Бобовый король, якоб йорданс, около 1638 - Тайны со всего мира

Бобовый король, якоб йорданс, около 1638

Бобовый король — Якоб Йорданс

По народному нидерландскому обычаю, 6 января, в день «трех королей», в праздничный пирог запекался боб. Тот, кому доставался кусок пирога с ним, становился «королем» праздника. На него надевалась бутафорская корона и он выбирал себе «королеву» и назначал «штат придворных» — от министра до шута.

Все повиновались «королю» и пили по его приказу. В XVII веке, во времена Иорданса, подобные пиры начинались пополудни и затягивались за полночь.

Тема, дающая возможность показать сильных и здоровых людей, веселящихся в непринужденной обстановке, неоднократно привлекала внимание Иорданса. Известно около десятка его картин и рисунков на этот сюжет. Эрмитажный экземпляр, относящийся ко времени расцвета творчества художника, является одним из лучших.

Картина Иорданса преисполнена радости земного бытия и избытка жизненных сил. Пир в разгаре. По возгласу: «Король пьет!» все осушают бокалы.

Пьют старики и малыши, забыты условности и приличия, царит буйное веселье. Художник передает эту грубоватую сцену, ничего не приукрашивая и не смягчая, чувствуется, что он откровенно любуется ею.

Крупные, почти в натуральную величину, фигуры людей придвинуты к переднему краю картины, взгляды и жесты некоторых персонажей обращены к зрителю, как бы привлекая его к участию в происходящем. Кажется, мы слышим громкое пение и смех и как будто ощущаем близость этих грузных, мощных тел. Взаимоперекрещивающиеся, сталкивающиеся движения фигур, так же, как светотеневые контрасты, повышают впечатление динамики. Вся группа озарена золотистым вечерним светом, в его лучах с особенной силой вспыхивают яркие коричневые, красные, розовые тона одежд, волос и лиц, создающих звучную симфонию красок.

Сцена обычной пирушки воспринимается зрителем как утверждение художником-реалистом красоты и значимости земного бытия.

Картина «Бобовый король» поступила в Эрмитаж из собрания Академии художеств СССР в 1922 году.

Похожие описания:

Король пьет — Якоб Йорданс Творчество Якоба Йорданса, крупнейшего художника Фландрии XVII в., продолжает традиции фламандской школы Рубенса. После смерти Рубенса Йорданс становится главой этого направления. Будучи одним из лучших.

Поклонение пастухов — Якоб Йорданс Около 1618 года молодой Якоб Йорданс пишет «Поклонение пастухов». Богоматерь в представлении Йорданса — здоровая, красивая молодая женщина; уверенным, привычным жестом она поддерживает завернутого в.

Семейный портрет — Якоб Йорданс Картина художника Якоба Йорданса «Семейный портрет». Размер картины 178 x 152 см, холст, масло. В период позднего творчества Йорданс продолжал работать, создавая картины в различных.

Сатир в доме крестьян — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Сатир в доме крестьян». Размер картины 194,5 x 203,5 см, холст, масло. Это полотно является произведением начала зрелого периода творчества.

Марсий, истязаемый музами — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Марсий, истязаемый музами». Размер картины 77 х 120 см, холст, масло. Сатир Марсий, персонаж греческой и фригийской мифологии, представитель применявшейся.

Выбор Париса — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Выбор Париса». Размер картины 96 x 118 см, холст, масло. Собственно, это полотно раннего периода творчества художника известно под другим.

Путь на Голгофу — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Путь на Голгофу». Размер картины 239 х 174,5 см, холст. масло. Полотно имеет и другие названия «Несение креста» и «Шествие.

Святое семейство — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Святое семейство». Размер картины 110 x 81 см, холст, масло. Одна из самых ранних картин голландского художника. Классическое изображение святого.

Молодой сатир — Якоб Йорданс Картина живописца Якоба Йорданса «Молодой сатир». Размер картины 135 х 176 см, холст, масло. Полное название картины фламандского художника «Молодой сатир, играющий на флейте». В.

Искушение Адама и Евы — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Искушение Адама и Евы». Размер картины 185 x 221 см, холст, масло. Это полотно голландского художника известно и под другим.

Возвращение из Египта — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Возвращение из Египта». Размер картины 63 x 50 см, холст, масло. Наряду с картиной «Святое семейство» , это полотно является.

Отдых Дианы — Якоб Йорданс Картина художника Якоба Йорданса «Отдых Дианы». Размер картины 203 x 264 см, холст, масло. Индивидуальность фламандского живописца Йорданса проявилась в особом типе крупномасштабной композиции, где.

Аллегория Плодородия — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Аллегория Плодородия». Размер картины 180 x 241 см, холст, масло. В 1620-х и 1640-х годах фламандский живописец неоднократно обращался к.

Король Фердинанд IV с семьей — Ангелика Кауфман Картина швейцарской художницы Ангелики Кауфман «Король Фердинанд IV с семьей». Размер картины 72 x 99 см, холст, масло. Полное название картины «Фердинанд IV, король Неаполитанский.

Орел, терзающий Прометея — Якоб Йорданс Картина художника Якоба Йорданса «Орел, терзающий Прометея». Размер картины 245 x 178 см, холст, масло. Эта картина фламандского живописца известна также под названиями «Прикованный Прометей».

Мелеагр и Аталанта — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Мелеагр и Аталанта». Размер картины 152 x 120 см, холст, масло. Это произведение относится к раннему периоду творчества живописца. В.

Пир Клеопатры — Якоб Йорданс Сюжет картины заимствован из «Естественной истории» Плиния Старшего. Царица Египта Клеопатра славилась не только умом и красотой, но и экстравагантностью поведения. Однажды, желая поразить своим.

Автопортрет — Якоб Йорданс Автопортрет фламандского художника Якоба Йорданса. Автопортрет является частью картины «Семья Йорданс в саду», написанной живописцем в 1621 году. Размер семейного портрета 181 x 187 см.

Семья Йорданса в саду — Якоб Йорданс Иорданс крайне редко писал портреты, как таковые, хотя и был великолепным мастером в этом деле. Вот и эта картина не только групповой портрет семьи живописца.

Диоген, ищущий Человека — Якоб Йорданс Картина художника Якоба Йорданса «Диоген, ищущий Человека». Размер картины 120 x 174 см, холст, масло. Помимо парадных портретов антверпенских бюргеров и проходных картин на мифологическую.

Портрет Катарины Бехагель — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Портрет Катарины Бехагель». Размер портрета 152 х 118 см, холст, масло. Этот портрет знатной дамы Антверпена Катарины Бехагель является парным.

Портрет молодых супругов — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Портрет молодых супругов». Размер картины 125 x 93 см, холст, масло. Этот двойной портрет живописца является произведением начала зрелого периода.

Четыре евангелиста — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Четыре евангелиста». Размер картины 133 х 118 см, холст, масло. Произведение раннего периода творчества художника. Четыре евангелиста созерцают Священное Писание.

Нимфы у источника любви — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Нимфы у источника любви». Размер картины 131 x127 см, холст, масло. Как олицетворения прелести природы, нимфы изображались в искусстве красивыми.

Портрет дочери художника — Якоб Йорданс Картина живописца Якоба Йорданса «Портрет дочери художника Анны Катарины». Размер портрета 135 x 114 см, холст, масло. В 1635 году совместно с Питером Паулем Рубенсом.

Портрет Рутгера Ле Уитера — Якоб Йорданс Картина фламандского художника Якоба Йорданса «Портрет Рутгера Ле Уитера». Размер портрета 152 х 118,5 см, холст, масло. Этот портрет выборного главы города Антверпена Рутгера Ле.

Подношение Церере, богине урожая — Якоб Йорданс Картина фламандского живописца Якоба Йорданса «Подношение Церере, богине урожая». Размер картины 165 x 112 см, холст, масло. Произведение раннего периода творчества художника. Церера, в мифологии.

Триумф принца Фридриха Генриха Оранского — Якоб Йорданс Картина живописца Якоба Йорданса «Триумф принца Фридриха Генриха Оранского». Размер панно составляет более 10 квадратных метров. На рубеже 50-х годов 17 столетия по заказу голландского.

Святой Людовик, король Франции и паж — Эль Греко Картина испанского живописца Эль Греко «Святой Людовик, король Франции». Размер картины 120 x 96 см, холст, масло. Полное название картины «Святой Людовик, король Франции, с.

Карл I, король Англии, на охоте — Энтони Ван Дейк Замечательный фламандский живописец, рисовальщик и гравер Антонис Ван Дейк стал одним из создателей жанра парадного портрета XVII в. Влияние его творчества на искусство европейского портрета.

Сатир в гостях у крестьянина — Якоб Иорданс Якоб Иордане принадлежит к числу замечательных мастеров фламандской школы со свойственным ее художникам чувственным восприятием жизни и оптимизмом. Иордане родился в семье торговца. Он учился.

Король Кофетуа и девушка-нищенка — Эдвард Берн-Джонс Творчество прерафаэлитов, к Братству которых принадлежал Эдвард Берн-Джонс, тесно связано с литературой, с произведениями итальянского поэта эпохи Возрождения Данте Алигьери, английских поэтов Уильяма Шекспира и.

Король Кандавл — Жан Леон Жером Богато украшенный интерьер античного дворца, жанровая сцена, по-видимому, изображает сцену заимствованную у Геродота — история Лидийского царя Кандавла, его жены Лаисы и юноши, по имени.

Хлебное поле — Якоб ван Рейсдал Якоб ван Рейсдал, выдающийся голландский мастер пейзажного жанра, запечатлел на полотне удивительный образ родной земли. Равнинные просторы, отображенные как живое существо, представляются одушевленными всеподчиняюшей силой.

Замок Бентхейм — Якоб ван Рейсдал Приблизительно в 1650 году Рейсдал покинул свой родной Харлем и отправился в поездку по приграничным германским землям. Скорее всего, в этом путешествии его сопровождал его.

Молитва — Павел Рыженко Старец, изображенный на полотне, не пытается примириться со своей совестью. Жизнь прожита, и все пути пройдены. Мысленно и в молитвах своих старец уже за пределами.

Большой дуб — Якоб ван Рейсдал Картина голландского живописца Якоба ван Рейсдала «Большой дуб». Размер картины 76 x 98 см, холст, масло. Подобно другим современникам, мастерам пейзажа, Рейсдал при написании картин.

Пейзаж — Якоб ван Рейсдал Говоря о пейзажах Рейсдала, нельзя обойти молчанием его «знаменитое небо». Затянутое облаками, проблескивающее лучами неяркого солнца, оно доминирует во всех его работах. Иногда возникает ощущение.

Волнорез — Якоб ван Рейсдал Картина голландского художника Якоба ван Рейсдала «Волнорез». Размер картины 110 x 160 см, холст, масло. Классический голландский пейзаж, а также марина отличаются богатством колорита и.

Читайте также  Мадонна с младенцем и святой анной, леонардо да винчи

Портрет тридцативосьмилетнего мужчины — Лукас-ван Лейден Пристальный интерес к живой динамике, человеческому характеру проявляется и в портретах Луки Лейденского. В отличие от свойственного портретистам его времени показа модели в интерьере или.

Йорданс Якоб (1593 — 1678)

Якоб Иорданс

Истинным последователем после смерти Рубенса был Якоб Иорданс, крупнейший художник Фландрии XVII века, мастер барокко. Это один из лучших помощников Рубенса в его мастерской, многому научился у своего знаменитого учителя, но и сумел сохранить свою индивидуальность в творчестве. Как и ван Дейк, он происходил из бюргерской среды.

Иорданс писал на мифологические, христианские, аллегорические, бытовые сюжеты, и всегда оставался трезвым реалистом, сумевшим сохранить здоровое народное начало. Излюбленный его жанр — бытовой. Это семейные пирушки, народные празднества, когда столы ломятся от яств, лица лоснятся от довольства, расплываются в улыбках. Художние искал свои образы в крестьянской среде, в народной толпе. Античные сюжеты у него приобретают фламандские черты.

В ранние годы Иорданс, подражая Караваджо, любил эффекты светотеневых контрастов, но позднее меньше увлекался этим приемом в живописи. Живопись художника сочная, свободная, мощная. Насыщенность цвета создает праздничность композиции, всегда брызжущей весельем.

Национальный колорит, национальный тип выражены в произведениях Иорданса с наибольшей полнотой и прямолинейностью. Часто в своих картинах он слишком простонароден и даже грубоват.

Картины Иорданса помогают понять, каким образом условная мифологическая тематика барокко и его бравурное движение привилось на фламандской почве и сочетались с народными фламандскими традициями. Мироощущение фламандских бюргеров нашло в языческой мифологии очень много для себя близкого, знакомого, родственного. Пиры плодородия, вакханалии, любовные игры нимф и сатиров — все им понятно. Иорданс как будто говорит, что мы тоже умеем веселиться, любить женщин и наслаждаться благами земли не хуже античных божеств. Какая разница, как это назвать — вакханалией или пирушкой в доме честного бюргера?

Суд Париса (1625)


Перед появлением на свет троянского царевича Париса его будущая мать Гекуба видела вещий сон, будто она родит сына, и он погубит Трою. Тогда его отец, Приам, решил избавиться от сына после его рождения и приказал своему слуге отнести ребенка на высокую гору Иду и оставить там в глухой чаще в надежде, что там его погубят звери. Но мальчик не погиб, а за человеческого детеныша вступилась медведица, которая вскормила его. Парис вырос среди молодых пастухов, но от сверстников отличался красотой и силой. Он умело спасал стада от нападения диких зверей. Парис жил среди лесов Иды и, ничего не зная о тайне своего рождения, был всем вполне довольным. Однажды к нему по велению Зевса прилетели посланник богов Гермес и три богини: Афина, Гера и Афродита. Им нужно было разрешить спор, кто из них самая красивая, самая достойная. Гермес протянул Парису яблоко с надписью «Прекраснейшей» и велел вручить его той, которая ему покажется самой прекрасной. Парис посмотрел на богинь, но не мог сразу определить, кто же достоин яблока. Тогда все они стали уговаривать выбрать себя, рассказывая о своих достоинствах и предлагая разные дары. Гера предложила власть над всей Азией, Афина пообещала воинскую славу, а Афродита сказала, что отдаст ему в жены самую прекрасную из смертных женщин — Елену, дочь Зевса и Леды. Парис, услышав слова Афродиты, отдал яблоко ей. Таким образом, Афродита была признана Парисом самой прекрасной, а он стал ее любимцем. Но зато Гера и Афина возненавидели Париса и задумали погубить его город Трою и всех троянцев.

Бобовый король (1630)


Это национальный фламандский праздник «трех волхвов» или «трех королей», который отмечается 6 января. По старой нидерландской традиции в этот день к столу подавали пирог, в котором запечен боб. Боб символизировал путеводную звезду, которая привела волхвов в Вифлеем, чтобы поклониться младенцу Христу. Тот, кому доставался боб, провозглашался «бобовым королем». «Король» выбирал себе «королеву» и «свиту». Участники застолья обязаны были беспрекословно подчиняться «королю» и «королеве», а когда «король» поднимал бокал вина, — хором кричать: «Король пьет!» Тут пирушка в разгаре — крики, хмельные рожи; все усиленно потчуют «короля»; убеленный сединами, разнеженный, пьяный, в короне, съехавшей набок, он, хоть и ненастоящий король, придает привкус иронической сказочности зрелищу разгула. Как всегда, фигуры у Йорданса крупные, тяжелые; они громоздятся, тесно набивают пространство картины.

Дочери Кекропа находят младенца Эрихтония


Эрихтоний (греч.миф.) — один из первых аттических царей, рожденный землей Геей от семени Гефеста. Он имел полузмеиное, получеловеческое тело. Младенцем его спрятали в ларец Афины и отдали на хранение дочерям Кекропа — Аглавре, Гере и Пандросе. Кекроп — сам автохтон (коренной житель) и полузмей. Однако любопытная Аглавра с сестрами заглянули в ларец и ужаснулись от увиденного там чудовища. Афина разгневалась и наслала на них безумие.

Марсий, истязаемый музами (1640)

Марсий (греч.миф.) — сатир, сын Эагра, родом из Фригии.

Богиня Афина играла на флейте, но однажды увидела, как при этом безобразно надуваются ее щеки. Афина в раздражении бросила флейту. Марсий, прогуливаясь в том месте, поднял ее и начал учиться играть на ней. В результате Марсий достиг в игре на флейте необычайного мастерства, и, возгордившись, вызвал на состязание самого Аполлона. Покровитель муз великолепно играл на кифаре, и был очень раздражен дерзостью Марсия. Состязание состоялось и Аполлон победил Марсия.

Будучи разозленным на Марсия, Аполлон с помощью муз содрал с Марсия кожу. По преданию, кожа Марсия висит во Фригии, у истоков реки Меандр. При звуках флейты кожа начинается шевелиться, но при звуках песен в честь Аполлона она остается неподвижной.

Сатир у гостях у крестьянина


Картина «Сатир в гостях у крестьянина» представляет собой самобытный сплав мифологического барочного жанра с чисто бытовым и юмористическим. Козлоногий бог лесов запросто присутствует на скудной крестьянской трапезе и чувствует себя как дома: он из той же земной глины, кряжистый и загорелый (в одном из вариантов Иорданс изобразил Сатира старым дедом), так же любит побалагурить. Ему только непонятны кое-какие обычаи людей и он с любопытством расспрашивает. Повадки его и жесты — как у настоящего крестьянина.

Триумф принца Фридриха Генриха Оранского (1652)


Фридрих Генрих, принц Оранский, младший сын принца Вильгельма I и его супруги Луизы де Колиньи. Уже в юношестве проявил храбрость и военные способности во время войны с Испанией за независимость Нидерландов. В 1625 году Фридрих Генрих, принц Оранский, стал штатгальтером Нидерландской республики. В его правление Нидерланды достигли своего наивысшего расцвета и могущества. Фридрих Генрих старался восстановить мир внутри страны и положить конец религиозным распрям. Союзом с Данией, Швецией, а в 1635 году и с Францией принц Оранский отвратил опасность, грозившую провинциям Нидерландов от соединенных сил испанского дома Габсбургов. Фридрих Генрих был весьма искусным полководцем; его главный штаб считался высшей школой военного искусства, из которой вышли лучшие полководцы 17-го столетия. Картина написана в стиле роскошного барокко, поэтому в ней много патетики, преувеличения.

Убийство Меркурием Аргуса (1650)


Аргус (греч.миф.) — великан, сын Геи-Земли. Тело Аргуса было испещрено бесчисленным множеством глаз, причем одновременно спали только два глаза. Гера приставила неусыпного Аргуса стражем и пастухом к Ио, возлюбленной Зевса, превращенной в корову. По приказу Зевса, не вынесшего страданий Ио, Аргус был убит Меркурием, предварительно усыпившим его игрою на свирели и рассказами о любви Пана к наяде Сиринге. Гера перенесла глаза Аргуса на оперение павлина.

Адам и Ева

Молодой Сатир (1635)

Оплакивание Христа (1650)

Отдых Дианы (1645)

Паром в Антверпене (1625)

Портрет дочери художника (1635)

Семейный портрет

Семейный портрет (1621)

Воспитание Юпитера (1627)

Бобовый король, или как зажигали в Антверпене, по версии Якоба Йорданса

Король пьет. Якоб Йорданс. 1638. 156 x 210 см
The King Drinks. Jordaens, Jacob

Когда в ХХ веке в Японии случился технологический бум, мы узнали о японцах много интересного. Например, о том, как в крупных японских корпорациях, с их жесткой иерархией и железной дисциплиной, снимают социально-психологические напряжения по линии начальник-подчиненный. Способ одновременно хитроумен и прост — во время корпоративов верхи и низы меняются ролями. Руководство из кожи вон лезет, чтобы во всём проиграть своим работникам, начальники с энтузиазмом пытаются занять самые последние места во всех конкурсах и соревнованиях. Как ни странно, несмотря на то, что все всё прекрасно понимают, такая игра в перевертыши оказывается фантастически эффективной для сплочения необъятных трудовых японских коллективов.

Однако соблазн восхититься нашими хитроумными соседями с края ойкумены быстро улетучивается, стоит лишь вспомнить, что европейская культура вполне себе владеет всеми этими игровыми механизмами. Карнавалы в Средневековой Европе именно эту функцию и выполняли – мясники наряжались баронами, короли скрывались под маской булочников. Во время праздников народ примерял на себя роли своих правителей, можно было обряжаться в их костюмы и потешаться над ними самими. А шуты и вне карнавалов профессионально нарушали границы дозволенного. Карнавал, праздник, застолье — и есть территория игры и свободы, выгороженная из пространства общественных установлений. Об этом – знаменитые «пьяные» картины Якоба Йорданса, изображающие нехилые фламандские застолья во главе с так называемым Бобовым королем.

Бобовый король. Якоб Йорданс. 1638 160 x 213 см
The Bean King. Jordaens, Jacob. Эрмитаж, Санкт-Петербург

Откуда название. В начале праздника все искали в своем куске пирога боб, замешанный в тесто, и кому он попадал, тот получал корону и трон — становился председателем празднества. Остальные играли свиту. Королевские обязанности были крайне несложными – надо было регулярно (достаточно часто, судя по состоянию персонажей на картинах Йорданса) поднимать бокал и провозглашать «Король пьет!» в качестве призыва к участникам застолья последовать примеру короля.

Бобовый король. Якоб Йорданс. 1655 242 x 300 см
The Bean King. Jordaens, Jacob

Читайте также  Какой самый дешевый внедорожник в мире?

Фрагмент предыдущей картины

Застолье с Бобовым королем – это общепринятый обычай во Фландрии 17 века, светский способ отпраздновать католическое Богоявление. Стол накрывался 6 января, вечером, когда все религиозные ритуалы уже соблюдены, и народ вернулся из церкви. Но боб, естественно, замешивался в тесто ещё накануне. Застолье с королем устраивалось повсеместно, оно был чрезвычайно популярно как среди простого народа, так и у знатных бюргеров. Всенародная игра в короля и его свиту была, по мнению историков, неплохим предохранительным клапаном для выхода недовольства существующим порядком вещей.

В силу этого, впервые отразив любимый народом сюжет в середине 30-х годов, Йорданс регулярно стал получать заказы на воспроизведение его ещё и ещё раз. Он написал около десяти Бобовых королей – огромные полотна, каждое порядка 2-4 (!) метров по длинной стороне, сложные по цвету и свету, с живыми многофигурными композициями. (Йорданс вообще писал быстро и размашисто, был чрезвычайно плодовит, после него осталось порядка 700 работ, так что он есть практически во всех художественных музеях мира, вторая в нашем посте картина — в питерском Эрмитаже. Он работал одновременно с Рубенсом, пережил его, и после его смерти считался главой фламандской живописи.)

Бобовый король. Якоб Йорданс. 1635-1655 243 x 373 см
The Bean King. Jordaens, Jacob

Интересно, что на всех своих застольных картинах в качестве центральных персонажей Йорданс изображает своих близких. Художник был учеником и впоследствии зятем антверпенского учителя живописи Адама ван Ноорта – и тот, как правило, и запечатлен в центральной фигуре Бобового короля. Женщина с ребенком сбоку – обычно его дочь, жена Йорданса Элизабет, а самый активный мужчина, визави Бобового Короля на переднем плане — сам художник. Вот, ниже, например — те же, плюс колоритная пожилая дама, надо думать, тоже какая-то двоюродная тетушка Йорданса:

Фрагмент предыдущей картины

При одном и том же сюжете Йорданс никогда не повторяется в композиции и всегда вводит различные фигуры окружения. Интересно рассматривать, как он перемещает своего Бобового короля – король в центре, король справа, король слева. И не всегда король даже и главная фигура. Вот, например, картина 1640 года, еще один заход Йорданса на тему, на этот раз ледиз фёст. В центре, в кругу света – дамы, Бобовый король – слева, в тени:

Король пьет. Якоб Йорданс. 1638-1640 152 x 204 см
The King Drinks. Jordaens, Jacob

И, как всегда, дети и домашние животные принимают активное участие в весельи взрослых. Очевидно, воспитательный момент фламандцев 17 века волновал не особенно, их веселая попойка — эквивалент сегодняшнего просмотра семейного кино. Однако это не сугубо йордансовское, дети – участники пиров взрослых – вполне в традициях европейской живописи. Все картины вакханалий всегда переполнены детьми и ангелочками.

Король пьет. Якоб Йорданс. 1638-1655
The King Drinks. Jordaens, Jacob.

Интересно, что художник, продемонстрироваший в своих «Бобовых королях» такое жизнелюбие-с-перехлестом, в зрелом возрасте перешел в кальвинизм, наиболее радикальное и строгое в смысле телесных удовольствий и развлечений крыло протестантизма. И картины его молодости, на которых он с домочадцами так зажигает, тоже нельзя рассматривать как прямой слепок с реального образа жизни семьи художника. Однако искусство – это ещё одна территория игры и свободы, где даже самый строгий в жизни автор может позволить себе вообразить всё, что угодно.

Еще на тему Вино в мировой живописи

Франс Хальс. Банкет офицеров гражданской гвардии Святого Георгия Кто эти бравые офицеры? Что они празднуют? За что поднимают свои бокалы? Вас удивит, но это – городская голландская милиция 17 века.

Ян Вермеер и Питер де Хох. Девушка с бокалом вина
Эта картина изображает именно романтическую встречу. Жещина с бокалом – пьет, мужчина с кувшином – подливает. Небольшое пособие по обольщению от Яна Вермеера.

Словари

Йо́рданс Якоб (Jordaens) (1593-1678), фламандский живописец. Жанровые и мифологические композиции с изображением полнокровных типов крестьян и бюргеров отличаются жизнеутверждающим чувственным восприятием мира, плотной энергичной манерой письма, тёплым звучным колоритом («Сатир в гостях у крестьянина», «Бобовый король», 1638).

ЙОРДАНС Якоб — ЙО́РДАНС (Jordaens) Якоб (19 мая 1593, Антверпен — 18 октября 1678, там же), фламандский живописец. Жанровые и мифологические композиции с изображением полнокровных типов крестьян и бюргеров отличаются жизнеутверждающим чувственным восприятием мира, плотной энергичной манерой письма, теплым звучным колоритом («Сатир в гостях у крестьянина», «Бобовый король»).

Сын торговца одеждой, с 1607 учился в Антверпене у А. Ван Норта, на дочери которого женился. С 1615 мастер гильдии св. Луки, с 1621 — декан гильдии. Испытал влияние Караваджо (см. КАРАВАДЖО Микеланджело), Рубенса (см. РУБЕНС Питер Пауль), Янсенса. Возглавлял живописную мастерскую. В 1650 перешел в кальвинизм, но продолжал выполнять заказы для католических церквей и монастырей. Писал картины на религиозные, мифологические, исторические сюжеты, портреты и бытовые сцены, мастер монументальных росписей, акварелей.

В творчестве Йорданса почвенное начало фламандского искусства выражено с подкупающей, подчас грубоватой, чувственной силой. Художник не бывал в Италии и, может быть, поэтому не стремился приноравливаться к итальянским образцам. Полнота оптимистического мироощущения сближает Йорданса с Рубенсом, но в отличие от последнего он не обладал такой силой художественного обобщения и героизации образов, столь неисчерпаемой фантазией. Даже религиозные и мифологические сюжеты трактуются им в жанровом плане, его персонажи, наделенные физическим и нравственным здоровьем, как правило, написаны с натуры. В искусстве Йорданса праздничная зрелищность сочетается с оттенком прозаической обстоятельности.

В раннем творчестве, отмеченном влиянием Караваджо (первая датированная работа «Поклонение Волхвов», 1616, Метрополитен-музей; «Посещение Богоматери родителями Иоанна Крестителя», ок. 1616, Музей искусств, Роли, Сев. Каролина; «Поклонение пастухов», 1618, Национальный музей, Стокгольм; «Четыре евангелиста», 1617-1618, Лувр) преобладают ночные сцены, искусственное освещение, лепящее крепко моделированные объемы, плотная манера живописи. Индивидуальность молодого мастера проявляется в особом типе крупномасштабной композиции, где немногочисленные, но представленные в натуральную величину фигуры выдвинуты на передний план и заполняют всю поверхность картины, лишенной пространственной глубины; избранный художником низкий горизонт усиливает впечатление грузности тел и предметов. Эти приемы, возможно, были связаны с активной работой Йорданса над картонами для шпалер с их законами построения композиции и пространства. В картинах на мифологические сюжеты представлены такие же полнокровные типы («Воспитание Юпитера», Художественные собрания, Кассель; «Жертвоприношение Церере», Прадо; «Мелеагр и Аталанта», Лувр).

Менее удачны отвлеченно-аллегорические образы мастера, неоднократно обращающегося к теме «Аллегории плодородия» (1617, Старая пинакотека, Мюнхен; 1625-28, Королевский музей изящных искусств, Брюссель; Музей изящных искусств, Гент; Галерея Уоллес, Лондон; ок. 1645, Национальный музей, Копенгаген; ок. 1650, Картинная галерея, Дрезден). Самая известная брюссельская «Аллегория плодородия» кажется в целом перегруженной массивными фигурами обнаженных натурщиц.

Ярче всего своеобразие Йорданса проявляется в тех полотнах, в которых преобладают жанровые мотивы; он охотно черпает сюжеты в народных пословицах, баснях, поговорках. В музеях Москвы, Касселя, Будапешта, Мюнхена, Брюсселя хранится несколько вариантов картины «Сатир в гостях у крестьянина», написанной на сюжет басни Эзопа. Козлоногий сатир, посещавший крестьянскую трапезу, удивлен двуличием людей — поведением крестьянина, который дует на кашу, чтобы ее охладить, в то время как раньше он дул на руки, чтобы их согреть. И сатир и крестьянин — дети одной природы — тесно сгрудились вокруг стола, их тяжелые тела, краснощекие лица, грубые ступни ног, бытовые предметы на переднем плане переданы с пластической осязательностью. Широкий плотный мазок, крупные красочные пятна синих, красных, желтых, золотисто-коричневых тонов, насыщенных оттенками, отличают картину, находящуюся в Музее изобразительных искусств в Москве (ок. 1620).

Йорданс любил изображать бюргерские семьи, то беззаботно пирующие за праздничным столом, то собравшиеся вместе для семейного концерта. Среди излюбленных сюжетов — праздник «бобового короля», отмечаемый в день поклонения волхвов младенцу Христу. В картине «Бобовый король» (ок. 1638, Эрмитаж; до 1656, Музей истории искусств, Вена) царит дух разнузданного веселья, красноречив и ярок каждый персонаж; избегая резких светотеневых контрастов, мастер под влиянием Рубенса обращается к более мягкой горячей цветовой гамме с множеством оттенков от золотисто-розового до золотисто-коричневого. Полная грубоватого юмора бытовая сцена приобретает черты монументальной значительности. В портретах Йорданс не ставил своей целью создать глубокие психологические образы. Некоторые из них близки к его картинам («Семейный портрет», ок. 1615), более парадны портреты семьи художника (1622-1624, Прадо), четы ван Зурпелен (Национальная галерея, Лондон).

Выполняя в 1630-х гг. в Антверпене вместе с Рубенсом декоративные работы, а затем после смерти Рубенса приобретя славу первого живописца Фландрии, Йорданс переживает творческий перелом. Грандиозный объем работ, включавший декоративно-аллегорические циклы и росписи, в том числе заказы, исходившие от королевских дворов Европы (Голландии, Англии, Швеции), большие, исполненные между 1635-45 серии картонов для шпалер, посвященные Одиссею, Александру Македонскому, Карлу Великому и осуществленные при активном участии мастерской, — все это постепенно привело к утрате Йордансом творческой самобытности, следованию чисто внешним декоративным задачам. Одна из самых помпезных работ такого рода — цикл декоративно-аллегорических композиций 1648-53 по заказу голландского штатгальтера для его летней резиденции Хейс-Тен-Боск («Домик в лесу») исполнен Йордансом совместно с Г. ван Тульденом.

ЙОРДАНС Якоб (Jordaens, Jacob)

(1593-1678), фламандский живописец эпохи барокко. Родился в Антверпене 19 мая 1593. В возрасте 14 лет стал учеником Адама ван Норта, у которого учился и Питер Пауль Рубенс. Начал свой творческий путь с создания изображений апостолов, работая в мастерской, организованной молодым художником Антонисом ван Дейком. В 1621 был избран деканом гильдии живописцев Антверпена. Йорданс прожил небогатую событиями, спокойную жизнь бюргера и неутомимого труженика. Рубенс пригласил его исполнить ряд декоративных работ, в том числе — украсить несколько триумфальных арок (1635) и написать картины для замка Ла Торре де ла Парада близ Мадрида (1637).

ЯКОБ ЙОРДАНС. СЕМЬЯ ХУДОЖНИКА В САДУ

Йорданс был хорошим декоратором. Он создавал эскизы шпалер; четыре исполненных им картона принадлежат коллекции Лувра. Йорданс написал огромные декоративные полотна для дворца Хейс-тен-босх в Гааге (1651 и 1652), а также три больших композиции для амстердамской ратуши (1661). На протяжении всей своей долгой жизни он не прекращал работать для церквей и по частным заказам. Знаменитый холст Иисус среди книжников (1663, Майнц, Картинная галерея) свидетельствует о большой внутренней силе его живописи. Умер Йорданс 18 октября 1678. Наряду с Рубенсом и ван Дейком Йорданс является одним из крупнейших мастеров барокко фламандской школы. В отличие от знаменитых современников, он часто обращался к мотивам городской жизни, а в религиозные и мифологические сцены вводил элементы повседневности.

Читайте также  Пожар в квартале сан-маркуола, франческо гварди, 1789

Смольская Н. Якоб Йорданс [[Альбом]]. М., 1959

Йорданс, Якоб

Лишь ступенью ниже Рубенса стояли два мастера: Йорданс и Снейдерс. И то в самой Бельгии встретится немало людей, для которых Йорданс стоит выше Рубенса и которые находят, что он цельнее и сильнее его как живописец. Действительно, стоя перед некоторыми картинами Йорданса в Брюсселе или Лувре, почти соглашаешься с этим — настолько эти картины прекрасны в чисто живописном отношении, так сочно они писаны, так звучны их краски, такое впечатление богатства и силы они производят. Если же и следует ставить Йорданса ниже Рубенса, то только потому, что душа Йорданса была грубее, проще. Недаром на старости лет ушел он от главной основы культуры своей родины — от тонкого иезуитского католичества и перешел в протестантство. В нем жила та простодушная искренность, которая не мирится с тайными компромиссами, которая не понимает всех изощрений религии, пожелавшей высшую мистику примирить с житейскими неизбежностями. [94]

Искусство Йорданса отражает, как в чистейшем зеркале, его душу. Оно просто, оно ясно, оно полно животной сытости и здоровья, но оно абсолютно лишено “потусторонности”, мистики. Если же и в его искусстве живет (как в каждом подлинном искусстве) мистическое начало, то и это начало освящает наиболее материальный порядок вещей, самые примитивные из жизненных сил. Даже Рубенс, зачастую патетичный, иногда тонкий, иногда глубокий в своих темах, и всегда более изысканный, представляется рядом с Йордансом возвышенным и глубоким.

Якоб Йорданс. Мадонна с младенцем в венке из цветов. Ок. 1618. Цветы написаны Андрисом Даниельсом.(Ранее автором цветов считался Ян Брейгель.) Дерево, масло. 104х73,5. Инв. 2041. Из собр. Кроза, Париж, 1772

Йорданс женился очень рано, и это, кажется, помешало ему совершить поездку в Италию, считавшуюся необходимой в среде фламандских художников с самых дней Мабюзе и ван Орлей. Но и Йорданс тем не менее Италии обязан своим развитием. Известно, что он прилежно изучал произведения венецианцев и Караваджо, коих к тому времени набралось значительное количество во Фландрии и культ которых чрезвычайно усилился с момента возвращения Рубенса из его странствований. У Рубенса постепенно образовался целый музей антиков и произведений живописи лучших итальянских художников — и музей этот влиял в огромной степени на образование вкусов и в особенности на развитие техники как его самого, так и всех его друзей. Со временем подобный же музей образовался и у самого Йорданса в его великолепном дворце в Антверпене.

Но при этом надо помнить, что период подражания римлянам и флорентийцам успел за целый век пройти, и теперь, если по-прежнему нидерландцы и взирали с почтением на Рафаэля и Микель Анджело, то не задавались больше желанием приблизиться к ним. Рубенс и тот видел в Микель Анджело лишь экспрессивность форм, а в Леонардо экспрессивность лиц. Преследование же “чистой красоты”, “идеальных форм” было им отложено. Напротив того, более родственные по духу венецианцы, и в особенности ломбардец Караваджо, приобрели огромное значение для нидерландских художников. Это были тогда и самые модные художники, сказавшие “последние слова” в искусстве.

Рубенс более универсален, и анализ его творчества дает неисчислимые составные части. Напротив того, связь Йорданса с венецианцами и Караваджо более ясна. Известно при этом, что он скопировал большое количество произведений венецианцев. Эрмитаж содержит ряд великолепных картин Йорданса (1593 — 1678), но, быть может, по ним одним не сложится то впечатление, которое получается от всего его творчества. Чтобы дополнить его, полезно побывать в Кушелевской галерее Академии художеств, где красуется один из его шедевров “Праздник королей”. [95]

Якоб Йорданс. Бобовый король. Ок. 1638. Холст, масло, переведена на новый холст. 157х211. Инв. 3760. Из музея Академии художеств, Петроград, 1922

В Эрмитаже типичной для “бесцеремонного” обращения Йорданса с античностью является большая композиция “Отдых Дианы”, которая скорее похожа на “Торжество фламандской Цереры”. От старого целомудрия богини-охотницы здесь не осталось и следа. Ближе всего к Караваджо подходит один из вариантов Йорданса на тему “Сатир в гостях у поселянина” — несколько черная в тенях, но мощная по формам и по выпуклой светотени картина. Этот сюжет прельщал Йорданса потому, что он давал возможность изобразить обжорство и какую-то “скотскую уютность”, а в фигуре фавна выявить идеал сильных, звероподобных привольных существ, населяющих недоступные культурному обществу дебри. Самый сюжет отличается простотой. Усталый путник заходит к сатиру и просит поесть. Гостеприимный полубог ставит ему горячую похлебку, но, увидев, что гость, прежде чем есть, дует на свои заледеневшие пальцы, а затем тем же способом старается остудить блюдо, прогоняет его, выражая опасение перед людьми, у которых тоже дыхание бывает то теплым, то холодным — намек на двуличность. Впрочем, Йорданс перетасовал почему-то роли. В гостях оказывается сатир у поселянина, но последний продолжает поражать дикаря своими поступками. Лучшие варианты картины находятся в Мюнхене и в Касселе (два варианта). Эрмитажный, судя по склонности к черноте, относится к позднему периоду.]

Кроме того, мы обладаем рядом превосходных портретов Йорданса. Очень красива в своей полной тесной композиции “Пирушка”, считавшаяся прежде почему-то “семьей Рубенса”, ныне же отождествляемая с семьей самого Йорданса;

Якоб Йорданс. Автопортрет с родителями, братьями и сестрами. Ок. 1615. Холст, масло. 175х137,5. Инв. 484. Из собр. Уолпола, Хоутон холл, 1779

типичен портрет старого, сытого, по-видимому, богатого и недалекого бюргера;

Якоб Йорданс. Портрет старика. 1636/38. Холст, масло. 154х118,5. Инв. 486. Из собр. Кроза, Париж, 1772

великолепными кусками живописи являются этюд старухи и этюд детских головок, и наконец, характерен для позднейшего периода деятельности художника пышно скомпонованный портрет молодых супругов, в бесцветной гамме и в преувеличенной округлости линий которого чувствуются уже новые вкусы. Здесь сказывается парижская мода, велеречие Лебрёна и известная светская манерность.

Читайте также

Остзанен, Якоб Корнелис ван Мор, Антони Нейшатель, Николас

Остзанен, Якоб Корнелис ван Мор, Антони Нейшатель, Николас О дальнейших достижениях в этой обновленной области дают понятие: большие группы голландца XVI века Остзанена (†1567), изображающие корпорации амстердамских стрелков (первая — 1532 года, вторая — 1561), Якоб Корнелис

Ост, Якоб ван Старший

Ост, Якоб ван Старший Какой-то стиль Людовика XIV сказывается и в прекрасной картине ван Оста (1600 — 1661), изображающей двух престарелых супругов, поклоняющихся Мадонне и Младенцу Христу. Ост, вроде Ромбутса, был в первой половине своей деятельности убежденным караваджистом

Дюк, Якоб

Дюк, Якоб Произведений Дюка мы имеем, пожалуй, и чересчур много. Это большой техник и специалист по красивой серебристой светотени; но в изобилии его гладкие, точно на фарфоре писанные, до крайности однообразные и, вдобавок, страдающие большими погрешностями в перспективе

Кейп, Альберт Кейп Геритс, Якоб

Кейп, Альберт Кейп Геритс, Якоб Совершенно в стиле Караваджо (или Гонтгорста?), с большими фигурами, написана примыкающая к этой группе картина ученика Блумарта и отца знаменитого Альберта Кейпа, Якоба Геритса Кейпа (1594 — 1652?) “Двое военных за завтраком”. [122] Черный тон и

Вельсен, Якоб ван

Вельсен, Якоб ван Картина “Чтение письма” малоизвестного В. Вельсена (1633 года) замечательна по своей жирной живописи и сильным черноватым теням.

Юльфт, Якоб ван дер

Юльфт, Якоб ван дер В духе Брэнберга исполнена, кроме того, многосложная композиция Юльфта (1627 — 1688), изображающая “Торжественный въезд Сципиона в Рим” — прекрасный мотив для театрального апофеоза, весь облитый радостным вечерним

Баккер, Якоб Адрианс Конинк, Саломон

Баккер, Якоб Адрианс Конинк, Саломон Друг Рембрандта, Я. А. Баккер (чудесная картина которого “Куртизанка” имеется в собрании Б. И. Ханенки) представлен двумя нехарактерными портретами стариков, которые когда-то (быть может, не без основания) считались за произведения

Лоо, Якоб ван

Лоо, Якоб ван Тремя годами старше Терборха был разносторонний художник Якоб ван Лоо, уроженец Слейса и ученик Темпеля. Его произведения очень редки, быть может потому, что некоторое время он занимался стаффажем — “населением” пейзажей своих товарищей фигурами. В 1662 году

Охтервельт, Якоб ван

Охтервельт, Якоб ван Место между Гоохом и Стэном занимает оставшийся до сих пор неразгаданным автор превосходного этюда с натуры “Кружевница”, место между Мирисом и Терборхом принадлежит приедающемуся, несколько холодному, но очень виртуозному и, на редкость среди

Рюисдаль, Якоб

Рюисдаль, Якоб Я. Рюисдаль также писал подобные сюжеты, но и у него мы не часто встречаем, несмотря на огромные знания и на внимательную разработку подробностей, такую силу впечатления, такую ясность намерения.За последнее время был сделан вообще ряд попыток переоценки Я.

Вит, Якоб де

Вит, Якоб де Следует еще взглянуть на последние картины голландской школы в Эрмитаже — четыре произведения большого виртуоза Якоба де Вита (1695 — 1754), прославившегося, главным образом, своими имитациями в живописи барельефов. Эти картины вялые и скучные, но очень

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: