Мол, набережная скьявони и лагуна у сан-марко, франческо гварди - JEKATERINBURG.RU

Мол, набережная скьявони и лагуна у сан-марко, франческо гварди

Ностальгия. План города Венеция, Джакопо де Барбари, 1500 г.… — Дзанни — LiveJournal

mai. 10e, 2008

01:28 pm

План города Венеция, Джакопо де Барбари, 1500 г.

Чудо реликвии Святого Креста на Кампо Сан-Лио, Джованни Мансуэти, 1494 г.

Процессия на Пьяцца Сан-Марко, Джентиле Беллини, 1496 г.

Вид Венеции, Франсуа де Номе, до 1630 г.

Воображаемая сцена с венецианскими постройками, Йозеф Хайнц-младший, 1670 г.

Пьяцца Сан-Марко, Израель Сильвестр, до 1691 г.

Пьяццетта, вид с Сан-Марко, Израель Сильвестр, до 1691 г.

Мост Риальто, Израель Сильвестр, до 1691 г.

Приём кардинала Чезаре д’Эстре, Лука Карлеварис, 1701 г.

Мост Риальто, Лука Карлеварис, 1703 г.

Дворец Куччина на Большом канале, Лука Карлеварис, 1703 г.

Санта Мария делла Карита, Лука Карлеварис, 1703 г.

Санти Джованни и Паоло и Скуола Сан-Марко, Лука Карлеварис, 1704 г.

Лагуна у Сан-Марко, Каспар ван Виттель, 1710 г.

Мол и Дворец дожей, Лука Карлеварис, 1710 г.

Вид на Пьяцца Сан-Марко со Старых прокураций, Антонио Стом, 1720 г.

Большой канал, вид на восток с кампо Сан-Вио, Каналетто, 1723 г.

Рио Мердиканти, Каналетто, 1723 г.

Пьяцца Сан-Марко, Каналетто, 1723 г.

Пьяццетта, вид на Сан Джорджо Маджоре, Каналетто, 1724 г.

Большой канал, вид с дворца Бальби в сторону моста Риальто, Каналетто, 1724 г.

Вход в Большой канал, вид на восток, Каналетто, 1725 г.

Рио Мердиканти, вид на юг, Каналетто, 1725 г.

Санти Джованне и Паоло и Скуола Сан-Марко, Каналетто, 1725 г.

Большой канал вид на северо-восток с моста Риальто, Каналетто, 1725 г.

Сан-Джакомо ди Риальто, Каналетто, 1725 г.

Большой канал рядом с мостом Риальто, Каналетто, 1725 г.

Пьяццетта, вид на Санта Мария делла Салюте, Каналетто, 1725 г.

Большой канал, вид с моста Риальто на север, Каналетто, 1725 г.

Рива дельи Скьявони, Каналетто, 1726 г.

Пьяццетта, вид на Оролоджо, Каналетто, 1726 г.

Большой канал рядом с Санта Мария делла Карита, Каналетто, 1726 г.

Пьяцца Сан-Марко с жонглёрами, Лука Карлеварис, до 1730 г.

Пьяцца Сан-Марко, Оролоджо, Каналетто, 1730 г.

Пьяцца Сан-Марко с базиликой, Каналетто, 1730 г.

Вид на Кампо Санти Апостоли, Каналетто, 1730 г.

Вид на канал Джудекка, Йохан Рихтер, 1730 г.

Вид на лагуну у Сан-Марко, Каналетто, 1730 г.

Рива дельи Скьявони, вид на восток, Каналетто, 1730 г.

Большой канал и церковь Салюте, Каналетто, 1730 г.

Возвращение Бучинторо к Молу в праздник Вознесения, Каналетто, 1730 г.

Регата на Большом канале, Каналетто, 1732 г.

Ворота в Арсенал, Каналетто, 1732 г.

Большой канал близ Салюте, Микеле Мариески, 1733 г.

Пьяццетта, Каналетто, 1733 г.

Большой канал и церковь Ла Карита, Бернардо Канал, 1734 г.

Большой канал и Фаббрике Нуова, вид с моста Риальто, Бернардо Канал, 1734 г.

Кампо Сан-Вио в сторону лагуны, Каналетто, 1734 г.

Вид на Большой канал, Каналетто, 1735 г.

Кампо Сан-Рокко, Каналетто, 1735 г.

Мост Риальто с юга, Каналетто, 1735 г.

Кампо Санта Мария Формоза, Каналетто, 1735 г.

Праздник в честь Святого Рокко, Каналетто, 1735 г.

Пьяцца Сан-Марко в сторону Сан-Джермиано, Каналетто, 1735 г.

Мосто Риальто с юга, Каналетто, 1735 г.

Вид из дворца Фланджини на Большой канал в сторону церкви ан-Маркуола, Каналетто, 1738 г.

Рио деи Мердиканти и Скуола Сан-Марко, Бернардо Беллотто, 1738 г.

Вид на Большой канал с Сан-Стае, Бернардо Беллотто, 1738 г.

Большой канал, вид от церкви Салюте, Каналетто, 1738 г.

Большой канал и Рыбный рынок, Микеле Мариески, 1740 г.

Приезд французского посла в Венецию, Каналетто, 1740 г.

Мост Риальто с Рива дель Вин, Микеле Мариески, 1740 г.

Вид лагуны с острова Джудекка, Каналетто, 1740 г.

Вид на Рио ди Каннареджо, Микеле Мариески, 1740 г.

Мол, Рива дельи Скьявони и лагуна у Сан-Марко, Каналетто, 1740 г.

Вид из дворца Лабиа на Большой канал и вход в Каннареджо, Микеле Мариески, 1742 г.

Большой канал, Ка’Реццонико и Кампо Сан Самуэле, Микеле Мариески, 1742 г.

Большой канал у Сан Джеремия, Микеле Мариески, до 1743 г.

Кампо Санти Джованни и Паоло, Микеле Мариески, до 1743 г.

Вид Сан Джоджо Маджоре, Йохан Рихтер, до 1745 г.

Вид на Сан Микеле, Йохан Рихтер, до 1745 г.

Сан-Джузеппе ди Кастелло, Франческо Альботто, 1745 г.

Вид на Кампо Санти Джованне и Паоло, Франческо Альботто, 1745 г.

Сан Кристофоро, Сан Микеле и Мурано, вид с Фондамента Нуова, Франческо Гварди, 1755 г.

Большой канал, вид на юго-восток от Кампо Санта София в сторону моста Риальто, Каналетто, 1756 г.

Процессия в честь праздника Тела Христова на Пьяцца Сан Марко, Антонио Дициани, 1758 г.

Ночная процессия на Пьяцца Сан-Марко, Франческо Гварди, 1758 г.

Канал Джудекки с Дзаттере, Франческо Гварди, 1759 г.

Мол, Рива дельи Скьявони и лагуна у Сан Марко, Франческо Гварди, 1760 г.

Пьяцца Сан-Марко и вид на базилику, Франческо Гварди, 1760 г.

Кампо Санти Джованни и Паоло, Франческо Гварди, 1762 г.

Мост Риальто и дворец Камерленги, Франческо Гварди, 1763 г.

Кампо ди Риальто, Каналетто, 1763 г.

Большой канал у Рыбного рынка, Франческо Гварди, 1765 г.

Трехарочный мост в Каннареджо, Франческо Гварди, 1765 г.

Оролоджо, Франческо Гварди, 1765 г.

Коронация дожа, Франческо Гварди, 1766 г.

Дож в церкви Санта Мария делла Салюте, Франческо Гварди, 1766 г.

Дож на Бучинторо у Рива ди Сант’Элена, Франческо Гварди, 1766 г.

Карнавал на Пьяццетта, Франческо Гварди, 1766 г.

Сан Джорджо Маджоре, Франческо Гварди, 1775 г.

Таможня, вид с острова Джудекка, Франческо Гварди, 1775 г.

Праздник Вознесения, Франческо Гварди, 1775 г.

Большой канал, Санта Лючия и Скальци, Франческо Гварди, 1780 г.

Папа Пий VI благословляет народ на Кампо Санти Джованни и Паоло, Франческо Гварди, 1782 г.

Стрелка Таможни, Франческо Гварди, 1782 г.

Вид на Кампо Сан-Дзаниполо, Франческо Гварди, 1782 г.

Наполеон на венецианской регате, Джузеппе Борсато, 1807 г.

Возвращение коней на Сан-Марко, Винченцо Килоне, 1815 г.

Большой канал, Джозеф Меллорд Уильям Тёрнер, 1835 г.

Снег и туман на Большом канале, Ипполито Каффи, 1840 г.

Ночные празднества на виа Еуджениа в Венеции, Ипполито Каффи, 1840 г.

Вид на Большой канал, Реджинальд Баррат, 1907 г.

Шедевр Франческо Гварди на Christie’s
ARTinvestment.RU 28 февраля 2014

Christie’s выставляет на торги Старых Мастеров 8 июля 2014 пейзаж Франческо Гварди «Венеция, залив Сан-Марко, Пьяцетта и Дворец дожей» за 8–10 миллионов фунтов. Картину привезут на показ в Москву 12–13 апреля

Аукционный дом Christie’s выставляет на вечерний аукцион «Искусство Старых Мастеров и британская живопись» 8 июля 2014 пейзаж кисти Франческо Гварди «Венеция, залив Сан-Марко, Пьяцетта и Дворец дожей» (1712–1793) из коллекции барона Генри де Ротшильда. Работа будет выставлена впервые за последнее столетие (эстимейт 8–10 миллионов фунтов). Пейзаж выполнен на пике творческой карьеры художника и изображает один из самых знаменитых видов Венеции, в центре которого располагается Дворец дожей.

Картина, происходящая из коллекции графов Шефтсбери, была приобретена бароном Джеймсом-Эдуардом де Ротшильдом (1844–1881), после чего оказалась в собрании его дочери Жан-Софи-Генриетты, баронессы Леонино (1875–1929), а затем ее брата барона Генри-Джеймса-Чарльза-Натана де Ротшильда (1872–1947), от которого была унаследована настоящими владельцами. В последний раз полотно экспонировалось в 1954 году в рамках выставки венецианской живописи, проходившей в брюссельском Дворце изящных искусств. Теперь картина отправится в мировое выставочное турне, которое начнется в Париже 3–4 марта, продолжится в Москве (12–13 апреля), Нью-Йорке (2–6 мая), Гонконге (22–26 мая) и завершится в Лондоне (5–8 июля).

В России работы Франческо Гварди входят в музейные собрания Государственного Эрмитажа, ГМИИ им. А. С. Пушкина, они хранились во многих дореволюционных коллекциях. Предстоящая аукционная продажа предоставит международным частным коллекционерам и организациям редкую возможность приобрести работу, которая считается одной из лучших в творчестве Гварди. Предполагается, что она станет самой значимой работой художника, когда-либо попадавшей на аукцион.

Джорджина Вилзенах, директор департамента искусства Старых Мастеров и британской живописи, Christie’s Лондон: «Мы имеем честь представить этот исключительный пейзаж кисти Франческо Гварди в тот момент, когда его творчество столь востребовано на рынке. Значимые выставки, прошедшие в 2012–2013 годах, включая выставки в Музее Жакмар-Андре в Париже и Музее Коррер в Венеции, были посвящены трехсотлетнему юбилею со дня рождения художника. Впечатляющий результат, достигнутый Christie’s по итогам продажи пейзажа Каналетто “Мол, Венеция, вид с площади Сан-Марко” в июле 2013 года за 8,46 миллиона фунтов при оценке 4-6 миллионов фунтов, и тот интерес, который проявили к полотну коллекционеры со всего мира, говорят о непрекращающемся спросе на значимые ведуты. Картина “Венеция, залив Сан-Марко, Пьяцетта и Дворец дожей” из коллекции барона Генри де Ротшильда — это яркий образец славной традиции поэтичного воспевания Венеции в творчестве Гварди».

Читайте также  Мюнхенская резиденция: часы работы, фото, видео, адрес

Запечатленный на полотне вид — это залив Сан-Марко, который находится примерно на полпути к острову Сан-Джорджо Маджоре. Мы видим фрагмент здания монетного двора, построенную по проекту Якопо Сансовино библиотеку Марчиану, возвышающуюся за ней кампанилу собора Сан-Марко, колонны святого Марка и святого Теодора, часовую башню, собор Святого Марка, Дворец дожей, который во времена Гварди оставался центром правительства Венецианской Республики, Соломенный мост и здание тюрьмы Карчери, которые наряду с маленькими зданиями и двумя палаццо стоят на набережной Скьявони. Судя по теням, отбрасываемым зданиями, время на картине близится к полудню.

Гварди был не первым художником, изобразившим Венецию со стороны залива. Одним из более ранних примеров является пейзаж, изображенный на заднем плане находящейся в собрании оксфордского Музея Эшмола картины Джорджоне «Читающая Мадонна». Также Гварди не мог не знать схожих пейзажей кисти своих великих предшественников: Ванвителли, Каналетто и Мариески. Однако, к примеру, Каналетто в своих работах предпочитал писать здания под более наклонным углом, как это в других случаях делал и сам Гварди. С самого начала своей карьеры ведутиста Гварди прекрасно понимал потенциал экспериментов с фронтальными видами. Считается, что одним из первых видов с залива Сан-Марко с автографом художника является одна из проданных английским путешественникам в конце 1750-х годов картин, ныне находящаяся в частной нью-йоркской коллекции. Вслед за нью-йоркским последовал написанный в 1760-х годах пейзаж, украшающий сегодня стены поместья Уоддесдон. На нем тот же самый вид изображен из-за залива, в результате чего панорама стала шире.

В следующий раз Гварди вернулся к изображению этого вида в серии работ, созданных после 1770 года и на сегодняшний день считающихся наиболее характерными образцами его зрелого творчества. К данной серии относится картины, находящиеся сегодня в собраниях парижского Музея Ниссима де Камондо, бостонского Музея Изабеллы Стюарт Гарнер, а также лиссабонского Музея Галуста Гюльбенкяна. Манера изображения света на картине из последнего собрания характерна и для нью-йоркского пейзажа, а также для нескольких других, не таких масштабных работ. Существует еще только одна работа, находящаяся в филадельфийском собрании, на которой перечисленные выше здания изображены в утреннем свете. Если не считать иного времени суток, настоящая картина может считаться прямым развитием слегка измененной композиции нью-йоркского пейзажа.

Описывая данную картину, составитель каталога-резоне работ Гварди Антонио Морасси говорил о «раскаленном свете, переливающимся розовыми, зелеными и голубыми тонами в причудливой игре красок». Морасси датирует работу приблизительно 1780 годом, основывая свою оценку на стилистическом анализе, а также на указанном в прикрепленной к подрамнику этикетке имени графа Шефтсбери. Известно, что Энтони Эшли Купер, 5-й граф Шефтсбери (1761–1811) дважды посещал Рим — в 1782 и 1784 годах. Вполне возможно, что в ходе одной из этих поездок он и посетил Венецию. Однако следует отметить, что данной работы не было в числе 57 лотов проходившего 15 мая 1852 года аукциона Christie’s, на который 6-й граф Шефтсбери выставил доставшееся ему от покойного брата наследство.

Барон Джеймс-Эдуард де Ротшильд (1844–1881) был, как и многие другие представители этой фамилии, выдающимся коллекционером. От него картина переходила по наследству членам семьи. Чаще всего художественный вкус представителей семьи Ротшильд распространялся на выдающиеся образцы золотого века голландской живописи, портреты кисти британских художников и предметы антикварной французской мебели. Однако еще одним почитателем творчества Гварди среди Ротшильдов был барон Фердинанд, в 1876 году купивший пару его картин, сегодня украшающих стены поместья Уоддесдон.

Источник: пресс-релиз Christie’s

Франческо Гварди (1712 — 1793)

Живопись Гварди чутко отразила атмосферу последних дней существования свободной Республики Святого Марка. Пейзажи художника всегда ассоциируются с ностальгическими чувством ухода в прошлое славных дней расцвета ее истории и искусства. В них живет романтическое предчувствие тех больших изменений, которые должен был принести с собой новый век. Франческо Гварди был современником Каналетто и Беллотто, но именно ему удалось придать топографически точному пейзажу (ведуте) и другому традиционному венецианскому пейзажному жанру — каприччо — характер подлинного пейзажа, приблизиться к созданию «пейзажа-настроения».

Франческо был сыном живописца Доменико Гварди и младшим братом известного художника Джованни Антонио Гварди, руководившего мастерской отца. Семья была родом из области Трентино, но некоторое время жила в Вене, затем перебравшись в Венецию. В мастерской брата Франческо помогал выполнять заказы на алтарные образы для церквей, полотна на исторические и мифологические сюжеты, картины с изображением цветов в манере венских живописцев, натюрморты с цветами, плодами, птицами в традиции венецианской живописи рококо, полные жизнерадостной грации форм и цвета. Значительная часть заказов была связана с изготовлением копий с полотен известных мастеров Венеции и портретов французских художников, которые пользовались большим спросом у коллекционеров.

Одной из наиболее примечательных работ мастерской Гварди были исполненные в 1749—1752 годах росписи створок деревянного парапета органа в венецианской церкви Архангела Рафаила. На них изображены сцены из библейской Книги Товита, где повествуется о слепом старце Товите и его сыне Товии, отправившемся под покровительством архангела Рафаила помочь в исцелении отцу. Неизвестно, исполнена ли эта работа одним Франческо или обоими братьями Гварди, но созданные на створках органа «чудесные видения» — свидетельства высочайшего мастерства. Живопись словно вторит его музыке и звучит как последние уходящие ноты изысканного мира грёз рококо. Сочетание бравурных длинных и коротких мазков в разработке сочетаний зеленого и голубого, красного и синего тонов рождает впечатление всполохов пятен цвета. Но в вихревом движении света и цвета очень тонко выражен язык жестов и чувств героев.

Ранним подписным произведением Франческо является изображение аллегорий Веры и Надежды (1747, Сарасота, Музей Ринглинг). Вера разбрасывает колосья, а Надежда держит якорь и букет цветов; обе фигуры написаны не в традиции идеализированных образов барочных аллегорий, а очень конкретно, на фоне морского пейзажа с дюнами и рыбацкими лодками вдали. Светлый колорит, прозрачный мазок, спокойные и определенные зоны цвета характеризуют сформировавшуюся манеру художника.

Вопрос о том, когда и почему Франческо Гварди, начинавший как мастер исторических композиций, но, возможно, писавший пейзажи в заказных работах мастерской брата, вдруг в середине 1750-х годов обратился к ведуте и каприччо, остается загадкой. Интерес к ним возник в атмосфере Венеции, где высоко ценился этот вид живописи. Талантливый художник ощутил возможность быть более независимым в выборе тем, работая для художественного рынка. Его покупателями, как и у Каналетто, стали главным образом английские коллекционеры.

С большой живописной свободой, декоративным мастерством и тонкой передачей настроения исполнены ранние каприччо. Это созданные воображением художника виды с руинами античных храмов и средневековых замков, дополненные реальными деталями подлинного пейзажа — фигурами рыбаков у берега, парусниками в море. Гварди часто изображает бушующее водное пространство. Мазок его точен и прозрачен в передаче тональных градаций цвета. Передача световоздушной атмосферы кажется приближенной к наблюдениям естественного состояния природы.

В ранних ведутах Гварди часты изображения ансамбля площадей Сан Марко и Пьяцетты, которые любил писать и Каналетто. Пространство в этих небольших картинах достаточно четко поделено на освещенные и затененные зоны. Больше естественности и свежести привносит в них передача световоздушной атмосферы над водным бассейном Лагуны.

Во второй половине 1760-х годов художником была создана серия из двенадцати полотен с изображением празднеств в Венеции в честь избрания дожем в 1763 году Альвизе IV Мочениго. Гварди написал эти полотна по гравюрам Дж.Б. Брустолона, в свою очередь исполнившего их с произведений Каналетто. Однако он привнес в них много фантазии, стремясь овладеть живописными средствами передачи единства архитектуры, фигур, водного и воздушного пространств. На полотнах документально запечатлены различные события — прием дожем послов, отплытие и возвращение дожа на «Бученторе» из церкви Сан Николо на острове Лидо, торжественная процессия Corpus domini на площади Сан Марко, коронация дожа на Лестнице Гигантов Дворца дожей, его пребывание в красивейшей церкви Венеции Санта Мария делла Салюте. Радостная атмосфера городского праздника в каждой из картин получает свою определенную эмоциональную интонацию, так как Гварди колористически передает не просто театрализованную красочность сцен, а их индивидуальный временный ритм.

Талант Франческо Гварди в наибольшей степени раскрылся в произведениях 1770—1790-х годов. В эти два десятилетия он писал парадные ведуты и камерные виды, не оставляя и жанр каприччо. Излюбленными сюжетами художника становятся изображение церквей Санта Мария делла Салюте и Сан Джорджо Маджоре. Чуть измененная точка зрения, за которой следовала передача нового момента освещения, превращала эти полотна в некую музыкальную тему с вариациями. Не менее поэтичны поздние каприччи Гварди. Кажется, что в них запечатлены известные, но на самом деле являющиеся плодом воображения художника уголки города — маленькие площади с церквами или фантастическими постройками, дворики, узкие улочки. Вид на них открывается сквозь старые, поросшие растениями арки, с висящими в их пролетах фонарями. Рядом с фигурами горожан — Пульчинеллы, участвующие во всем происходящем. Сочетание воображаемого и реального придает очарование и волшебство маленьким каприччи Гварди, исполненным в теплой коричнево-золотистой гамме с тонким чувством декоративности и живописности. И словно отвечая музыкальному термину, от которого произошло название венецианского живописного каприччо, также созданного в порыве свободного полета фантазии, звучит в них, подобно музыке, элегический настрой.

Читайте также  Искушение св. антония, давид тенирс младший

В 1784 году Гварди стал членом венецианской Академии, удостоившись этого звания лишь в 72 года. В 1782 году ему была заказана серия картин, посвященных торжественным событиям в жизни Венеции — приезду наследника русского престола цесаревича Павла с супругой под именем графов Северных («Вечер в театре Сан Бенедетто», Париж, частное собрание; «Дамский концерт в честь графов Северных», ок. 1782, Мюнхен, Старая пинакотека). Историческую хронику художник превращает в этих сценах в чудесную красочную феерию, опоэтизированный рассказ о жизни Венеции.

Особое место в творчестве Гварди занимают его поздние работы 1780—1790-х годов «Вид лагуны» (Серая лагуна, Милан, Галерея Польди-Пеццоли), «Рио деи Мендиканти» (Бергамо, Академия Каррара), «Пожар в квартале Сан Маркуола» (Мюнхен, Старая пинакотека). Они подводят итог его деятельности, начатой работой в ведуте и каприччо и закончившейся созданием этих подлинных шедевров пейзажной живописи. В маленьком полотне Рио деи Мендиканти запечатлен тихий уголок города, носящий название «набережная нищих». Ощущение медленного ритма жизни этого квартала бедняков и бесконечного пространства лагуны, раскрывающейся за аркой мостика, передано с нотой грусти. В этом камерном пейзаже проявились новое и более эмоционально тонкое видение художником Венеции. В Виде лагуны (Серая лагуна) огромное водное зеркало, светлое небо и розовеющие в солнечных лучах городские постройки у горизонта вызывают чувство необычайного простора. Далекое и близкое переданы с удивительной живописной свободой средствами тонального колорита. Это полотно, как и Рио деи Мендиканти, рождает элегическое настроение, ассоциируясь в восприятии XIX столетия с романтической ностальгией по последним годам уходящего века и образу Венеции, все более превращающейся в мечту, несбыточную грезу. К подобной передаче натуры будут стремиться пленэристы XIX столетия, для которых искусство Франческо Гварди станет наивысшим образцом среди мастеров венецианского пейзажа.

9. Монахини и паломники

Много мест в Венеции, куда закрыт доступ туристам, были свидетелями важных исторических моментов и событий. В двух шагах от площади Сан Марко находился женский Монастырь Сан Заккария, его прекрасная церковь открыта для посещений, а вот внутренние дворы-клостеры посещают только военные. Богатейший монастырь, куда принимали девушек-аристократок, читайте статью 4.Женские монастыри в Венеции – их роль в обществе. В монастыре Сан Заккария в 1608 году из 70 монахинь все были знатными — 7 девушек из семьи Фоскарини, 6 Кверини, 5 Морозини.

Недалеко от центральной площади Сан Марко был и другой женский Монастырь Гроба Господня. Он был не таким богатым и престижным, и туда отдавали девушек менее влиятельные семьи Венеции. Конечно, в этом монастыре клариссы-францисканки не умирали с голоду, но их жизнь была несравнима с привиллегиями бенедиктинок в Сан Заккарии.

На месте Казармы был монастырь

Монастырь был основан рядом с набережной Сан Марко, откуда отправлялись венецианские галеры на Святую землю – это Рива дельи Скьявони. Сюда стекались религиозные паломники со всех мест, и на галерах направлялись в Святую землю по морю. Читайте статью Путешествие по морю в XV веке.

Основание приюта для паломников и монастыря

По завещанию 1409 года Елена Виони оставила свой дом на набережной Скьявони беднякам и паломникам, которые направлялись на Святую Землю поклониться Гробу Господню. В 1493 году Беатриче Веньер и Полиссена Премарин, венецианки-беженки из Негропонте, получили этот приют в управление и основали монастырь для женщин по правилам Ордена Святого Франциска.

Вид на набережную с лагуны, Гварди

Маленькую церковь при приюте расширили и в ней построили алтарь и грот- имитацию Гроба Господня в Иерусалиме. Предприимчивые женщины создали «Гроб из мрамора и росписи, похожие и по размерам, как в Иерусалиме… и открыли его для верующих паломников в Венеции». Сразу слух об этом «чудесном месте» распространился среди паломников, и все потянулись в Венецию увидеть его. Многие стали считать, что достаточно помолиться здесь, а не отправляться в долгое и тяжелое путешестви в Палестину. Монахини получили разрешение от Папы Александра VI (Борджия) на расширение Монастыря и церкви, продали дальние дома и огороды, и купили здания по соседству. В 1523 году монахини купили Дворец двух башен (название по очертаниям каминных труб) у Андреа де Молин за 2000 дукатов. (С 1363 года этот дом был в пожизненном пользовании у Франческо Петрарки).

Дом Петрарки принадлежал Монастырю Гроба Господня

В монастыре появились новые помещения, склады, ботеги, в XVIII веке в Доме двух башен жил капеллан Монастыря. Также монахиням удалось получить у Папы привилегию не принимать больше паломников, то есть приюта, для обслуживания которого был создан монастырь, не стало. Женский монастырь Гроба Господня с его паломниками и дарами по завещаниям разбогател, монахи приходской церкви пытались подчинить его себе в 1567 году. Но Патриарх Венеции Дона оставил автономию Монастырю Гроба Господня, и количество монахинь возросло до 80.

Мост Гроба Господня – название сохранилось, а монастырь исчез

Скандал в монастыре 1567 год

Монахи Сан Франческо делла Винья отстранили от должности мать-настоятельницу и хотели избрать Монахиню Дарию Навагер, а также управлять делами Гроба Господня. Приору – мать Микаэлу Бельтраме обвиняли в побеге молодой монахини из монастыря и в ссоре с семьей Навагер. В доме Навагер построили балкон, с которого был виден монастырский двор, и это нарушало затворничество божественных невест. Причина банальна, но обстановка в Монастыре накалилась — испуганные монахини отказывались идти на выборы, монахи сорвали покров с головы непокорной, чтобы опозорить ее, мать-настоятельницу закрыли в келье. На 17 дней монахи захватили монастырь и весело праздновали победу, «голуби, каплуны, торты, мальвазия и вино … вместро фасоли и оливкового масла — обычной еды монахов». Монахини укрылись в кельях на покаяние полуголодные. В конце концов, все закончилось — появился посланник Дожа с парой надежных пажей, пошептал на ушко захватчикам что-то, и они быстро вернулись в свою церковь. Бадесса осталась прежней, монастырь отдали под юрисдикцию Патриарха Венеции (отстранив Папу Римского). Кто знает, что сказал Дож?

Набережная Сан Сеполкро (Гроба Господня) на картине Гварди

Доходы монастыря

Джироламо Габриэль, патриций Венеции оставил свои дома монастырю за 2 поминальные мессы в день. Для того, чтобы присоединить последний дом по соседству, в монастырь приняли дочь хозяина дома Зуана Андреа Морозини с вступительным взносом «в 70 дукатов и домом» заодно. Джакомо Гаэтано, «доктор и физик» распорядился похоронить его в Монастыре и в уплату за ежедневную мессу за помин его души 12 скудо в год и два дома (с арендой по 7 дукатов). Джироламо Меццалингва за погребение в церкви гроба Господня оставил половину собственности — большой дом и маленькие домики – монахиням после того, как умрут все члены его семьи.

В Венеции сложилась мода, когда считали почетным погребение в церкви Гроба Господня — его выбрала семья Распи, мыловары из Бергамо, купившая знатность за 100 тысяч дукатов (2,5 млн евро!), семья Комби и многие богачи.

Клостер Монастыря Сан Серволо

Помимо денег от паломников, монахини продолжали получать дары по завещаниям, но все время жаловались на нищету. Врач Джанбаттиста Перанда, убитый родственником из ревности, оставил много денег Монастырю Гроба Господня – монахини дали кредит под проценты на Риальто жителю Венеции. Патриарх Приули посетив Монастырь, был неприятно удивлен, почему по спальням ходят куры, а монахини жаловались на «бедность, мало средств, нехватку хлеба…сырость и скудность». В кельях Патриарх увидел хорошие одеяла, ценные покрывала на кроватях, вышитое белье, сундуки с нарядами и драгоценностями, склады полные еды и вина. (И это в одном из самых бедных монастырей Венеции, которых власти снабжали зерном для пропитания!). Монах Липпомано сообщал, что «вечером они едят не в трапезной, а отдельными группами…». Патриарх обеспокоен, потому что молодых монахинь-конверс «посылают постоянно в Порто Груаро, Эсте и Тревизану собирать пожертвования для Монастыря…»

На самом деле, монахини жили в роскоши и постоянно украшали церковь и монастырь. Семья Гротта из Бергамо торговала железом, купила знатность у Венецианских властей и стала меценатом церкви — оплатила создание нового алтаря. Мы говорим о начале XVII века, когда городские хроники упоминали, что «в монастыре Гроба Господня играли на арфе и танцевали, в особенности на Карнавал».

Читайте также  Самый густонаселенный город китая, рейтинг наиболее населенных

В 1618 году монахиня Грациоза Распи убежала из Монастыря, запратив лодочнику за мужскую одежду и перевоз через лагуну. Когда ее поймали, она объяснила, что хотела уйти к камальдолезцам, где правила строже. С собой монахиня взяла распятие, два часослова, вериги и… денег, заплатить лодочнику – «бедная я … он меня предал». В том же году случился скандал с Алессандро Бранаццини, который неоднократно посещал монастырь, на гондоле плавал под кельями монахинь, и «все монахини на него смотрели…». Читайте в статье Мужчины-соблазнители монахинь

Патриарх Тьеполо навел порядок, посетив монастырь, велел «убрать из келий личные картины монахинь с вольными картинками”

В середине XVII века в монастыре Гроба Господня было 55 монахинь (не считая послушниц, конверс и воспитанниц), и власти продолжали выдавать 36 мер зерна на пропитание ежегодно, как одному из 4 самых бедных монастырей Венеции.

Вход в казарму был входом в монастырь Гроба Господня

Якопо Галли оставил «6 тысяч дукатов … несчастным монахиням Гроба Господня» в 1660 году (150 тысяч евро!). Известно, что аренда собственности составляла 208 дукатов в год, 1720 дукатов пожертвования в 1661 году, 60500 от богатого купца Дамиани.

Монастырь в 18 веке

В 1700 году в инвентарной описи Монастыря статуя Мадонны «в туфельках и бело-золотом платье, как Ангел, 7 платьев на смену из броккато с золотом и дамаска с серебром. Мадонне принадлежали и драгоценности — цветок и крестик с бриллиантами, ожерелья из жемчуга и ценных камней, золотые браслеты, короны из серебра с сапфирами…» Среди монахинь аристократки Веньер, Визнаго, Бунтьи, да Канал, доход от недвижимости 522 дуката. Реставрированы стены вокруг монастыря за 2500 дукатов, новый орган стоил 480, в 1770 году еще были праздники вступления в монастырь новых послушниц. На них играли музыканты Фурланетто, Галуппи и Грациоли. Читайте статью Постриг и жизнь в монастыре.

Паломников уже не было и в помине, а монастырь продолжал процветать. В 1775 году все венецианцы на Пасху направлялись туда в первую очередь. Монастырь «с двумя огороженными дворами» владел домами и землями.

Казарма Гроба Господня на месте женского монастыря

Закрытие монастыря

Жизнь монастыря Гроба Господня закончилась в 1806 году. 35 монахинь были выгнаны, сначала они укрылись на Мурано, затем разбрелись по разным территориям и монастырям. Бадесса самого бедного монастыря Венеции Санта Мария дей Мираколи жаловалась, что «помещения ее маленькие, все заняты, в них 36 монахинь и еще 35 из Гроба Господня не поместятся».

В 1807 году по неизвестным причинам в церковь Св. Мартино перенесли алтарь, сделанный Тулио Ломбардо, он до сих пор там в темном углу. И это все, что осталось от целой эпохи паломников и женского монастыря Гроба Господня.

Алтарь Св. Мартино был в церкви Сан Сеполкро

В 1808 году церковь вместе с Гробом Господним снесли, на ее месте сделали двор, а здания монастыря превратили в казарму. Камни церкви использовали для постройки военной башни в Лидо.

Венеция: Кастелло от Гарибальди до Сан-Заккариа

Продолжаем прогулку по самому большому району Венеции — Кастелло. В этой серии попробуем забраться в самый дальний угол Венеции, прогуляемся по набережным, прикоснемся к вечной любви и, торжественно обещаю, что зайдем только в одну церковь.

24. Церковь Сан-Заккариа

Итак, первую серию отчета по Кастелло я закончил на Арсенале. Дальше нам предстоял ответственный шаг — обойти хвост Венеции.

Начали мы с улицы Гарибальди. В Венеции есть всего лишь одна настоящая площадь и одна улица (via). Как раз via Garibaldi и есть та самая, единственная официальная улица в Венеции. Раньше тут был канал, но Наполеон приказал его закопать. Так и образовалась самая широкая улица Венеции.

В этой части Кастелло местные жители явно преобладают над туристами.

Впрочем, и туристов здесь хватает.

Кафешки подешевле, чем в центре.

Есть несколько нормальных супермаркетов.

Понятно, что на улице Гарибальди найдется памятник Гарибальди. По моим наблюдениям в каждом итальянском городе есть памятники Гарибальди, Виктору Эммануилу II и Данте. В Венеции из этой троицы я не нашел только Данте. Возможно сказалось вековое соперничество с Флоренцией. Но венецианцы и здесь не могли не соригинальничать. Спереди памятник, как памятник, ну льва присобачили, но в Венеции это нормально. Но стоит обойти памятник сзади.

. как внезапно обнаруживаем спрятавшегося мужика с винтовкой. По местной байке это статуя соратника Гарибальди. Когда возвели памятник Гарибальди, погибший солдат так возбудился, что поднялся из своей могилы и стал нападать по ночам на прохожих в этом парке. Пришлось поставить ему тоже памятник рядом с командиром, после чего призрак угомонился.

В хвосте Кастелло полно мест, где на Венецию совсем непохоже.

Тут нам пришлось сделать нелегкий выбор. Времени до отъезда из Венеции оставалось всего пара часов, поэтому мы решили дальше не углубляться. Так хвост Венеции пока что остался непокорен. У памятника погибшим женщинам мы свернули обратно в сторону Сан-Марко.

Обратно пошли по набережным Кастелло. Первая была набережная Семи мучеников. Оказалось, что это не средневековое название, а почти современное. Здесь немцы в 1944 г. расстреляли семь венецианцев за смерть немецкого солдата, который утонул в канале.

Пора было прощаться с Венецией. Поэтому мы сделали небольшой привал, чтобы полюбоваться видами на лагуну. Я подобно этому джентельмену завис у края набережной и пытался загрузить в свою голову и на флешку фотика побольше видов Венеции.

Вид на Рива дельи Скьявони, дворец Дожей и Кампанилу.

Сан-Джорджо Маджоре и Санта-Мария делла Салюте.

Ну, и последний вид три-в-одном.

Морской исторический музей.

Снова прошли недалеко от Арсенала.

Затем немного углубились во дворы Кастелло, чтобы найти проход с сердцем.

Это оказалось совсем просто, вот и Sotoportego dei Preti (проход Священников). Туристам разного пола (ну или одного, если пожелаете) полагается прикоснуться одновременно к этому сердцу, в этом случае Венеция гарантирует вашей парочке вечную любовь. Как обычно в Венеции, тут есть 37 разных вариантов легенды про это сердце, но мне что-то поднадоело копипастить.

Таню процесс обретения вечной любви изрядно подкосил.

Я же наоборот был бодр и резво поскакал к церкви Сан-Джованни ин Брагора.

DK утверждает, что здесь крестили Вивальди, и что в церкви хранится солидный комплект реликвий, вроде шипа из венка Христа. Но т.к. внутри нет ни Тинторетто, ни других моих любимчиков, я решил церковь проигнорировать.

Дальше мы вылезли обратно к набережной. Тут находится церковь Ла Пьета. Снаружи она показалась какой-то скучной. По-моему фасад делали уже в 20-м веке. Внутри стоит сразу задрать голову и посмотреть на потолок, там Тьеполо изобразил пышный и слегка избыточный «Триумф веры».

С другой стороны это вполне историческое место. Здесь Вивальди целых шесть лет дирижировал ансамблем девочек-сирот из соседнего приюта. Так что теперь тут постоянно проходят концерты его музыки.

В первой части я уже писал про церковь Сан-Джорджо деи Гречи. С рива дельи Скьявони падающую колокольню также отлично видно.

Но скажу честно, эта самая набережная Славян так себе место. Тут находится один из центров туристического ада Венеции. И если на площади Сан-Марко можно еще как-то протиснуться, то на более узкой набережной Скьявони от толпы начинаешь дуреть гораздо быстрее.

Виктор Эммануил II.

В завершении отчета зайдем в одну из самых интересных церквей Кастелло, да и всей Венеции, Сан-Заккариа. Во-первых мне очень понравился фасад этой церкви. Она вполне может конкурировать с шедевральной Санта-Мария деи Мираколи из Каннареджо.

Что-то в нем есть математическое.

Внутри, как обычно в Венеции — картинная галерея. Что мне понравилось, тут можно вполне официально фотографировать, в большинстве церквей Венеции съемка категорически запрещена.

Собственно, поэтому в Венеции надо не лениться и заходить внутрь церквей. Кроме этого шедевра Беллини тут есть еще несколькко известных картин, в том числе и Тинторетто в капелле св. Афанасия.

За полтора евро можно спуститься в подземелье Сан-Заккариа. Тут находятся могилы восьми дожей Венеции, а так полный сюр.

И это еще не все, в капелле св. Тарасия можно полюбоваться более старыми образцами искусства.

В общем, церковь из разряда обязательных к посещению, благо и расположена она в паре шагов от дворца Дожей.

На этом с Кастелло все. В следующей серии будем гулять по самому популярному району Венеции Сан-Марко.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: