Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753 - JEKATERINBURG.RU

Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753

Живописец королей и прекрасных женщин: Пастельные портреты Жана-Этьена Лиотара

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Несколько страниц из жизни живописца

Швейцарский художник Жан-Этьен Лиотар (Jean-Etienne Liotard, 1702-1789), родился в Женеве в 1702 году и был тринадцатым ребенком в семье Анны и Антуана Лиотар. Его родители, будучи протестантами, иммигрировали еще до его рождения из Франции в Швейцарию по религиозным убеждениям. В Женеве, благодаря ювелирному ремеслу, его отец стал неплохо преуспевать и смог обеспечить своим детям достойное образование. И нужно отметить, что из некоторых источников известно, что у Жана-Этьена был брат-близнец — Жан-Мишель, а возможно просто старший брат, который также стал впоследствии художником, однако не имевшим такого ошеломительного успеха.

По иронии судьбы будущему художнику пришлось осваивать азы изобразительного искусства во Франции, на родине родителей. Туда юный Лиотар отправился в 1725 году, и около трех лет провел на обучении у гравера и миниатюриста Массе. После Парижа были Рим, Венеция, Амстердам, везде молодой художник знакомился с работами старых мастеров, учился всему новому и искал свой неповторимый стиль. Именно в Италии Жан открыл для себя пастель, ставшую его любимой техникой и прославившей его на всю Европу. К слову сказать, это изобразительное средство было весьма распространено среди европейских художников в 18 столетии, невзирая на сложность в хранении.

О редкой и удивительной художественной технике, которую часто называют «падчерицей графики и живописи» больше можно узнать здесь.

Талантливый молодой художник утверждал, что именно этот изобразительный материал натуральнее всего передает колорит и тончайшие переходы светотени и красочные полутона. И со временем, овладев этой техникой в совершенстве, он становится самым востребованным живописцем своего времени.

Основным направлением своего творчества живописец избрал жанр пастельного портрета, который стал его визитной карточкой. Хотя в наследии художника есть полотна исторического жанра. И что интересно, свою живопись он создавал не только в технике пастели, Лиотар иногда в своей работе использовал и мел, и краски, и эмаль. При этом ему всегда удавалось находить нечто новое, раскрывающее образ каждой его модели. Из воспоминаний современников: «Он наблюдал, как делают другие, и . делал все по-своему». Именно эта черта позволила развить живописцу в своем мастерстве оригинальность и вкус. Лиотар всегда стремился к независимости и неповторимости, как в жизни, так и в искусстве.

Ведь не зря образ самого художника был настолько колоритен, что вызывал неподдельный интерес у окружающих. Об этом можно судить по многочисленным автопортретам Лиотара, на которых художник изображал себя улыбающимся, иногда со щербатым ртом, закутанным в турецкие одежды или в высоких меховых шапках. Кроме всего прочего публику поражала его борода, напоминающая огромное гнездо, которую он носил смолоду и до самой женитьбы. А женился живописец, в возрасте 54 лет на женщине, гораздо моложе себя. Она то и заставила сбрить знаменитую бороду. Нужно заметить, что этот факт был весьма странным. Биографы недоумевали, как набожная голландка посредственной внешности из небогатой семьи, к которой Лиотар вряд ли питал возвышенные чувства, смогла убедить художника срезать колоритную бороду. Ведь на протяжении многих лет она была «фирменным знаком» художника.

Как то один английский критик однажды с едким сарказмом заметил, что именно борода была реальной мерой успеха художника, и в этом, конечно же, была, несомненно, доля правды. Во многом, благодаря своим автопортретам, Жан-Этьен Лиотар и приобрел себе славу и популярность.

За 35 лет супружеской жизни у четы Лиотар родилось пятеро детей. И все эти годы уже пожилому художнику пришлось без устали работать, чтобы прокормить большую семью.

Последние годы жизни провел в небольшом городишке под Женевой.Именно в те годы он напишет натюрморты, за которые впоследствии будут буквально вести жесткую борьбу коллекционеры и известные галереи.

Живописец европейской элиты 18 столетия

Так сложилось по судьбе, что жизнь швейцарского художника складывалась из счастливых случайностей и обстоятельств, которыми мастер, одаренный помимо художественного таланта практическим умом и харизмой, умело воспользовался.

Много лет жизни Лиотару пришлось провести в странствиях, во время которых он побывал во многих городах и странах. Он путешествовал как спутник знатных особ. К слову, в ту эпоху художникам довольно часто приходилось сопровождать влиятельных лиц, дабы запечатлевать важные события их жизни. Многие были готовы платить за это огромные деньги.

Так, его самой постоянной клиенткой была императрица Мария Терезия в Вене. Портреты ее детей художник писал на полупрозрачной бумаге, добиваясь исключительной точности в воспроизведении модели и необычного, нежного блеска: облик каждого ребёнка будто просвечивался сквозь перманент. Императрица с этими портретами не расставалась, беря их с собой даже в путешествия. Во многом это способствовало распространению славы о художнике по всей Европе.

За свою творческую карьеру мастер написал огромное множество портретов выдающихся людей той далекой эпохи. Все приходили в восторг от его портретов, на которых было поразительное сходство лиц, законченность в изображении одежды и украшениях, а также максимальная красочность, какой только можно было достичь, работая пастелью.

Именно, благодаря реалистичности и точности в работе художник снискал себе европейскую славу и приобрел высоких покровителей. Он встречал радушный прием и при многих монарших домах, и у римского папы в Риме, и у турецкого султана в Константинополе. Побывав в Турции, художник вернулся оттуда не только еще более знаменитым, но и преобразившимся внешне. В Европе его начнут называть «турком» из-за турецкой одежды, в которую облачался художник до конца своих дней и бороды.

Загадка про портрет №3

Итак, угадайте портрет, если известно, что:

  • Дедушка изображенной персоны по материнской линии был нашим соседом и слегка мешал жить Томасу Гордону и тому, кто отдоминировал знаменитого конюшего русской истории. Ему же вечно мешали те, у кого было право вопить «вето».
  • Но больше всего известен папа, потому что есть такие стулья. И прочая мебель. Поэтому на картине есть шмат горностая.

( Читать дальше.Свернуть )

Еще записи по тегу «гугл и генеалогия»

Угадайте экспонат

Здравствуйте! Итак, первая неделя сентября прошла, можно выдохнуть от шокирующего перехода и смириться с тем, что это теперь надолго. Чтобы утешить…

Угадайте экспонат №8

Всем здравствуйте, в эфире 26 августа, скоро кончится лето. С вами снова рубрика четверговых загадок. Итак, в тех краях, где один невысокий человек…

Угадайте экспонат №7

И снова снаружи четверг, и от лета остались считанные дни, а большинству из нас все также надо вкалывать, поэтому отвлечемся же немножко от…

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Лучший mtyukanov

  • Новый комментарий

Мадам Аделаида в костюме а ля тюрк, Жан-Этьен Лиотар.

Ее дедушка по материнской линии, Станислав Лещинский, был альтернативным прошведским польским королем во время Великой Северной войны, а затем претендентом на польский престол во время Войны за Польское наследство, и доставлял тем самым некоторые (небольшие) неприятности русскому адмиралу Томасу Гордону и русскому фельдмаршалу Христофору фон Миниху во время осады Гданьска/Данцига (русско-саксонская коалиция победила, Лещинский бежал).
Миних позже арестовал российского регента Бирона, который, хоть должностей конюшего-шталмейстера-коннетабля и не занимал, зато основал российские государственные коннозаводы.
Лещинскому же вечно мешали шляхтичи-депутаты Сейма, отстаивавшие свое право liberum veto. Именно его попытки отменить это право (вместе с осторожным и дипломатичным, но настойчивым поведением третьего героя осады Гданьска русского фельдмаршала Ласси, вошедшего с войсками в Польшу без грабежей и прочих эксцессов) и привели к тому, что альтернативный, созванный под защитой штыков Ласси, Сейм сместил его с престола и избрал королем очередного саксонца.

Более известный папа нашей героини — Людовик XV — помимо афоризма «после меня — хоть потоп» оставил стиль Людовика XV, особенно известный в мебельном искусстве, в частности, стульями.

В своем Оленьем парке Людовик XV любил не только охотиться на оленей, но и многочисленных молоденьких (по нынешним временам уголовно-молоденьких) девушек, которых поставляла ему официальная метресса м-м Помпадур. Однако это не мешало (если не помогало) ему быть любвеобильным и с законной супругой Марией Лещинской, так что законных породистых детей у него было десять. Марию Аделаиду звали сначала мадам Четвертой (Madame Quatrième), т.к. она была при рождении четвертой дочерью короля, после смерти старшей сестры — мадам Третьей (Madame Troisième), потом просто мадам, и лишь к 27, когда стало ясно, что выдать ни за кого замуж не выйдет — мадам Аделаидой (Марией звать было бесполезно, их там было слишком много). Зато она пережила не только всех своих братьев и сестер, но и племянника-короля.

Читайте также  Мол, набережная скьявони и лагуна у сан-марко, франческо гварди

Про штаны в полоску, книжку и наших южных соседей турок все лучше рассказывает сама картина:

Сестру не по крови смог найти лишь одну, сестру по художнику — «Шоколадницу» Лиотара.

Подсказки для слабаков не осилю, вижу только, что министр Дрюон тут ни при чем. Зато наконец-то успею ответить в срок, ура! Спасибо.

Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753

Жан-Батист Симеон Шарден. Мальчик с карточным замком. Около 1740

Франсуа Клуэ (около 1516–1572) Конный портрет Франциска I Около 1540. Холст, масло. 27,5×22,5

Франсуа Клуэ, придворный живописец нескольких французских монархов, оставил после себя немало портретов королевских особ и членов их семей.

Восседающий на коне Франциск I изображен здесь на фоне пейзажа, который простирается далеко внизу, отчего и без того мощная фигура всадника выглядит еще более величественной. Это впечатление усиливается помещенным справа архитектурным фрагментом с колоннами. Художник большое внимание уделил деталям: тщательно выписал и узор на одеянии короля, и лошадиную упряжь. На лице Франциска I блуждает тонкая улыбка, которую можно заметить и на других изображениях монарха. Впрочем, такой же улыбкой наделены на портретах кисти Клуэ многие из приближенных короля, что, по-видимому, должно было подчеркивать сложный, неоднозначный характер человека, находящегося у власти.

Жан-Батист Симеон Шарден (1699–1779) Девочка с воланом. Около 1737. Холст, масло. 82×66

Поэзия повседневной жизни, ее одного-единственного мгновения — вот то, на чем держится живопись Жан-Батиста Шардена. Он был приверженцем бытового жанра, поднятого до высот философских. Художник выбирал простые сюжеты и заставлял зрителя подолгу смотреть на свои картины, как на эту «Девочку с воланом», где ничего вроде не происходит, просто нежное существо, румяное и курносое, застыло с воланчиком и ракеткой в руках. На лице героини — растерянное и грустное выражение, словно никто не хочет составить ей партнерство или игра ей не слишком удается. Впечатление такое, что видно, как подрагивают ее губки и глаза наполняются слезами. Переживания почти еще ребенка отзываются в зрителе, который видит в этой жанровой сценке красоту и сложность жизни, выраженную в малом.

По поводу этой картины и другой — «Мальчик с карточным замком», тоже находящейся в музее, — земляк художника, французский писатель Стендаль, отозвался так: «Стоял и смотрел на них в том счастливом состоянии, какое только может быть…»

Жан-Этьен Лиотар (1702–1789) Мария-Аделаида Французская в турецком костюме 1753. Холст, масло. 50×56

Родившись в Швейцарии, Жан-Этьен Лиотар учился живописи во Франции, затем путешествовал и вернулся в Париж. Там он приобрел покровительницу в лице мадам де Помпадур, задававшей тон во французском высшем обществе. С той поры художник написал немало красавиц королевского рода и дам, блиставших при дворе. Один из таких портретов представляет Марию-Аделаиду Французскую, дочь короля Людовика XV.

Лиотар изобразил прелестное юное создание, сидящее на диване с книгой в руке и одетое в турецкий костюм. После нескольких лет, проведенных в Константинополе, художник имел пристрастие к восточным нарядам и сам наряжался в них. Рисуя Марию-Аделаиду, живописец передал тонкую, бархатистую кожу принцессы и легкую ткань ее костюма. Свет из окна падает так, что лицо девушки остается в тени, а освещены щека, маленькое ухо с висячей сережкой и шея, отчего образ становится еще более нежным и трогательным. Мягкость диванных подушек усиливает настроение неги, разлитое в этой картине, но в то же время Лиотар внес в свое произведение и некоторые «противоречия»: Мария-Аделаида, одевшись, как для бала-маскарада, сидит на диване, погрузившись в чтение, что мало соответствует аромату чувственности, разлитому вокруг нее. Этот контрапункт создает легкое напряжение в картине, которое было свойственно искусству рококо.

Следующий том

В Государственном Русском музее (Санкт-Петербург) представлено самое обширное собрание произведений русского искусства в мире. Музей основан в 1895 по указу императора Николая II. В настоящее время его коллекция насчитывает более 400 000 экспонатов и охватывает все исторические периоды и тенденции развития русского искусства, все его основные виды и жанры, направления и школы более чем за 1000 лет: с X по XXI век.

madam_palmgren

  • Add to friends
  • RSS

Art Gallery of Madam PALMGREN

Арт-галерея Мадам Пальмгрен

Жан Этьен Лиотар (фр. Jean-Étienne Liotard; род. 22 декабря 1702, Женева — 12 июня 1789, Женева) — швейцарский художник, «живописец королей и красивых женщин».


Автопортрет

Загадочные обстоятельства рождения Жана-Этьена Лиотара (1702-1789), тринадцатого ребенка в семье Анны и Антуана Лиотар, полная приключений молодость, проведенная при блестящих дворах европейских монархов, путешествие в Константинополь и возвращение оттуда «турецким художником», странные отношения с супругой и туманная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница» — далеко не все тайны, окружающие личность швейцарского мастера. Авторы недавно опубликованной 1600-страничной биографии Лиотара Рене Лош (Renée Loche) и Марсель Ретлисбергер (Marcel Roethlisberger) признаются, что даже для них в жизни и творчестве художника остается немало загадок.

Но обо всем по порядку.

[ Spoiler (click to open) ]
Итак, Жан-Этьен Лиотар был тринадцатым ребенком в семье французского купца, покинувшего родной Монтелимар «по неким религиозным причинам» и укрывшегося в Женеве. Жан-Этьен и Жан-Мишель оказались художественно одаренными детьми и с ранних лет проявляли интерес к рисованию и живописи. В то время женевской школы живописи еще не существовало (она сложится к концу XVIII века), зато преподавалась техника миниатюры и эмали – ремесел, связанных с производством часов и украшений. В юности Жан-Этьен учился у миниатюриста Даниэля Гарделя, затем продолжил образование в Париже. Но именно в годы странствий по Италии художник открывает для себя пастель, которая станет его любимой техникой и прославит имя Лиотар на всю Европу.


Портрет Ричарда Покока — 1738-1739

Холст, масло, Рококо

Швейцария и Франция, Женева. Художественно-исторический музей

Позднее, в своем «Трактате о живописи » Лиотар объяснит: живопись – «зеркало всего самого прекрасного, что предлагает нам Вселенная», и если «в произведениях природы мазков не видно», то их не следует показывать и на картине. Пастель позволяла добиться желаемого эффекта: мягких и плавных переходов цвета, легкой светотени, тончайшей отделки деталей. Работы Лиотара, выполненные в реалистичной манере и строгом стиле, отличались от произведений Ватто или Буше, представителей «галантного жанра», предпочитавших декоративное изящество рококо. А портреты Лиотара ничего общего не имели с жанром парадного портрета, популярного при французском дворе. Лиотар считал себя «художником правды» и главным его стремлением было правдоподобие в живописи, изображение без прикрас… что далеко не всегда нравилось знатным дамам, портреты которых он писал!


Мария-Аделаида Французская в турецком костюме — Жан-Этьен Лиотар. 1753.
Холст, масло. 50х56

Неповторимым стилем отличались не только полотна Лиотара, но и его внешность. Из поездки в Константинополь, куда он отправляется по приглашению английского лорда, Лиотар вернется знаменитым не только благодаря своему таланту и необыкновенным пастелям, но и… бороде. В Европе художника окрестят «турком» за эффектную бородку и восточные одежды, и это только добавит ему популярности. Так что жизнь Лиотара была не менее насыщенной, чем его творческая деятельность. Тем более что и та, и другая проходили в бесконечной веренице путешествий по всей Европе – Молдавия, Вена, Франкфурт, Париж, Амстердам, Лондон…


Ж.-Э.Лиотар. Автопортрет в турецком костюме. Пастель.

Чего не скажешь о его брате-близнеце: получив образование гравера в Париже и совершив небольшое путешествие по Италии, Жан-Мишель возвращается в Женеву. Если он не стал таким же великим художником, как его брат, то в семейной жизни, кажется, преуспел гораздо больше: во всяком случае, Жан-Мишель был спокойным примерным семьянином. Вероятно, братья были слишком разными по характеру, чтобы поддерживать близкие отношения. В письмах – по крайней мере, тех, которые известны искусствоведам, – Жан-Этьен совсем не упоминает брата. Кстати, спорным остается и тот факт, что братья, родившиеся в один день, были близнецами. Достоверных свидетельств современников о сходстве художников Лиотар не сохранилось.

Читайте также  Дом инвалидов, париж, франция


Жан-Этьен Лиотар. Пейзаж под Женевой. Около 1750 года.

Пастель. Риксмузеум, Амстердам.

Непонятные отношения были у Жана-Этьена и с его супругой. Набожная голландка, не особо красивая и не особо богатая, заставила мужа срезать легендарную турецкую бороду, а ведь примечательная внешность в течение многих лет была «фирменным знаком» художника, как и его самобытный стиль. Словом, если бы у Лиотара был продюсер, он бы не позволил свершиться такому безобразию. Но хотя Жан-Этьен и согласился срезать гениальную бороду под давлением жены, то превратить себя в домоседа не позволил и продолжал свои бесконечные путешествия ко дворам европейских монархов. Здесь легенды и историческая правда часто расходятся. Либо во время этих поездок личная жизнь Лиотара была куда более насыщенной, чем жизнь с супругой, либо он без устали работал, чтобы прокормить свою большую семью (у четы Лиотар было пятеро детей).


Madame Liotard and her daughter

Во всяком случае, о несовпадении фактов и мифов свидетельствует и легендарная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница», написанной в Вене в 1745 году. Кто скрывается за персонажем прелестной молодой девушки, аккуратно несущей на серебряном подносе чашку горячего шоколада? По одной из версий, на картине изображена камеристка Марии-Терезии, поразившая художника своей красотой. Другая версия истории напоминает сказку о Золушке. Девушку звали Анна Бальдауф, дочь обедневшего рыцаря, она служила горничной императрицы. При дворе ее и увидел молодой принц Дитрихштейн, и без памяти влюбился. Вопреки протестам своей семьи и аристократии, принц женился на Анне, а в качестве свадебного подарка заказал Лиотару портрет невесты в той самой одежде, в которой увидел ее впервые. И последний вариант: возможно, девушка работала в одной из венских кондитерских. Одним зимним днем туда зашел молодой принц, чтобы отведать горячего шоколада. Чашку с дымящимся напитком ему принесла красавица шоколадница, которую звали Анна Бальтауф. Принц влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней. А ко дню свадьбы заказал придворному художнику Лиотару портрет невесты в образе прекрасной шоколадницы… Все три версии могли бы стать сценарием романтического фильма. Однако искусствовед Рене Лош, один из авторов биографии Лиотара, смеется, когда ее спрашивают об этой истории, и уверяет, что все это сказки: девушку звали вовсе не Анна Бальтауф, ни принц ни художник никогда в нее не влюблялись, и более того – Лиотар вообще не придавал никакого особого значения этой пастели и гораздо больше ценил… портреты своей супруги. Вот и разберись, где — правда, а где – легенда.


Шоколадница, 1744. — 83 x 53 см.

Швейцария и Франция. Дрезден. Картинная галерея.

Как бы там ни было, созданное Лиотаром произведение искусства поразило современников и продолжало удивлять на протяжении веков. У портрета шоколадницы оказалось не меньше поклонников, чем у самой модели. А у легендарной истории было не менее легендарное продолжение. В 1881 году в Европу приехал глава американской компании Walter Baker Company — познавать таинства приготовления сладкого напитка. В Дрезденской галерее ему бросилось в глаза изображение прекрасной молодой камеристки, подающей к столу шоколад в фарфоровой чашке. Генри Пирсу настолько понравилась пастель и романтическая история ее создания, что он решил сделать изображение фирменным знаком своей компании. Самое примечательное, что «Прекрасная шоколадница» стала одним из первых логотипов в истории экономики. Кстати, теперь знаменитую пастель использует в качестве логотипа популярная в Москве сеть кофеен «Шоколадница». Да-да, опрятная прелестная служанка с подносиком – пастель того самого Лиотара…


Жан-Этьен Лиотар.Портрет австрийской императрицы Марии Терезии [1744]

Последние годы жизни художник провел в Конфиньоне, близ Женевы. Он пишет натюрморты, за которые впоследствии будут бороться коллекционеры и музеи. Умирает Лиотар в 1789 году, не дождавшись Великой Французской революции, разрушившей старый порядок и принесшей ему на смену новые ценности, в том числе — в искусстве. Брат-близнец художника Жан-Мишель, разоренный революцией, умрет в 1796 году в нищете.


Still Life Tea Set, 1783

Жан-Этьену, большому оригиналу своего времени, многие из ценностей XIX века, несомненно, пришлись бы по душе. Он всегда был сторонником независимости – и в жизни, и в искусстве. Рене Лош признается, что именно оригинальность Лиотара и его несравнимый «вкус к правде» привлекли ее в личности и работах художника: «Он наблюдал, как работают другие, и… делал все по-своему!»


Жан Этьен Лиотар «Пожилая женщина у камина», 1760 год.
(Уникальность этой картины – в ее технике исполнения – художник использовал эмалевую технику (технику тонкого стекловидного покрытия).

Мария-аделаида французская в турецком костюме, жан-этьен лиотар, 1753

«Автопортрет»

Загадочные обстоятельства рождения Жана-Этьена Лиотара ( 22 декабря 1702 —12 июня 1789), тринадцатого ребенка в семье Анны и Антуана Лиотар, полная приключений молодость, проведенная при блестящих дворах европейских монархов, путешествие в Константинополь и возвращение оттуда «турецким художником», странные отношения с супругой и туманная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница» — далеко не все тайны, окружающие личность швейцарского мастера.

«Прекрасная шоколадница»
«Прекрасная шоколадница» (фр. – La Belle Chocolatière, нем. – Das Schokoladenmädchen) – портрет аккуратно одетой красавицы, изящно держащей поднос с чашкой горячего шоколада и стаканом воды, – одна из самых известных работ Жан-Этьена Лиотара и жемчужина Галереи старых мастеров в Дрездене. Картину считали шедевром ещё при жизни художника.
Образ был создан между 1743-м и 1745 годами при дворе австрийской императрицы Марии Терезии. В то время швейцарский художник находился в Вене, где писал портреты правительницы и её супруга.
3 февраля 1745 года картину приобрёл у Лиотара в Венеции граф Франческо Альгаротти, который был арт-агентом двух монархов – прусского короля Фридриха II и польского короля Августа III Саксонца. Он писал своему другу, искусствоведу Пьеру-Жану Мариетту: «Я купил картину пастелью около трёх футов высотой, написанную знаменитым Лиотаром. На ней изображена молодая немецкая горничная в профиль, несущая поднос со стаканом воды и чашкой шоколада. Картина почти лишена теней, с бледным фоном и светом, который идёт из двух окон, отражённых в стакане. Она написана полутонами с незаметными переходами света и исполнена в совершенстве… и хотя это европейская картина, она может понравиться китайцам, которые, как вы знаете, являются заклятыми врагами теней. Что касается совершенства работы, то это Гольбейн в пастели».
Картина входит в коллекцию Галереи старых мастеров в Дрездене с 1855 года.
Кто был моделью для «Прекрасной шоколадницы», достоверно не установлено. Вероятнее всего, это одна из незамужних девушек при дворе, поразившая живописца своей красотой. В те дни было принято призывать ко двору юных прелестниц из семей «низшего» дворянства и делать их компаньонками для дам из «высшего» дворянства.
Очень часто утверждается, что Лиотару позировала Анна (Аннель или Наннель) Бальтауф – дочь обедневшего кавалера Мельхиора Бальтауфа, которую, возможно, пригласили ко двору в качестве такой наперсницы. Молодой князь фон Дитрихштейн, якобы, был поражён её красотой, влюбился и женился – приведя в смятение весь высший свет.
Эту легенду поддерживала американская шоколадная компания Walter Baker & Company, которая использовала «Прекрасную шоколадницу» Лиотара в качестве своего логотипа с 1883 года. В небольшом буклете с рецептами 1913 года было написано: «Неясно, было ли обязанностью Анны подавать шоколад или же она была светской красавицей, которая позировала в таком костюме. Но как бы то ни было, своей красотой она так поразила князя Дитрихштейна, что он женился на ней. Этот брак породил множество разговоров в австрийском обществе. Кастовые предрассудки в Вене всегда были очень сильны, а дочь простого дворянина не считалась подходящей партией для придворного…».
Более романтическая версия этой истории гласит, что молодой Дитрихштейн пришёл в венское кафе чтобы попробовать новомодный напиток – горячий шоколад. Там он и встретил Анну Бальтауф, которая обслуживала посетителей. Он мгновенно влюбился в девушку и следующие несколько недель приходил в заведение практически ежедневно. В конце концов, он женился на своей пассии, несмотря на сопротивление высшего дворянства. В качестве свадебного подарка он заказал Лиотару портрет невесты в той одежде, в которой встретил её впервые.
Несмотря на то, что начало истории «Прекрасной шоколадницы» больше похожа на сказку, её продолжение хорошо задокументировано. В 1881 году Генри Пирс – президент Walter Baker, ведущей компании США по производству какао и шоколада – приехал в Европу, чтобы познакомиться с методами производства какао. В дрезденской Королевской галерее он увидел картину Лиотара. Его впечатлил и сам портрет, и его романтическая история – и с тех пор «Прекрасная шоколадница» стала одной из первых зарегистрированных торговых марок в экономической истории. С 1880-х образ Анны Бальтауф был запечатлён и растиражирован на миллионах банок какао и рекламных буклетов.
Примерно в 1900 году «Прекрасная шоколадница» вдохновила художника Яна Мюссе (вероятнее всего, это был он) на создание образа «медсестры» для торговой марки Droste. В описании было сказано, что «иллюстрация указывает на полезный эффект шоколадного молока и неразрывно связана с названием Droste».
Во время Второй мировой войны немцы перевезли оригинальную картину в крепость Кёнигштайн.

Жан-Этьен Лиотар был тринадцатым ребенком в семье французского купца, покинувшего родной Монтелимар «по неким религиозным причинам» и укрывшегося в Женеве. Жан-Этьен и Жан-Мишель оказались художественно одаренными детьми и с ранних лет проявляли интерес к рисованию и живописи. В то время женевской школы живописи еще не существовало (она сложится к концу XVIII века), зато преподавалась техника миниатюры и эмали – ремесел, связанных с производством часов и украшений. В юности Жан-Этьен учился у миниатюриста Даниэля Гарделя, затем продолжил образование в Париже. Но именно в годы странствий по Италии художник открывает для себя пастель, которая станет его любимой техникой и прославит имя Лиотар на всю Европу.

Читайте также  Самые красивые телефоны в мире: мечта любой девушки

«Голландская девушка за завтраком»
«Голландская девушка за завтраком» — это личная ода Жана-Этьена Лиотара Золотому веку нидерландской живописи. Швейцарский художник создал работу в стиле голландских мастеров XVII столетия примерно в 1756 году — во время пребывания в Голландии. Спустя почти 20 лет её приобрёл Уильям Понсонби, 2-й граф Бессборо, большой друг и покровитель живописца. Потомки аристократа передавали картину из поколения в поколение в течение 240 лет. На момент продажи в 2016 году это была единственная жанровая сцена Лиотара, написанная маслом, которая оставалась в частных руках.

Позднее, в своем «Трактате о живописи » Лиотар объяснит: живопись – «зеркало всего самого прекрасного, что предлагает нам Вселенная», и если «в произведениях природы мазков не видно», то их не следует показывать и на картине.Неповторимым стилем отличались не только полотна Лиотара, но и его внешность. Из поездки в Константинополь, куда он отправляется по приглашению английского лорда, Лиотар вернется знаменитым не только благодаря своему таланту и необыкновенным пастелям, но и… бороде. В Европе художника окрестят «турком» за эффектную бородку и восточные одежды, и это только добавит ему популярности. Так что жизнь Лиотара была не менее насыщенной, чем его творческая деятельность.Чего не скажешь о его брате-близнеце: получив образование гравера в Париже и совершив небольшое путешествие по Италии, Жан-Мишель возвращается в Женеву. Если он не стал таким же великим художником, как его брат, то в семейной жизни, кажется, преуспел гораздо больше: во всяком случае, Жан-Мишель был спокойным примерным семьянином. Вероятно, братья были слишком разными по характеру, чтобы поддерживать близкие отношения.

«Мария-Фредерика ван Рид-Атлон в семилетнем возрасте»

В письмах – по крайней мере, тех, которые известны искусствоведам, – Жан-Этьен совсем не упоминает брата. Кстати, спорным остается и тот факт, что братья, родившиеся в один день, были близнецами. Достоверных свидетельств современников о сходстве художников Лиотар не сохранилось.

«Натюрморт с чайным сервизом»

Непонятные отношения были у Жана-Этьена и с его супругой. Набожная голландка, не особо красивая и не особо богатая, заставила мужа срезать легендарную турецкую бороду, а ведь примечательная внешность в течение многих лет была «фирменным знаком» художника, как и его самобытный стиль. Словом, если бы у Лиотара был продюсер, он бы не позволил свершиться такому безобразию. Но хотя Жан-Этьен и согласился срезать гениальную бороду под давлением жены, то превратить себя в домоседа не позволил и продолжал свои бесконечные путешествия ко дворам европейских монархов. Здесь легенды и историческая правда часто расходятся. Либо во время этих поездок личная жизнь Лиотара была куда более насыщенной, чем жизнь с супругой, либо он без устали работал, чтобы прокормить свою большую семью (у четы Лиотар было пятеро детей). Во всяком случае, о несовпадении фактов и мифов свидетельствует и легендарная история создания знаменитой пастели «Прекрасная шоколадница», написанной в Вене в 1745 году.

«Принцесса Луиза Анна (деталь)»

Кто скрывается за персонажем прелестной молодой девушки, аккуратно несущей на серебряном подносе чашку горячего шоколада? По одной из версий, на картине изображена камеристка Марии-Терезии, поразившая художника своей красотой. Другая версия истории напоминает сказку о Золушке. Девушку звали Анна Бальдауф, дочь обедневшего рыцаря, она служила горничной императрицы. При дворе ее и увидел молодой принц Дитрихштейн, и без памяти влюбился. Вопреки протестам своей семьи и аристократии, принц женился на Анне, а в качестве свадебного подарка заказал Лиотару портрет невесты в той самой одежде, в которой увидел ее впервые. И еще вариант: возможно, девушка работала в одной из венских кондитерских. Одним зимним днем туда зашел молодой принц, чтобы отведать горячего шоколада. Чашку с дымящимся напитком ему принесла красавица шоколадница, которую звали Анна Бальтауф. Принц влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней. А ко дню свадьбы заказал придворному художнику Лиотару портрет невесты в образе прекрасной шоколадницы…

«Мария-Аделаида в турецком костюме»

Все три версии могли бы стать сценарием романтического фильма. Однако искусствовед Рене Лош, один из авторов биографии Лиотара, смеется, когда ее спрашивают об этой истории, и уверяет, что все это сказки: девушку звали вовсе не Анна Бальтауф, ни принц ни художник никогда в нее не влюблялись, и более того – Лиотар вообще не придавал никакого особого значения этой пастели и гораздо больше ценил… портреты своей супруги. Вот и разберись, где — правда, а где – легенда.

«Мария-Анна Лиотард с куклой»

Как бы там ни было, созданное Лиотаром произведение искусства поразило современников и продолжало удивлять на протяжении веков. У портрета шоколадницы оказалось не меньше поклонников, чем у самой модели. А у легендарной истории было не менее легендарное продолжение. В 1881 году в Европу приехал глава американской компании Walter Baker Company — познавать таинства приготовления сладкого напитка. В Дрезденской галерее ему бросилось в глаза изображение прекрасной молодой камеристки, подающей к столу шоколад в фарфоровой чашке. Генри Пирсу настолько понравилась пастель и романтическая история ее создания, что он решил сделать изображение фирменным знаком своей компании. Самое примечательное, что «Прекрасная шоколадница» стала одним из первых логотипов в истории экономики. Кстати, теперь знаменитую пастель использует в качестве логотипа популярная в Москве сеть кофеен «Шоколадница». Да-да, опрятная прелестная служанка с подносиком – пастель того самого Лиотара…

«Завтрак»

Последние годы жизни художник провел в Конфиньоне, близ Женевы. Он пишет натюрморты, за которые впоследствии будут бороться коллекционеры и музеи. Умирает Лиотар в 1789 году, не дождавшись Великой Французской революции, разрушившей старый порядок и принесшей ему на смену новые ценности, в том числе — в искусстве. Брат-близнец художника Жан-Мишель, разоренный революцией, умрет в 1796 году в нищете.

«Портрет Мари Фарг, жены художника, в турецком костюме»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: