Портрет мамонтова, врубель, 1897 - JEKATERINBURG.RU

Портрет мамонтова, врубель, 1897

Портрет мамонтова, врубель, 1897

Мир Врубеля. Портрет С.И.Мамонтова. 1897

Как некогда Гамлет в юношеской картине 1883 года, Мамонтов кажется прикованным взглядом к зеркалу, где видит нечто такое, что заставляет его в ужасе отшатнуться. Но видение, изобразившееся в зеркале, — не что иное, как сам этот портрет: надгробная стела превращает изображенное пространство в пространство склепа; густая тень на стене слита с чернотой фрачного костюма так, что весь черный массив слагается в призрачную темную фигуру, развалившуюся в кресле по диагонали, точно повторяющей укутанную в тень фигуру плакальщицы; за вычетом этого сгустка темноты остается голова на белом фрачном пластроне. Этот пластрон представляет собой не закрашенную поверхность грунта, отсеченную от окружающей черноты так, что возникает поразительная иллюзия скульптурного бюста, повернутого в три четверти к плоскости изображения. Наконец, пожалуй, главная ‘незаметность’, своей откровенной изобретенностью, изысканностью выдающая мысль художника: тень, положенная на правую (от зрителя) часть головы, разворачивает ее абсолютно фронтально и в сочетании с резко оконтуренной глазной впадиной дает полную иллюзию мертвого черепа.
Скульптурные мемории в инфернальной игре теней в сумрачном пространстве с ‘подвальным освещением’. Есть отчего прийти в ужас. При всем том простейшими средствами (громоздящаяся уступами вверх композиция; линия горизонта, запрокинутая за нижний край рамы, отчего фигура, соответственно, резко возвышена; гиперболически широкие, богатырские плечи)) достигнуто впечатление выспренней, надменной величественности. Так оно и подобает парадному портрету, назначение которого — не просто сохранить облик, не воздвигнуть памятник, запечатлеть славу портретируемого. Но та же нагнетенность возвеличивающего прославительного пафоса возвышает значение и впечатляющую силу всех настойчивых напоминаний о загробных потемках, превращая портрет в вариацию на тему ‘sic transit gloria mundi’. Пространство портрете словно оглашено звуками библейских причитаний: человек ‘убегает, как тень, и не останавливается’ (Иов. 14: 2) и ‘наши дни на земле тень’ (Иов, 8: 9), ‘ибо Ты вознес меня, и низверг меня. / Дни мои — как уклоняющаяся тень’

Великий рисовальщик

Врубель довел до совершенства свою систему рисунка. Он в равной мере блестяще владел всеми графическими материалами. Подтверждением того служат иллюстрации к «Демону» М.Ю.Лермонтова. С поэтом художника сближало то, что оба лелеяли в своей душе идеал гордого, непокорного творческого характера. Сущность этого образа двойственна. С одной стороны, величие человеческого духа, с другой — безмерная гордыня, переоценка сил личности, которая оборачивается одиночеством. Врубель, взявший на свои хрупкие плечи бремя «демонической» темы, был сыном негероического времени. У «Демона» Врубеля больше тоски и тревоги, чем гордости и величия. читать далее »

Живописец божьей милости

В истории мировой живописи немного художников, наделенных божественным колористическим даром. Врубель занимает достойное место в этом уникальном списке. Его живописный дар выделяли со времен учебы в Академии художеств. Врубель всю жизнь углублял и усложнял свою цветовую палитру и нашел на ней новые, прежде неведомые сочетания. Сильное влияние оказали на него итальянцы: Беллини и Карпаччо, ранние византийские мозаики и древние русские фрески. читать далее »

Педагогическая деятельность Врубеля

О педагогической деятельности Врубеля почти ничего не известно, но, к счастью, до нас чудом дошел рассказ художника М.С.Мухина, который учился у М.А.Врубеля в Строгановском училище. Он раскрывает новую, неизвестную грань дарования мастера. В Строгановское училище художника пригласил его директор Н.В.Глоба, много сделавший для подъема художественно-промышленного образования в России. Итак, на переломе веков М.А.Врубель оказывается в стенах «Строгановки». Приводим рассказ М.С.Мухина. читать далее »

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Музыка

Статистика

Врубель Михаил Александрович «Портрет С.И.Мамонтова» 1897


Михаил Александрович Врубель
Портрет С.И.Мамонтова [1897]
Не окончен
Холст, масло. 187×142,5 см.
Государственная Третьяковская галерея
Москва.

Как Гамлет в той, прежней картине, Мамонтов кажется прикованным взглядом к зеркалу, где видит нечто такое, что заставляет его в ужасе отшатнуться. Но видение, изобразившееся в зеркале, — не что иное, как сам этот портрет: надгробная стела превращает изображенное пространство в пространство склепа: густая тень на стене слита с чернотой фрачного костюма так, что весь черный массив слагается в призрачную темную фигуру, развалившуюся в кресле по диагонали, точно повторяющей укутанную в тень фигуру плакальщицы: за вычетом этого сгустка темноты остается голова на белом фрачном пластроне. Этот пластрон представляет собой незакрашенную поверхность грунта, отсеченную от окружающей черноты так, что возникает поразительная иллюзия скульптурного бюста, повернутого в три четверти к плоскости изображения. Наконец, пожалуй, главная «незаметность», выдающая мысль художника: тень, положенная на правую (от зрителя) часть головы, разворачивает ее абсолютно фронтально и в сочетании с резко оконтуренной глазной впадиной дает полную иллюзию мертвою черепа. Скульптурные мемории в инфернальной игре теней в сумрачном пространстве с «подвальным освещением».

Есть от чего прийти в ужас. При всем том простейшими средствами достигнуто впечатление надменной величественности. Так оно и подобает парадному портрету, назначение которого — не просто сохранить облик, но воздвигнуть памятник. Но та же нагнетенность пафоса возвышает значение всех настойчивых напоминаний о загробных потемках, превращая портрет в вариацию на тему «sic transit gloria mundi». Пространство портрета словно оглашено звуками библейских причитаний:
«ибо Ты вознес меня и низверг меня. » (Псалтирь, 101:12).
http://www.art-catalog.ru/picture.php?id_picture=1391

«Портрет Саввы Ивановича Мамонтова» является вершиной и совершенным выражением врубелевской концепции этого жанра. На материале портрета словно апробируется демоническая тема титанического величия и трагизма духа. В облике и окружении московского Медичи есть черты представительности и даже парадности — в величавой импозантности позы, смягченной артистической небрежностью, в щегольском костюме, сверкающих лаком туфлях, в блеске красного дерева и благородстве узоров ковра. Но трагическая смятенность кисти художника ломает парадную схему портрета. Краски и формы смещены, контрасты света и тона сгущены и драматизированы. По стенам бегут черные тени, ярко вспыхивает пластрон манишки, оживает и обнаруживает свой траурный характер скульптура за спиной Мамонтова. Величественная фигура человека судорожно приподнимается в кресле. Лицо искажает конвульсия.

Этот экспрессивно-драматический эффект во многом обусловлен соединением в портрете законченных, смело и красиво написанных деталей и едва подмалеванных мест. Пластрон манишки – это незакрашенный грунтованный холст. Голова словно высечена немногими крупными плоскостями. Ударом кисти намечен глаз.

Врубель, кажется, воплощает в портрете таинственное знание о близком трагическом переломе в жизни модели. Дело в том, что Мамонтова, этого баловня судьбы, наделенного многочисленными талантами, богатством, властью, вскоре постигнет непоправимое несчастье: позор, арест, разорение, после чего он уже не в силах будет оправиться. Его покинут друзья, даже таланты, которые он открыл и выпестовал. Возможно, тайна пророческого дара Врубеля объясняется не особым талантом провидения индивидуальной судьбы, а выражением мироощущения символизма: душа, заключенная в темницу тела, непреодолимо одинока, существование человека трагично, тайны жизни и смерти непроницаемы. Все перечисленные портреты сближает колорит — обобщающая коричневая тональность, при ближайшем рассмотрении складывающаяся из множества красок. Эта строгость цветового решения соответствует серьезности отношения Врубеля к моделям, но так не похожа на «лиловые миры» (Блок) Врубеля в его картинах.

Читайте также  Нападают врасплох, василий васильевич верещагин - описание картины

Процитировано 1 раз
Понравилось: 5 пользователям

Портрет Саввы Ивановича Мамонтова

Осенью 1889 года Врубель поехал в Казань навестить заболевшего отца и на обратном пути остановился в Москве — всего на несколько дней, как он предполагал. Но Москва его затянула, закружила и навсегда оторвала от Киева. Ближайшим поводом было знакомство, через посредство В. Серова , с московским «Лоренцо Медичи» — Саввой Ивановичем Мамонтовым.

Имя богатого промышленника, строителя Северной железной дороги Мамонтова от истории русского искусства так же неотделимо, как имя купца Третьякова. Мамонтов — покровитель художников и сам художник-любитель, хозяин знаменитого Абрамцева (бывшего имения Аксаковых), владелец и организатор не менее знаменитого оперного театра, где пел Федор Шаляпин. Даровитый самородок, человек кипучей энергии и размаха, Мамонтов обладал чутьем на таланты и умел их привлекать. Перейдя в его руки, Абрамцево стало центром притяжения лучших художественных сил Москвы. На искусство Мамонтов не жалел средств и в конце концов разорился. По характеру он был и приветлив и деспотичен, и обаятелен и крут.
На первых порах Мамонтов совершенно пленил Врубеля своей широкой натурой в соединении с даровитостью, а Мамонтов, видимо, сразу оценил по достоинству талант Врубеля: уже через два месяца после первого знакомства Врубель поселился в его гостеприимном доме и стал своим человеком у него в семье.

В 1897 году Врубель пишет Портрет Саввы Ивановича Мамонтова. Мамонтов удобно и прочно сидит в глубоком кресле, подогнув под себя одну ногу, и вместе с тем он весь в порыве, в динамике, левая рука упирается в подлокотник, словно Мамонтов хочет встать… Неукротимый, властный характер Мамонтова подсказал Врубелю стилевое решение портрета, обратив его мысль к русским богатырям.

Портрет Мамонтова гиперболичен, исполнен экспрессии. О нем хорошо говорит Н.М. Тарабукин: «Мамонтову тесно в кресле, в комнате, в Москве. Кажется, ему нужны те же необъятные просторы, что и Микуле Селяниновичу, те же стихийные ветры, что треплют гривы лошадей гиганта Вольги и его соратников. Мамонтов Врубеля — это тот же русский богатырь Микула, только одетый во фрак и лакированные штиблеты».
Индивидуальное возведено в монументальный, героизированный план, а вместе с тем остается вполне индивидуальным и конкретным — вот в чем замечательная особенность портрета Мамонтова, достойного стоять рядом с портретами кисти Веласкеса . Пылкий нрав Саввы Мамонтова выражен царственно, не буднично. Фрак и лакированные штиблеты нисколько не снижают образ, так же как вся — совершенно достоверная — обстановка кабинета: мебель красного дерева, красный ковер, ворсистый бархат сиденья кресла. Все эти аксессуары не менее благородны и великолепны, чем окружение какого-нибудь венецианского дожа или испанского гранда. Но те обычно восседают спокойно, а русский «колосс во фраке», ухватившись одной рукой за ручку кресла, нетерпеливо сжав в кулак другую, как будто делает усилие, чтобы не вскочить — вот только белая манишка, как плита, пригвождает его к плоскости картины и удерживает на месте.

«Портрет Саввы Ивановича Мамонтова» является вершиной и совершенным выражением врубелевской концепции этого жанра. На материале портрета словно апробируется демоническая тема титанического величия и трагизма духа. В облике и окружении московского Медичи есть черты представительности и даже парадности — в величавой импозантности позы, смягченной артистической небрежностью, в щегольском костюме, сверкающих лаком туфлях, в блеске красного дерева и благородстве узоров ковра. Но трагическая смятенность кисти художника ломает парадную схему портрета. Краски и формы смещены, контрасты света и тона сгущены и драматизированы. По стенам бегут черные тени, ярко вспыхивает пластрон манишки, оживает и обнаруживает свой траурный характер скульптура за спиной Мамонтова. Величественная фигура человека судорожно приподнимается в кресле. Лицо искажает конвульсия.
Этот экспрессивно-драматический эффект во многом обусловлен соединением в портрете законченных, смело и красиво написанных деталей и едва подмалеванных мест. Пластрон манишки — это незакрашенный грунтованный холст. Голова словно высечена немногими крупными плоскостями. Ударом кисти намечен глаз.
Врубель, кажется, воплощает в портрете таинственное знание о близком трагическом переломе в жизни модели. Дело в том, что Мамонтова, этого баловня судьбы, наделенного многочисленными талантами, богатством, властью, вскоре постигнет непоправимое несчастье: позор, арест, разорение, после чего он уже не в силах будет оправиться. Его покинут друзья, даже таланты, которые он открыл и выпестовал.
Создавая портреты, Врубель погружал модель в мир своих собственных идей и образов. Далеко не всякая модель для этого годилась. Если она в мир Врубеля «не входила», ему трудно было пересиливать себя. Работая над портретом С.И. Мамонтова Врубель, который сам вызывался его писать, после нескольких сеансов позирования с обезоруживающей откровенностью признался: «Надоел мне ваш портрет»,— и портрет так и не был закончен.
Этим изумительным портретом сам художник по справедливости гордился. После того как он долго не видел его и снова увидел в доме Мамонтова в 1904 году, он писал жене: «Портрет С.И. действительно как экспрессия, посадка, сила языка и вкусность аксессуаров прямо очаровали меня. В высшей степени смелая и красивая техника и не мазня, а все, что сделано, более чем правдиво — красочно и звучно… Сегодня я вижу, что Цорну далеко до моего портрета [шведский художник Цорн также делал портрет С.И. Мамонтова] , а у Серова нет твердости техники: он берет верный тон, верный рисунок; но ни в том, ни в другом нет натиска (Aufschwung), восторга».

Музей-заповедник Абрамцево (шестая часть — Михаил Врубель)

Михаил Врубель с женой Надеждой Забелой — 1896

Позже всех знаменитых художников, в 1890-м году, в Абрамцеве появляется Врубель. Савва Мамонтов, наслышанный от Васнецова и Прахова о росписях Врубеля в киевской Кирилловской церкви, приглашает молодого и столь разительно ни на кого не похожего художника в гости.

Слева направо: актриса Алябьева в роли Весны в пьесе «Снегурочка»; Виктор Васнецов — Весна -эскиз к спектаклю «Снегурочка»; Надежда Забела (Врубель) в роли Снегурочки (1890)

Врубель будет неоднократно бывать в Абрамцеве, его жена, оперная дива Надежда Забела — играть и петь в мамонтовских спектаклях, даже своего новорожденного сына Врубели назовут Саввой — в честь Мамонтова. И всё-таки для дружного и доброжелательного Абрамцева неуживчивый Врубель казался белой вороной. При первом визите в усадьбу, когда радушный Савва Мамонтов пригласил Врубеля в кабинет и распахнул полог, закрывавший от глаз главную гордость мамонтовского кабинета — скульптуру Христа в человеческий рост работы Антокольского, очень дорогую Мамонтову вещь, Врубель брезгливо произносит: «Это не искусство!»

Марк Антокольский — Христос перед судом народа

Следующей жертвой Врубеля пал Репин, точнее, выполненный им портрет Елизаветы Григорьевны Мамонтовой — это тоже, согласно строгой и предвзятой иерархии Врубеля, оказалось «не искусство».

Илья Ефимович Репин — Портрет Е Г Мамонтовой — 1879

Читайте также  Портрет даниэля анри канвейлера, пикассо, 1910

Но сам Мамонтов, отличавшийся тонким художественным чутьём, от творчества Врубеля в восторге. Заказывает ему множество работ — от картин, панно и декораций до постройки части московского дома. Мамонтов не только всегда рад Врубелю в Абрамцеве, но и приглашает вместе путешествовать по Италии, тем более, Михаил Александрович так сдружился с третьим сыном Мамонтовых — Всеволодом, был дружен и с рано умершим вторым сыном Андреем, подающим надежды художником. Вот только Елизавета Григорьевна чуть не впервые в жизни не очень-то рада гостям, пишет Елене Поленовой: «Живем тихо и спокойно. От всего сердца желала бы, чтобы так продолжалось до Рождества. Уже есть одно распоряжение Саввы Ивановича, которое нам не очень по душе. Он оставляет в Италии Врубеля, который на днях возвращается в Рим и будет жить здесь до Рождества, берёт себе мастерскую и будет работать своих «демонов». Я не хочу, чтобы он жил у нас, он нам слишком будет тяжёл».

Михаил Александрович Врубель — Портрет С И Мамонтова — 1897

Михаил Врубель — Графические портреты детей Саввы и Елизаветы Мамонтовых: Андрей, Вера, Всеволод

«Демонов» Врубель продолжает писать и в московской усадьбе Мамонтовых. А в Абрамцеве он находит себе новое увлечение — майолику, разновидность керамики из обожжённой глины. И до сих пор Абрамцево украшают блюда и вазы, статуэтки и скульптуры, изразцовые печи и камины, сделанные Врубелем. Рисовать эскизы для изразцов становится для Врубеля в последние годы уходящего ХIX века настоящей страстью. Плитками с изысканными цветочными орнаментами, воплощающими самый дух модерна, отделаны печи в комнатах многих абрамцевских помещений и так называемая «Скамейка Врубеля». Кредо Врубеля лучше всяких искусствоведов сформулировано им самим: «Декоративно — все, и только декоративно!». Абрамцевская гончарная мастерская дала Врубелю возможность воплотить свой декоративный дар в глине и гипсе.

Абрамцево. Изразцовая «Скамейка Врубеля»

Врубель Михаил Александрович — Фрагмент декоративного блюда-панно «Садко в гостях у морского царя» — Майолика — Абрамцевская гончарная мастерская — 1900-е годы
Государственный музей А. С. Пушкина

Врубель — Декоративное блюдо-панно «Садко в гостях у морского царя» (фрагмент) — Майолика — Абрамцевская гончарная мастерская — 1900-е годы
Из коллекции Т.А. Мавриной — Государственный музей А.С. Пушкина.

Врубель — Скульптура Садко — Майолика — Абрамцевская гончарная мастерская — начало XX века
Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина

Врубель — Печной изразец с изображением стилизованного василька — около 1900 — Майолика, глазури и эмали восстановительного обжига — Гончарная мастерская «Абрамцево»
Музей МГХПА им. С.Г. Строганова

Врубель — Печной изразец с рельефным изображением розового цветка на светлом фоне — около 1900 — Майолика, глазури и эмали восстановительного обжига — Гончарная мастерская «Абрамцево»
Музей МГХПА им. С.Г. Строганова

От миллионера до заключенного: почему самый известный меценат конца XIX в. Савва Мамонтов попал в тюрьму и разорился

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Савва Мамонтов занимался предпринимательской деятельностью с 20 лет. Его деловая хватка позволила довольно быстро заработать крупное состояние на железнодорожном строительстве. По его инициативе были построены дорога Ярославль-Архангельск и Донецкая каменноугольная железная дорога. Однако его интересы этим не ограничивались. Несколько лет он провел в Италии, где занимался пением и изучал живопись.

В 1870 г. он приобрел имение в Абрамцево, которое стало центром культурной жизни. Здесь собирались крупнейшие художники и музыканты, в творческой судьбе которых меценат принимал активное участие. В Абрамцево Врубель создал своего знаменитого «Демона», Васнецов писал «Богатырей» и «Аленушку», а Серов – портрет дочери Мамонтова, Веры, известный под названием «Девочка с персиками».

В 1878 г. здесь образовалось творческое объединение художников, которое вошло в историю искусства как «Абрамцевский художественный кружок». Члены кружка открыли две мастерские – керамическую и столярно-резчицкую, положившую начало абрамцевско-кудринской резьбе по дереву. Керамическую мастерскую основал М. Врубель, а резчицкой мастерской руководила Елена Поленова, создававшая волшебные иллюстрации к русским сказкам , она же организовала обучение в мастерской резчиков из окрестных сел.

По вечерам в усадьбе устраивали чтения, а затем – любительские постановки в домашнем театре. В 1885 г. на свои деньги Савва Мамонтов основал Московскую частную русскую оперу, просуществовавшую до 1904 г. Тут ставили оперы Н. Римского-Корсакова, пели Ф. Шаляпин и И. Торнаги, дирижировал С. Рахманинов, а над декорациями работали М. Врубель, В. Поленов, В. Васнецов и К. Коровин.

Успешная предпринимательская деятельность Мамонтова не могла не раздражать завистников и недоброжелателей. В 1899 г. на него завели уголовное дело о растрате средств Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Деньги из одного предприятия Мамонтова переводились на счета другого его предприятия – гибнущего Невского механического завода. Предприятия юридически не были между собой связаны, и подобные финансовые операции были запрещены законом. Некоторые считали, что промышленник пострадал в результате интриг в высших эшелонах власти, где шла борьба за влияние между министром юстиции Н. Муравьевым и министром финансов С. Витте, оказывавшим поддержку Мамонтову. Другие утверждали, что промышленнику не могли простить его популярности и активности в культурной сфере. Позже все обвинения с него сняли, Мамонтов был оправдан судом присяжных, однако 5 месяцев ему пришлось провести в одиночной камере Таганской тюрьмы. Все его имущество было конфисковано и распродано. К моменту своего освобождения он был полностью разорен.

Последние годы Мамонтов прожил в небольшом деревянном доме у Бутырской заставы. Большинство знакомых от него отвернулось, однако по-прежнему верными оставались друзья из мира искусства, которым он когда-то помогал. Его навещали В. Серов, В. Васнецов, К. Коровин, В. Поленов, В. Суриков, С. Дягилев, Ф. Шаляпин и другие. Жена, несмотря на все невзгоды, была ему предана до конца своих дней: хлопотала о его освобождении из тюрьмы и поддерживала после его возвращения. Трое из пятерых детей Мамонтова умерли. После длительной болезни в 1918 г. скончался и Савва Мамонтов.

В 1918 г. усадьба в Абрамцево была национализирована. На ее территории создали музей, которым руководила младшая дочь промышленника Александра Мамонтова. В советское время вокруг усадьбы вырос дачный поселок художников, где жили и работали В. Мухина, П. Кончаловский и др.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: