Итальянское утро, брюллов, 1823 - Тайны со всего мира

Итальянское утро, брюллов, 1823

Итальянское утро, брюллов, 1823

Сцены из итальянской жизни-1823-1835

1823г, холст, масло,62×55
Зимний дворец королевы Вюртембергской, Германия

1823 году, вскоре по приезде в Италию, Брюллов написал «Итальянское утро». Картина экспонируется на выставке в Академии художеств в Петербурге. «Утро» принесло ему широкую известность. Картина покорила всех — итальянскую, а затем и русскую публику, членов Общества поощрения художников и, наконец, Александра I, которому картина была Обществом преподнесена в дар.»Итальянское утро» экспонируется на выставке в Академии художеств в Петербурге. Император Николай I жалует Брюллову бриллиантовый перстень.

Девушка, умывающаяся под струями фонтана, пронизанная солнечными лучами, воздушно-легкая, воспринимается как олицетворение самого утра, утра восходящего нового дня, утра человеческой жизни.

Картина «Утро» послужила началом жанровых композиций художника. Она была первой попыткой изучения реальной жизни. Работая над картиной, Брюллов писал Обществу поощрения художников:

«Я освещал модель на солнце, предположив освещение сзади, так что лицо и грудь в тени, и рефлектируются от фонтана, освещенного солнцем, что делает все тени гораздо приятнее в сравнении с простым освещением из окна».
Поставленная Брюлловым проблема освещения, то есть изучение натуры в естественном окружении, говорила о реалистических устремлениях художника.

Брюллов искренне увлекся работой над картиной, отдав ее исполнению много вдохновенных творческих минут. Отсылая свое первое произведение, написанное в Италии, в Общество поощрения художников для творческого отчета, он писал П. А. Кикину:
«. . . осмеливаюсь поручить в ваше покровительство дитя мое, которое жестокий долг почтения к Обществу мог только вырвать из моих объятий»

Пилигримы в дверях лютеранской базилики

1825г, холст, масло, 62.5х53.5
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Пифферари перед образом Мадонны

1825г, холст, масло, 53.5х42.5
Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Вечерня
(Римская часовня)
1825г, холст, масло, 52.5 х 42.5см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Итальянский полдень
1827г, холст, масло,64 х 55 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«Для вернейшего расположения теней и света я работаю сию картину под настоящим виноградником в саду»,- писал Брюллов об этом произведении, подчеркивая, что создавал его на открытом воздухе. Содержание картины составляет чувственное ощущение природы: полуденного жара и прохладной тени, жажды и предвкушения вкуса винограда. Это однофигурная композиция, в которой ярко выражено душевное состояние человека. Картина представляет собой высшую точку, достигнутую Брюлловым в этой группе работ, развивающих тему взаимодействия человека и природы. Работа над подобными произведениями связана была, конечно, с неустанным изучением природы.

В густой тени сада, стоя на лестнице, итальянка снимает виноградную кисть, не в силах оторвать от нее восхищенного взгляда.

Вся она, с откинутой слегка головой, блеском увлажненных глаз и улыбкой на полураскрывшихся губах, охвачена радостью бытия. Есть какая-то первозданная гармония в румянце ее округлого лица, упругой, полной шее, плечах и руках со спелой, напоенной живительным соком гроздью винограда.

Пронизанный ощущением неиссякаемых сил и бодрости, образ итальянки слит воедино с природой, щедро расточающей свои дары. Солнечные лучи, проникающие сквозь листву виноградника, освещают лицо и фигуру молодой женщины.
Великолепно написанная белая ткань рубашки вбирает в себя оттенки окружающей зелени. В холодных тонах выдержано погруженное в полутень левое плечо итальянки. Введенный Брюлловым красный цвет шали, находящий отклик в румянце ее щек, дан в приглушенном звучании.
Э.Ацаркина

Артистический темперамент К. П. Брюллова, огромное дарование живописца, стремление обновить традиции академической живописи — все эти и многие другие качества его таланта с особой интенсивностью проявились в пору его пенсионерства в Италии. Уже в ранним небольшом полотне «Итальянский полдень», написанном в качестве отчета Обществу поощрения художников, красноречиво обнаружилась специфика его творческой личности.

Брюллов выступил реформатором жанрово-стилистической системы академической живописи, и это насторожило членов Общества, увидевших в ранних жанрах художника снижение требовательности к избираемой натуре и к высоким целям искусства. Об этом свидетельствовало то, что молодой мастер обратился не к освященным традицией историко-мифологическим сюжетам, а к буднично-непритязательной сцене сбора винограда, к типам итальянок, далеким от класси ческих канонов, к работе с натурой на открытом воздухе.

На упреки по поводу «Итальянского полдня» Брюллов отвечал, что он «решился искать того предположенного разнообразия в тех формах простой натуры, которые нам чаще встречаются и нередко более даже нравятся, нежели строгая красота статуй». Смелость обращения живописца к окружающей жизни и природе благотворно сказалась на художественной структуре картины. Естественна и достоверна изображенная сцена, грациозен и привлекателен полный жизни образ итальянки, не могут не восхищать сияющая, яркая живопись, безупречная пластическая завершенность.

Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя
1827г, холст, масло, 62х 32.5
Государственный Русский музей,Санкт-Петербург

В картине Брюллов развил намеченную в «Полдне» тему радости труда, наполняющего человека чувством бодрости и оптимизма. Вновь воспевает он жизнелюбивый и веселый характер итальянских девушек из народа, радостно приемлющих жизнь. задорно, игриво устремила свой взор на зрителя лежащая на ступенях дома темноволосая молодая итальянка, беззаботно положившая голову на большой зеленый арбуз. Высоко в руках она держит бубен, готовая вот-вот покинуть свое ложе, чтобы закружиться в веселом танце. Изогнув гибкий стан, привстала на кончики пальцев ее подруга, как будто не для того, чтобы сорвать созревшую гроздь винограда, а чтобы принять участие в вакхической пляске.

Богородицкий дуб
(Вид в окрестностях Рима)

1830-1835, холст, масло
Государственная Третьяковская галлерея, Москва.

Карл Брюллов » Итальянское утро»

Карл Брюллов » Итальянское утро»

В 1821 году Карл Брюллов был удостоен золотой медали Академии за картину: «Явление Аврааму трех ангелов у дуба Мамврийского» и права продолжения обучения живописи в Италии за казенный счет.

Отправляя братьев Брюлловых в 1822 году в Италию для изучения классиков Западноевропейского искусства, Общество поощрения художников было обеспокоено возможностью увлечения Брюлловых романтическим искусством, которое называло «французским стилем». В инструкциях указывалось, что порождением нового стиля является предосудительное увлечение современных художников «низким» жанром, то есть бытовой живописью.

Чутко прислушиваясь к художественным запросам времени, Брюллов в самом начале своего пенсионерства в Италии занялся жанровой живописью, от увлечения которой его предостерегало Общество поощрения художников.
Склонность молодого Брюллова к бытовому жанру не была его индивидуальной особенностью. 1820-е годы — время расцвета искусства Венецианова. В 1820-х годах, в пору развития романтических идей, бытовой жанр занял большое место в творчестве Кипренского, Щедрина, Орловского.
Русский бытовой жанр развивался в органической связи с крестьянским вопросом. По мере роста освободительного движения усиливался интерес к бытовому жанру, призванному отразить современную действительность.
Русские пенсионеры во время своего заграничного вояжа живо реагировали на окружающую их жизнь. Их внимание привлекали в Италии не богатые кварталы городов, не знать, не вельможи, а народ.

«Итальянское утро»

Картина «Утро», написанная Брюлловым в 1823 году, послужила началом его жанровых композиций. Она была первой попыткой художника изучения реальной жизни.
Работая над картиной «Утро», Брюллов писал Обществу поощрения художников: «Я освещал модель на солнце, предположив освещение сзади, так что лицо и грудь в тени, и рефлектируются от фонтана, освещенного солнцем, что делает все тени гораздо приятнее в сравнении с простым освещением из окна». Поставленная Брюлловым проблема освещения, то есть изучение натуры в естественном окружении, говорила о реалистических устремлениях художника.
Обратившись за творческим советом к старым мастерам, Брюллов предпочел Тициана, как в свое время еще в Венеции Тияторетто и Веронезе. В Тициане молодого Брюллова больше всего привлекало мастерство передачи освещения. Он решил скопировать произведение великого венецианца в римском собрании Шара. Узнав о запрете владельцев Брюллов вынужден был ограничиться посещением их дворца, где, по собственному признанию, старался хоть «скрадывать глазами» искусство старого мастера.
Картина Брюллова, привлекала свежестью замысла, непосредственностью наблюдения, новизной живописных задач. Она была очень тепло встречена современной печатью, сделавшей подробное ее описание.
«Картина сия,—писали в «Отечественных записках»,— заключает в себе истинное волшебство в живописи: девушка, встрепенувшаяся от сладкого сна, бежит к фонтану освежиться водою. Она подставила обе ручки под желобок и с нетерпением ждет, как они наполнятся водою, которая, журча, падает на них тонкою cтруёй. На сию последнюю устремлено все ее внимание. . . Меж тем лучи восходящего солнца пробиваются, как чрез янтарь, сквозь прелестное ушко ее. Это совершенное очарование!»— восторженно заключал свое описание автор статьи.
«Cвидание» Самым замечательным в дебюте Брюллова-жанриста была поэтизация образа девушки из простого народа. Творческие устремления молодого художника встретили сочувствие у Венецианова. Много раз он любовался «Утром» в Зимнем дворце, где находилась картина, открывая в ней все новые и новые достоинства. Брюллов искренне увлекся работой над картиной, отдав ее исполнению много вдохновенных творческих минут. «Прерванное свидание» Огромную роль играл в замыслах художника пейзаж, поэтически передающий своеобразие итальянской природы. Его привлекали гористые дали, тающие в воздушной дымке, прозрачность воздуха, окутывающего фигуры, величавая красота безоблачного неба. Брюллов воспевал гармоническое слияние природы и человека, которое влекло романтиков.
«Cон молодой девушки перед рассветом» Жанровые картины Брюллова встретили живой отклик у современников. Он вынужден был повторить их в нескольких вариантах.
. Обострившийся у Брюллова интерес к акварели был результатом не только увлечения новым видом техники.
Акварель была для него одной из возможностей передавать в камерной форме средствами простого и доходчивого изобразительного языка свои жизненные наблюдения.
Акварельные композиции Брюллова, как и немногие рисунки сепией этого времени, сюжетно развернуты и идилличны. Рассказ в них жизнен и занимателен, хотя характеристики участников действия мало -индивидуализированы. В них отсутствует еще та экспрессия, которая впоследствии составит ценнейшее качество его сепий.
«Сон монашенки» Основная, доминирующая тема Брюллова — семейное счастье простых людей Италии. «Мать, просыпающаяся от плача ребёнка» «Итальянка, ожидающая ребенка» Лирические ноты звучат в композициях Брюллова, затрагивающих трепетные чувства влюбленных. Радость свиданий, горечь разлуки находят в акварелях художника поэтическое выражение. Легкий налет добродушного юмора сочетается в них с душевной приподнятостью. Рассказ в этих сценах зачастую превращался в анекдот, а юмор граничил с вольностью.
«Итальянка, зажигающая лампаду
перед образом Мадонны»
Техника акварелей Брюллова отличалась сложностью и богатством приемов. Пристальное изучение натуры заставило его обратить внимание на роль светотени.
Религиозный обычай итальянцев послужил в акварели «Итальянка, зажигающая лампаду перед образом Мадонны» лишь поводом для решения трудной задачи двойного освещения: холодного сияния луны и теплого света зажженной лампады.
«Гулянье в Албано» Но чем больше всматривался Брюллов в натуру, чем глубже изучал окружающую жизнь, тем правдивее и проще становились его приемы акварелиста. Постепенно в акварелях и сепиях Брюллова пространство делалось углубленнее, внося свежесть и чистоту воздушной стихии.
Все большую роль стал играть в них пейзаж, пронизанный палящим южным солнцем, лучи которого проникали сквозь ветви кряжистых дубов, затейливую листву кленов, узорочье вьющегося винограда. Веселая игра солнечных пятен вносила оживление и радость в жанровые сцены художника.

Читайте также  Женщина, взвешивающая жемчуг, ян вермеер

«Богородицкий дуб»
Общество поощрения художников строго осудило увлечение своего пенсионера акварелью. Оно усмотрело в начинаниях Брюллова нарушение строгих законов высокого искусства. Федор Брюллов счел своим долгом сообщить Александру о том, что «Общество бесют» акварельные работы их брата Карла.

«Эрминия у пастухов» «Праздник сбора винограда» источник

Коллекция книг о живописи и искусстве

Для учащихся в художественных учебных заведениях

  • Главная
  • Каталог книг
  • Учимся рисовать
  • Биографии
  • Статьи об искусстве
  • Ищу книгу

Содержание:

  • Пробуждение. Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Утро. Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • → Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Полдень. Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Знамена славы. Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Вечерний свет. Первая глава
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Основные даты жизни К. П. Брюллова

Утро. Глава пятая

С первыми лучами утреннего солнца Карл набрасывает красный шелковый халат и от Юдифи с мечом, от князя Олега, миролюбиво протянувшего руки императору Византии, стремглав, через ступеньки, сбегает в сад. Молодая женщина ждет его на каменной скамье. Она ест грушу, огромную, как два сложенных вместе кулака, струйки сока блестят у нее на подбородке. Карл ужасно деловой: самое главное — поймать нужное освещение. Женщина быстро обматывает черные косы вокруг головы, сбрасывает с плеч платок, развязывает тесемки рубашки; рубашка скользит вниз, обнажая грудь, женщина поддерживает спадающую одежду локтями. Она сразу вспоминает позу — склоняется над фонтаном, составляет ладони лодочкой. Карл бесцеремонно берет ее за плечи, поворачивает чуть вправо, чуть влево, ловит правильное освещение. Вода однообразно и нежно журчит, стекая по желобу из каменной стенки, птицы свистят, щелкают, рассыпают трели, с шумом ныряют в густую листву, за стеной сада певуче кричат уличные разносчики, воздух напоен дурманным запахом цветов, трав, согретой древесной коры; руки у Карла тяжелеют. «Ах, синьор. » Когда-то дождется общество обещанной картинки.

«Итальянское утро». Так он назвал эту картину — первую, законченную в Италии.

Легкий, еще не насыщенный зноем воздух, зелень сада, едва стряхнувшего с себя ночную темноту, по-утреннему прохладный камень фонтана, свежесть воды, серебристой струей сбегающей по желобку, молодая женщина, склонившаяся над водой.

Современники перед картиной Брюллова вспоминали ваятеля древности: тот однажды увидел прекрасную женщину, выходящую из волн, она же, заметив это, в первом движении спешила защитить от взоров дерзкого те части тела, которые наиболее пленительны, — нечаянная встреча подарила миру статую Венеры. Не так ли и Брюллов подсмотрел свою итальянку?

Кто же она? И впрямь незнакомка, подсмотренная однажды вот так, за умыванием, и — будто электричеством пронзило! — взволновавшая воображение? Или возлюбленная, позволившая себя написать? Или всего скорее просто натурщица, нанятая за небольшую плату и сверх всякой платы дарившая художнику любовь? Так ли, этак ли, но «Итальянское утро» — конечно же, портрет любимого предмета! Потому что все на этом холсте — и солнце, и воздух, и темная листва, и сверкающая влага, и прелестная женщина — все «предмет» неизменно и жадно художником любимый: жизнь. Жизнерадостная картина! В ней и радость жизни, переполнявшая Карла, и жизненные радости, его пленявшие. Молодое счастье бытия.

Посылая картину на суд Общества поощрения художников, Карл писал: «Осмелюсь поручить в ваше покровительство дитя мое, которое жестокий долг почтения к Обществу мог только вырвать из моих объятий». Это не высокопарный слог, а веселое наречие сердца, как Брюллов именовал любовь. И на том же веселом наречии, где каждое слово брызжет молодой жизненной силой, просил он батюшку, прижимистого Павла Ивановича, изготовить раму для картины: «Недели через две или три корабль должен быть в Питере. Если потонет, то не бойтесь, что рамы останутся без картин: другие намалюем и в эту же величину».

Банкирские дома господ Торлони и Десантиса брали на себя доставку грузов морским путем из Италии в Россию. Ждали попутного корабля, который, огибая Европу, шел бы из Чивитавеккья в Петербург. Такие корабли случались не часто. Если клиенты торопили, груз отправлялся в Марсель, оттуда посуху в Гамбург — и снова морем. Картины русских художников — груз неспешный, клиенты — незначительны, ящики, не приносившие беспокойства, тихо дремали на таможенных складах. Курьеры с почтой, понятное дело, ехали сушей через Австрию и Германию. Путь тоже не быстрый, да и почта почте рознь. Предписания Общества поощрения художников своим пенсионерам, братьям Брюлловым, и доклады пенсионеров обществу, слава богу, не объявление войны, не дипломатическая нота, не, донесение секретных агентов, можно не торопиться.

Весна. Сады клубятся белыми и розовыми облаками. Солнце что ни день все жарче. Карл, поднявшись с постели, набрасывает шелковый красный халат, спускается в сад, подолгу в раздумье сидит на каменной скамье, вода журчит, стекая по желобу, сквозь ветви дерев Карл смотрит на небо, — солнце взбирается все выше, утро уходит. Картина его, заколоченная в темный ящик, томится и сыреет на пропахших кофе, пряностями и апельсинами складах банкира Десантиса. Легкомысленный курьер где-нибудь в Вене просаживает, прогонные денежки, в сумке его среди запечатанных тяжелыми сургучами депеш короткая записка на свернутой конвертом плотной бумаге. Пенсионер Карл Брюллов сообщает статс-секретарю Кикину, что отправил в Питер любимое дитя — картину, и тут же, вдруг посерьезнев в мыслях и в слоге, опять возвращается к тому, что его беспокоит, не отпускает. Просит разрешения передать потомству «какое-нибудь дело великое, содеянное праотцами нашими», ибо долг каждого настоящего художника — избирать сюжеты из отечественной истории (на этот раз его привлекают эпизоды царствования Петра). Веселое письмо венчается криком души: «Время начать производить по силам!»

В Петербурге еще зима — Нева не прошла. Мороз, хотя и не сильный, однако наскучивший бесконечностью, после недавней оттепели снова сковал улицы; только на проспектах, где колеса и полозья экипажей превратили мостовые в снежное месиво, в глубоких колеях стоит темная, студеная вода. Лакей укутывает Петру Андреевичу ноги бурой меховой полстью. Последний год стал Петр Андреевич мерзнуть, но, не желая нарушать принятую форму одежды, не носит ни шинели на теплой подстежке, ни теплых сапог. Едет Кикин в собрание Общества поощрения художников, везет последнее полученное от Карла Брюллова письмо двухмесячной давности: Карл докладывает про эскизы картин о Юдифи и о пришествии князя Олега к Царьграду; про итальянку у фонтана. Итальянка беспокоит Петра Андреевича, равно как и само поспешное стремление Карла произвести свое.

Читайте также  Самый красивый дом в мире и в россии + фото

Еще успеет предаться порывам собственного воображения. Впрочем, размышляет Петр Андреевич, для успокоения несдержанной натуры Карла можно занять его достойным сюжетом, обязав во всем следовать великому Рафаэлю и маэстро Камуччини. Направляемый доброй уздой, Карл Брюллов имеет все средства сделать эпоху в художестве. Между тем давний курьер из Петербурга в Рим, возможно, решил отдохнуть в той же Вене и, возможно даже, встретил там своего товарища, везущего почту из Рима в Петербург. И покуда они за ужином в чистом и теплом трактире обмениваются новостями, в сумке петербургского курьера лежит предыдущее послание Кикина, в котором предписывается Карлу сделать копию с какой-либо картины первейшего мастера.

Карл почтительно докладывает обществу о своих трудах и замыслах, Кикин от имени общества шлет ему предписания, сопровождая просьбы и требования положенными червонцами, но художник и благодетель словно разнесены уже по разным полюсам земли.

И, быть может, спустя несколько месяцев снова встречаются в Вене курьеры — римский и петербургский. Один везет ответ Брюллова обществу: исполняя предписание, он готов сделать копию с одной из Рафаэлевых мадонн (однако, прибавляет Карл, собственная картина, право, принесла бы более пользы). Другой курьер везет ответ Общества Брюллову. Исполняя желание пенсионера, оно предлагает ему сюжет из российской истории — изобразить патронов государя и государынь — святого Александра Невского, праведную Елизавету и Марию Магдалину, предстательствующих у Пресвятой девы о покровительстве их соименникам, изобразить же, следуя «Сикстинской мадонне», с той разницей, чтобы ангелы в нижней части холста поддерживали императорскую корону или вид императорского дворца (на сей случай к письму приложены рисунки короны и чертеж дворца).

Карл с похвальной скоростью берется за перо и, ссылаясь, понятно, на мнение высокочтимого маэстро Камуччини, излагает причины, по которым нет никакой возможности изобразить предстательствующих патронов.

Картину из жизни Петра Великого общество — и, кажется, справедливо! — рекомендовало отложить до возвращения художника на место ее действия, то есть в Санкт-Петербург.

Карл решает и впрямь не думать до поры об отечественных сюжетах, но что поделаешь с этим ни ему самому, ни даже Обществу поощрения художников не подвластным воображением! Пока он старается забыть Великого Петра, вдруг начинает все чаще являться ему в мечтах нижегородский гражданин Кузьма Минин: на площади перед храмом Минин призывает народ пожертвовать имуществом для спасения отечества, и люди, охваченные общим порывом, несут к нему все, что есть у них ценного.

А «Итальянское утро», заколоченное в ящик, вылеживается за отсутствием прямого корабля во многих портах на пути следования (картина плыла из Италии в Петербург почти два года).

— В поисках себя я обратился к древним. Гомер стал моей путеводной звездой. Но я не оживил бы античность в компании тысячелетних статуй. Ты помнишь моего Меркурия? В левой руке у него свирель, которой он усыпил стоглазого Аргуса, правой он вытягивает из ножен меч. Свирель и меч — это трудно соединяется. Я долго мучился, стараясь найти ему позу. Однажды я шел обедать к синьоре Бути и вдруг на Виа Систина, у входа в один дом, увидел сидящего на крыльце юношу. Я замер! Положение рук, ног. Как он угадал?! Это был мой Меркурий. Конечно, я не обедал в тот день. А потом говорили, что нигде, как в Меркурии, так явственно не заметно изучение эгинских мраморов.

Карл Брюллов, искусство бунтарского романтизма

В данной статье мы поговорим о жизни и творчестве живописца, художника и представителя классицизма и романтизма — Карле Павловиче Брюллове.

Карл Павлович Брюллов — русский художник, живописец, монументалист, акварелист, представитель классицизма и романтизма. Автор жанровых и исторических полотен.

Карл Павлович Брюллов родился 23 декабря 1799 года, в городе Санкт-Петербург, в семье академика и творческого человека Павла Ивановича Брюлло и его супруги Марии Ивановны Шрёдер.

До семи лет — Карл проводил свою жизнь практически прикованным к постели, из за проявления ранних признаков острого аневризма. Но по воле отца Карла, желавшего обучить сына живописи — его оторвали от кровати, и он начал осваивать навыки, необходимые для своей будущей профессии в роли художника и творца.

В 16 лет его без экзаменов и прочих тестов зачислили в петербургскую Академию художеств. Подготовка со стороны Отца очень сильно помогла Брюллову — он учился лучше своих сверстников. Молодой художник часто поправлял работы товарищей по курсу, преподаватели всегда принимали это во внимание и подшучивали над студентами: «Что, брат, кажется, в эту треть Брюллов хочет дать тебе медаль?».

Брюллов в юношеских упражнениях своих выказывал нечто большее, чем простое знание академического рисунка: он умел придавать формам человеческого тела не условную правильность, а жизнь и грацию, дотоле незнакомые ученикам Академии.

Преподаватели рано позволяли Карлу самостоятельно писать собственные полотна, когда его сверстники ещё «жалостно» копировали картины учителей.

Карл Брюллов с большим успехом прошел обучение в петербургской Академии художеств, получив все возможные награды со стороны преподавателей и высшего сословия академии. В качестве своей выпускной работы — он написал картину «Явление Аврааму трех ангелов у дуба Маврийского», за которую получил большую золотую медаль и право на поездку за границу для совершенствования в искусстве.

Композиция богатая, краски живые, отделка приятная, даже в листочках дуба, кои освещены весьма естественно. Сверх того, юный художник умел дать всему действию особенное движение, жизнь.

Несколько театральная фигура Авраама исполнена величия, чему способствуют великолепные складки его широкого одеяния. Ангелы, прекрасные и грациозные, изображены как путники, отдыхающие после длинного странствия, на которое как бы намекает расстилающаяся на втором плане долина. Один из ангелов поправляет сбившуюся сандалию. Этот естественный, наблюденный в натуре жест сообщает сцене человеческую теплоту.

Первой значимой работой Брюллова стало полотно «Гений искусства», созданное в соответствии с академическими требованиями и признанное Академическим советом образцом для копирования.

На данной картине изображен прекрасный и величественный юноша, восседающий опершись на лиру. Навеянное античной скульптурой изображение гения на рисунке было дополнено жезлом, а также головой Лаокоона, которая лежит у ног прекрасного бога.

В данной работе все — от пропорций тела и лица, характера подсветки, устойчивости форм и до четкости контуров, было выполнено в полном соответствии с классическими канонами. Настолько цельного классического образца Карл Брюллов больше не создал никогда. В поздних его ученических работах уже заметно как явственно начинают прорываться живые наблюдения и реальная жизнь.

В те годы Брюллов также создал ещё одно неимоверно красивое полотно, картину «Нарцисс».

Картина наполнена грустным назиданием. «Пренебрег любовью нимфы гордый Нарцисс». Перед нами момент совершения наказания по приказу богов. Крылатый Эрот (купидон) только что выстрелил в героя, юноша беззаветно влюбился в свое собственное отражение в воде.

Карл изобразил юношу полным сил и с отлично сложенным характером. Вьющиеся волосы, правильные черты лица — непременные атрибуты живописи классицизма. Выразительные жесты, скромно проявляющиеся эмоции. Взгляд сосредоточен на отражении. Оторваться от него Нарцисс уже не сможет.

Улетающий купидон бросает печальный взгляд на героя, одновременно сочувствуя ему и осуждая его.

Как и писалось ранее, Брюллов после окончания Академии художеств получил возможность выезда за границу, но этой возможностью по началу он так и не смог воспользоваться, из-за конфликтов с президентом Академии.

Тогда же на него обратило внимание недавно созданное ОПХ (Общество поощрения художников), которое после написания двух картин Брюлловым и обязательством ежегодно отчитываться об успехах в творческом плане — отправило его таки за границу.

А написанными картинами являются «Эдип и Антигона» и «Раскаяние Полиника», первая находится по настоящее время в тюменском краеведческом музее, а местонахождение второй так и осталось неизвестным.

Полотно было продано коллекционеру, имя которого осталось неизвестным. На долгое время след картины потерялся. Но после окончания Великой Отечественной войны её нашли в Ленинграде, на чердаке одного почти развалившегося дома, свернутой красочным слоем внутрь и значительно загрязненной.

Картина отображает сюжет древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».

В 1822 году, Карл со своим братом Александром отправились в путешествие, и путь их держал через Германию и Австрию.

В Германии, а именно в Баварии — Карл написал несколько портретов, ему пришлось писать членов правительства и представителей местной знати, которые имели представление о русском портретисте, недавно приехавшим к ним в город. После Баварии — Брюллов наконец приехал в Рим, где на него с неба сразу же посыпались крупные заказы от итальянского общества. Именно в Италии он и написал одни из лучших своих работ.

Итальянское утро — первая удачная работа Карла по прибытию в Италию. После написания данного полотна, слава ему была обеспечена, похвала была даже со стороны правительства Российской империи.

Читайте также  Самый красивый голос в мире: обзор лучших певцов

Я освещал модель на солнце, предположив освещение сзади, так что лицо и грудь в тени и рефлектируются от фонтана, освещенного солнцем, что делает все тени гораздо приятнее в сравнении с простым освещением окна.

На картине изображена молодая женщина, умывающаяся под струями фонтана, освещена мягкими утренними лучами солнца.

После написания картины «Итальянское утро» — император Николай I поручил написать парную к ней работу, и ею стала работа «Итальянский полдень».

На картине изображена молодая женщина, снимающая виноград. Моделью стала простая итальянка. Брюллов писал свою картину в саду под настоящим виноградником, в солнечном полуденном освещении.

Картина по итогу не оправдала ожиданий. Она не понравилась ни императору, ни ОПХ из за неподобающего, по общему мнению, сюжета, который не соответствует общим правилам этикета красоты в искусстве. В ответ на критику Брюллов разорвал отношения с ОПХ и можно сказать начал выступать в роли «свободного художника».

Вот что говорит критика и как на неё реагирует Брюллов.

Ваша модель была более приятных, нежели изящных соразмерностей, и хотя по предмету картины не требовалось слишком строгого выбора, но он не был бы излишним, поелику целью художества вообще должна быть избранная натура в изящнейшем виде, а изящные соразмерности не суть удел людей известного класса.

Причиной моей погрешности было желание отличить сию картину и самим отличием форм от первой картины, представляющей подобный же предмет; найдя же, что правильные формы все между собою сходствуют, как-то особенно заметно в статуях, где сия чистота форм необходима, и что в картине посредством красок, освещения и перспективы художник приближается более к натуре и имеет некоторое право отступить от условной красоты форм, я решился искать того предположенного разнообразия в тех формах простой натуры, которые нам чаще встречаются и нередко даже более нравятся, нежели строгая красота статуй.

Портреты Брюллова итальянского периода отличались сочетаниями элементов жанров классицизма, реализма и барокко. Стремление Брюллова передать внутреннюю жизнь героев было очень сильным, — иногда через обилие «бытовухи» на картинах, для того чтобы раскрыть мир в котором они живут. Иногда его работы носили несколько декоративный характер благодаря подчёркнутой изысканности обстановки и изображённых моделей.

В 1830 году Карл получил заказ от Анатолия Демидова, русского и французского мецената, на большую и самую известную его картину с историческим сюжетом — «Последний день Помпеи». Замысел сюжета картины был связан с тогдашней модой на археологию, а событие — извержение вулкана Везувий (Действующий вулкан на юге Италии).

Для более точного понимания сюжета картины — Брюллов плотно уселся за изучением разных литературных источников о древней катастрофе, посещал раскопки в Помпеях (Древнеримский город недалеко от Неаполя, погребённый под слоем вулканического пепла в результате трагического извержения Везувия в 79 году н. э.) и Геркулануме, сделав ряд эскизов руин и тогдашних архитектурных решений.

Перед тем как детально рассматривать полотно — прочтите сюжет в вырезке ниже!

Картина примечательна своим расположением между неоклассицизмом, преобладающим в России, и романтизм который все чаще практикуется во Франции.

Картина получила почти всеобщее признание и сделала Брюллова первым русским художником, получившим международную репутацию. В России это рассматривалось как доказательство того, что русское искусство ничуть не хуже искусства остальной Европы.

Подробный сюжет:
Люди пытаются спастись от разбушевавшейся стихии, вокруг слышны их крики, стоны и мольбы. Трагедия обнажает их чувства, показывает суть человеческих душ. Многие действующие лица являются олицетворением великодушия: перед лицом опасности они проявляют возвышенные чувства самоотверженности, мужества и любви. Среди них — сыновья, несущие на плечах немощного отца, а также юноша, уговаривающий свою мать спастись вместе с ним. Мать с дочерьми неподвижны: их вера в бога столь велика, что они вкладывают все силы в молитву. Рядом с ними — христианский священник, без страха взирающий на происходящее. Смятение и страх испытывает спасающаяся бегством семья. Юный жених, забыв об опасности, вглядывается в помертвевшее лицо невесты. Центральная фигура холста — упавшая с колесницы и разбившаяся насмерть женщина, рядом с которой находится её ребёнок. Многочисленна группа людей на ступенях гробницы Скавра, среди которых находится и художник, в образе которого Брюллов изобразил самого себя. Есть и отрицательные персонажи — языческий жрец, в страхе убегающий от стихии, и вор, крадущий упавшие на землю драгоценности

Карл Брюллов. Итальянский полдень. Итальянское утро. Описание картины. Шедевры русской живописи

В 1821 году в Петербурге усилиями энтузиастов было учреждено Общество поощрения художников, главной целью которого было всеми возможными средствами помогать художникам и способствовать широкому распространению всех изящных искусств. Карлу и Александру Брюлловым была оказана честь стать первыми пенсионерами Общества в Италии. 16 августа 1822 года в дилижансе Петербург-Рига началось путешествие братьев в Рим.

Молодой живописец позволяет себе лирические отступления — картины на жанровые сюжеты, которые, по суждению современного критика, несомненно, рождены счастливым случаем, подсмотрены в обыденной жизни этой страны, созданы под влиянием непосредственного впечатления. Это знаменитые «итальянские жанры», и первый из них — Итальянское утро — принес ему широкую известность.

Идея слияния человека и природы, их сопоставления была весьма характерна для романтического направления: сопряжения периодов человеческой жизни с течением дня или с временами года привлекала многих современников Брюллова.

Картина «Итальянское утро» — это одна из первых жанровых композиций, выполненных Карлом Брюлловым непосредственно на натуре. Его героиня, умывающаяся под струями фонтана, пронизанная солнечными лучами, воздушно-легкая, воспринимается как олицетворение самого утра, утра восходящего нового дня, утра человеческой жизни.

В письме, посланном в Общество поощрения художников, он сообщал о своих новаторских находках, которые предшествовали поискам естественной световоздушной среды живописцами реалистического и импрессионистического направлений во второй половине XIX века: «Я освещал модель на солнце, предположив освещение сзади, так что лицо и грудь в тени и рефлектируются от фонтана, освещенного солнцем, что делает все тени гораздо приятнее в сравнении с простым освещением из окна». «Итальянское утро» было представлено на выставке в Петербургской Академии художеств в 1826 году и получило превосходный отзыв в журнале «Отечественные записки».

Полотно покорило всех — итальянскую, а затем и русскую публику, членов Общества поощрения художников и, наконец, Александра I, которому картину Общество преподнесло в дар. Позже, в 1826 году, Николай I заказал К.П. Брюллову картину, которая была бы «под пару» предыдущей. 

После картины «Утро» Брюллов стремится дальше развить образное сопоставление бытия природы и человека. Картина Итальянский полдень стала итогом многолетних исканий художника. Работа создавалась с чувством бесконечного внимания и доверия к реальной действительности.

Пренебрегая академизмом, художник искал и находил новые возможности освещения. «Итальянский полдень» Брюллов писал в настоящем саду, когда светило стояло в зените. «Для вернейшего расположения теней и света я работаю сию картину под настоящим виноградником в саду»,- писал Брюллов об этом произведении. Лицо, плечи и руки позировавшей ему натурщицы он «прикрыл» тенью виноградника. Потрясающий эффект светотени на этом полотне подчеркивают рефлексы от красной шали.

Художник стремился найти красоту в простом, повседневном. Его героиней стала искрящаяся задором, цветущая здоровьем молодая женщина, срывающая в саду кисть винограда. Она покорила художника ярким блеском широко расставленных глаз, а главное — брызжущей через край жизненной силой. Николай Васильевич Гоголь написал о ней: «Женщина страстная, сверкающая, пылающая всей роскошью страсти, всем могуществом красоты».

Зрелая красота героини под стать налитой солнцем и соками земли грозди винограда, которой она любуется. Зенит дня, зенит жизни природы, пора созревания плодов — зенит человеческой жизни.

В картине «Итальянский полдень» (как и в «Итальянском утре») сюжет взят не из мифологии, не из библии, а просто из жизни. Брюллов решился нарушить старые эстетические законы, сумел найти изящное в повседневном. Но смелость и новизна замысла вызвали единодушный отпор. Все выражали порицание новой работе Брюллова: старший брат Федор, многие коллеги и публика. Картина весьма шокирует почтенных членов «Общества поощрения художников», и они лишают Брюллова стипендии. Но, к счастью, к тому времени мастерство художника настолько окрепло, что он решает идти своим путем.

Обе работы, «Итальянское утро» и «Итальянский полдень», находились в Зимнем дворце — в личных покоях императрицы Александры Фёдоровны, что не мешало художникам и публике видеть их. В «Дневнике» художника А.Н. Мокрицкого от 14 октября 1835 года повествуется, как он с А.Г. Венециановым посетили будуар императрицы для знакомства с этими живописными шедеврами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: