Желтое-красное-синее, кандинский - анализ картины - JEKATERINBURG.RU

Желтое-красное-синее, кандинский — анализ картины

А.В. Зотов. «Цвет в творчестве В. Кандинского»

Когда острый угол треугольника касается круга, эффект не менее значителен, чем у Микеланджело, когда палец Бога касается пальца Адама.

Василий Васильевич Кандинский (1866—1944) — художник, остро чувствовавший силу воздействия цвета, форм, линий, освобожденных от условия копировать окружающий мир. Отчего же он стал писать беспредметные, абстрактные картины? Ответ можно найти в воспоминаниях художника о своем детстве: «Тогдашнее ощущение, лучше сказать, переживание выходящей из тюбика краски — я помню до сих пор. Один лишь нажим пальца, и вот — ликующие и торжественные, задумчивые и мечтательные, самоуглубленные и серьезные, искрящиеся озорством, вздыхающие от облегчения, неустойчивые в своем равновесии, . сами по себе живые . каждое мгновение готовые включиться в новые комбинации, смешиваться между собой и создавать бесконечные ряды новых миров».

Художник описывает еще четыре события, сильно повлиявшие на его творчество: Что общего между картиной Моне «Стога», расщеплением атома или перевёрнутой картиной? Ничего. Кроме потрясения, которое они вызвали у Кандинского и подтолкнули к отказу от предметности. «Стога» Моне вначале вызвали раздражение отсутствием четкости, художник поначалу даже не понял, что изображено. Затем его зачаровала игра красок, предмет стал не важен для картины. Узнав о расщеплении атома он говорит: «Все стало ненадежным, я бы не удивился, если бы камень растаял передо мной в воздухе». И другая история, ставшая знаменитой: «То было время наступивших сумерек. Я пришел домой, еще рассеянный и мысленно погруженный в сделанную работу, как внезапно увидел неописуемо прекрасную картину. Сначала я оторопел, затем быстро подошел к этой загадочной картине, на которой не увидел ничего, кроме форм и красок, и содержания которой невозможно было понять. Я тотчас нашел ключ к этой загадке: это была написанная мною картина, которая стояла на боку, прислоненная к стене». Последовал вывод: «Теперь я знал точно, что предмет вреден моим картинам».

Хотя эти истории напоминают анекдоты, на самом деле, чтобы прийти к абстракции, Кандинский работал более 10 лет в художественных центрах Европы, пройдя через осмысление самых разных течений и направлений: от импрессионизма до Матисса и Пикассо. Параллельно с живописными работами, мотивы которых еще узнаваемы, Кандинский в 19101915 гг. создавал так называемые «импрессии», «импровизации» и» композиции». «Импрессии» — это картины, в которых сохраняется прямое впечатление от внешней природы. «Импровизации» — неосознанно, внезапно возникшие выражения внутренних переживаний. «Композиции» долго и осмысленно разрабатываются, в них нет места случайностям, здесь преобладает разум и расчет.

Отчего Кандинский стал писать беспредметные картины можно понять из его следующего высказывания: «Сегодня я люблю круг, как раньше любил коня, а может быть и больше, так как нахожу в круге больше внутренних возможностей, отчего он и занял место коня». Характерны названия, которые художник давал своим картинам. Они характеризуют настроение, состояние, атмосферу («Мягкая Жесткость», «Утверждение», «Спокойное»); описывают движение («Восхождение», «Вспышка», «В шатании», «Раскачивание»); раскрывают мир, где все зависит от соприкосновения линий, напряженного отношения разделенных в пространстве фигур («Без опоры», «Протяженность», «Противовес»). Это мир явлений, где предмет попросту не нужен. Живопись Кандинского имеет много общего с музыкой. Он считал, что «живопись располагает точно такими же силами, как и музыка, и способна их развить». Достаточно привести названия «музыкальных» работ мастера: «Сюита», «Импрессии», «Шутливые звуки», «Обоюдное равнозвучие».

Кандинский уникален еще и тем, что совместил в своем творчестве стремление погрузиться в безудержный красочный водоворот со стремлением все обосновать, разложить по полочкам, подвергнуть анализу. Он написал, по сути, два учебника по абстрактной живописи: «Точка и линия на плоскости» и «О духовном в искусстве» [1]. Кроме того, Кандинский преподавал в знаменитой школе искусств «Баухауз». Основателем и директором Баухауза был известный немецкий архитектор Вальтер Гропиус. В уставе школы записано: «Цель Баухауза — духовное, ремесленное и техническое образование творчески одаренных людей, во-первых, чтобы они могли заниматься строительным проектированием, во-вторых, практической экспериментальной работой по строительству и оборудованию зданий, а также созданием образцов для промышленного и кустарного производства». В школе делался упор на подготовку художников-практиков. Были архитектурные студии, мастерские по металлу, по тканям, мебельные, полиграфические и другие. Это была «самоокупаемая» организация. Большое внимание уделялось налаживанию сбыта продукции, выполнению конкретных заказов. Это тем более удивительно, что ни политическая, ни экономическая обстановка Германии тех лет не способствовала этому. Так или иначе, идеи и разработки школы искусств находят применение до сих пор.

Кандинский вел в «Баухаузе» курс настенной живописи. Вот отрывки из его программ и семинаров по цветоведению. В распоряжении абстрактной композиции по Кандинскому находятся два средства выражения — форма и цвет. Мастер рассматривает цвета с позиции соответствия основных форм основным цветам, действие цвета с позиции температуры и движения. Программа излагалась студентам в следующей последовательности:

Учение о цвете

1. Химическое, физическое и психологическое действие цвета.
2. Цветовой спектр, классификация цветов.
3. Светлые и темные, холодные и теплые цвета.
4. Цветовые контрасты, энергия интенсивность цвета.
5. Динамика, направленность цвета.
6. Символика: ассоциативное восприятие цветов.
7. Цвет и звук.

Учение о цвете и форме

1. Связь изолированного цвета и соответствующей ему формы.
2. Конструкция формы.
3. Подчинение всех элементов композиции произведения.

Кандинский считал, что цвет должен быть изучаем так, как он мыслится, каким наблюдается в природе, каким он является в материале живописи в форме красок. Свою теорию цвета он строит на трех основных цветах: красном, желтом, синем, с которыми согласуются соответственно три основные формы: квадрат, треугольник, круг [2].

Желтый. Означает все острое, резкое, нападающее, насилие, взрыв. Его динамика очень велика. Движение вперед к зрителю, вверх и за границы картинной плоскости. Соответствует треугольнику как форме, обладающей высшей устремленностью. Соответствует также острому углу.

Синий. Рождается от желтого, как освещенная темнота. Ощущение холода, покоя, вечера, лунного света, свежести моря, льда. Желтый и синий, как две противоположности, избегают друг друга и все же встречаются, подчеркивая и усиливая качества друг друга. Движение синего концентрично внутрь от зрителя и вниз. Он всегда самоуглублен, как огромное небо, как горы, которые, убегая, тащат нас за собой. Синий цвет соответствует кругу, который во многих религиях олицетворяет вечность. На плоскости соответствует тупому углу.

Красный. Проявляет одно движение — внутри себя. Сильный, горячий, раздражающий — цвет огня и крови. Его внутреннее кипение соответствует уравновешенности и тяжеловесности квадрата, а также прямому углу на плоскости.

Зеленый. Это смешение синего и желтого. То есть качества обоих цветов нейтрализуют друг друга и поэтому зеленый — самый спокойный цвет. И в то же время он имеет самый широкий диапазон оттенков, благодаря которым приобретает движение, развитие, глубину звучания.

Белое и черное — еще более острые, чем первоначальные цвета. Это или все цвета сразу, или уничтожение всех цветов. Для искусства важна не физическая принадлежность цветов, а их скрытые возможности, внутренняя ценность. Белое — скорее теплое, чёрное — холодное. Это — молчащие цвета. Белое — постоянная возможность рождения нового цвета. Активное сопротивление, стена, самая высокая звучность, тишина. Черное — пассивное сопротивление, поглощение, покинутость, дыра без дна, смерть, тишина.

Помимо психологического воздействия цветов Кандинский рассматривал и их символическое значение в разных культурах. Так, в христианской культуре черный цвет воспринимается как цвет смерти, ночи, окончательного ухода, молчания, тогда как восточная культура относится к молчанию как к преддверию нового рождения, развития. Кандинский считал, что предпочтение одних цветов другим может иметь глубокие корни и говорить о философии нации.

Кроме того, Кандинский говорит о цветовом восприятии линий, углов. Он считал, что вертикаль тяготеет к теплому и к белому, а горизонталь — к черному и холодному. Так же как и эти цвета, горизонталь и вертикаль — молчащие линии. Они стремятся остаться на плоскости, подчеркивая её. Диагональ склонна отделяться от плоскости. Она имеет развитие по «теплохолодности» и динамике.

Конечно, здесь затронута лишь малая часть теории цвета Кандинского. Естественно, он не писал одни желтые треугольники, красные квадраты и синие круги. Скорее, он пытался понять законы того мира форм, в котором он стал первопроходцем, и почувствовать душу тех объектов, через которые он выражал себя. Малевич заявил, что после его «Черного квадрата» живопись умерла, и художники могут выбросить свои кисти. Кандинский же чувствовал себя человеком, открывшим новый материк, и хотел показать его другим людям. Он не противопоставлял абстрактное искусство реализму, считая, что это две ветви одного дерева. Кандинский утверждал, что нет форм, которые ничего не говорят и которые неинтересны для художника. Просто они еще не нашли своего автора.

Возвращаясь к той мысли, что приемы абстрактного искусства используются в архитектуре, дизайне и других родственных областях творчества, следует привести еще одно высказывание мастера: «. углубление в себя отграничивает один вид искусства от другого, но так же сравнение вновь соединяет их во внутреннем стремлении. Мы видим, что каждое искусство располагает свойственными ему силами, которые не могут быть заменены силами другого. В итоге мы приходим к объединению сил различных видов искусства. Из этого объединения со временем и возникает искусство, которое мы можем теперь предчувствовать — подлинное монументальное искусство» [1]. Эта идея Кандинского о единстве, синтезе многих видов изобразительных искусств в искусстве будущего — истинно «монументальном искусстве» остается актуальной и направляющей взаимосвязанное развитие, в том числе и по своей сути абстрактного архитектурно-дизайнерского художественного творчества.

Завершая, приведу слова мастера: «Откройте ваши глаза на живопись. И подумайте. Лучше спросите себя, позволяет ли вам это произведение прогуливаться в новом, прежде вам не известном мире. Если да, то чего вы еще хотите?»

Литература

1. Кандинский В.В. О духовном в искусстве (Живопись) / Из архива русского авангарда. — Л.: Фонд «Ленинградская галерея», 1990. — 67 с.

2. Дружкова Н. Теория цвета Кандинского // Изобразительное искусство в школе. — 2001. — № 1. — С. 12—16.

Василий Кандинский о цвете

В. КАНДИНСКИЙ О ЦВЕТЕ

Из книги знаменитого русского художника Василия Кандинского «О духовном в искусстве» (издана в 1910 году).

При восприятии цветового образа: (картины, изделия) — человек ощущает непосредственное физическое воздействие. Возникает ощущения радости, удовлетворения или чувство раздражения, неприятия.

Но существует и другое действие цвета – психическое.

Зеленый

«Я мог бы сравнить абсолютно зеленый цвет со спокойными, протяжными, средними тонами скрипки».

«Глубокий зеленый цвет оставляет после себя предчувствие, ожидание нового энергичного воспламенения».

Белый

«Белый цвет действует на нашу психику, как великое безмолвие, которое для нас абсолютно. Внутренне оно звучит, как не-звучание, что довольно точно соответствует некоторым паузам в музыке. Это безмолвие не мертво, оно полно возможностей. Белый цвет звучит, как молчание, которое может быть внезапно понято. Белое — это Ничто, которое юно, или еще точнее — это ничто доначальное, до рождения сущее. Так, может быть, звучала земля во времена ледникового периода».

Черный, белый, серый

Читайте также  Картина левитана "березовая роща", 1889

«Черный цвет внутренне звучит, как Ничто без возможностей, как мертвое. Ничто после угасания Солнца, как вечное безмолвие без будущности и надежды. Представленное музыкально, черное является полной заключительной паузой, после которой продолжение подобно началу нового мира, так как благодаря этой паузе завершенное закончено навсегда — круг замкнулся».

«Черный цвет есть нечто угасшее, вроде выгоревшего костра, нечто неподвижное, как труп, ко всему происходящему безучастный и ничего не приемлющий. Это как бы безмолвие тела после смерти, после прекращения жизни».

«С внешней стороны черный цвет является наиболее беззвучной краской, на фоне которой всякая другая краска, даже наименее звучащая, звучит поэтому и сильнее, и точнее. Не так обстоит дело с белым цветом, на фоне которого почти все краски утрачивают чистоту звучания, а некоторые совершенно растекаются, оставляя после себя слабое, обессиленное звучание».

«Недаром чистая радость и незапятнанная чистота облекаются в белые одежды, а величайшая и глубочайшая скорбь — в черные; черный цвет является символом смерти».

«Равновесие этих двух красок, возникающее путем механического смешивания, образует серый цвет. Естественно, что возникшая таким образом краска не может дать никакого внешнего звучания и никакого движения. Серый цвет беззвучен и неподвижен, но эта неподвижность имеет иной характер, чем покой зеленого цвета. Серый цвет поэтому есть безнадежная неподвижность».

«Чем темнее серый цвет, тем больше перевес удушающей безнадежности. При высветлении в краску входит нечто вроде воздуха, возможность дыхания, и это создает известный элемент скрытой надежды».

Красный, коричневый

«В материальной форме красный цвет очень богат и разнообразен. Представьте себе только все тона от светлейших до самых темных: красный Сатурн, киноварно-красный, английский, красный, краплак! Этот цвет в достаточной мере обладает возможностью сохранять свой основной тон и в то же время производить впечатление характерной теплой или холодной краски».

«Светлый теплый красный цвет (сатурн) имеет известное сходство со средне-желтым цветом. и вызывает ощущение силы, энергии, устремленности, решительности, радости, триумфа (шумного) и т.д. Музыкально он напоминает звучание фанфар с призвуком трубы — это упорный, навязчивый, сильный тон».

«Красный цвет в среднем состоянии, как киноварь, приобретает постоянство острого чувства; он подобен равномерно пылающей страсти; это уверенная в себе сила, которую нелегко заглушить, но которую можно погасить синим, как раскаленное железо — остудить водою. Этот красный цвет вообще не переносит ничего холодного и теряет при охлаждении в звучании и содержании».

«По сравнению с желтым цветом сатурн и киноварь по характеру сходны, но только устремленность к человеку значительно меньше. Этот красный цвет горит, но больше внутри себя; он почти совершенно лишен несколько безумного характера желтого цвета. Поэтому этот цвет пользуется, может быть, большей любовью, чем желтый. Им охотно и часто пользуются в примитивном народном орнаменте, в национальных костюмах».

«Затемнение черным опасно, так как мертвая чернота гасит горение и сводит его к минимуму. Но в этом случае возникает тупой, жестокий, мало склонный к движению коричневый цвет, в котором красный звучит, как едва слышное кипение».

«Тем не менее из этого внешнего звучания возникает внутренне мощное звучание. При правильном применении коричневой краски рождается неописуемая внутренняя красота; сдержанность. Красная киноварь звучит, как туба; тут можно провести параллель и с сильными ударами барабана».

«В затемненном красном цвете чувствуется элемент телесности. Этот цвет напоминает средние и низкие звуки виолончели, несущие элемент страсти. Когда холодный красный цвет светел, он приобретает еще больше телесности, но телесности чистой, и звучит, как чистая юношеская радость, как свежий, юный, совершенно чистый образ девушки. Этот образ можно легко передать музыкально чистым, ясным пением звуков скрипки».

Малиновый

«Чистые, радостные, часто следующие друг за другом звуки колокольчиков (и конских бубенцов) называются по-русски «малиновым звоном». Этот цвет, становящийся интенсивным лишь с примесью белой краски — излюбленный цвет платьев молодых девушек».

Оранжевый

«Теплый красный цвет, усиленный родственным желтым, дает оранжевый. Он похож на человека, убежденного в собственных силах и вызывает поэтому ощущение исключительного здоровья. Этот цвет звучит, как средней величины церковный колокол, призывающий к молитве «Angelus», или же как сильный голос альта, как альтовая скрипка, поющая ларго».

Фиолетовый

«Как оранжевый цвет возникает путем приближения красного цвета к человеку, так фиолетовый, имеющий в себе склонность удаляться от человека, возникает в результате вытеснения красного синим. Но это красное, лежащее в основе, должно быть холодным, так как тепло красного не допускает смешения с холодом синего (никаким способом), — это верно и в области духовного».

«Итак, фиолетовый цвет является охлажденным красным, как в физическом, так и в психологическом смысле. Он имеет поэтому характер чего-то болезненного, погасшего (угольные шлаки!), несет в себе что-то печальное. Не случайно этот цвет считается подходящим для платьев старух. Китайцы применяют его для траурных одеяний. Его звучание сходно со звуками английского рожка, свирели, и в своей глубине — с низкими тонами деревянных инструментов (например, фагота)».

Желтое-красное-синее, кандинский — анализ картины

Друзья, у нас вышла потрясающая новинка — альбом для творчества «Василий Кандинский». Эта книга поможет вам познакомиться с абстрактным искусством и развить художественное ви́дение. Под обложкой — интересные факты из биографии великого живописца, 20 раскрасок по мотивам его картин и короткое описание каждого шедевра.

Хотите раскрыть свой творческий потенциал и научиться чувствовать цвет? Берите кисти, краски, карандаши и начинайте рисовать прямо в книге! Кстати, это отличный способ расслабиться и снять напряжение после тяжелого рабочего дня.

Великий новатор

Три основных цвета и их разнообразные оттенки, треугольники, квадраты, круги, прямые и изогнутые линии соединяются и расходятся на полотнах Василия Кандинского по особым законам.

Композиция VIII, 1923

Вызвать эмоции, поговорить по душам — вот главная задача художника. Он первым понял, что важно не воспроизвести увиденное, а выразить суть, показать незримое. За 50 лет Кандинский создал жанр живописи, в котором главное — эмоции и чувства. Для их раскрытия он использовал формы, линии и цвета, создав новый мир — мир абстракции.

Озарение

В 1908 году Кандинский сделал открытие, о котором рассказал в тексте «Ступени», опубликованном в 1912 году: «Сумерки надвигались. Я возвращался домой с этюда, еще углубленный в свою работу и в мечты о том, как следовало бы работать, как вдруг увидел перед собой неописуемо прекрасную, пропитанную внутренним горением картину.

Импровизация 3, 1909

Сначала я поразился, но сейчас же скорым шагом приблизился к этой загадочной картине, совершенно непонятной по внешнему содержанию и состоявшей исключительно из красочных пятен. И ключ к загадке был найден: это была моя собственная картина, прислоненная к стене и стоявшая на боку.

Попытка на другой день при дневном свете вызвать то же впечатление удалась только наполовину: хотя картина стояла так же на боку, но я сейчас же различал на ней предметы, не хватало также и тонкой лессировки сумерек. В общем, мне стало в этот день бесспорно ясно, что предметность вредна моим картинам».

О духовном в искусстве

В 1909 году Кандинский принялся за первый большой теоретический текст «О духовном в искусстве», опубликованный в конце 1911 года. В нем художник представил свое видение искусства, миссия которого — духовного порядка. Там же он высказал теорию об эмоциональном воздействии цветов на человека и об их внутреннем звучании.

Небесно-голубое (Синее небо), 1940

По его мнению, форму определяет только «внутренняя необходимость», а абстракция позволяет избежать стилизации, которая используется «для красоты» или бессмысленного эксперимента. «Прекрасно то, что возникает из внутренней душевной необходимости. Прекрасно то, что прекрасно внутренне», — писал он в своем манифесте.

Именно в этот период картины Кандинского освободились от предметности и превратились в чистые конструкции форм и цветов, а черные линии стали самостоятельными графическими элементами. «Картина с кругом» (1911) и «Картина с черной аркой» (1912) — его первые абстрактные работы.

Картина с черной аркой (1912, холст, масло, 189 × 198 см)

Некоторые искусствоведы именно эту картину 1912 года считают первым абстрактным произведением в истории живописи. На этом полотне мы видим три больших блока цветов: синий, красный и фиолетовый, — которые сталкиваются, как три континента. «Синяя» форма появляется в нижнем левом углу, пересекает пространство, окрашиваясь местами в светло-желтый и красно-оранжевый.

Для Кандинского синий — «небесный» цвет, а желтый — «типично земной»; он «беспокоит человека, колет, будоражит его и обнаруживает характер заключающегося в цвете насилия». Теплота желтого, сталкиваясь с холодом синего, создает живой, но «болезненный» контраст.

Картина с черной аркой, 1912

Белый — как «великое безмолвие». В нижней правой части много разных оттенков, среди которых доминирует алый: «Упорный, навязчивый, сильный тон… подобен равномерно пылающей страсти; это уверенная в себе сила, которую нелегко заглушить». Над ними третий блок — фиолетовый: цвет, который, согласно Кандинскому, «возникает в результате вытеснения красного синим».

Раскраска по мотивам картины

Центральная часть композиции — большая черная изогнутая линия, которая пересекает пространство и задает ритм. Черная арка сближает три цветных блока, которые сражаются в контрасте цветов, символизируя конфликт между «духом» и «материей». В этой картине Кандинскому удалось передать духовное беспокойство с помощью чистых абстрактных форм.

Несколько кругов (1926, холст, масло, 140 × 140 см)

В 1922 году Кандинский переехал в немецкий городок Веймар преподавать в школе Баухаус. Начался новый период его творчества, который он сам назвал «лирическим геометризмом». Это синтез лирической абстракции, где главное — выразить эмоции, и абстракции геометрической, сосредоточенной скорее на сочетании форм.

Несколько кругов, 1926

Все большее значение в уроках и работах Кандинского приобретают геометрические элементы — особенно круг, полукруг, угол, прямые и изогнутые линии. С 1925 по 1928 год художник особое внимание уделял кругу — и картина «Несколько кругов», созданная в 1926 году, полностью посвящена этой форме.

Раскраска по мотивам картины

Кандинский писал своему другу и биографу Уиллу Грохману в 1930 году: «Если в последние годы я особенно предпочитаю круг, то повод тому (или причина) — не его „геометрическая“ форма или характеристики, но мое ощущение внутренней силы круга в его бесчисленных вариациях. Сегодня я люблю круг, как раньше любил, например, коня, а может быть, и больше, так как нахожу в круге больше внутренних возможностей, отчего он и занял место коня. Как я уже сказал, в моей работе все это не имеет значения. Я не выбираю форму осознанно — она сама выбирает себя».

Фуга (1914, холст, масло, 129,5 × 129,5 см)

Однажды во время просмотра оперы Вагнера «Лоэнгрин» в Большом театре Кандинский испытал невероятно глубокие переживания от «абсолютного произведения искусства». Слушая музыку, он видел ее перед глазами. «Бешеные, почти безумные линии рисовались передо мной», — писал он позже, пытаясь передать свое впечатление.

Фуга, 1914

Вибрации его души вошли в резонанс с музыкой. Из этого он сделал вывод, что если музыка может говорить с душой посредством звуков, то живопись способна сделать то же самое с помощью цветов и форм. С этого момента реальность на картинах Кандинского почти полностью исчезает. Он не воссоздавал окружающий мир, но вдохновлялся ощущениями — визуальными и акустическими — и показывал свое внутреннее восприятие.

Читайте также  Оноре домье: сын стекольщика, которого боялись короли, биография и картины

Раскраска по мотивам картины

Позже он писал: «Художник, не видящий цели даже в художественном подражании явлениям природы, является творцом, который хочет и должен выразить свой внутренний мир. Он с завистью видит, как естественно и легко это достигается музыкой, которая в наши дни является наименее материальным из всех искусств. Понятно, что он обращается к ней и пытается найти те же средства в собственном искусстве». Название «Фуга» Кандинский придумал, когда картина была закончена: он был уверен в ее «полифоническом звучании».

Еще в книге

С помощью альбома «Василий Кандинский» вы сможете воссоздать такие картины:

  • Импровизация III
  • Впечатление V (Парк)
  • Цветной эскиз. Квадраты с концентрическими кругами
  • Композиция VIII
  • Желтая картина
  • Пестрая жизнь
  • Без названия («Абстрактная акварель»)
  • На белом II
  • Несколько кругов
  • Картина с черной аркой
  • Желтый, красный, синий
  • Фуга
  • Эскиз к Импровизации VIII
  • Небесно-голубое
  • Композиция IV (Битва)
  • Композиция IX
  • Сопровождающий контраст
  • Картина с лучником
  • Красное пятно II
  • В сером

Книга понравится всем, кто увлекается рисованием и искусством, а также поклонникам абстрактной живописи и творчества Василия Кандинского.

Иллюстрации из книги

На обложке поста: «Цветной эскиз. Квадраты с концентрическими кругами», 1913

Знаменитые картины Василия Кандинского

Василий Кандинский — русский художник и теоретик искусства, оказавший глубокое влияние на развитие современного изобразительного искусства. Он был тем, кто освободил картину от ограничивающего представления и создал основу для эволюции абстракционизма. Его огромное влияние на мир искусства навсегда изменило способ восприятия живописи. Работы художника основывались на философских положениях, которые неуклонно прогрессировали в картинные образы.

Кандинский, пожалуй, прежде всего, мыслитель, а затем художник. Он признавал лишь то направление, в котором может двигаться насыщенная конфигурация и неотступно его преследовал, подавая пример другим авангардным творцам. Суть абстракции Кандинского состоит в поиске универсального синтеза музыки и живописи, рассматриваемого как параллели с философией и наукой.

Василий Кандинский родился в Москве в 1866 году. С раннего детства его удивляло разнообразие цветов в природе, и он постоянно интересовался искусством. Несмотря на успехи в изучении экономики и права он отказался от многообещающей карьеры в области социальных наук, чтобы следовать творческому призванию.

Выставка Клода Моне, которую посетил молодой художник, стала решающим толчком, вдохновившим его посвятить себя изучению изобразительного искусства. Когда он поступил в художественную школу в Мюнхене, Кандинскому было уже 30 лет. Даже не будучи принятым с первого раза, он продолжил самостоятельное обучение.

Два года Василий Васильевич провел в художественной школе, после чего последовал период странствий. Художник посетил Нидерланды, Францию, Италию и Тунис. В то время он создавал картины под сильным влиянием постимпрессионизма, оживляя свое детство в России в творческих ландшафтах, имеющих идеалистическое значение для художника. Он поселился в городке Мурнау, возле Мюнхена и продолжил исследование пейзажей, наделяя их энергичными линиями и смелыми, жесткими цветами.

Кандинский размышлял о музыке, пытаясь передать ее абстрактные черты в других видах искусства. В 1911 году в Мюнхене сформировалась группа художников-единомышленников во главе с Кандинским. Они назвались «Синий всадник» — «Der Blaue Reiter». Среди участников оказались такие известные немецкие экспрессионисты, как Август Маке и Франц Марк. Группа опубликовала альманах с собственными взглядами на современное искусство и провела две выставки, после чего распалась в начале Первой мировой войны в 1914 году.

Переход к использованию основных изобразительных элементов ознаменовал начало драматического периода в творчестве Кандинского и стал предвестником появления абстрактного искусства. Он задумал новый стиль, известный в настоящее время как лирическая абстракция. Художник через рисование и черчение имитировал течение и глубину музыкального произведения, окрашенность отражала тему глубокого созерцания. В 1912 году он написал и опубликовал основополагающее исследование «О духовном в искусстве».

В 1914 году Кандинскому пришлось вернуться в Россию, но он не переставал экспериментировать. Даже участвовал в реструктуризации российских художественных институций после революции. Но истинное значение его гениального новаторства стало очевидно лишь в 1923 году после того, как он вернулся в Германию и вступил в преподавательский корпус «Баухауз», где подружился с другим творческим авангардистом — Паулем Клее.

Кандинский работал над новой изобразительной формулой, состоящей из линий, точек и комбинированных геометрических фигур, представляющих его визуальные и интеллектуальные исследования. Лирическая абстракция сместилась в направлении к более структурированной, научной композиции.

После десяти лет плодотворной работы в 1933 году нацистские власти закрыли школу «Баухауз». Кандинский был вынужден переехать во Францию, где провел остаток своей жизни.

Последние одиннадцать лет русский гений посвятил постоянной погоне за великим синтезом своих абстрактных идей и визуальных находок. Он вернулся к интенсивному цвету и лирике, еще раз подтверждая свои оригинальные взгляды на истинную природу живописи. Великий художник принял французское гражданство и создал ряд известнейших произведений искусства на своей новой родине. Он умер в 1944 году в городе Нейи в возрасте 77 лет.

Новые нацистские власти в 1937 году провозгласили работы Василия Кандинского, как и произведения его современников Марка Шагала, Пауля Клее, Франца Марка и Пита Мондриана, «дегенеративным искусством», а два года спустя более тысячи картин и тысячи эскизов были публично сожжены в атриуме пожарной станции в Берлине. Тем не менее, убедительная сила культовых художественных работ Василия Кандинского не померкла под историческими тяготами и вышла победителем на сцене истории искусства.

Живопись Василия Кандинского:

1. «Последовательность», 1935 год

Это практически музыкальное произведение, отмеченное поздним периодом в творчестве Кандинского. Замкнутые поля с рассеянными элементами композиции, перетекающими в определенные формы. Художник вернулся к своим абстрактным истокам.

2. «Синий всадник», 1903 год

Эта картина послужила вдохновением для создания одной из самых влиятельных групп в истории современного искусства — Der Blaue Reiter. Эта ранняя работа написана на грани абстракции.

3. «Пляжные корзины в Голландии», 1904 год

Пейзаж, заимствованный из поездки в Нидерланды. В сцене предположительно влияние импрессионизма.

4. «Осень в Мурнау», 1908 год

Постепенный переход к абстракции отмечен экспрессионизмом в пейзаже.

5. «Ахтырка. Красная церковь», 1908 год

Русский пейзаж, в котором художник воскресил свою тоску по дому.

6. «Гора», 1909 год

Практически полностью абстрактный пейзаж с небольшими контурами, предполагающими холм и человеческие фигуры.

7. «Первая абстрактная акварель», 1910 год

Эта работа имеет историческую ценность, как первая полностью абстрактная акварель Кандинского.

8. «Импровизация 10», 1910 год

Импровизация в рисунке и цвете даёт подсказки, но полностью не раскрывает и не конкретизирует образы. Ранняя абстракция.

9. «Лирическое», 1911 год

В своей живописи художник часто опирался на музыкальные идеи, поэтому лирический характер его мазков пришёл естественным путем. Это одна из его «художественных поэм».

10. «Композиция IV», 1911 год

Есть история о том, что Кандинский думал, что завершил картину, но как только его помощник случайно повернул её другой стороной, изменилась перспектива и общее впечатление от полотна, что сделало его прекрасным.

11.«Импровизация 26 (Гребля)», 1912 год

Кандинский часто называл свои картины на манер музыкальных произведений — импровизации и композиции.

12. «Импровизация 31 (Морской бой)», 1913 год

Типичный пример лирической абстракции с сильным цветовым и эмоциональным содержанием.

13. «Квадраты с концентрическими кругами», 1913 год

Уже настоящая глубокая абстракция. Таким образом, Кандинский проводил исследование в области цвета и геометрии.

14. «Композиция VI», 1913 год

После обширной подготовки к написанию этой картины, Кандинский закончил её в течение трех дней, повторяя как мантру для вдохновения немецкое слово «uberflut», что означает наводнение.

15. «Москва», 1916 год

Во время пребывания в Москве за годы войны Кандинского поразила суматоха большого города. Это скорее портрет столицы, чем пейзаж, отражающий всю её мощь и турбулентность.

16. «Синий», 1922 год

Очередное изучение цвета в очень ограниченной геометрической форме.

17. «Черный и фиолетовый», 1923 год

Одна из картин, написанных после возвращения в Германию. Мы видим по-прежнему богатые цвета в композиции, но отчетливо острый геометрический поворот оттесняет лирические мазки.

18. «На белом II», 1923 год

Визуальное представление на двух основных нюансах — черном и белом. Две противоположности создают сильный контраст, сохраняя напряжение в живописи, которая имитирует борьбу между жизнью и смертью.

19. «Желтый, красный, синий», 1925 год

Как следует из названия, это в первую очередь изучение потенциала основных цветов, которые украшают геометрическую композицию.

20. «Композиция X», 1939 год

Эта картина также написана под влиянием музыки. Визуальные элементы пропорциональны музыкальным составляющим идеальной симфонии. Кандинский полагал, что это и есть секрет истинной живописи.

Оттенки Кандинского. Художник о цвете

Теория цвета


Василий Кандинский. Тихая гармония, 1924 / Dusseldorf. Germany. Museum Kunstpalast

Контрасты, как кольцо между двумя полюсами — жизнь простых цветов между рождением и смертью.
Василий Кандинский

ЖЕЛТЫЙ Gelt

Желтый цвет — типично земной цвет. Желтый цвет не может быть доведен до большой глубины. При охлаждении синим он получает. болезненный оттенок. При сравнении с душевным состоянием человека его можно рассматривать, как красочное изображение сумасшествия, не меланхолии или ипохондрии, а припадка бешенства, слепого безумия, буйного помешательства, Больной нападает на людей, разбивает все вокруг, расточает на все стороны свои физические силы, беспорядочно и безудержно расходует их, пока полностью не исчерпывает их. Это похоже и на безумное расточение последних сил лета в яркой осенней листве, от которой взят успокаивающий синий цвет, поднимающийся к небу. Возникают краски бешеной силы, в которых совершенно отсутствует дар углубленности.

СИНИЙ Blau

Синий — типично небесный цвет. При сильном его углублении развивается элемент покоя.Погружаясь в черное, он приобретает призвук нечеловеческой печали. Он становится бесконечной углубленностью в состояние сосредоточенности, для которого конца нет и не может быть. Переходя в светлое, к которому синий цвет тоже имеет меньше склонности, он приобретает более безразличный характер и, как высокое голубое небо, делается для человека далеким и безразличным. Чем светлее он становится, тем он более беззвучен, пока не приведет к состоянию безмолвного покоя — не станет белым. Голубой цвет, представленный музыкально, похож на флейту, синий — на виолончель и, делаясь все темнее, на чудесные звуки контрабаса; в глубокой, торжественной форме звучание синего можно сравнить с низкими нотами органа.

БЕЛЫЙ Weiss

Белый цвет, часто считающийся не-цветом (особенно благодаря импрессионистам, которые не видят «белого в природе»), представляется как бы символом вселенной, из которой все краски, как материальные свойства и субстанции, исчезли. Этот мир так высоко над нами, что оттуда до нас не доносятся никакие звуки. Оттуда исходит великое безмолвие, которое, представленное материально, кажется нам непереступаемой, неразрушимой, уходящей в бесконечность, холодной стеной. Поэтому белый цвет действует на нашу психику, как великое безмолвие, которое для нас абсолютно. Внутренне оно звучит, как не-звучание, что довольно точно соответствует некоторым паузам в музыке, паузам, которые лишь временно прерывают развитие музыкальной фразы или содержания, и не являются окончательным заключением развития. Это безмолвие не мертво, оно полно возможностей. Белый цвет звучит, как молчание, которое может быть внезапно понято. Белое — это Ничто, которое юно, или, еще точнее — это Ничто доначальное, до рождения сущее. Так, быть может, звучала земля в былые времена ледникового периода.

ЧЕРНЫЙ Schwarz

Читайте также  Вывеска лавки жерсена, антуан ватто - описание картины

Черный цвет внутренне звучит, как Ничто без возможностей, как мертвое Ничто после угасания солнца, как вечное безмолвие без будущности и надежды. Представленное музыкально, черное является полной заключительной паузой, после которой идет продолжение подобно началу нового мира, так как, благодаря этой паузе, завершенное закончено на все времена — круг замкнулся. Черный цвет есть нечто угасшее, вроде выгоревшего костра, нечто неподвижное, как труп, ко всему происходящему безучастный и ничего не приемлющий. Это как бы безмолвие тела после смерти, после прекращения жизни. С внешней стороны черный цвет является наиболее беззвучной краской, на фоне которой всякая другая краска, даже меньше всего звучащая, звучит поэтому и сильнее и точнее. Не так обстоит с белым цветом, на фоне которого почти все краски утрачивают чистоту звучания, а некоторые совершенно растекаются, оставляя после себя слабое, обессиленное звучание.

КРАСНЫЙ Rot

Красный цвет, как мы его себе представляем — безграничный характерно теплый цвет; внутренне он действует, как очень живая, подвижная беспокойная краска, которая, однако, не имеет легкомысленного характера разбрасывающегося на все стороны желтого цвета, и, несмотря на всю энергию и интенсивность, производит определенное впечатление почти целеустремленной необъятной мощи. В этом кипении и горении — главным образом, внутри себя и очень мало во вне — наличествует так называемая мужская зрелость, Но этот идеальный красный цвет может подвергаться в реальной действительности большим изменениям, отклонениям и различениям. В материальной форме красный цвет очень богат и разнообразен. Представьте себе только все тона от светлейших до самых темных: красный сатурн, киноварно-красный, английская красная, краплак! Этот цвет в достаточной мере обладает возможностью сохранять свой основной тон и в то же время производить впечатление характерно теплой или холодной краски.

ЗЕЛЕНЫЙ Grun

Абсолютный зеленый цвет является наиболее спокойным цветом из всех могущих вообще существовать; он никуда не движется и не имеет призвуков радости, печали или страсти; он ничего не требует, он никуда не зовет. Это постоянное отсутствие движения является свойством, особенно благотворно действующим на души усталых людей, но после некоторого периода отдыха, легко может стать скучным. Картины, написанные в гормонии зеленых тонов, подтверждают это утверждение.

ОРАНЖЕВЫЙ Orange

Теплый красный цвет, усиленный родственным желтым, дает оранжевый. Путем этой примеси, внутреннее движение красного цвета начинает становиться движением излучения, излияния в окружающее. Но красный цвет, играющий большую роль в оранжевом, сохраняет для этой краски оттенок серьезности. Он похож на человека, убежденного в своих силах, и вызывает поэтому ощущение исключительного здоровья. Этот цвет звучит, как средней величины церковный колокол, призывающий к молитве «Angelus», или же как сильный голос альта, как альтовая скрипка, поющая ларго.

ФИОЛЕТОВЫЙ Violett

Как оранжевый цвет возникает путем приближения красного цвета к человеку, как фиолетовый, имеющий в себе склонность удаляться от человека, возникает в результате вытеснения красного синим. Но это красное, лежащее в основе, должно быть холодным, так как тепло красного не допускает смешения с холодом синего (никаким способом), — это верно и в области духовного. Итак, фиолетовый цвет является охлажденным красным, как в физическом, так и в психическом смысле. Он имеет поэтому характер чего-то болезненного, погасшего (угольные шлаки!), имеет в себе что-то печальное. Не напрасно этот цвет считается подходящим для платьев старух.

Из книги «Василий Кандинский. О духовном в искусстве». Москва, Архимед, 1992

nastya_casato

Anastasia

Выставка Кандинского в Милане. Мои попытки расслышать его музыку.

В этом посте я расскажу о посещении крупной выставки Кандинского в Милане и про мои попытки познания абстрактной живописи. Я очень хотела понять зашифрованную реальность, скрывающуюся в картинах любимого художника моего мужа. В полотнах Кандинского муж видит скрытый внутренний мир и духовное содержание. Я же до посещения выставки совсем ничего не видела кроме будоражащей колористичности и необычных комбинаций геометрических форм. Я не чувствовала состояния души автора за буйством красок и линий, я не слышала музыкального звучания его полотен.


Василий Кандинский. «Венеция №4». 1903 год. Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция.

Кандинский не сразу пришел к абстрактной живописи, которая считается высшей точкой его творчества. Но уже в ранних работах художника заметно, что его намного больше увлекал непосредственно сам ЦВЕТ. Кандинской говорил, что прежде всего он воспринимает цвет. Цвет он считал фундаментальным.
Для него каждый цвет имеет и запах, и вкус, и ЗВУК. Только белый – это цвет безмолвия и молчания. Он сопоставим с паузами в музыке. Черный цвет художник ассоциировал с венецианскими гондолами, которые так его впечатлили в детстве во время посещения Венеции с родителями. На фоне черного цвета любая краска звучит точнее и сильнее. Красный цвет имеет энергетику мужской зрелости и необъятной мощи, при этом силу красного можно загасить любым холодным цветом.
Когда Кандинский преподавал живопись в Германии, он проводил тесты и при помощи своих студентов изучал ощущения от воздействия того или иного цвета. Сегодня мы все уже знаем про хромотерапию. Но Кандинский говорил также о том, что цвет и форма должны гармонично сочетаться. Например, круги и овалы лучше раскрываются с зеленой или синей краской, а острые и изломанные геометрические фигуры гармонируют с желтыми или оранжевыми тонами.


Василий Кандинский. «Импровизация №3». 1909 год. Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция.

Эта картина демонстрирует постепенный переход от предметной живописи к абстрактной. Видно, что границы стираются, оставляя силуэты и намек на изображаемый предмет. Кандинский считал, что подлинная действительность скрывается внутри, поэтому необходимо научиться видеть феномен, а не предмет. Он переходит к беспредметности и начинает выражать состояния души в комбинациях разноцветных геометрических форм. Говорят, что его работы — это словно ожившая в красках музыка. Даже своим картинам художник дает название «композиция №. » или «импровизация №. ».


Василий Кандинский. «Желтое-красное-синее». 1925 год. Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция.

Это уже полноценная абстрактная работа. Попробуем научиться читать её (или услышать её музыкальное звучание). Сначала необходимо сконцентрироваться на определенной краске, и попытаться прочувствовать её действие на себе. Сразу привлекает желтый прямоугольник с его навязчивостью, энергией, радостью. Музыкально его можно сравнить со звучанием фанфар. Справа мы видим наложение и растворение красок. Глубокий успокаивающий синий, который приглушает сильный бордовый. Напирающее сгущенное пространство, слияние и накал. Форма воздействует не менее сильно. Поэтому необходимо подключить восприятие форм и увидеть их движение. Устремленность тонких линий, твердость ограничения толстых зигзагов, пульсацию обведенных контрастным цветом кругов. Кучную композицию читать сложно. К тому же, многие работы внутри большой композиции имеют отдельные законченные композиции. Лично у меня эта картина не складывается в полноценное музыкальное произведение, слишком много звуков и призвуков. Может быть, у вас получится.


Василий Кандинский. «Акцент розового». 1926 год. Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция.

Вот в этой работе, возможно, легче совершить ментальное путешествие и расслышать внутреннее звучание. Чем меньше нагроможденности абстрактных форм, тем чище звучание.
До этого я наивно полагала, что абстрактные произведения пишутся достаточно легко и хаотично. Оказывается, что я глубоко заблуждалась. Всё наоборот. Писать абстрактные картины намного сложнее и эмоционально затратнее, чем переносить реальные изображения на холст. В голове и душе художника проходит огромная внутренняя работа. Кандинский мог вынашивать идею картины месяцами и даже годами. Но когда он брался за кисти, то уже прекрасно знал, какие именно формы, какого масштаба и какого цвета он будет рисовать. В одной из выставочных комнат можно было посмотреть видео, где показывали, как Кандинский наносил краску на холст. Он делал это невероятно быстрыми мазками и стремительными решительными движениями кисти создавал произведение за пару минут. При этом картина была предварительно разработана в голове исключительно силой мысли. Такая техника напоминает великих художников Дальнего Востока, которые могли на несколько суток замирать в медитации и созерцании, и приступали к рисунку только после полного насыщения творческой энергией. Вообще, момент создания идеи в голове, как мне кажется, является глубоко личным процессом, очень таинственным и почти мистическим.


Василий Кандинский. «Небесно-голубое». 1940 год. Национальный музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, Франция.

Это полотно, который Кандинский подарил своей жене на Пасху, относится к позднему парижскому периоду его творчества. В воздухе появляются биоморфные существа, которые символизируют новые формы жизни. Они легко и свободно витают в пространстве на голубом фоне (голубой цвет олицетворяет духовную чистоту). В парижский период Кандинский высветляет палитру, а формы приобретают мягкие изгибы. Считается, что это эффект парижского неба. Такой свет падал из окна в его мастерской.
В первом зале было видео, в котором жена Кандинского Нина рассказывала о муже и показывала их парижскую квартиру. Интересно было посмотреть на интерьер, статуэтки, предметы из стекла, русские иконы, многочисленные краски и КИСТИ. Оказывается, Кандинский маниакально любил кисти, он их скупал в большом количестве самых разных размеров и форм.

После посещения выставки Кандинского я поняла, что едва-едва начинаю различать звуки его музыки. Муж же слышит целые симфонии. Я не вращаюсь и не растворяюсь в полотнах этого художника. Муж вращается и растворяется. Как так? Неужели у меня низкая душевная восприимчивость? Или для этого строение мозгов должно быть мужским? Почему-то моя душа закрыта воздействию беспредметной живописи, хотя я из тех, кто любит погружаться в большие глубины. Похоже, что не всем дано полноценно чувствовать и видеть в абстракции.

А вы понимаете картины Кандинского? Можете что-то рассказать о вашем восприятие его картин?
У меня в друзьях есть прекрасный художник Александр Заварин azavarin . Всем рекомендую. Надеюсь, он сможет дать комментарий.

В заключение Кандинский от моего ребенка. Совершенно случайно получилось, что буквально за день до запланированной поездки на выставку Никита принёс из русской школы этот рисунок. Я очень ценю работу нашей учительницы рисования. Например, она ставит детям Стравинского, и они рисуют Жар-птицу. А тут Кандинский. Вообще, я подумала, что после выставок стоит рисовать с детьми что-то вроде серии «подражания художнику». На свежие ощущения, пока они не стерлись.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: