Германо-российский музей «берлин-карлсхорст» - JEKATERINBURG.RU

Германо-российский музей «берлин-карлсхорст»

«Секретный Карлсхорст»: берлинские тайны КГБ и ГРУ

Сотрудники берлинского музея решили собрать информацию о деятельности советских спецслужб в Германии. Подразделения КГБ и ГРУ размещались в районе Карлсхорст в восточной части немецкой столицы.

В этом здании располагался берлинский филиал КГБ. Теперь здесь жилые квартиры

Вечером в четверг, 25 апреля, в германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст» (бывший советский «Музей капитуляции») пришла не совсем обычная публика. Как правило, на конференции и доклады сюда приходят историки-профессионалы, историки-любители, а также ветераны германо-советской (российской) дружбы. В этот вечер в зале, где в ночь с 8 на 9 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, было много жителей из соседних домов. И старожилов Карлсхорста, и поселившихся здесь сравнительно недавно.

Их привело сюда любопытство. Что это за тайны, которыми овеян этот городской район на востоке Берлина? Что было раньше в массивных зданиях, перестроенных теперь под современное жилье? Что скрывали от посторонних глаз высокие кирпичные заборы, фрагменты которых еще сохранились там и тут? Об этом и рассказывали сотрудники музея на первом информационном вечере из новой серии «Секретный Карлсхорст».

Целый район Берлина запретная зона

«Мы знаем еще далеко не все, — признал директор музея Йорг Морре (Jörg Morré), — стоит начать искать, возникает больше вопросов, чем ответов». Многое могли бы прояснить документы, хранящиеся в российских военных архивах, но они, сетует директор, остаются для немецких исследователей закрытыми. Тем не менее эксперты музея сумели восстановить некоторые главы из советской/российской истории Карлсхорста, которая длилась почти полвека — с 1945 до 1994 года.

В этом здании был подписан акт о капитуляции Германии. Теперь здесь музей «Берлин-Карлсхорст»

Берлинская наступательная операция Красной Армии готовилась с 16 апреля 1945 года, рассказал историк музея Кристоф Майснер (Christoph Meißner). Части 5-й Ударной армии генерала Берзарина входили в город с востока и уже 22 апреля дошли до Карлсхорста. Боев и соответственно сильных разрушений здесь почти не было. Германия капитулировала только в ночь с 8 на 9 мая, но к тому времени война в Карлсхорсте уже закончилась.

Еще 4 мая по улицам района проехала машина с громкоговорителем: жителям было велено в течение 24 часов освободить свои дома и квартиры. С 5 мая практически весь Карлсхорст стал запретной военной зоной, в здание бывшей военно-инженерной академии вермахта в этот день въехал штаб генерала Берзарина, а по соседству были расквартированы части его армии. Чуть позже — летом 1945 года — здесь разместилась Советская военная администрация в Германии (СВАГ), служившая — под руководством маршала Жукова — правительством советской зоны оккупации до образования ГДР в 1949 году.

Жизнь в «Карловке»

Но и после передачи властных полномочий правительству ГДР Карлсхорст остался «советским», хотя размер запретной военной зоны поэтапно уменьшался, и в некоторые кварталы смогли вернуться выселенные прежде жители. Вплоть до 1994 года, когда был завершен вывод российской Западной группы войск из объединившейся Германии, Карлсхорст оставался своего рода государством в государстве. Военнослужащие расквартированной здесь танковой бригады уходили из ФРГ последними, уже через 4 года после объединения Германии.

В домах жили офицеры с семьями, их дети учились в русской военной школе, работавшей вплоть до 1994 года, жены ходили за покупками в армейские продовольственные, промтоварные и книжные магазины, лечились в военном госпитале. По вечерам показывали кино или устраивали танцы в Доме офицеров (сейчас в этом здании располагается музыкальная школа имени Шостаковича). Карлсхорст, нескладный для русского языка, любовно стали называть «Карловкой».

В бывшей проходной КГБ теперь бистро

«В отличие от рядовых военнослужащих офицеры вели достаточно свободный образ жизни, — рассказал Кристоф Майснер, — Ходили в пивные и ресторанчики, а по выходным всей семьей — в расположенный рядом зоопарк». Со временем население Карлсхорста стало смешанным. В освобождавшиеся дома и квартиры стали пускать и немецких, но проверенных жителей.

Они тоже стали ходить в Дом офицеров, который прозвали «Русской оперой», в русские магазины, возникали дружеские связи. Запретным остался в Карлсхорсте по сути дела только один квартал — территория бывшей военно-инженерной академии — и улица Цвизелер штрассе вдоль нее. Зона была со строжайшим пропускным режимом: в обнесенные высоким каменным забором здания академии и дома вдоль улицы в 1963 году — в разгар «холодной войны» — въехали филиалы советских спецслужб: КГБ и ГРУ.

Глаза и уши КГБ и ГРУ

По оценке Йорга Морре, в Карлсхорсте возник своего рода «центр гравитации», притягивающий к себе различные службы и ведомства, в том числе — разведку. Именно здесь, по его данным, после целой серии реорганизаций различные советские спецслужбы объединили свои усилия в сфере внешней разведки.

Экспозиции музея Берлин-Карлсхорст

Великая Отечественная война закончилась капитуляцией Германии, которая была подписана 8 мая в Карлсхорсте, в большом зале бывшего офицерского казино, занятого войсками Красной Армии. В этом историческом месте располагался «Музей полной и безоговорочной капитуляции фашистской Германии в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг., освещающий советско-германские отношения.

И только к 50-летию окончания войны, после семнадцати лет молчания и вывода советских частей Западной группы войск из Германии музей возобновил работу (ныне Deutsch-Russisches Museum Berlin-Karlshorst)

Акт о капитуляции

В Берлин начали прибывать корреспонденты всех крупнейших газет и журналов мира и фотожурналисты, чтобы запечатлеть исторический момент юридического оформления полного поражения фашистской Германии, признания ею банкротства всех доктрин, провала всех ее планов завоевания мирового господства. В середине дня на аэродром Темпельхоф прибыли представители Верховного командования союзных войск. Командование экспедиционных сил союзников представляли заместитель Эйзенхауэра главный маршал авиации Великобритании Артур Уильям Теддер, вооруженные силы США – командующий стратегическими воздушными силами генерал Карл Спаатс, вооруженные силы Франции – главнокомандующий армией генерал Жан-Мари Габриэль де Латтр де Тассиньи. С аэродрома союзники прибыли в Карлсхорст, где было решено принять от немецкого командования безоговорочную капитуляцию. На тот же аэродром из города Фленсбурга прибыли под охраной английских офицеров бывший начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, главнокомандующий военно-морскими силами генерал-адмирал флота Георг фон Фридебург и генерал-полковник авиации Ганс Штумпф.


От имени советского командования маршал Г.К.Жуков приглашает участников заседания в зал. Входят представители немецкого командования Кейтель, Штумпф и фон Фридербург. Предварительно, 4 мая в Люнебурге у деревни Вендиш-Эферн (Нижняя Саксония, Британская оккупационная зона) и 7 мая в Реймсе (Франция, департамент Марна, лицей Рузвельта) фашистская Германия подписала предварительный Акт о капитуляции главами государств Большой Тройки.Теперь судьба выбрала берлинский Карлсхорст. По московскому времени наступила ночь 9 мая 1945 года, когда было закончено подписание акта о безоговорочной капитуляции. Маршал Жуков поставил свою размашистую подпись под Актом и предложил немецкой делегации покинуть зал. В зале расположились за бокалом шампанского командующий союзников маршал британских ВВС Теддер, свидетели подписания Акта американский генерал Спаатс и французский генерал де Латтр ле Тассиньи, генералы Красной Армии. Банкет закончился только под утро… Вчера была война, наших и чужих. Сегодня капитуляция и победа…

Историческое место охраняли пограничники 105-го полка НКВД. О тех давних событиях вспоминал покойный алма-атинский друг Владимир Михайлович Колосов. В годы войны он был офицером-разведчиком и дипломатом, присутствовал на международном суде в Нюрнберге над военными преступниками побежденной Германии и оставил воспоминания. Первыми военными градоначальниками Карлсхорста был маршал Жуков (с марта 1946 года он был отозван из Германии), затем маршал Василий Соколовский (с марта 1946 по март 1949). После передачи функций управления правительству ГДР, в качестве правопреемницы советской военной администрации в Германии, 10 октября 1949 года была создана советская контрольная комиссия под председательством маршала Чуйкова (упразднена в 1953 г.).

Первым комендантом Берлина назначен генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин (1904-1945), командующий 5-й ударной армии и Берлинской стратегической наступательной операцией. С 23 апреля 1945 г. штаб Берзарина располагался в комплексе зданий училища, основанного для обучения и повышения квалификации унтер-офицеров и офицеров вермахта, а также для проведения научно-исследовательских работ. После подписания капитуляции в этом здании располагались различные административные учреждения советских оккупационных войск в Германии. Генерал-полковник Берзарин был комендантом недолго. Он создает первый послевоенный магистрат, городскую полицию, беспокоится о порядке и оживлении культурно-экономической жизни в Берлине. Берзарин погиб в июне 1945 года в автомобильной катастрофе в районе Фридрихсвельде. В память о нем были названы улица, площадь, мост, установлена мемориальная доска в Берлине. Берзарин посмертно становится почетным гражданином города Берлина (однако звание «Ehrenbürger Berlins» было одно время снято. Статус почётного гражданина 11 февраля 2003 сенатом Берлина восстановлен).

Мой друг фронтовик Владимир Михайлович Колосов продолжал в воспоминаниях, что для воинов 105-го пограничного полка НКВД, охранявших Карлсхорст, как и для всех советских людей, 9 мая стал Днем Великой Победы, днем окончания самой страшной, самой жестокой в истории человечества войны. Парадный вход охраняли старший сержант Аксюхин и младший сержант Беззубчиков; часовым у входа в зал поставлен сержант Бергин – ленинградец, участник обороны родного города. Маршал Жуков приглашает участников заседания в зал, украшенный государственными флагами. В зале расположили четыре больших стола: вдоль стен для союзных делегаций и один для президиума. Отдельно стол для представителей фашистской Германии… Георгий Константинович встал и громко объявил: «Предлагаю немецкой делегации подойти к столу. Здесь вы подпишете акт о безоговорочной капитуляции Германии».

Ближайший соратник Гитлера Кейтель, держа фельдмаршальский жезл, поднялся и нетвердым шагом подошел к столу. Сел, снял перчатки. Лицо его в этот момент, подергиваемое нервным тиком, было похоже на маску. У немецкого фельдмаршала Кейтеля не оказалось ручки. Ему предложил свою авторучку сержант Бергин. Дрожащими руками Кейтель подписал пять экземпляров Акта… Тут же поставили свои подписи Штумпф и фон Фридебург. Поднявшись со стульев, германские генералы и штабные офицеры покинули зал Карлсхорста.

Вчера была война, наших и чужих

Не так давно в кабинете маршала Жукова собирались гости. Среди них Евгений Евтушенко и Даниил Гранин, представители военно-медицинского музея в Ленинграде. Собрались на ежегодный праздник Победы. Каждый рассказывал о своем, пережитом и наболевшем. Спели хором, под строгим взглядом присутствующего автора:

Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины
Над ширью пашен и полей,
И у берёз и тополей.
Спросите вы у тех солдат,
Что под берёзами лежат,
И вам ответят их сыны –
Хотят ли русские войны.

Читайте также  Музей духов "фрагонар", париж, франция

Помню, было волнительно поведать писателю Гранину о себе. Как мне однажды снизили оценки в школьном аттестате – я посмел написать сочинение по роману «Иду на грозу», в ту пору любимому моей учительницей литературы и неизвестному (или отвергнутому) членами комиссии. Прошло полвека, сменился коммунизм на капитализм, сменились ценности в науке и литературе. Все перемешалось. Теперь в германской эмиграции мне довелось пройти следами героя «Зубра», знаменитого ученого генетика Н.В.Тимофеева-Ресовского. Гранинский Зубр внес вклад русских ученых в биологию, в мировую науку.

Множество людей расскажут писателю о беспримерном подвиге Тимофеева-Ресовского, спасшего ученых разных национальностей от немецкого плена. Но собственного сына Фому, участника антифашистского Сопротивления, спасти не смог. Сын погиб в нацистском лагере Маутхаузен. Цена внутренней свободы героя оказалась слишком велика. В жизни Зубра начался мрачный период. На него обрушилась волна злых наветов, чудовищных обвинений в сотрудничестве с фашистами, ужасы сталинских пыток. В тюремной камере Тимофеев не раз возвращался к мысли о смерти: «К этому надо быть готовым всегда, значит, надо стараться держать в чистоте свою совесть». Это были мучительные раздумья о смысле человеческого существования.

Мне было радостно оказаться в кругу именитых, познакомиться с экспозициями музея, сесть за маршальский стол Жукова, пообщаться и выпить рюмку-другую за Великую Победу.

Хроника войны ведется с 22 июня 1941 года до 8-9 мая 1945 года, с начала немецкого вторжения и наступления силами трех групп армий. На стороне германского рейха вступают в войну Румыния, Италия, Словакия, Финляндия и Венгрия. Отмечено, что война более трех лет велась на советской территории и менее полугода в Германии. Экспозиции Музея капитуляции повествуют, что точное число погибших в войну гражданских лиц определить невозможно, однако оно составляет более 15 миллионов человек. Многие погибли в ходе военных действий, но неизмеримо больше – от голода и измождения.

Основы сотрудничества Сталин и Гитлер официально закрепили в германо-советском договоре о ненападении от 23 августа 1939 года, договоре о дружбе и границах от 28 сентября 1939 года (дополнительным секретным протоколом) и в заключенном 11 февраля 1940 года экономическом соглашении. Для Гитлера пакт с самого начала был лишь тактическим ходом. Для Сталина основным мотивом заключения союза с немцами наряду с завоеванием новых территорий являлся выигрыш во времени. Первой жертвой стала Польша, которая после начавшегося 1 сентября 1939 года и завершившегося быстрым успехом немецкого нападения была поделена между Германией и Советским Союзом.

Были аннексированы три прибалтийских государства и Бессарабия. Часть населения также была депортирована. В результате короткой, но кровопролитной войны Финляндия была вынуждена уступить часть своих территорий Советскому Союзу.
Первые проекты планов нападения на СССР у Гитлера появились уже в середине 1940 года. Гитлер издал директиву о разработке «плана Барбаросса» – нападения без объявления войны. С помощью «блицкрига», максимум за четыре месяца, предполагалось достичь поставленной в войне цели: уничтожить советское государство и установить господство на территории, ограниченной линией от Архангельска до Астрахани…

Вспоминаются беседы с алма-атинским старожилом, столетним Михаилом Павловичем Шмулевым, недавно ушедшим в мир иной. Вышел из большой семьи, раскулаченной и репрессированной. Половину жизни Михаил провел в лагерях – сначала в гитлеровском плену, затем в советском Карлаге, с небольшим перерывом в кровопролитных боях в Германии и на Дальнем Востоке. Конец его жизни был невосполнимым и трагическим – сожгли его дом с уникальной коллекцией картин, книг и газет, личным архивом, биографиями и творческими произведениями друзей. Как-то в разговоре Михаил Павлович обронил, что Алма-Ата на военных картах Музея капитуляции значится концлагерем, вернее, одним из населенных пунктов на карте советского ГУЛАГа (немецкие пленные, японцы, итальянцы, прибалты, австро-венгры и прочие занимались тяжелым трудом по благоустройству города – работали на кирпичном заводе, укладывали трамвайные пути, возводили социалистические новостройки). За время войны в советский плен попали 3,15 миллиона немецких военноcлужащих. Плен не пережил почти каждый третий из них, многие вернулись домой лишь через десять лет.
Личные воспоминания и скорбь переживших войну почти ничем не отличаются. Иначе обстоит дело с общественным сознанием. Но даже критики сталинского режима не оспаривают тот факт, что разгром национал-социализма стал историческим событием. В мышлении нового поколения Отечественная война российского, пусть советского, народа, приобрела иное, менее патриотическое, но глобальное понятие – Вторая мировая война.

Фото сделаны автором во время посещения музея.

Музей Берлин-Карлсхорст

Берлинский музей в Карлсхорсте рассказывает о той части в истории Второй Мировой войны, которая касается противостояния Германии и Советскиго союза в 1941 – 1945 гг. Благодаря взгляду на событие с обеих сторон и западной методологии получившийся нарратив отнюдь не повторяет устояшийся в России рассказ о Великой Отечественной войне.

Германо-российский музей был создан в 1995 г. в берлинском районе Карлсхорст. Само место, в котором располагается музей, историческое – именно здесь, в бывшем клубе офицеров фортификационного училища, состоялось подписание акта капитуляции Германии во Второй Мировой войне. С 1945 по 1949 год здание служило резиденций Советской военной администрации в Германии, а в 1967 году в нём был открыт советский музей капитуляции, который существовал до 1994 года.

Музей Берлин-Карлсхорст курируется как Федеративной республикой Германия, так и Российской Федерацией, благодаря чему его экспозиции располагают подробной документальной информацией с обеих сторон. Кроме того, сама идея подобного партнёрства подразумевает важнейшую цель, которую преследует музей, – взглянуть на это событие как на совместную историю, как на опыт, который, спустя семьдесят лет, способен не столько разделить, сколько объединить две страны.

Сам музей проводит множество мероприятий, ведёт издательскую деятельность и помимо основной экспозиции организует временные выставки – т.е. в целом это место достойно того, чтобы вписаться в экскурсионную программу тех, кто посещает Берлин. Но для российского читателя, который не планирует путешествие, музей окажется интересен благодаря своему сайту и тем материалам (в том числе на русском языке), которые там публикуются. Пояснительные тексты, сопровождающие выставку и содержащие исторические установки, составляют контекст для понимания представляемых экспонатов, доступны на сайте музея в разделе «Экспозиция». Из них складывается по сути подробная учебная историческая статья, которую можно использовать на занятиях в школе. Интересно остановиться уже на её плане – на том, как продумана стратегия подачи материала:

Довоенное время

Военное время

Конец войны

Послевоенное время

Несмотря на совпадение временных рамок, ведётся не совсем привычный для российского посетителя рассказ – рассказ не о войне Великой Отечественной.

В чём же отличие повествования, которое предлагают сотрудники Берлин-Карлсхорста, от того, что мы так часто встречаем в российских школьных учебниках, музеях или документальных телефильмах?

Карлсхорст в принципе не работает с понятием Великой Отечественной войны, он будто бы рассказывает о другом событии – встроенном в контекст большой войны – Второй Мировой. Кроме того, многие известные события освещаются с немецкой стороны – в каноне Великой Отечественной такому рассказу почти нет места.

Например, музей рассказывает об образе Советского союза во времена национал-социалистов, о том, откуда складывалась враждебность рядовых немцев к людям на востоке…

Вот, в частности плакат, который тиражировался в Германии 1930-х, – «Красная бойня – мать или товарищ?». Он предлагает сделать следующий выбор: «Человек или машина? Бог или чёрт? Кровь или золото? Раса или смешение крови? Народная песня или джаз? Национал-социализм или большевизм?» Каждое звено оппозиции, выбор каждого символа заслуживают отдельного внимания. Остановимся только на музыкальных предпочтениях авторов текста. На современный взгляд, народная песня достойно могла бы охарактеризовать не только режим национал-социалистов, но и рабоче-крестьянский новый строй. Откуда берётся джаз, почему именно он выбирается немецкими пропагандистами в качестве отличительной черты большевизма? Ответ на этот вопрос можно найти на сайте:

В неприятии революционных идей доминиро-вало чувство общей враждебности, включавшее в себя традиционный страх перед Россией, перед ужасами анархии и рево-люции, а также антисемитизм. Всё это вместе порождало большие опасения. Все современные направления в культуре вос-принимались как «культура большевизма» и отождествлялись с ужасами советской системы власти.

Нет повествования о военачальниках и генералах, героях и даже отдельных фронтовиках. Вместо этого говорится о разных социальных группах и их непростом опыте участия в войне.

В качестве отдельных групп, как явствует и из содержания, выбираются крестьяне на окупированных территориях, партизаны, солдаты с обеих сторон, принудительные работники, пленные и др. Показательно, что происходит постоянное сравнение положения сходных групп в Германии и России: например, что происходило с пленными с обеих сторон, походило ли завоевание Германии Красной армией на вторжение немцев на советские территории и т.д.

В фокусе внимания – не битвы и основные стражения (хотя, конечно, рассказывается и о них), а повседневная жизнь.

Почти десять миллионов немцев и австрийцев коротко или долго служили солдатами вермахта на Восточном фронте, с советской стороны воевало более 25 миллионов мужчин и свыше одного миллиона женщин. Большинство из них без их согласия были вырваны из гражданской жизни и брошены в военные будни, характеризовавшиеся массивным принуждением и смертельной опасностью. Война наложила на них характерный отпечаток, и даже оставшись физически неповрежденными, они пострадали от душевной травмы.

Непосредственные боевые действия составляли лишь очень небольшую часть жизни солдат. Долгие марши и физические лишения, караульные службы, ощущение бессмысленного ожидания, жизнь в условиях разрухи на временных квартирах, часто в экстремальных климатических условиях, нерегулярное, часто недостаточное питание, грязь и паразиты, и к тому же постоянная боязнь ранения, искалечения или смерти – все это было характерным для повседневной жизни солдат обеих сторон. Будни советских солдат, как правило, были связаны с еще более сильными тяготами (гораздо более ограниченное питание, невозможность отпуска), но в общих чертах у солдат обеих сторон сложился одинаковый опыт.

Развлечением в небольшие промежутки неслужебного досуга были, прежде всего, спиртные напитки, игра в карты и чтение. Связь с родиной по почте сохраняла сопричастность к гражданской жизни. Отношения с женщинами у преимущественно молодых мужчин являлись редким исключением.

Читайте также  Музей науки и промышленности, чикаго, сша

Авторы рассказа разоблачают устоявшиеся клише ­– языковые и шаблоны на уровне установок, поясняя смысл привычных фраз и идеологических положений, приближая читателя к сути происходящего.

Например, на языковом уровне:

В Советском Союзе представления о постоянно растущей угрозе со стороны всемирного капиталистического заговора создавали атмосферу длительной осады. Культивируемое чувство враждебности к внешнему миру не являлось продуктом национального сознания, а представляло собой чисто социальное клише.

В качестве примера разрушения устоявшегося нарратива о войне и победы приведём финал пояснительного материала – раздел «Присутствие войны после войны»:

Формы личных воспоминаний и траура переживших войну в ГДР и в Советском Союзе практически не отличались друг от друга. Рамка с фотографией павшего в углу комнаты, коробка с письмами с фронта и пожитками, которые близкие, может быть, еще получили – все это в значительной степени было похоже друг на друга. Для последующих поколений катастрофический перелом в истории семьи был уже далеким воспоминанием. Некоторые из предметов, сохранившихся на память, стали предметом торговли на блошином рынке.

Иначе дело обстояло с общественной памятью о войне: в Советском Союзе в результате этой войны погибло гораздо больше людей, чем в Германии, но итогом была победа, и критики сталинистской системы были убеждены, что разгром национал-социализма был историческим подвигом.

Коммунистическая партия на протяжении нескольких десятилетий из этой исторической победы извлекла большую долю оправдания собственного господства. Победа и герои находились в центре внимания воспоминаний, жертвы за ними уходили на задний план. И чем большее историческое расстояние отделяло общество от событий войны, тем значительнее становились посвященные ей памятники. Белые пятна в описании войны только после конца старого коммунистического режима стали темой общественной памяти.

Отношение обоих германских государств к общественному воспоминанию о германо-советской войне было прохладным – по разным причинам. В государственном самосознании ГДР советская победа над фашизмом вскоре стала и собственной победой. Поражение было делом ФРГ. Реальные воспоминания граждан о войне поэтому оставались их личным делом и со стыдом умалчивались.

Для преобладающей части общественности в ФРГ войну против Советского Союза в ретроспективе нельзя было оправдать. Но ввиду еще свежих воспоминаний о собственных страданиях во время войны, о плене и изгнании, а также ввиду расположения по другую сторону «Железного занавеса», большинство из них было не в состоянии занять однозначную и обширную критическую позицию по отношению к случившемуся. Преимущественное значение имело собственное страдание как удар судьбы. Страдания, причиненные другой стороне, в это время не были темой для обсуждений.

Лишь постепенно в связи с разрядкой политического напряжения и все большего временного отдаления от военных событий, у людей в отдельности и у общественных групп развивалась потребность критической переоценки войны. Для многих участников войны только их второй, чаще всего успешный жизненный путь послевоенного времени создал необходимую для критической ретроспективы уверенность в себе.

«Найти место скорби». Как немецкий Музей капитуляции поможет воронежцам

«Найти место скорби». Как немецкий Музей капитуляции поможет воронежцам

Директор Германо-российского музея о Второй мировой войне, доктор Йорг Морре выступил в Воронеже с открытой лекцией об экспозициях и проектах музея во вторник, 2 февраля. Встреча с известным немецким историком собрала в одной аудитории преподавателей и ученых ВГУ, Российской академии правосудия, ВИВТ, Военно-воздушной академии им. Жуковского и Гагарина, духовной семинарии, учителей истории из районов области, музейных работников, студентов, семинаристов и всех, кто интересуется историей.

Лекцию организовал воронежский региональный центр устной истории, работающий на базе Воронежского института высоких технологий.

В Воронеже Йорг Морре встретился с сыном основателя Музея Капитуляции, заведующим кафедрой уголовного права Российской академии правосудия Вячеславом Просвирниным. Его отец, воронежец Георгий Васильевич Просвирнин, в 1967 году стал инициатором, основателем и первым директором исторического музея «Берлин – Карлсхорст» в здании бывшего казино казарм Вермахта. В мае 1945 года в этом здании подписали акт капитуляции Германии. Мемориал также называется Музеем капитуляции. Сами немцы зовут его «Берлинский Кремль».

Йорг Морре и Вячеслав Просвирнин

Йорг Морре представил новый проект музея – о русских захоронениях в Германии, который может заинтересовать многие воронежские семьи.

Как музей «Берлин – Карлсхорст» связан с Воронежем?

Сначала исторический музей под Берлином был филиалом советского Музея Вооруженных сил в Москве. После вывода советских войск из Германии правительства обеих стран решили сохранить его как совместный германо-российский мемориальный проект. В музее по-прежнему хранятся экспонаты и часть архивов российского Музея Вооруженных сил. Экспозиции обновляются совместно с отделом по военно-мемориальной работе посольства России в ФРГ.

Основателя всемирно известного исторического музея в Германии Георгия Просвирнина похоронили на Лесном кладбище в Воронеже в 2006 году. Во время боев за Воронеж Просвирнин был комиссаром батальона на Чижовском плацдарме. С 1961 года возглавлял группу советских войск в Германии, затем там же, близ Берлина, работал начальником Дома офицеров. В 1967 году в бывшем здании казино казарм Вермахта основал и возглавил Музей капитуляции. Позже руководил Домом офицеров в Воронеже.

Чем музей может помочь воронежцам?

Диорама «Штурм Рейхстага», парк Победы, залы советских военнопленных, немецких военнопленных, восточных рабочих, освобождения Красной армией нацистских концлагерей, немецкого оккупационного режима на территории СССР, кабинет маршала Жукова, «Германо-российские отношения 1914 – 1941 годов», «Путь к Победе» – Йорг Морре познакомил воронежцев с постоянными экспозициями музея. Затем он представил новый уникальный проект – создание банка данных обо всех советских захоронениях на территории 16 федеральных земель Германии. Это могилы советских солдат, российских и советских военнопленных Первой и Второй мировых войн, «восточных рабочих» – около 760 тыс. могил. Единого банка данных о похороненных в Германии русских и советских жертвах мировых войн прежде не было.

Информацию о захоронениях родственников могут запросить через сайт музея или по почтовому адресу: Deutsch-Russisches Museum Berlin-Karlshorst, Zwieseler Str. 4, 10318 Berlin, Bundesrepublik Deutschland.

Что говорил о музее и отношениях России и Германии доктор Йорг Морре

– Основная концепция всех залов Музея капитуляции – это разделение и оккупация Германии как результат политики национал-социалистов. Восьмое и девятое мая 1945 года для немцев не День Победы, а конец войны и диктатуры национал-социализма. Но то, что нация сама себе обеспечила катастрофу в виде нацизма – вот это уже сложная дискуссия в моей стране. Да, нам это все устроили нацисты Вермахта, сотрудники гестапо, но все они были немцами! Дедушками, прадедушками нынешних граждан, которые стараются об этом не помнить. В ГДР эта дискуссия обычно ограничивалась торжеством окончания фашизма. В прежней ФРГ – риторикой о русских, которые «пришли к нам и остались», разделив нацию. Эти две глобальные дискуссии в Германии продолжаются до сих пор.

– Последние два года нам в музее стало сложнее работать. Многие в Германии считают, что мы работаем «по приказу Москвы». Но сотрудники музея всегда находились вне политики – это наше кредо.

– Наша многолетняя традиция – 8 мая приглашать российских, украинских, белорусских гостей на наш музейный праздник, поднимать тост «за мир». А гостей больше нет! Сегодня уже невозможно, чтобы в нашем музейном зале встретились и подняли тост представители Москвы, Киева, США. Очень не хочется, чтобы из-за новой политической карты Европы разрушился формат наших традиций. Но он разрушается.

Что говорили о музее и отношениях России и Германии воронежцы

Вячеслав Просвирнин, заведующий кафедрой уголовного права Российской академии правосудия, сын основателя Музея капитуляции:

– Я очень рад, что работа, начатая отцом, продолжается так ярко самими немцами. В эпоху крушения памятников и памяти она укрепляет отношения между нашими странами, между людьми разных культур, но заинтересованных в одних и тех же ценностях.

Наталья Тимофеева, руководитель регионального центра устной истории:

– Встреча показала, что нам есть, о чем говорить друг с другом, потому что Воронеж слишком тесно связан со многими российско-германскими сюжетами. Последний проект музея о российских захоронениях в Германии наверняка поможет многим воронежским семьям найти место своей скорби. Это первый визит Йорга Морре в Воронеж, но он должен стать началом нового гуманитарного сотрудничества между регионом и Германией.

Галина Кораблина, учитель истории школы села Яблочное Хохольского района:

– Мой дедушка тоже погиб на территории Германии, перед самой Победой. Много лет я искала хоть какие-нибудь сведения о нем. Занялась поисковой работой, познакомилась с коллегами из Германии, но ничего не получалось. И вот только сейчас узнала, что это случилось 24 апреля 1945 года в местечке Цейден. Благодаря новому проекту Музея капитуляции я могу съездить туда и найти могилу. Я очень благодарна и Йоргу Морре, и нашему региональному центру устной истории за возможность укрепить и свою семейную, и нашу общую историческую память.

Германо-российский музей «берлин-карлсхорст»

@АВТОР = /Владимир Смелов, корр.ИТАР-ТАСС в Берлине/

«Берлин, Цвизелер-штрассе, 4» и «Вюнсдорф, Гутенберг-штрассе, 3» — адреса в двух расположенных неподалеку друг от друга городах Германии незримо, но неразрывно связаны между собой, как связаны и неотделимы друг от друга история и современность. Объединяются эти адреса уже по «формальному признаку»: в обоих случаях речь идет о музеях, которые связывают прошлое с настоящим.

В Берлине — это германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст», рассказывающий о Второй мировой войне. В Потсдаме в 40 километрах от германской столицы — российско-германский музей «Красная звезда», посвященный истории советских и российских войск в Германии /1945-1994 года/.

К 65-летию Великой Победы «Берлин-Карлсхорст» подготовил разноплановую программу мероприятий. Как рассказал руководитель музея Йорг Морре, предполагаются проведение выставки, дискуссии, организация в День освобождения 8 мая праздника с широким участием общественности. По его словам, подготовка к чествованию юбилейной даты в музее, в здании которого в ночь с 8 на 9 мая 1945 года немецкое военное командование в присутствии представителей союзнических войск подписало Акт о безоговорочной капитуляции, ведется давно. Одним из аспектов стало мероприятие под названием «Штурм Берлина», на котором шел разговор о последней трехнедельной наступательной операции Красной армии, завершившейся тем, что над рейхстагом взвилось Красное Знамя Победы. В нем участвовали гости из Москвы, в том числе представители Российской академии наук.

Читайте также  Музей естествознания в вене, австрия

«К юбилейной дате в музее открывается выставка «Капитуляция в Карлсхорсте», название которой говорит само за себя», — продолжал Йорг Морре. А в сам день освобождения 8 мая будет проведен традиционный праздник под лозунгом «Воспоминание о мире — окончание войны в Европе».

Кроме того, уже в середине июня музей намерен участвовать в 4-м Германо- Российском фестивале, который также проводится ежегодно в берлинском районе Карлсхорст.

По сле капитуляции в здании располагались различные административные учреждения советских оккупационных войск в Германии. С июня 1945 года по октябрь 1949 года там находилась резиденция Главнокомандующего советской военной администрации в Германии, затем — до 1954 года, — советской Контрольной Комиссии. Позднее там размещалась советская военная комендатура. А с ноября 1967 года по май 1994 года в здании работал «Музей безоговорочной капитуляции фашистской Германии в войне 1941-1945 годов».

После достижения в 1990 году договоренности о выводе советских войск из объедиенной Германии возникла также необходимость решить будущее этого исторического здания. Германо-российская экспертная комиссия, впервые собравшаяся в апреле 1991 года, разработала планы создания совместного музея. 10 мая 1994 года правительствами ФРГ и РФ, Сенатом Берлина, а также немецкими и российскими музеями было основано совместное общество «Музей Берлин-Карлсхорст», который был открыт 10 мая 1995 года — к 50-летию окончания войны в Европе.

Его концепция, по мнению германской стороны, предполагает более широкий подход к истории российско-германских отношений, что позволяет посетителям глубже разобраться в прошлом и настоящем. Доминирующей темой остается, безусловно, Вторая мировая война в Европе с упором на боевые действия между Германией и СССР. Именно поэтому новому музею полностью перешел фонд материалов прошлой экспозиции времен ГДР, однако многое было и добавлено. Мемориальный характер музея, как и прежде, подчеркивает наличие исторического зала, где была подписана капитуляция.

Сотрудники музея считают, что рассказать о войне, показать цену победы и цену поражения — это значит сохранить в памяти грядущих поколений историческую правду жизни народов, правду самой жестокой и самой разрушительной из всех войн в истории Европы. Кроме того, германо- российский музей «Берлин-Карлсхорст» стал научным центром изучения истории российско-германских отношений, а общество «Музей Берлин-Карлсхорст» — организатором международных конференций историков, военных специалистов, музейных работников по проблемам Второй мировой войны.

Важно, что о войне рассказывается через призму восприятия людей — не только героев, а простых солдат. Экспонаты повествуют о жизни и смерти людей на оккупированных территориях, о советских военнопленных и людях, отправленных на принудительные работы в Германию, о фашистской политике уничтожения населения на оккупированных территориях СССР.

С самого начала существенной особенностью войны против Советского Союза был отказ от соблюдения традиционных мер защиты гражданского населения. Борьба велась без оглядки на проживающих в районе боев жителей.

Нередко они сами были объектами военных действий. После оккупации части СССР мирные граждане этих районов стали жертвой политического курса на их истребление голодом.

Призыв советского руководства к развертыванию партизанской войны еще более усилил репрессивный характер действий в отношении гражданских лиц.

Даже за пределами фронта и оккупированных территорий война вызывала среди населения многочисленные жертвы. В советский тыл вынуждены были бежать примерно 13 млн человек. Задача по развертыванию в тылу современной военной промышленности могла быть достигнута в условиях ограниченного снабжения только благодаря огромному напряжению сил и жертвам со стороны гражданского населения.

В то время как производство вооружений в 1940-1944 годах возросло почти в три раза, выпуск сельскохозяйственной продукции снизился в

1940-1942 годах из-за территориальных потерь на 40 проц. Точное число погибших в войну гражданских лиц определить невозможно. По данным экспертов музея «Берлин-Карлсхорст», оно превышает 15 млн человек. Многие погибли в ходе военных действий, но неизмеримо больше — от холода и измождения.

В начале войны в силу экономических и идеологических причин нацистское руководство не было заинтересовано в том, чтобы советские военнопленные остались живы. После провала блицкрига, когда немецкой экономике пришлось переориентироваться на долговременное ведение войны, их стали рассматривать как потенциальный резерв рабочей силы. В 1941 году было принято решение использовать советских военнопленных и гражданских лиц в немецкой промышленности и сельском хозяйстве. С конца 1941 года до завершения лета 1944 года в качестве рабочей силы в Германии были задействованы 630 тыс. военнопленных и 2,8 млн советских граждан.

Цель немецкой экономической политики состояла в достижении максимальной отдачи при минимальных затратах. Отношение к советским рабочим определялось, прежде всего, расовыми и политическими предрассудками. Десятки тысяч из них умерли от голода или истощения.

Советские гражданские лица /более 50 проц. из них были молодые женщины в возрасте от 17 до 22 лет/ прибыли на территорию Германии по большей части по насильственной мобилизации.

За время войны с СССР в советский плен попали 3,1 млн немецких военнослужащих. Плен не пережил почти каждый третий из них. Большое количество умерших, особенно много их было в первые годы войны, не было, однако, следствием целенаправленной политики советской стороны. Плохие условия жизни военнопленных были вызваны слабой организацией и произволом.

Одной из немаловажных причин скудного питания были разрушения на территории СССР, от которых страдало и население страны. Об этих и многих других страницах самой разрушительной войны рассказывает музей «Берлин- Карлсхорст».

Знаменательную страницу в летопись российско-германских связей уже вписал музей «Красная звезда» об истории советских и российских войск в Германии /1945-1994 гг/. Он был торжественно открыт 1 сентября 2009 года в Вюнсдорфе /земля Бранденбург/, где после окончания Второй мировой войны разместилась штаб-квартира советских оккупационных войск в Германии, названная впоследствии Группой советских войск в Германии /ГСВГ/, а затем

— Западной группой войск /ЗГВ/. Его учредителями стали ряд немецких фирм и частных лиц, а с российской стороны — Центральный музей вооруженных сил РФ, Союз ветеранов ЗГВ/ГСВГ и историко-культурный центр «Содействие — ХХI век».

Открытие музея стало весомым вкладом в развитие двусторонних отношений, существенным шагом на пути углубления взаимопонимания народов обеих стран. Вспомним, что ГСВГ/ЗГВ на протяжении многих лет была неотъемлемой частью жизни на востоке Германии. Группа войск считалась не только геополитическим, но также экономическим и общественным фактором существования ГДР. В общей сложности в рядах группы войск прошли военную службу 8,5 млн граждан бывшего СССР и России. В ЗГВ они получали не просто боевую подготовку, но и представление об образе жизни немцев, их культуре, традициях и обычаях. В результате в те времена завязалось много дружественных связей и знакомств, которые зачастую поддерживаются до сих пор.

В 1994 году группа советских войск в Германии завершив свою деятельность, должны были в кратчайшие сроки отправляться на родину. Это была беспрецедентная по своим масштабам стратегическая операция, которая, без преувеличения, может быть причислена к наиболее значительным военно- политическим событиям новейшей истории. Пожалуй, ни в одной другой стране мира такому огромному количеству людей не приходилось перебираться на новое место жительства за 3-4 года. При этом российские вооруженные силы оставили на германской территории в общей сложности 777 объектов.

Германская сторона получила в свое распоряжение 36 тыс различных построек, в том числе современные жилые дома. Строительство 21 тыс из них было профинансировано СССР. По оценкам экспертов, общая стоимость недвижимости Западной группы войск составила примерно 30 млрд немецких марок.

В числе экспонатов музея — книги, фотографии, диаграммы, подшивки ежедневной газеты «Советская Армия». В экспозиции также — знаки отличия, грамоты, награды и памятные медали. Много предметов быта, повествующих о буднях российских солдат в Германии, в том числе товары из военторга.

Среди раритетов — автомат ППШ, радиопередатчик, комплект химзащиты, ну и, конечно, генеральская форма главкома ЗГВ Матвея Бурлакова. Представлены также макеты вооружений, а перед входом в музей в ряд выстроились военные машины. Сам музей разместился на площади в 600 квадратных метров одноэтажного здания, где в прежние времена были имперские конюшни,

На территории военного городка в Вюнсдорфе находились не только казармы, но также школы, детские сады, магазины, предназначавшиеся для семей 45 тыс. военнослужащих из дислоцированных в этом районе частей.

Музейная экспозиция рассказывает, в частности, что после завершения Второй мировой войны на территории Германии первоначально остались войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов. Самая грозная и мощная из всех союзных войск советская стратегическая группировка насчитывала в первые послевоенные месяцы 2,5 млн военнослужащих, 42 тыс. орудий и минометов, свыше 6 тыс. танков, 7,5 тыс. боевых самолетов.

Экспозиции обоих германо-российских музеев вызывают большой интерес. В числе посетителей — члены рабочего сообщества «Восточная и Центральная Европа». В преддверии юбилея Победы они распространили в Берлине заявление, в котором подчеркивается, что «память об историческом освобождении Германии Советским Союзом, о всех борцах антигитлеровской коалиции, о партизанской борьбе и о Сопротивлении является долгом всех современных людей». «Наша цель — построение нового свободного мира», — указывается в заявлении.

В нем также отмечается, что в настоящее время необходимо доносить правду об историческом подвиге народов Советского Союза. Эффективное противодействие фальсификации истории требует отображения подлинных событий, представления объективных цифр и фактов, свидетельствующих о решающем вкладе СССР в разгром фашизма.

Следует напомнить, указывают авторы документа, что СССР потерял во второй мировой войне свыше 27 млн человек, то есть каждый второй павший в результате войны был советским гражданином. Из 5 млн советских военнопленных погибли 3,5 млн.

Сообщество также призвало все антифашистские, демократические и левые силы «с достоинством отметить 65-летие разгрома фашизма». —0—

Некоторые считают, что футбол — дело жизни и смерти. Они ошибаются: футбол гораздо важнее. Билл Шанкли
ещё >>

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: