Дубы в лесу фонтенбло, теодор руссо, 1855 - Тайны со всего мира

Дубы в лесу фонтенбло, теодор руссо, 1855

Дубы в лесу фонтенбло, теодор руссо, 1855

Официальный сайт музея: http://www.louvre.fr Адрес музея: Musee du Louvre 75058 Paris Cedex 01 Проезд:

Метро — станция Palais-Royal/Musee du Louvre Автобусы — № 21,24, 27, 39, 48, 68, 69, 72, 81,95 Телефон: + 33 01 40 20 50 50

Часы работы: со среды по понедельник: 9:00–18:00 Музей закрыт по вторникам, 1 января, 1 мая и 25 декабря.

Цены на билеты:

Каждое первое воскресенье месяца и 14 июля посещение бесплатное, за исключением выставок зала Наполеона.

Все экспозиции Лувра — 14€

Экспозиции Лувра, за исключением музея Эжена Делакруа и выставок зала Наполеона — 10€

Выставки зала Наполеона — 11 €

Детям до 18 лет и некоторым другим категориям туристов вход в Лувр бесплатный, за исключением выставок зала Наполеона.

Отдел информации, где можно получить справку по интересующим вопросам, приобрести буклеты и планы музея, расположен при главном входе (под пирамидой).

Про Лувр то и дело что-нибудь сочиняют. То призрак египетского фараона там поселяется и начинает злодействовать по ночам (в фильме «Бельфегор. Призрак Лувра»), то тишайшего искусствоведа найдут убитым в одном из главных залов музея (это мы «Код да Винчи» имеем в виду). Жуть какая-то, между тем никаких приведений в настоящем Лувре нет, а сотрудники на его территории чувствуют себя в полной безопасности.

Но все эти леденящие кровь истории, хоть и придуманные от начала до конца, имеют вполне реальные последствия: попасть в Лувр с каждым годом становится все труднее. По данным Ассошиэйтед Пресс, Лувр — рекордсмен среди музеев мира по числу посетителей: 8,5 миллиона человек в 2010. И если раньше это были в основном ценители прекрасного, то сейчас поклонники Дэна Брауна стремятся в музей с одной-единственной целью: сфотографироваться на фоне Джоконды.

Специально для них на самом входе в Лувр даже есть указатель, как пройти к этому шедевру.

Между прочим, сравнительно недавно, сто с лишним лет назад, «Мона Лиза» была далеко не самым известным экспонатом музея, о ней знали в основном специалисты. Но в 1911 портрет пропал. В ходе основательных поисков под подозрение попал сам Пабло Пикассо. Картину нашли два года спустя в Италии, туда ее увез работник музея Винченцо Перуджия. Так, после возвращения в Лувр, Джоконда стала по-настоящему знаменита, что, конечно, не умаляет ценности этого полотна кисти великого Леонардо.

Говорить о Лувре в связи с одной-единственной картиной как-то странно. Шедевров здесь множество, более того, сам Лувр — абсолютный шедевр со своей удивительной историей, которую даже Дэн Браун придумать бы не смог.

Замок расположен в центре Парижа, на правом берегу Сены. Его строительство началось в XIII веке при Филиппе II Августе. Здание возводилось как крепость. В ней хранили королевскую казну и архивы, а также держали в тюремных казематах врагов французской короны. Сам король предпочитал жить во дворце в Сите, на месте нынешнего Дворца правосудия. Королевской резиденцией Лувр стал в XIV веке при Карле V. При наследниках Карла V королевская резиденция покинула дворец. И только спустя более полутора столетий, уже при Франциске I, двор вновь вернулся в него.

В 1546 архитектор Франциска I Пьер Леско начал перестраивать Лувр. Старая крепость приобрела облик ренессансного дворца. Работа завершилась через девять лет, в 1555, при короле Генрихе II. При Генрихе IV был составлен генеральный план реконструкции Лувра. Он предусматривал увеличение площади всего архитектурного ансамбля в четыре раза. В 1608 между Лувром и построенным в 1563 Екатериной Медичи Тюильри вдоль берега Сены была возведена галерея длинной 420 метров. Она получила название Большой галереи и стала основой будущего музея. Предполагалось, что собранные за долгое время королевские коллекции уникальных ценностей будут размещаться здесь. Последующие монархи расширяли Лувр, строили новые здания, пополняли его собрание предметов искусства.

Но в 1674 Людовик XIV перенес свою резиденцию в Версаль. Многие помещения Лувра так и остались недостроенными. Дворец, утративший значение королевской резиденции, стали занимать различные учреждения и частные квартиранты.

К середине XVIII века замок вовсе пришел в упадок: даже стоял вопрос о его сносе! Но произошло небывалое событие: Лувр неожиданно спасли парижанки. Они 6 октября 1789 маршем двинулись в Версаль, чтобы убедить короля, Людовика XVI, вернуться в Париж. И убедили.

Эпоха Наполеона I Бонапарта является новой страницей в истории дворца. Правитель решительно принялся за возобновление строительства Лувра и первым делом освободил дворец от всех тогдашних его обитателей. Следующим шагом в духе многих реформаторов стало переименование здания: Лувр получил «скромное» название «Музей Наполеона». Оценка роли Бонапарта неоднозначна, ведь коллекция пополнялась им за счет ограбления завоеванных стран. После его поражения более 5000 захваченных произведений искусства были возвращены владельцам, но ряд шедевров все же остался в Париже.

Во время революции 1848 Лувр вновь был переименован, на этот раз в Народный дворец, но ненадолго. В 1850-е строительство Лувра завершал Наполеон III. В мае 1871 в дни Парижской коммуны в музее вспыхнул пожар. Здание пострадало, но его быстро отреставрировали.

На протяжении многих веков в Лувре собиралось все ценное, что создавалось мастерами своего времени.

Французские короли не ставили себе цели коллекционировать произведения какого-то одного стиля или эпохи. В XX веке музеем был сформулирован принцип хронологического ограничения: представлять произведения, созданные до 1848, то есть до Французской буржуазно-демократической революции. В итоге искусство периода 1848–1914 передали в музей Орсе, искусство нашего времени — в Центр Жоржа Помпиду, доисторические памятники — в Национальный музей археологии в Сен-Жермен-ан-Ле.

На протяжении XIX–XX столетий собрание пополнялось как путем приобретения произведений искусства, так и в результате их дарения частными коллекционерами. Сделать подарок знаменитому музею сегодня может каждый: на официальном сайте Лувра (www.louvre.fr) есть специальный раздел для желающих внести свою финансовую лепту в его процветание.

В последние века Лувр живет размеренной жизнью: никаких переименований больше не совершают, а из более-менее недавних перестроек внимания заслуживает, пожалуй, одна. В 1985–1989 по проекту знаменитого архитектора Йо Минг Пея была построена состоящая из стеклянных сегментов пирамида, которая обеспечивает наилучшее освещение обширного подземного холла музея. Она же — главный и самый знаменитый вход в Лувр. Консерваторам придутся по душе другие входы, тем более что там не такие огромные очереди. Масштабная пирамида окружена фонтанами и тремя пирамидами поменьше. Большинство современных изображений Лувра включает в себя новые конструкции, а поначалу идею приняли не все. Многие увидели в этом «авангардизме» угрозу историческому облику дворца. Потом, конечно, привыкли, как в свое время — к Эйфелевой башне и Центру Жоржа Помпиду.

Чего не могут простить администрации Лувра, так это расположения здесь, в оплоте французской и мировой культуры, «Макдоналдса», символа американского масскульта. Еще многим не нравится, что Лувром будет называться новый музей, который скоро откроется в Абу-Даби. На это уже получено официальное разрешение. Но ведь там будет совсем другой музей, который еще очень нескоро сможет сравниться по значимости и популярности с настоящим Лувром.

Барбизонцы — предвестники новой живописи

Диаз де ла Пеньи «Лес в Фонтенбло»

«Только в природе можно найти красоту,
которая является великим объектом живописи;
там-то и надо ее искать и нигде более»
Ж. Д. Энгр

В шестидесяти километрах к юго-востоку от Парижа, вблизи Фонтенбло, бывшей загородной королевской резиденции, на опушке леса расположилась деревня Барбизон (Вагbizon).
По преданию она была когда-то основана промышлявшими в этих лесах разбойниками. Незамысловатые местные пейзажи ранее никогда не вдохновляли французских художников. Лишь в 30-60-х годах XIX века они стали осваивать Барбизон и его окрестности, приезжая сюда на этюды. «Первопроходцы» были очарованы первозданной красотой природы, не тронутой человеческой деятельностью.

Поворотным пунктом в истории Барбизона можно считать 1848 год, когда сюда переезжает на постоянное место жительства уже достаточно известный парижский художник Теодор Руссо (1812-1867). Он покупает здесь дом, двери которого были в любое время открыты для других приезжающих в Барбизон художников.
Вокруг Т. Руссо в итоге собралась группа талантливых пейзажистов, среди которых Жюль Дюпре, Диаз де ла Пенья, Констан Труайон, Шарль Франсуа Добиньи и другие.
Их стали называть «бородачами из Барбизона», поскольку все они носили бороды.
Руссо и его единомышленники хотели быть, по выражению самого Руссо, «художниками своей страны». Именно в Барбизоне в 1855 году Теодор Руссо создает одно из наиболее известных своих полотен «Дубы в Апремоне» (Лувр, Париж). На картине изображенное художником пространство широко распахнуто перед зрителем, хотя и не имеет большой глубины. Руссо использует так называемый «контражур»: зритель смотрит на дубы, видя их неосвещенную сторону и отбрасываемые ими тени на траве. Благодаря этому, деревья и их кроны самым замечательным образом отчетливо и ажурно выделяются на фоне прозрачного летнего неба. В результате создается наполненный чувством бесконечной радости залитый солнцем пейзаж.

Читайте также  Собор сан джованни э паоло и площадь сан-марко, антонио каналь

Пейзажи, изображающие леса вокруг Фонтенбло, вообще стали наиболее популярным мотивом в творчестве барбизонцев. Вот картина одного из них, испанца по происхождению, Диаза де ла Пеньи «Лес в Фонтенбло» (1874, Музей в Реймсе). На ней среди роскошных дубов, чуть тронутых осенней желтизной, художник изобразил женщину-крестьянку, собирающую сухие ветки деревьев. Атмосфера картины — очень легкая и непринужденная — создает при помощи игры света впечатление вибрации воздуха.
В этой картине уже много новаторских приёмов, которые в недалеком будущем будут широко использовать в своих пейзажах художники-импрессионисты.
Постепенно влияние художников-барбизонцев возрастает. Отныне к пейзажу перестали относиться как к второстепенному и незначительному жанру. Их пейзажи научили публику воспринимать и ценить живые впечатления от природы. Близко к барбизонцам стоял и еще один обитатель этих мест, крупнейший французский художник Жан-Франсуа Милле (1814-1875), создатель бессмертных картин «Собирательницы колосьев» и «Анжелюс» («Вечерняя молитва»).
Кроме Барбизона, мастера этой школы работали и в других районах Франции, стремясь к изображению многообразных состояний природы, света и воздуха.
Барбизонцы придавали большое значение художественной одухотворённости пейзажа, связи природы с повседневной жизнью простых людей.
В противовес идеализации и условности «исторического пейзажа» академистов, а в некоторой степени и в противовес культу воображения художников-романтиков, Барбизонская школа утверждала эстетическую ценность реальной природы Франции — лесов и полей, рек и горных долин, городков и деревень.
Любой скромный мотив, по их мнению, был достоин кисти художника в его стремлении зафиксировать бесконечное разнообразие природы. Действительно, глядя на картины барбизонцев, переносишься в мир тихой сельской природы Франции, к её холмам и равнинам, к старым зарастающим прудам, к тенистым рощам.
Пейзажи барбизонцев глубоко личностны и убедительны, хотя в них часто бесполезно было бы искать передачи конкретного места и конкретного времени дня.
Они стремились увидеть природу по-новому, в её цельности и разнообразии, хотя
характерный для старых мастеров коричневый колорит всё ещё присутствует в их работах. Для создания своих картин барбизонцы обращались к показу дикой и сельской природы Франции, насыщая свои произведения глубоким чувством любви и почитания увиденного.
Правда, барбизонцы и их сторонники отнюдь не представляли собой целостной монолитной группы. Для многих живописцев уединение в Барбизоне было просто бегством от пугавшей их цивилизации с её механизацией и урбанизацией человеческой жизни.
Лишь находясь постоянно в контакте с природой и деревенским бытом, над которыми время как бы не властно, можно было, по их мнению, оставаться самими собой.

«Бородачи» считали, что итальянское искусство слишком подчинено религии и античной мифологии. Гораздо выше они ценили творчество «мастеров Севера» — нидерландских художников, от Питера Брейгеля Старшего до Якоба ван Рейсдаля, которые мастерски
представляли в своих картинах живую природу.
Ещё одним важным источником вдохновения для художников-барбизонцев являлась английская школа пейзажа во главе с Д. Констеблем.
Вслед за ней барбизонцы стали использовать в своих пейзажах акварель, считая эту технику наиболее подходящей для пленэрной живописи.
Подобно романтикам начала XIX века, барбизонцы боролись против не изжитых ещё традиций классицизма, призывали к искренности и правде в искусстве. Однако подчеркнуто субъективному восприятию романтиков «бородачи» противопоставляли строгую
объективность в передаче действительности, которая стала для них неисчерпаемым источником вдохновения, стремясь создавать «портреты природы».

Барбизонцы долгое время игнорировались жюри официального Салона.
Однако они стали сами организовывать выставки своих работ и успешно продавать их.
Барбизонская школа стала переходным этапом от романтизма к реализму и создала предпосылки для появления импрессионистического пейзажа. Благодаря барбизонцам появляется такое понятие, как работа на пленэре. До этого художники делали лишь зарисовки и этюды на натуре, картины же создавались в мастерской.
Творчество художников-барбизонцев имело большое значение в развитии западноевропейской, американской и российской пейзажной живописи.
Именно барбизонцы первыми обнаружили, что, нанося чистые цвета легкими мазками, они усиливают световую напряженность. Это был один из главных заветов, которым воспользуются в дальнейшем художники — импрессионисты. Учениками барбизонцев станут Камилль Писсарро и Поль Сезанн. Творчество Т. Руссо и Ж.-Ф. Милле повлияло на художественное становление Поля Гогена и Винсента Ван Гога.
Приехавший в Барбизон в 1860 году Альфред Сислей, увлек сюда Огюста Ренуара и Клода Моне. Здесь, в этом лесу, они нашли пленэр, о котором мечтали, хотя преследовали в своем творчестве другие цели, нежели барбизонцы, проложившие им дорогу.
В наши дни дома Теодора Руссо и Жана Франсуа Милле в Барбизоне стали музеями, а сама деревушка вошла в историю искусства, ведь отсюда вышла вся пейзажная живопись второй половины XIX века.
Как признание огромных заслуг скромных «бородачей из Барбизона» в истории искусства появился специальный термин — «Барбизонская школа живописи», а художников этой школы с полным основанием называют предвестниками новой европейской живописи.

Руссо Теодор (Rousseau Theodore)

1812, Париж — 1867, Барбизон

Учился в Школе изящных искусству Ремона (1827-1828) и у Летьера (1828-1829). Испытал влияние живописи Клода Лоррена, голландских пейзажистов XVII века, Констебла и Бонингтона. Выставлялся в Салоне с 1831 года, но с 1835 по 1848 жюри отвергало его картины. С 1836 работал чаще всего в деревне Барбизон, окончательно переселившись туда в 1847. Совершил ряд поездок по Франции, иногда вместе с другими пейзажистами, с которыми его связывали дружеские отношения (в 1831 в Нор­мандию — с Полем Юэ, в 1844 в Ланды — с Жюлем Дюпре, в 1861 во Франш-Конте — с Франсуа Милле). Добился истинного признания на Всемирной выставке 1855.

Теодор Руссо ( Théodore Rousseau) (15 апреля 1812, Париж — 22 декабря 1867, Барбизон) — французский художник-пейзажист, основатель барбизонской школы, объединившей первых художников, использовавших в творчестве пленэр. Брат менее известного художика Филиппа Руссо. Творчество Теодора Руссо относят к реализму.Теодор Руссо родился 15 апреля 1812 года в Париже. Как художник формировался в основном самостоятельно.Первые уроки живописи Теодор Руссо получил у своего двоюродного брата-художника. В пятнадцать лет его взял в обучение на два года художник-пейзажист Жан Шарль Ремон. Т. Руссо путешествовал по Оверни и Нормандии, что нашло отражение в его творчестве.В 1831 г. девятнадцатилетний Руссо подал заявку на участие в Парижском салоне. Его пейзаж дикой природы Оверни получил признание благодаря живой технике письма. Следующие четыре Парижских салона были для Теодора Руссо неудачными, и он не участвовал в публичных выставках вплоть до 1849 г. Руссо ввёл понятие «интимного пейзажа», мотивы для которого предоставлял в основном лес Фонтенбло. При простоте и натуральности изображённого главную роль в нём призван играть общий колорит картины, сильно и поэтично передающий настроение, создаваемое в душе художника природой в тот или другой момент времени. В 1832-33 гг. он впервые вышел на пленэр. Зиму 1836-1837 гг. Руссо провёл вместе с художниками Нарсисом Виржилем Диасом де ла Пенья и Клодом Феликсом Теодором Алиньи в Барбизоне. Природа Барбизона произвела на него такое большое впечатление, что Руссо стал приезжать туда каждый год, а с 1848 г. окончательно переселился туда со своей женой. Со временем вокруг Руссо образовался круг его коллег-художников, как и он писавших природу на природе — Каба, Добиньи и Дюпре. Так постепенно возникла барбизонская школа.

Читайте также  Эскиз "богатырь", васнецов, 1870

Утро в лесу Фонтенбло, 1850-е, Музей Лувр, Париж

Картина Теодора Руссо «Утро в лесу Фонтенбло».Неприхотливый лесной вид написан мерцающими жемчужными красками. Вписанный в арку из деревьев, охватывающую пространство картины, пейзаж поражает свежестью и интимностью образа. Фигуры коров в дымке утреннего тумана отбрасывают смутные отражения на серебристую поверхность лужицы, из которой пьют воду. Руссо с большой тонкостью изображает пропитанный сыростью лес и бледный изменчивый свет зари.

Рынок в Нормандии
1830-е. Дерево, масло, 29,5×38. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Дубы в Апремоне

Барбизон пейзаж, Калифорния. 1850.

Искусство Франции XIX века поражает расцветом пейзажа. Многие наиболее одаренные мастера были пейзажистами. Невольно возникает вопрос — почему изображение природы заняло в эту эпоху такое важное место в художественной жизни Франции? Думается, что на него нет исчерпывающего ответа. Можно предположить, что, разуверившись в социальных иллюзиях и теориях, потрясенный жестокостью гражданских войн и революций, которые так и не смогли научить человеческое общество жить по законам добра и справедливости, человек обратился к природе как к воплощению некой высшей истины, источнику вечных нравственных ценностей.Теодор Руссо полагал, что «искусство придет из маленького, неизвестного уголка, где человек проникает в тайны природы и благотворные уроки, извлекаемые им оттуда, будут столь же благотворны и для всего человечества».Художник некоторое время учился в Школе изящных искусств у Ремона, но, не удовлетворенный этими уроками, много времени проводил в Лувре, копируя Лоррена и пейзажистов Голландии, из современников внимательно присматривается к достижениям англичан — Констебла, Тёрнера.Руссо не влекут красоты дальних земель, он хочет стать художником своей страны, с восемнадцати лет он странствует по Франции, забираясь порой в самые отдаленные, глухие уголки. В 1830 году он — в Оверни, природа которой вдохновила художника на ряд пейзажей в духе романтизма. В Салоне 1831 года состоялся его дебют — у него приняли «Пейзаж Оверни» (Роттердам, Фонд Виллема ван де Ворма).Затем следуют поездки в Нормандию (1831, 1832). Молодой живописец открывает светоносность неба, простирающегося над морем, поэзию провинциальных городков, своеобразие уклада жизни, особенности местной архитектуры («Вид в окрестностях Гранвиля», 1833; «Рынок в Нормандии», ок. 1832, обе — Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж). С любовным вниманием Руссо пишет массивные старые дома, которые патина времени окрасила в благородные оттенки серо-голубого, розоватого, серебристо-коричневого тонов. Перед нами предстает образ старой Франции, с подлинным вдохновением воссозданный мастером.Горные склоны Юры поразили художника своей мощной, первозданной красотой. Став свидетелем бури в горах, Руссо воскликнул: «Да здравствует Бог, да здравствует великий художник!» («Гроза над Мон-Бианом», 1834, Копенгаген, Королевский музей искусств).Там же написан «Спуск стада с пастбищ Юры» (ок. 1835, Гаага, Музей Месдаг). Картина была отвергнута жюри Салона, которое сочло ее колорит слишком резким, а композицию — неудачной. Это решение вызвало всеобщее возмущение, и художник А. Шеффер устроил общественный просмотр полотна в своей мастерской.Непритязательность и простота изображаемых художником пейзажей, их искренность и реализм привели к тому, что с 1835 года работы Руссо в течение тринадцати лет не принимались в Салон.Руссо придавал большое значение композиции в создании образа природы: «. композиция существует с момента, когда предметы начинают изображаться не только ради них самих, но для того, чтобы их облик передал отзвуки того волнения, которое они вызвали в нашей душе».Пейзажи мастера становятся все значительнее и глубже, его цель — не просто передать отдельный уголок природы, а дать почувствовать в нем ощущение «всеобъемлющей жизни» (Руссо).В Вандее (1837) Руссо увлеченно пишет скалистые утесы, шумные реки, старинные парки («Аллея каштанов», 1837, Париж, Музей Орсэ). 1848 год был переломным в жизни художника. После пережитой душевной драмы он покидает Париж и поселяется в деревне Барбизон, близ Фонтенбло.Природа, участливая дружба художника Милле помогли Руссо с новыми силами взяться за работу. В Барбизоне были созданы многие шедевры мастера. Он пишет бескрайние равнины, озера, в водах которых отражается высокое светлое небо («Весна», ок. 1850, Париж, Музей Орсэ).Особенностью Руссо было чувство ритма, пронизывающее его композиции и придающее им особую музыкальную ясность. Это ритмы самой природы, уловленные им в движении облаков, угаданные в порывах ветра, в силуэтах огромных прекрасных деревьев. Это придавало изображению обычной местности ощущение эпичности, призывая зрителя почувствовать в пейзаже лесной чащи, светлого озера, могучего дуба отблеск величия мироздания («Дубы», 1852, Париж, Музей Орсэ).

Лувр, стр. 7

Жан Оноре Фрагонар — яркий представитель французского рококо, в творчестве которого отразилась изнеженно рафинированная культура времени.

«Щеколда» — одно из полотен художника, посвященных любовным утехам галантной эпохи. Влюбленности и романы были в моде при дворе, часто составляя образ жизни его праздных представителей. Сюжет прост и ясен. Ретивый влюбленный стремится задвинуть щеколду, закрываясь со своей избранницей в комнате с огромным роскошным ложем. Прелестница, опять же по моде и согласно неписаным правилам любовного этикета, притворно останавливает его, словно заботясь о нравственности, однако всем своим видом показывает ту крайнюю степень любовного томления, от которой нетерпеливый молодой человек готов сойти с ума — и даже забыть про незадвинутую щеколду.

В основе этой знаменитой композиции французского классициста Жака Луи Давида лежит история о том, как три брата из римского рода Горациев клянутся победить или умереть в борьбе с тремя лучшими воинами города Альба-Лонга, противника Рима.

Справа изображена группа скорбящих женщин: вдали мать склонилась над двумя внуками, ближе изображены сестра Камилла и невеста одного из Горациев Сабина. На заднем плане видны три арки, каждая из которых соответствует группе фигур: правая — группе женщин, левая — братьям, центральная — отцу с мечами. Давид тщательно продумал композицию картины, «хореографию» персонажей и игру света, что концентрирует внимание зрителя на центре произведения, раскрывая моральную атмосферу такой необычайной силы, что страдание отступает перед ней.

Братья клянутся, отец, благословляя их на ратный подвиг, вручает им мечи. Искусство классицизма ставило гражданский долг выше личного счастья, поэтому стенания женщин не могут поколебать решимости Горациев.

Первым названием это полотно Жана Огюста Доминика Энгра, лидера европейского академизма XIX века, обязано фамилии своего владельца-коллекционера. Произведение поражает изысканной простотой, ясностью пластического языка и трепетностью линии. Лепка форм сродни скульптурной: практически трехмерными воспринимаются великолепно моделированные драпировки, а сама фигура женщины кажется прекрасным ожившим изваянием. Купальщица не подозревает о присутствии наблюдающего, не позирует и не красуется, за счет чего у зрителя складывается неловкое ощущение, будто он подглядывает за женщиной.

Теодор Шассерио, живописец и график, с 12 лет обучавшийся мастерству у Жана Огюста Доминика Энгра, написал этот двойной портрет своих любимых сестер Адели и Алины, когда ему было 24 года.

Сестры пристально смотрят на зрителя, их сходство бросается в глаза. Адель и Алину разделяют двенадцать лет: одной 33, а другой 21 год. Увядающая роза на поясе старшей намекает на ее возраст, однако сестры кажутся очень близкими друг другу по характеру и образу мыслей. Разница в возрасте не так заметна, а совершенно одинаковые платья лишь усиливают сходство.

«Плот „Медузы“» — известное полотно Теодора Жерико, с которого началась история французского романтизма.

Сюжет не выдуман художником; картина повествует о кораблекрушении, случившемся с судном «Медуза». Многочисленные пассажиры и экипаж спасались на плоту, который почти две недели носило по морю. Люди, обессиленные без еды и питья, умирали. Несколько раз они видели вдали суда, в надежде кричали им, размахивая сохранившимся тряпьем, но суда проходили мимо, не заметив их. Умирала надежда на спасение, таяли силы. Наконец, несчастных обнаружили и подняли на спасительный борт. В живых осталось 15 человек из 140, плывших на «Медузе».

Полотно взбудоражило французскую столицу. Так реально смерть еще никто не изображал.

Картина поступила в Лувр в 1824.

Борьбе за свободу и независимость Франции посвящено, наверное, самое известное произведение главы французской романтической школы живописи Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах», созданное под впечатлением от революции в Париже в июле 1830.

Оказавшись перед задачей изображения абстрактного понятия «свобода», художник использовал аллегорию. Рожденная в бурное революционное время мечта о свободе, несущей в жизнь перемены, воплотилась в полуобнаженной женщине. В ее облике просматриваются черты образцов античного искусства: пропорции лица соответствуют канонам красоты, которым подчинялась греческая скульптура. Но эта современная Венера утратила отрешенность греческих прототипов и стала воплощением идеалов нового времени. Свободные одежды, развевающиеся на ветру и сообщающие ее образу и картине характерную для романтизма динамику, дополняются колпаком якобинцев (членов политического революционного движения), ружьем, штыком и знаменем. Героине отведено центральное место на полотне, хотя первоначально Делакруа не собирался изображать ее как аллегорию, а хотел ограничиться романтической смертью прекрасного героя баррикад. Девушка призывает идти вперед, даже если путь преграждают бездыханные тела тех, кто уже отдал свою жизнь в борьбе.

Читайте также  Какой самый знаменитый пляж в бразилии?

Люди, в большинстве своем студенты, вышли на улицы добиваться отмены ряда правительственных ограничений. Художник написал и самого себя среди восставших. Чересчур реалистично изображенные жертвы, помещенные на передний план картины, вменялись в вину художнику как шокирующие и эпатирующие публику.

Теодор Руссо — французский живописец барбизонской школы, работы которой ознаменовали золотой век французского пейзажа. Ее приверженцы-художники писали милую их сердцу сельскую природу, точно передавая неповторимость каждого вида, уникальность каждого предмета.

Барбизонцы создали реалистический пейзаж, избрав для более верной передачи природы и ее состояний этюдную работу на пленэре, фиксирующую непосредственные наблюдения натуры, с последующим завершением в мастерской. Руссо был основателем школы. Он поселился в Барбизоне в конце 1840-х после не увенчавшегося успехом сватовства, впоследствии к нему примкнули другие живописцы.

Барбизон располагался в лесу Фонтенбло, различные уголки которого часто появлялись на полотнах мастера. На холсте «Дубы в лесу Фонтенбло» художник с любовью пишет старые, мощные деревья, широко раскинувшиеся на открытом пространстве, и восхищается тихой жизнью простых людей, занятых под их сенью своими повседневными делами. Жизнь селян в единении с природой, кормящей и дающей душевное успокоение, полна гармонии.

Теодор Руссо (1812 — 1867)

Искусство Франции XIX века поражает расцветом пейзажа. Многие наиболее одаренные мастера были пейзажистами. Невольно возникает вопрос — почему изображение природы заняло в эту эпоху такое важное место в художественной жизни Франции? Думается, что на него нет исчерпывающего ответа. Можно предположить, что, разуверившись в социальных иллюзиях и теориях, потрясенный жестокостью гражданских войн и революций, которые так и не смогли научить человеческое общество жить по законам добра и справедливости, человек обратился к природе как к воплощению некой высшей истины, источнику вечных нравственных ценностей.

Теодор Руссо полагал, что «искусство придет из маленького, неизвестного уголка, где человек проникает в тайны природы и благотворные уроки, извлекаемые им оттуда, будут столь же благотворны и для всего человечества».

Художник некоторое время учился в Школе изящных искусств у Ремона, но, не удовлетворенный этими уроками, много времени проводил в Лувре, копируя Лоррена и пейзажистов Голландии, из современников внимательно присматривается к достижениям англичан — Констебла, Тёрнера.

Руссо не влекут красоты дальних земель, он хочет стать художником своей страны, с восемнадцати лет он странствует по Франции, забираясь порой в самые отдаленные, глухие уголки. В 1830 году он — в Оверни, природа которой вдохновила художника на ряд пейзажей в духе романтизма. В Салоне 1831 года состоялся его дебют — у него приняли «Пейзаж Оверни» (Роттердам, Фонд Виллема ван де Ворма).

Затем следуют поездки в Нормандию (1831, 1832). Молодой живописец открывает светоносность неба, простирающегося над морем, поэзию провинциальных городков, своеобразие уклада жизни, особенности местной архитектуры («Вид в окрестностях Гранвиля», 1833; «Рынок в Нормандии», ок. 1832, обе — Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж). С любовным вниманием Руссо пишет массивные старые дома, которые патина времени окрасила в благородные оттенки серо-голубого, розоватого, серебристо-коричневого тонов. Перед нами предстает образ старой Франции, с подлинным вдохновением воссозданный мастером.

Горные склоны Юры поразили художника своей мощной, первозданной красотой. Став свидетелем бури в горах, Руссо воскликнул: «Да здравствует Бог, да здравствует великий художник!» («Гроза над Мон-Бианом», 1834, Копенгаген, Королевский музей искусств).

Там же написан «Спуск стада с пастбищ Юры» (ок. 1835, Гаага, Музей Месдаг). Картина была отвергнута жюри Салона, которое сочло ее колорит слишком резким, а композицию — неудачной. Это решение вызвало всеобщее возмущение, и художник А. Шеффер устроил общественный просмотр полотна в своей мастерской.

Непритязательность и простота изображаемых художником пейзажей, их искренность и реализм привели к тому, что с 1835 года работы Руссо в течение тринадцати лет не принимались в Салон.

Руссо придавал большое значение композиции в создании образа природы: «…композиция существует с момента, когда предметы начинают изображаться не только ради них самих, но для того, чтобы их облик передал отзвуки того волнения, которое они вызвали в нашей душе».

Пейзажи мастера становятся все значительнее и глубже, его цель — не просто передать отдельный уголок природы, а дать почувствовать в нем ощущение «всеобъемлющей жизни» (Руссо).

В Вандее (1837) Руссо увлеченно пишет скалистые утесы, шумные реки, старинные парки («Аллея каштанов», 1837, Париж, Музей Орсэ). 1848 год был переломным в жизни художника. После пережитой душевной драмы он покидает Париж и поселяется в деревне Барбизон, близ Фонтенбло.

Природа, участливая дружба художника Милле помогли Руссо с новыми силами взяться за работу. В Барбизоне были созданы многие шедевры мастера. Он пишет бескрайние равнины, озера, в водах которых отражается высокое светлое небо («Весна», ок. 1850, Париж, Музей Орсэ).

Особенностью Руссо было чувство ритма, пронизывающее его композиции и придающее им особую музыкальную ясность. Это ритмы самой природы, уловленные им в движении облаков, угаданные в порывах ветра, в силуэтах огромных прекрасных деревьев. Это придавало изображению обычной местности ощущение эпичности, призывая зрителя почувствовать в пейзаже лесной чащи, светлого озера, могучего дуба отблеск величия мироздания («Дубы», 1852, Париж, Музей Орсэ).

Руссо с родственным вниманием относится ко всему живому, особенно к деревьям. Для него это прекрасные, благородные живые существа: «Если еще можно оспаривать, что деревья думают, то уж во всяком случае они заставляют думать нас. они возвышают наши мысли. Мы обязаны платить им. не холодным стилем, но благородным и бережным воспроизведением их существа… Сделаем так, чтобы в наших произведениях первой нашей мыслью было ощущение жизни. чтобы дерево росло».

В пейзажах Руссо появляется все больше света, «ибо свет, претворенный в произведении искусства, — это всеобъемлющая жизнь, это весь мир… Без света нет и творения, все — хаос, мертво, однообразно», — говорил мастер. Особенно его волнуют вечера с их печалью уходящего дня, закаты, преображающие облик мира своим необыкновенным освещением, то багряным, то золотисто-розовым, каждый раз неповторимым («Опушка леса в Фонтенбло со стороны Броль. Заходящее солнце», 1848—1850, Париж, Музей Орсэ; «Вечер. Кюре», 1850—1855, Толедо, США, Музей искусств).

Вскоре в Барбизоне вокруг Руссо поселяется несколько талантливых художников-пейзажистов — Дюпре, Диас де ла Пенья, Добиньи, которых стали называть мастерами барбизонской школы. Вместе с Руссо они открыли миру пейзаж сельской Франции, величие ее спокойных рек, мягкое сияние небес, красоту простой, обжитой человеком и благожелательной к нему природы. Успех и признание пришли к Руссо после Всемирной выставки 1855 года, его творчество получило мировую известность.

В работах Руссо явственно проявляется мощная духовная сила художника, его нравственная высота. Для него было важно не просто написать привлекший его внимание пейзаж, а вложить в свое произведение высокие мысли, которые бы тронули душу человека.

«Если бы я был королем… я бы внес поэзию в жизнь нации, я поднял бы обездоленные классы, отупевшие, изуродованные нищетой, и, восстановив красоту человека, я вернул бы ему естественное окружение — пейзаж и небо», — мечтал Руссо.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: