Четыре части света, рубенс - JEKATERINBURG.RU

Четыре части света, рубенс

Пауль Рубенс. Четыре философа

Рубенс Петер Пауль(1577-1640)Четыре философа.1611, масло на панели, 167 x 143cм Галерея Палатина(Палацо Питти), Флоренция, Италия

«Юст Липсий и его ученики» — второе название картины. Полотно это было особенным для самого живописца, ведь здесь он изобразил дорогих сердцу людей – брата Филиппа, друга Яна Вавериуса и их учителя Юстуса Липсиуса.

Старший брат Рубенса Филипп после латинской школы поехал учиться в университет в Лувене, получать юридическое образование. В университете в это время преподавал Юстус Липсиус (1547;1606) — философ, филолог, последователь Сенеки. Ян Вовериус был сокурсником и другом Филиппа.

В 1610 году Питер пишет портрет Филиппа, который к тому времени стал городским секретарем Антверпена — вторым лицом в управлении городом. А через год Филипп скоропостижно умирает. Тоска по Филиппу нашла выход: Питер создает картину «Четыре философа» (1611 год, Палаццо Пити, Флоренция, Италия).

Юстус Аипсиус сидит за столом под бюстом Сенеки; по обе стороны от него два лучших ученика — Ян Вовериус и Филипп Рубенс, а сзади стоит, не как участник ученой беседы, а, скорее, как любопытный зритель, сам Питер Пауль.

Сложный фон с далеким пейзажным видом, мраморной колонной, пышной драпировкой служит не только внешним оформлением портретных обрзов, но и украшает нишу, в которой находится бюст Сенеки.
Рядом с бюстом Рубенс написал прозрачную стеклянную вазу с четырьмя тюльпанами, скромную дань четырех персонажей картины памяти почитаемого ими всеми древнеримского стоика, писателя и государственного деятеля.

Два из тюльпанов повыше, один из них раскрылся больше и привял. Оба с полосками — «сломанные» тюльпаны, в те времена — необычайно дорогие.
Два других — желтый и красный. Желтый — закрыт совсем, а красный — только начинает раскрываться. Похоже, что тюльпаны соотносятся с людьми на картине: самый раскрывшийся — Юстус Липсиус, второй «сломанный» — Ян Вовериус, красный — Филипп и желтый — Питер. В то же время тюльпан — символ тогдашних Нидерландов.
перед нами не только цветы, но и цвет страны.

Каждый образ этого группового портрета смотрится вполне самостоятельно, себя он поместил на второй план картины, предоставив вниманию зрителей в первую очередь своих друзей.

Четыре тюльпана, бюст Сенеки и написанный в непосредственной близости oт него философ Липсий, пропагандировавший его взгляды среди своих учеников, книги, положенные на стол,— все это должно было подчеркнуть значительность образов, их высокий интеллектуализм.

Однако не столько эти символы, сколько блестящая живопись лиц философов, прекрасная богатством передачи всех тонкостей живой плоти.
Cтарое иссушенное лицо Липсия, полное лицо Ваувера, красивое и вдохновенное лицо Филиппа Рубенса , соединяясь с точным автопортретом самого художника,— все придает этой работе черты глубокой убедительности, так как их внешний облик органично соединяется с их внутренним миром, с их увлечениями и философским осмыслением окружающей их действительности.

Четыре человека, четыре личности. Их философские взгляды определяли их действия, направленные на благосостояние раздираемых войной Нидерландов. Во времена «свинцовых дождей» их не покидали надежда и любовь. Они оставили яркий след в истории своей страны и в мировой культуре.

Рубенсу и Вовериусу довелось прожить долгую жизнь: Рубенсу еще предстояло создать галерею Медичи, а Вовериусу — стать экономическим советником эрцгерцога Альберта, верховного правителя Нидерландов.

В этом портрете — написанное тюльпанами послание будущим поколениям: не падайте духом, не склоняйтесь перед обстоятельствами, совершенствуйтесь, любите.
Это яркий образец красоты и единства окружающей обстановки и внутреннего мира.

Картина «Четыре философа» — как бы дань братской любви. И не только любви — но и признательности в том, что Филипп ввел Питера в круг интеллектуалов и дал ему возможность познать и впитать их философские взгляды. Питер объединил на картине близких по духу людей.

Рубенс, «Четыре философа». О чем говорят тюльпаны?

«Пусть, пока ты был на родине, судьба нередко противилась тому, чтобы мы были вместе, и то и дело лишала нас радости свидания. Но все же я знал, что ты живешь по соседству и в любое время можно с тобою увидеться, а это ослабляло ощущение разлуки. Пространства же, какие ныне нас разделяют, во много раз усилили мою тоску по тебе.

Любовь наша стремится быть первой и не желает знать соперников, права свои она уступит не охотнее, чем властитель свой трон и жених брачное ложе. Прощай, мой драгоценный». (Из письма Филиппа 21 мая 1601 года, Лувен)

Фландрия. 60 километров отделяют Антверпен от Лувена (Leuven). По нынешним меркам — не расстояние, если ехать на автомобиле или на поезде. А на лошадях? Полдня езды. Каждый день не поездишь, чтобы повидаться с близкими. Недалеко — но и не рядом.

Питер учился и работал в Антверпене, Филипп, его старший брат, после латинской школы поехал учиться в университет в Лувене, получать юридическое образование. В университете в это время преподавал Юстус Липсиус (1547−1606) — философ, филолог, последователь Сенеки. Ян Вовериус был сокурсником и другом Филиппа.

Питер поехал в Италию работать у герцога Мантуанского, Филипп и Ян приезжали в Италию продолжать образование. В Риме состоялось знакомство Яна и Питера, и Питер написал его карандашный портрет (1602 год). Питер вернулся в Антверпен в 1609 году, Филипп — несколько раньше. Все время, пока братья были в разлуке, они писали друг другу письма, полные любви.

Еще одно доказательство духовной близости братьев — предисловие Филиппа к сборнику своих сочинений:

«Антверпен, 1608 г. [лат.]
[…] В завершение я добавляю сюда Элегию, обращенную к моему горячо любимому и желанному брату; это сочинение не новое или недавнее, оно написано три года назад, когда он плыл в Италию из Испании, куда он был послан. Я хочу запечатлеть здесь память о любви и душевной благодарности к тому, чья искусная рука, чье острое и верное суждение немало помогли мне в работе над моей книгой […]»

В 1610 году Питер пишет портрет Филиппа, который к тому времени стал городским секретарем Антверпена — вторым лицом в управлении городом. А через год Филипп скоропостижно умирает.

Тоска по Филиппу нашла выход: Питер создает картину «Четыре философа» (1611 год, Палаццо Пити, Флоренция, Италия). На полотне — сам Питер, Филипп, Юстус Липсиус (самый старший), Ян Вовериус. И есть еще один персонаж, который ушел в мир иной полторы тысячи лет назад — римский философ-стоик Сенека, бюст которого возвышается над всеми. Фон картины — развалины на Палатинском холме в Риме.

Старший из них — Юстус Липсиус — был их наставником, учителем. Скорее всего, Рубенс не был знаком с Липсиусом, его взгляды впитал Филипп. Он и заразил художника стоицизмом. В те годы Фландрия боролась за будущее. Философия Сенеки помогала пережить тяжелые повороты судьбы, осуществить мечты о лучшей жизни. (Вот как определяет основы стоицизма Википедия: «По представлениям стоиков всякое нравственное действие является ничем иным, как самосохранением и самоутверждением, и это увеличивает общее благо. Все грехи и безнравственные поступки — это саморазрушение, утрата собственной человеческой природы. Правильные желания и воздержания, поступки и дела — гарантия человеческого счастья, для этого надо всячески развивать свою личность в противовес всему внешнему, не склоняться ни перед какой силой».)

Читайте также  Розы в творчестве ренуара

Картина «Четыре философа» — как бы дань братской любви. И не только любви — но и признательности в том, что Филипп ввел Питера в круг интеллектуалов и дал ему возможность познать и впитать их философские взгляды. Питер объединил на картине близких по духу людей. Он скопировал свои работы — портреты Филиппа (1610 год), Яна Вовериуса, автопортрет. Юстуса Липсиуса пришлось писать с портрета работы Абрахама Яссенса (музей Платин-Моретус, Антверпен). Сенеку Питер рисовал с мраморного бюста во время пребывания в Риме.

Перед бюстом — тюльпаны, знак уважения к великому человеку. Два из них повыше, один из которых раскрылся больше и приувял. Оба с полосками — «сломанные» тюльпаны, в те времена — необычайно дорогие. Два других — желтый и красный. Желтый — закрыт совсем, а красный — только начинает раскрываться. Похоже, что тюльпаны соотносятся с людьми на картине: самый раскрывшийся — Юстус Липсиус, второй «сломанный» — Ян Вовериус, красный — Филипп и желтый — Питер. В то же время тюльпан — символ тогдашних Нидерландов.

Если это так, становится ясным смысл картины: перед нами не только цветы, но и цвет страны. Четыре человека, четыре личности. Их философские взгляды определяли их действия, направленные на благосостояние раздираемых войной Нидерландов. Во времена «свинцовых дождей» их не покидали надежда и любовь. Они оставили яркий след в истории своей страны и в мировой культуре.

Рубенсу и Вовериусу довелось прожить долгую жизнь: Рубенсу еще предстояло создать галерею Медичи, а Вовериусу — стать экономическим советником эрцгерцога Альберта, верховного правителя Нидерландов.

В этом портрете — написанное тюльпанами послание будущим поколениям: не падайте духом, не склоняйтесь перед обстоятельствами, совершенствуйтесь, любите.

История одной картины — «Союз Земли и Воды» Питера Пауля Рубенса

Питер Пауль Рубенс — Союз Земли и Воды
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Питер Пауль Рубенс (Pieter Paul Rubens), (1577, Зиген — 1640, Антверпен), — нидерландский (фламандский) живописец, один из основоположников искусства барокко, дипломат, коллекционер.

Питер Пауль Рубенс — Автопортрет — 1623
Букингемский дворец, Лондон

Творческое наследие Рубенса насчитывает около 3000 картин, значительная часть которых выполнена в сотрудничестве с учениками и коллегами, крупнейшим из которых был Антонис ван Дейк (1599-1641). По каталогу М. Джаффе насчитывается 1403 аутентичных полотна. Сохранилась обширная переписка Рубенса, преимущественно дипломатическая. Был возведён в дворянское достоинство испанским королём Филиппом IV (1624) и пожалован рыцарством английским королём Карлом I (1630) со включением геральдического льва в личный герб. С приобретением в 1635 году замка Стеен в Элевейте, Рубенс получил титул сеньора.

Творчество Рубенса — органичный сплав традиций брейгелевского реализма с достижениями венецианской школы. Рубенс специализировался на религиозной живописи (в том числе алтарных образах), писал картины на мифологические и аллегорические сюжеты, портреты (от этого жанра он отказался в последние годы жизни), пейзажи и исторические полотна, делал также эскизы для шпалер и книжных иллюстраций. В технике масляной живописи Рубенс был одним из последних художников, использовавших деревянные панели для станковых работ, даже очень больших по размеру.

Картина «Союз Земли и Воды» Питер Пауль Рубенс написал около 1618 года. Монументальное полотно представляет собой одно из аллегорических произведений, раскрывающих гражданские и творческие убеждения художника. Первое название картины — «Шельда и Антверпен». Композиция представляет собой аллегорию реки Шельды и расположенного на ней города Антверпен. Две обнажённые фигуры, мужская и женская, изображают бога морей Нептуна, вооружённого трезубцем, и богиню плодородия Кибелу, которую готова увенчать Виктория, богиня победы.

Аллегория воспринимается более широко и в XVII веке и в наше время — как единение стихий Земли и Воды, женского и мужского начала. В теме союза двух стихий воплотилась мечта фламандцев о снятии голландской блокады с устья Шельды, выходе к морю, а также связанные с этим событием надежды на возрождение страны. Кибела (в иной интерпретации Флора) предстаёт пышнотелой фламандкой с рогом изобилия в правой руке. Внизу трубит в раковину поднявшийся из морских глубин Тритон. В струях низвергающейся воды плещутся путти (два младенца). Картину отличает пирамидальная композиция, симметрия и равновесие форм. История и аллегория, жизнь и легенда, человек и природа предстают в картине в нерасторжимом единстве.

Как и во многих других картинах, например «Возчики камней» или «Снятие с креста», художник решил аллегорическую композицию, мастерски использовав принцип симметрии «леонардовского треугольника» в сочетании с инверсией — поворотом фигур вокруг оси (одна фигура показана лицом, другая со спины), связующую роль которой подчеркивает урна с льющейся водой.

Питер Пауль Рубенс — Возчики камней

Питер Пауль Рубенс — Снятие с креста

Зрительное движение вдоль «диагонали» (из левого нижнего угла картины в правый верхний) усилено приемом «скоса угла» (по линии резвящихся путти и тритона). В результате возникает эффект поворотной симметрии. Сюжетный союз выражен союзом пластическим, что подчеркивается и цветовым решением: светлая фигура Кибелы и смуглая Нептуна.

Союз Земли и Воды. Питер Пауль Рубенс

Почтовая марка СССР — Рубенс — Союз Земли и Воды — 1977

Виртуальный музей Рубенса

Виртуальный музей Рубенса — собрание описаний его картин, выполненных автором блога, источников, описывающих его жизнь, краткие сведения о его учениках и друзьях. Его жизнь была настолько насыщенной, что практически нет возможности ее описать. Автор блога пытается создать портрет гения, используя доступные в Сети материалы.

Блог СОПЛИ

Thursday, March 1, 2018

Рубенс. «Четыре философа». О чем говорят тюльпаны?

«Пусть, пока ты был на родине, судьба нередко противилась тому, чтобы мы были вместе, и то и дело лишала нас радости свидания. Но все же я знал, что ты живешь по соседству и в любое время можно с тобою увидеться, а это ослабляло ощущение разлуки. Пространства же, какие ныне нас разделяют, во много раз усилили мою тоску по тебе.

Любовь наша стремится быть первой и не желает знать соперников, права свои она уступит не охотнее, чем властитель свой трон и жених брачное ложе. Прощай, мой драгоценный.»

(Из письма Филиппа 21 мая 1601 года, Лувен)

Фландрия. 60 километров отделяют Антверпен от Лувена (Leuven). По нынешним меркам – не расстояние, если ехать на автомобиле или на поезде. А на лошадях? Полдня езды. Каждый день не поездишь, чтобы повидаться с близкими. Недалеко – но и не рядом.

Питер учился и работал в Антверпене, Филипп, его старший брат, после латинской школы поехал учиться в университет в Лувене, получать юридическое образование. В университете в это время преподавал Юстус Липсиус (1547-1606) – философ, филолог, последователь Сенеки. Ян Вовериус был сокурсником и другом Филиппа.

Питер поехал в Италию работать у герцога Мантуанского, Филипп и Ян приезжали в Италию продолжать образование. В Риме состоялось знакомство Яна и Питера, и Питер написал его карандашный портрет (1602 год). Питер вернулся в Антверпен в 1609 году, Филипп – несколько раньше. Все время, пока братья были в разлуке, они писали друг другу письма, полные любви.

Читайте также  Самые большие озера россии - топ-10

Еще одно доказательство духовной близости братьев — предисловие Филиппа к сборнику своих сочинений:

«Антверпен, 1608 г. [лат.]
[. ] В завершение я добавляю сюда Элегию, обращенную к моему горячо любимому и желанному брату; это сочинение не новое или недавнее, оно написано три года назад, когда он плыл в Италию из Испании, куда он был послан. Я хочу запечатлеть здесь память о любви и душевной благодарности к тому, чья искусная рука, чье острое и верное суждение немало помогли мне в работе над моей книгой. [. ]»

В 1610 году Питер пишет портрет Филиппа, который к тому времени стал городским секретарем Антверпена – вторым лицом в управлении городом. А через год Филипп скоропостижно умирает.

Тоска по Филиппу нашла выход: Питер создает картину «Четыре философа» (1611 год, Палаццо Пити, Флоренция, Италия). На полотне – сам Питер, Филипп, Юстус Липсиус (самый старший), Ян Вовериус. И есть еще один персонаж, который ушел в мир иной полторы тысячи лет назад – римский философ-стоик Сенека, бюст которого возвышается над всеми. Фон картины – развалины на Палатинском холме в Риме.

В те годы Фландрия боролась за будущее. Философия Сенеки помогала пережить тяжелые повороты судьбы, осуществить мечты о лучшей жизни. (Вот как определяет основы стоицизма Википедия: «По представлениям стоиков всякое нравственное действие является ничем иным, как самосохранением и самоутверждением, и это увеличивает общее благо. Все грехи и безнравственные поступки — это саморазрушение, утрата собственной человеческой природы. Правильные желания и воздержания, поступки и дела — гарантия человеческого счастья, для этого надо всячески развивать свою личность в противовес всему внешнему, не склоняться ни перед какой силой.»)

Картина «Четыре философа» — как бы дань братской любви. И не только любви – но и признательности в том, что Филипп ввел Питера в круг интеллектуалов и дал ему возможность познать и впитать их философские взгляды.

Перед бюстом – тюльпаны, знак уважения к великому человеку. Два из них повыше, один из которых раскрылся больше и приувял. Оба с полосками -«сломанные» тюльпаны, в те времена – необычайно дорогие. Два других – желтый и красный. Желтый – закрыт совсем, а красный – только начинает раскрываться. Похоже, что тюльпаны соотносятся с людьми на картине: самый раскрывшийся – Юстус Липсиус, второй «сломанный» — Ян Вовериус, красный – Филипп и желтый – Питер. В то же время тюльпан — символ тогдашних Нидерландов.

Если это так, становится ясным смысл картины: перед нами не только цветы, но и цвет страны.

Четыре человека, четыре личности. Их философские взгляды определяли их действия, направленные на благосостояние раздираемых войной Нидерландов. Во времена «свинцовых дождей» их не покидали надежда и любовь. Они оставили яркий след в истории своей страны и в мировой культуре.

Рубенсу и Вовериусу довелось прожить долгую жизнь: Рубенсу еще предстояло создать галерею Медичи, а Вовериусу – стать экономическим советником эрцгерцога Альберта, верховного правителя Нидерландов.

В этом портрете – написанное тюльпанами послание будущим поколениям: не падайте духом, не склоняйтесь перед обстоятельствами, совершенствуйтесь, любите.

Штрихи к портрету: пять головокружительных историй о Рубенсе

Рубенс начал писать только к 30 годам, но успел создать отлаженное производство картин прямо у себя дома, был другом герцога Бекингема, нескольких министров и приятным собеседником европейских королей, бросил дипломатическую карьеру после большой победы и получил дворянскую шпагу от двух монархов.

Памятник Питеру Паулю Рубенсу в Антверпене.

Питер Пауль Рубенс. Автопортрет в кругу друзей из Мантуи. 1604, 78×101 см.

Рубенс учился больше 10 лет. Питер Пауль,14-летний паж антверпенской графини де Лалэнг, к светской жизни оказался совсем не расположен. Ему, знавшему три живых языка (фламандский, немецкий и французский), латынь и греческий, мальчику с исключительной памятью, в пажах было до смерти скучно. До сих пор у него не наблюдалось никаких особых склонностей и исключительной одаренности, спокойный и уравновешенный, Питер Пауль давал родителям разобраться со своими взрослыми проблемами и не доставлял им хлопот. Но паж — это уже невыносимо.

Понимание предназначения приходит к юному Рубенсу самым ненадежным путем, даже скорее непротоптанной тропинкой. Потому что больших дорог вокруг Питера Пауля просто не было: Реформация удалила из церквей все живописные изображения, семья в изгнании, в бедности, а значит аристократические замки с их коллекциями тоже для посещения закрыты. Дома есть только одна иллюстрированная Библия. С нее-то и начнется самообразование: мальчик каждый день усердно копирует иллюстрации, пытаясь в точности повторить каждую линию.

Проучившись 8 лет и сменив трех фламандских учителей, Рубенс поедет в Италию,где продолжит копировать каждую интересную линию, что попадается по пути: колонны дворцов, картины предшественников,путевые впечатления. Первые важные самостоятельные работы он создаст только к 30 годам.

Дом Рубенса в Антверпене сейчас входит в топ-10 самых интересных мест, обязательных к посещению. (Фото Ans Brys, со страницы Музея Рубенса в Фейсбук).

Рубенс был гениальным дельцом. В его доме располагалась настоящая мануфактура по производству картин, здесь постоянно работала целая команда учеников-подмастерьев, и некоторые из них были вполне уверенными и состоявшимися художниками. Но работать у Рубенса считали честью: Рубенс знаменитость мировой величины, и Рубенс — это надежный поставщик заказов и средств к существованию.

Позже Рубенса,толкового и даже гениального предпринимателя,критики с тонкой душевной организацией часто ругали,что,дескать,превратил искусство в конвейер. На самом деле,привлечение учеников к созданию масштабных заказов изобрел,конечно,не он. Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы, например, вместе с учениками. А до него стены той же капеллы расписали Боттичелли, Гирландайо и Перуджино, тоже вместе с помощниками.

Фламандец работал честно, не скрывая отлаженного механизма создания картин: он выстроил дом-дворец,в котором большую часть помещений занимали мастерские, набрасывал эскиз и отдавал в мастерскую помощникам, чтоб те прописывали пейзажи, драпировки, животных, небо и фоны. Лица героев Рубенс всегда оставлял за собой и часто проходился кистью по всему полотну, добавляя деталей и важных, живых штрихов. На современных европейских выставках в одном зале иногда оказываются рядом первоначальный авторский эскиз и готовая картина — зрителя поражает точность и динамичная напряженность замысла Рубенса. Точно как терпкое редкое вино, которое ученики потом разбавили наполовину водой.

Конечно,он и сам мог нарисовать дерево или лошадь,но вполне осознанно шел на компромиссы, даже в ущерб собственной репутации. Уж очень многим хотелось «своего Рубенса». И тогда художник мог искусно торговаться: не хотите ли, милостивый государь, полотно чуть меньшего размера, но уже готовое и саморучно мною написанное, но дороже. Ну или подождите еще пару месяцев и будет вам картина дешевле, но с привлечением учеников и в указанных вами размерах (точно впишется в простенок между окнами в вашем прекрасном доме), правда, я полностью прошелся по нему кистью, так что отличить от моего ни за что не сможете.

Читайте также  Натюрморт с оловянной кружкой, виллем клас хеда, 1632

Питер Пауль Рубенс. Автопортрет . 1623, 91,3×70,8 см.

Антонис ванн Дейк. Автопортрет . 1622, 116,5×93,5 см.

Рубенс боялся Ван Дейка. И любил, и ценил, конечно, и рекомендовал европейским монархам, и поручал молодому помощнику делать копии для гравюр со своих картин, и посылал в Италию и во Францию заключать договоры о собственных авторских правах, но совершенно точно видел в Антонисе опасного соперника.

Ван Дейк, мальчик-вундеркинд, тонко чувствующий людей и мир, самоуверенный, образованный и импульсивный, пришел в прославленную мастерскую Рубенса 18-летним и стал жить в его доме. Очень скоро заказчики Рубенса, вынужденные ждать своих картин по несколько месяцев и платить немалые деньги, начали уверенно перешептываться: «Ван Дейк может точно так же».

Рубенс был достаточно умен и прозорлив, чтобы оценить исходящую от ученика угрозу. Одну и ту же историю рассказывают биографы Рубенса и биографы ван Дейка. Однажды метр закончил огромное полотно и уехал из дома. Ученики по неосторожности смазали еще свежие краски. Антонис уверенно взялся испорченный фрагмент переписать — и справился отлично. Исследователи со стороны ван Дейка добавляют «Рубенс даже ничего не заметил», а со стороны его учителя — «вернувшись, Рубенс конечно заметил, что картина исправлена, но не сказал ни слова». В любом случае настал момент, когда жить в одном городе они больше не могли: Рубенс настоятельно рекомендует юноше пожить в Италии и изучить мастеров Возрождения. Ван Дейк наконец-то был свободен.

Питер Пауль Рубенс. Автопортрет с женой Изабеллой Брант. 1609, 178×136,5 см.

Питер Пауль Рубенс. Последний автопортрет. 1639, 109×85 см.

Рубенс был одновременно английским и испанским дворянином. Еще в 1608 году,вернувшись из Италии, сходу влюбившись и женившись, Питер Пауль написал свадебный автопортрет с женой Изабеллой. Молодожены искренне счастливы, сам художник сияет, он полон надежд, спокоен и уверен. И у него есть шпага. Мы видим только эфес, но Рубенс не оставляет нам шанса оставить ее незамеченной — он держит на ней руку.

Тогда он еще не имел права носить шпагу, потому что дворянином не был. Зато был самоуверен, честолюбив и напрочь лишен философских юношеских иллюзий о бедности как источнике вдохновения. Он никогда не стеснялся попросить у эрцгерцогини жалованья или у герцога Гонзага — покрыть непредвиденные расходы, возникшие по пути в Испанию. Он мог уехать в Рим по своим делам, будучи на службе у мантуанского герцога, и получив приказ немедленно возвращаться, написать: «Я не смогу так поспешно покинуть Рим из-за некоторых важных работ, которые я вынужден был взять на себя (признаюсь в этом Вашей Милости) по необходимости, ибо я посвятил все лето на изучение моего искусства и не в состоянии был прилично содержать дом и двоих слуг в течение года на 140 скудо, полученные мною из Мантуи за все время моего отсутствия. К тому же мне представился прекраснейший и великолепнейший случай, какой только может представиться в Риме, и честь побудила меня воспользоваться милостью судьбы. Речь идет о главном алтаре нового храма отцов-ораторианцев, называемого Санта Мария ин Валличелла, ныне, без сомнения, самого знаменитого и посещаемого из всех римских храмов. Хотя вышеупомянутая моя работа еще не начата, лица столь высокого звания интересуются ею, что я не могу, не заслужив порицаний, отказаться от заказа, славно отвоеванного у лучших художников Рима». И герцог разрешит Рубенсу остаться в Риме и закончить работу! Не удивительно, что дипломатические способности фламандца вскоре оценили короли.

Рубенс получит долгожданную шпагу, причем вполне заслуженно, причем сразу от двух королей, причем сначала от короля Англии. Карл I подарил художнику кольцо и цепь с бриллиантами, а Оксфордский университет присудил ученую степень магистра искусств. От короля Испании (Фландрия тогда — часть Испании) шпага придет годом позже, без кольца и бриллиантов, но с признанием заслуг и чтобы «дать ему возможность ради чести еще более усердствовать на нашей службе».

Питер Пауль Рубенс. Аллегория войны и мира. 1629−1630. 203,5×298 см.

Эту картину Рубенс подарил английскому королю, приехав к нему с миротворческой миссией.

Рубенс остановил одну войну. И именно за это получил дворянство от примиренных им держав. Тридцатилетняя война закончилась только через 8 лет после смерти Рубенса, но на ее ход художник смог повлиять.

Выезжая в свою первую официальную дипломатическую миссию, Рубенс составил опись имущества и завещание на двух сыновей. На всякий случай. В переговорах между Англией и Испанией он значительно уступал в знатности остальным участникам, но был самым обязательным и пунктуальным игроком в этих четырехлетних переговорах. Король Испании Филипп IV не верил, что какой-то живописец может участвовать в деле особой государственной важности, но он не учел, что Бекингем был давним другом Рубенса и недавно купил у художника часть его античной коллекции, что король Англии Карл I считал Рубенса одним из самых интересных собеседников и готов был продержать фламандца около себя столько, сколько тот выдержит, без зазрения совести ведя за его спиной переговоры с кардиналом Ришелье.

Тридцатилетняя война — затяжное, жестокое и запутанное событие, которое значительно сократило население Европы и могло бы стать показательной хрестоматией интриг, хитростей, предательств, неисполненных обещаний и подлостей. И Рубенс во всей этой истории выглядит рыцарем: биографы сходятся во мнении, что кроме тщеславия, без сомнений, им руководило жгучее желание приблизить мир прежде всего у себя на родине, объединив наконец Фландрию и Соединенные провинции. Именно для этого он столько усилий приложил к установлению мира с Англией, которая поддерживала Соединенные провинции.

«Сильнее всего на свете мне хотелось бы вернуться домой и больше никуда не уезжать», — напишет 54-летний Рубенс перед самым окончанием своей изматывающей англо-испанской миссии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: