фигура святого выполнена в сильном контрапосте — левая нога поднята и опирается на камень, что вызывает изменение оси между тазом и плечами[5]. В правой руке он держит книгу, крепко прижимая её к телу. Голова апостола обращена влево и вверх. Левая рука лежит вдоль тела свободно, как ненужная, поскольку Левий Матфей записывал не собственные слова, а сказанные ему ангелом [1].

Как отметил Лазарев, поза святого совсем необычная, поскольку кажется, что Матфей пытается высвободиться из камня, но тот держит его и не отпускает[6].

Питер Артсен (1508 — 1575) Четыре евангелиста

Заслуживает внимание также картина Питера Артсена (1508 — 1575) «Четыре евангелиста»

Питер Артсен (1508 — 1575) Четыре евангелиста

Символом Матфея является Ангел, стоящий у него за спиной (вначале изображали фигуру человека, поскольку Евангелие от Матфея начинается с родословия Христа как человека).

Читайте также  Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753

Евангелист Матфей, автор первого Евангелия, широко почитался с древних времен. Он имел свою особую иконографию, где изображался за созданием Евангелия. Это изображение можно встретить в монументальных стенных росписях, в иконе, и в книжной миниатюре. При переписывании новозаветных текстов, Евангелия предваряли листом с изображением его автора. И первой такой миниатюрой в книге всегда было изображение евангелиста Матфея. Именно его Евангелие начинает новозаветные тексты, так как оно считается древнейшим. На миниатюрах апостол и евангелист Матфей изображается сидящими за столиком с необходимыми письменными приборами.

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Уже с византийских времен изображения стремились разнообразить, представив процесс написания книги. Так например, на одной миниатюре Матфей разворачивает свиток, сверяя текст. Особо популярной такая схема стала около 1300 года, и на Руси также стремились ей подражать. В эпоху же Андрея Рублева (конец XIV — начало XV века), напротив, единообразие в изображении евангелистов стало цениться больше. Именно так выполнены иллюстрации в знаменитом Евангелии Хитрово, которые обычно приписывают самому Андрею Рублеву. В этом кодексе, как и в ряде других, каждая миниатюра с евангелистом дополнена еще одним листом с изображением его символа. У Матфея – это изображения ангела.

Апостол Матфей. Иконография

Традиция изображения символов евангелистов — ангела (Матфей), льва (Марк), вола (Лука) и орла (Иоанн) — основана на ветхозаветном тексте видения пророка Иезекииля. Бог явился пророку на колеснице, несомой четырьмя херувимами, которые были подобны человеку, льву, быку и орлу. Новозаветная традиция связала эти образы с четырьмя Евангелиями, и они стали символизировать собой их авторов. Иногда символы евангелистов, без их персонифицированных изображений, можно встретить на самых разнообразных иконах, таких, например, как «Спас в силах», где их непременно изображают в окружении Христа в углах композиции.

Апостол Матфей. Иконография

В системе храмовых росписей изображения евангелистов помещались на строго установленных местах. Их писали на парусах — четырех небольших сводах треугольной формы, поддерживающих центральный купол. В основании такого паруса — подкупольный столб. Евангелисты представали как столпы христианской веры. В куполе изображался сам Христос. Эта система была позаимствована из Византии и присутствовала уже в древнейших русских храмах.

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Апостол Матфей. Иконография

Следует различать Апостола и евангелиста Матфея и Апостола Матфи́я (лат. Matthias), поскольку их часто путают. Апостол Левий Матфей был призван одним из первых, а Матфий – последним. Апостол Матфий (память 9 августа) по жребию занял место среди 12-ти апостолов, вместо отпавшего Иуды Искариота. До этого он был одним из 70-ти учеников Иисуса.

Используйте клавиши вверх/вниз, чтобы увеличить или уменьшить громкость.

Автор:

Татиана
Публикуем в телеграмме раньше чем на сайте. Подпишись на Канал Правжизнь

Техника «non finito»

Вазари рассматривал эту работу не как статую, а как предварительную заготовку или модель. Он писал, что Микеланджело «сделал еще эскиз мраморной статуи св. Матфея для Санта-Мария-дель-Фьоре. Этот эскиз показывает большую законченность и учит скульпторов, каким образом нужно вырезать статуи из мрамора, не портя его, как снимать мрамор слоями так, чтобы можно было всегда целесообразно использовать его, немного убрать или изменить, если это потребуется» [7]. Эрик Шильяно же писал, что «Святой Матфей — это значительно больше, и значительно меньше, чем просто незавершённая статуя»[3]. По мнению Шильяно, Микеланджело не хотел разбивать камень, потому что «видел, что влияние сделанного частично состояло в том, чего он не делал, в камне, который он не забрал»[8]. Он также приводит слова Питера Роквелла (англ. Peter Rockwell), современного скульптора и искусствоведа, что подход, который Вазари описал как совершенный и правильный, на самом деле является «неудобной и сложной техникой для вырубки статуи, а также необычной для того периода, да и для самого Микеланджело. Это скорее алгоритм раскрытия, а не практический способ»[9].

В надгробной речи на смерть Микеланджело, Бенедетто Варки (итал. Benedetto Varchi) отмечает это произведение как показывающее «глубину и совершенство интеллекта и таланта» скульптора. Это может считаться одним из первых документированных свидетельств признания незаконченного произведения искусства[2].

Святой Матфей и ангел — Рембрандт Харменс ван Рейн

Апостол Матфей в искусстве

Апостол Матфей в иконографии и изобразительном искусстве изображается довольно часто. Это объясняется его сугубым значением в распространении слова Божия.

К примеру, стоит обратить внимание на прекрасную работу «Апостол Матфей и ангел» итальянского живописца болонской школы, великолепного мастера барокко Рени Гвидо (4 ноября 1575, Кальвенцано — 18 августа 1642, Болонья) . Он учился у Карраччи и Феррантини, был выпускником Болонской академии художеств, проводником и наследником ее живописной традиции и педагогической системы.

Гвидо Рени. Апостол Матфей и ангел, 1635-1640. Ватиканская пинакотека, Рим

К выдающимся шедеврам живописи принадлежат три изумителных картины из жизни апостола кисти великого Караваджо (итал. Michelangelo Merisi da Caravaggio; 29 сентября 1571, Милан — 18 июля 1610, Порто-Эрколе) — итальянского художника, реформатора европейской живописи XVII века, основателя реализма в живописи, одного из крупнейших мастеров барокко.

Караваджо. Призвание апостола Матфея. Фрагмент. 1598-1601 гг. Рим, церковь Сан Луиджи деи Франчези

История одного шедевра: Апостол Матфей и ангел

На выставку шедевров Пинакотеки Ватикана в Третьяковскую галерею не попасть – билеты только у перекупщиков по 10 000 рублей. В связи с этим предлагаю полюбоваться некоторыми шедеврами на нашей странице. Начнем с Гвидо Рени и его “Святого Матфея и ангела”.

Автор: Гвидо Рени (1575-1642)

Картина: «Святой Матфей и ангел»

(итал. San Matteo e l’angelo)

Место постоянной экспозиции: Пинакотека Ватикана, XII зал

Размер: 86х68 см

Гвидо Рени – итальянский художник болонской школы. Художник писал эту картину в течение около пяти лет уже в зрелом возрасте. «Святой Матфей и ангел» считается одной из самых значительных работ художника в последний период его творчества.


Гвидо Рени “Юность Богоматери” Эрмитаж, Санкт-Петербург

На картине изображен святой Матфей, который, подавшись вперед и не отрывая пера от книги, внимательно слушает ангела – мальчика с открытым лицом, трепетно диктующего ему слова Евангелия. Отчетливо выраженные эмоции персонажей, тесная композиция, подчеркивает их духовную близость.

На выставке представлено две работы Гвидо Рени. Образ Святого Матфея с ангелом показателен для творчества Рени в целом: его портретные изображения святых стоили больших денег и пользовались огромной популярностью. Подобно Караваджо, он пишет своих святых не спокойными и бесстрастными праведниками, а живыми и эмоциональными персонажами. Матфей изображен в момент создания Евангелия, текст которого он записывает за ангелом. Для сравнения привожу изображения святого Матфей кисти Микеланджело Караваджо.


Караваджо. “Вдохновение святого Матфея” 1602. Местонахождение: the Contarelli Chapel, Рим

Святой Матфей (в переводе с иврита «дар Божий»), первоначальное имя Левий Матфей, один из двенадцати апостолов и автор первого Евангелия. Известное под его именем «Евангелие от Матфея» есть одно из древнейших и наименее оспариваемых критикой. В апостолы был призван с должности мытаря, т. е. сборщика пошлин. Согласно Евсевию Кесарийскому, в течение 15 лет по вознесении Иисуса Христа проповедовал евреям в Иерусалиме, а затем отправился с проповедью к другим народам — к эфиопам, македонянам, персам.


Гвидо Рени. “Отцы церкви спорят о догмате непорочного зачатья” Эрмитаж, Санкт-Петербург

Картины Гвидо Рени в России

В Эрмитаже имеется 11 картин Гвидо Рени, из которых лучшими могут считаться:

  • «Поклонение пастырей»
  • «Поклонение волхвов»
  • «Св. Семейство на пути в Египет»
  • «Пётр»
  • «Отцы церкви, рассуждающие о бессемянном зачатии»
  • «Св. Иероним»
  • «Похищение Европы»
  • «Юность Богоматери». Рени известен также как гравер; им были исполнены эстампы «Богоматерь с Младенцем», по собственной картине, и «Св. Семейство», с картины Анибале Карраччи.

В музее-заповеднике А.С. Пушкина в Больших Вяземах (Подмосковье) имеется картина Гвидо Рени «Скорбящая Богоматерь».

Караваджо. Призвание апостола Матфея

Матье Контрель (строительный подрядчик) оставил завещание. Согласно ему, нужно было отделать фресками капеллу в церкви. Он выбрал определенную тему и необходимое количество. Контракт подписали с известным в то время живописцем Чезари д Арпино. Он был некогда соперником Караваджо. Но поскольку он был просто завален всевозможными заказами, то в 1599 году смог оформить только свод. Возникли серьезные опасения, что нужное время роспись не будет закончена.

Договоренность с д Арпино была разорвана. Решили доверить это ответственное дело Караваджо. До этого он занимался лишь частными заказами. Эта работа стала его первой пробой пера для широкой аудитории. Живописец решил полностью отказаться от традиционных фресок. Он предпочел большие холсты.

«Призвание апостола Матфея» — первая картина. Это произведение художника по праву лучшее творение, созданное на достаточно редкий сюжет.

Матфея увидел сам Иисус и решил призвать его на служение апостолом. Трактовка Караваджо иная. Он изображает этот сюжет, как одну из сцен обычной жизни того времени. Мы видим темную комнату. Сидят люди и считают выручку. Молодые люди обернулись и внимательно смотрят на вошедших. Матвей одет бедно. Никто не понял, кто он, кроме Левия.

Мрак прорван потоком света в том месте, где находится Иисус с апостолом Петром. Это символ веры, который неожиданно ворвался в мир. Наш взгляд строго организован тем, как он направлен. Мы невольно читаем всю сцену именно, начиная слева. Мы можем видеть лишь руку и голову Иисуса. Он зашел сюда лишь на минуту, так как его ноги повернуты по направлению к выходу. Здесь три раза повторен один и тот же жест – вытянутая рука. Многие исследователи считают, что это неслучайно.

Микеланджело Караваджо. Мученичество апостола Матфея. 1599—1602. Сан-Луиджи-деи-Франчези, Рим

Интересные факты о капелле Контарелли

Часовня была куплена в 1565 году в строящейся церкви Сан Луиджи деи Франчези французским кардиналом Матье Куантрель (1519-1585), чье имя позже было итальянизировано в Маттео Контарелли. В этот период времени он являлся главным распорядителем работ по возведению нового храма для французской общины города, назначенный туда Катериной Медичи – супругой короля Франции Генриха II. После смерти кардинала в ноябре 1585 года последовало замедление темпов строительства церкви и, как следствие, часовни, поскольку было начато разбирательство с управляемыми Контарелли фондами. Папа Сикст V, относясь подозрением к огромным суммам, которые кардинал тратил на свою деятельность, приказал провести расследование, выявившее поразительные случаи коррупции со стороны чиновников Апостольской Датарии.

Читайте также  Рим в декабре: погода, туры, полезные советы

Между тем, в 1587 году римский дворянин Вирджилио Крещенци (1540-1592), который, как считается, являлся художественным советником кардинала Контарелли, заключил контракт с фламандским скульптором Якобом Кобертом (Jacob Cornelisz Cobaert, 1535-1615) на изготовление скульптурной группы со святым Матфеем и ангелом для алтаря часовни. Тем не менее, работа не понравилась, прежде всего, самому Коберту, не пожелавшим показать ее публично. Со временем произведение заняло свое место в церкви Сантисантиссима Тринита деи Пеллегрини, где и находится до сих пор.


Скульптурная группа Святой Матфей и ангел, украшающая один из алтарей в церкви Сантисантиссима Тринита деи Пеллегрини

После освящения церкви Сан Луиджи деи Франчези в 1589 году, по заказу Верджилио Крещенци в капелле была установлена посвятительная доска в память о Контарелли и подписан контракт с живописцем Кавальеро д’Арпино (Джузеппе Чезаре, 1568-1640) на выполнение работ по украшению свода часовни росписью. Некоторые историки считают, что фрески были написаны в соавторстве с Караваджо, так как он уже присутствовал в Риме в 1591-1592 гг. и сотрудничал с именитым художником.


Роспись свода капеллы Контарелли © Sailko / Wikimedia Commons

После смерти Верджилио в 1592 г., его наследники – сыновья Пьетро Паоло и Джакомо Крещенци, стали непосредственными распорядителями часовни. Однако с 1594 года французская община в Риме через Fabbrica di San Pietro, начала оказывать давление на Папу, чтобы тот оказал содействие в достойном посмертном чествовании кардинала Контарелли, которому они были благодарны за проделанную работу при возведении церкви Сан Луиджи. Это привело к тому, что в 1599 г. Фаббрика в лице кардинала Берлингеро Гесси взяла под свой контроль спорную ситуацию с наследниками знатной римской семьи и через кардинала Франческо Мария Бурбон дель Монте, служившего при Святом престоле, предложила Меризи да Караваджо написать два больших полотна для оформления боковых стен часовни. При этом было поставлено условие, что работа должна быть завершена к Юбилейному 1600-му году. Таким образом, назначение Караваджо и предоставление молодому художнику ответственного заказа, сделавшего его знаменитым, исходило непосредственно от папской курии.

Трагедии собора Сан Джованни ин Латерано

Прикоснуться к истории главного католического храма в мире
€132 за экскурсию

Мученичество святого Матфея

Караваджо
Мученичество святого Матфея. 1599—1602
Martirio di san Matteo
Холст, масло. 323 × 343 см
Сан-Луиджи-деи-Франчези, Рим

К:Картины 1599 года

«Мученичество святого Матфея» — картина Караваджо, написанная в 1599—1602 годах для капеллы Контарелли римской церкви Сан Луиджи Франчези.

Содержание

  • 1 История создания
  • 2 Сюжет
  • 3 Детали
  • 4 Фильмография
  • 5 Литература
  • 6 Ссылки

История создания

Эта самая драматичная картина из цикла, посвящённого святому Матфею, переписывалась художником три раза. По данным рентгенограммы, первоначальный замысел Караваджо был иным. Действующих лиц было всего трое, а вся композиция решена в классическом духе. Первый план занимала фигура, в позе ангела из «Отдыха на пути в Египет», две другие повторяли образцы античной скульптуры. Во второй версии Караваджо придал большую экспрессию жестам персонажей. Окончательно же действующих лиц на картине стало тринадцать, а вся композиция строится вокруг поверженного апостола и его убийцы, от которых в ужасе разбегаются свидетели преступления.

Это одна из первых многофигурных композиций Караваджо. И первый случай, когда художнику наконец предоставилась возможность попробовать себя в столь сложном произведении. Художник передаёт пространство, уходящее в глубину, не с помощью архитектурных деталей, а только за счёт продуманного многопланового размещения действующих лиц. Решающую роль здесь играет освещение: чередование тени и света, рождающее впечатление луча или вспышки молнии, выхватывающей из мрака фигуры и предметы.

Картина знаменует переломный момент, когда маньеризм, ведущий стиль конца века, уступает барокко. Первая работа Караваджо, предназначенная для широкой аудитории, вызвала сенсацию. Федерико Цуккаро, глава гильдии Святого Луки, увидев полотна в Сан-Луиджи-Франчези, заявил, что в них нет ничего особенного, лишь подражание стилю Джорджоне. Но несмотря на скептическую оценку его работ, Караваджо стал одним из самых известных мастеров Рима и завоевал симпатии многих молодых художников, которые позднее стали его последователями.

Сюжет

Действие происходит в помещении церкви: видны алтарь и купель, художник следует «Золотой легенде», согласно которой святой Матфей был убит по завершении мессы. В храм неожиданно ворвался убийца, подосланный эфиопским царём, он держит руку упавшего Матфея и готов вонзить в него меч. Это смысловой и композиционный центр картины. На первом плане двое полуобнажённых калек, — апостол считался целителем душ и плоти, максимально приближены к зрителю. Ярко освещён бегущий мальчик-служка. Ангел, сверху протягивает Матфею пальмовую ветвь — знак мученичества. В глубине слева Караваджо изобразил себя.

Детали

Фильмография

  • «Ангелы и истязатели», фильм Алена Жобера[fr] из цикла «Палитры» (Франция, 1998).

Напишите отзыв о статье «Мученичество святого Матфея»

Литература

  • Дзуффи С. Эпизоды и персонажи Евангелия в произведениях изобразительного искусства. — М .: Омега, 2007. — ISBN 978-5-465-01501-1.
  • Махов А. Караваджо. — М .: Молодая гвардия, 2009. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03196-8.
  • Prose F. Caravaggio: Painter of Miracle. — 2005. — ISBN 0-06-057560-3.
  • Spike John T. Caravaggio. — 2001. — ISBN 0-7892-0639-0.
  • Gash J. Caravaggio. — 2003. — ISBN 1-904449-22-0.
  • Langdon H. Caravaggio: A Life. — 1998. — ISBN 0-374-11894-9.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Мученичество святого Матфея

– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu’il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l’Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s’arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.

Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: