Портрет мадам рекамье, жак луи давид - описание картины - JEKATERINBURG.RU

Портрет мадам рекамье, жак луи давид — описание картины

Загадки и тайны мадам Рекамье – первой красавицы Парижа, хозяйки самого известного литературного салона

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В 1793 г., когда девушке не было и 16, ее выдали замуж за банкира, который был старше ее на 27 лет. Отношения между супругами были исключительно дружескими. По слухам, у Жака-Роже Рекамье до этого был роман с ее матерью. В связи с этим появилась версия, что Жюли на самом деле приходилась банкиру дочерью, на которой он женился, чтобы богатство не ушло из семьи. Впрочем, это так и осталось одной из тайн мадам Рекамье.

В качестве свадебного подарка муж подарил Жюли особняк в Париже, где она стала принимать гостей. Вскоре салон мадам Рекамье стал центром притяжения культурной элиты Парижа.

Она покоряла многих, в числе ее побед были писатели Константин Де Ребек, Шатобриан, прусский князь Август, брат Наполеона Люсьен Бонапарт, князь Меттерних, герцог Веллингтон и многие другие. Многочисленных поклонников модам Рекамье предпочитала держать на расстоянии, не теряя с ними дружеских отношений.

Ее ангельскую внешность часто называли эталоном совершенства. О том, что молчанье – золото, мадам Рекамье знала отлично. Возможно, именно благодаря своей немногословности она умела производить впечатление женщины загадочной и недоступной, хотя и не была лишена кокетства. Жюли крайне редко отвечала решительным отказом, оставляя место для надежды.

Прусский князь Август, племянник Фридриха Великого, просил ее руки, и она дала свое согласие. Но когда он вернулся в Пруссию, женщина неожиданно передумала и послала ему на память свой знаменитый портрет кисти Жерара. Август едва не сошел с ума.

Жюли никогда не проявляла настоящего интереса к политике, но в ее салоне собирались самые блестящие интеллектуалы, большинство из которых были настроены крайне враждебно по отношению к Наполеону. Она была в курсе всех заговоров, поскольку они замышлялись в ее гостиной. Литературный салон постепенно превратился в один из центров политической оппозиции. По этой причине салон закрыли.

В литературный мир Жюли ввела мадам де Сталь, ставшая на долгие годы ее самой близкой подругой. Одна из загадок – история их дружбы, в которой мадам де Сталь проявляла ревности не меньше, чем поклонники мужского пола. Когда Наполеон запретил ее подруге появляться ближе, чем в ста милях от столицы, мадам Рекамье вслед за ней решает покинуть Париж. Пять лет Жюли проводит с Жерменой де Сталь, переезжая из города в город. Они смогли вернуться в столицу только после отречения императора от престола.

В 1819 году мадам Рекамье переселилась в Аббе-о-Буа, где в её салоне собирались политические деятели, литераторы, учёные. Там часто бывал Шатобриан, ставший последней страстью мадам Рекамье. Еще одна тайна – их странные отношения, которые сложно назвать счастливыми.

Самой большой загадкой мадам Рекамье осталось то, что она, по сути, не сделала ничего выдающегося, но вошла в историю Франции как женщина, сумевшая объединить вокруг своего салона самых талантливых людей своего времени.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

История одной картины — «Портрет мадам Рекамье» Жака Луи Давида

Жак Луи Давид — Портрет мадам Рекамье — 1800

Жак-Луи Давид (Jacques-Louis David), (1748, Париж — 1825, Брюссель), — французский живописец и педагог, крупный представитель французского неоклассицизма в живописи. Член Академии живописи (1783).

Жак Луи Давид — Автопортрет — 1794

Жюльет, или Жюли Рекамье (Juliette (Julie) Récamier), полное имя — Жанна Франсуаза Жюли Аделаида (Jeanne Françoise Julie Adélaïde), в девичестве Бернар (Bernard), известная просто как мадам Рекамье (Лион, Франция — 1849, Париж) — французская светская львица, хозяйка знаменитого литературно-политического салона, который в то время был интеллектуальным центром Парижа. Её имя стало символом, олицетворявшим хороший вкус и образованность. Она была «звездой» европейского масштаба, о которой говорили в России и Англии, в Италии и Германии.

Мадам Жюли Рекамье заказала Давиду свой портрет. Он принялся за работу, однако постоянно не был удовлетворён условиями, в которых приходилось писать. По его словам, то комната была слишком тёмной, то свет исходил из слишком высокой точки. Работа шла настолько медленно, что мадам Рекамье не выдержала и предложила художнику Франсуа Паскалю Симону Жерару (1770-1837) окончить портрет. Рассерженный Давид советовал Жерару принять предложение, а когда Жюли Рекамье в следующий раз пришла в Лувр, чтобы позировать Давиду, он сообщил ей:

«У женщин есть свои капризы, а у художников свои. Позвольте мне удовлетворить мой каприз: я оставлю ваш портрет в его теперешнем состоянии».

Давид сожалел об этом всю оставшуюся жизнь. Несмотря на эту внезапную остановку, а, возможно, и благодаря ей, «Портрет мадам Рекамье» в своей мягкой жёлто-голубой гамме является прекрасным примером мастерства Давида.

«Портрет мадам Рекамье» замечателен лаконичностью композиции, которую Давид так ценил в греческом искусстве. Мадам Рекамье изображена босиком в скромном белом платье, полы которого спадают на пол. Её волосы обвязаны лентой, из-за которой несколько локонов спадают на лоб. Давид изобразил мадам Рекамье в позе сладострастной одалиски, но, несмотря на это, она сохраняет девственную чистоту весталки. Горизонтальные и вертикальные линии создают извилистую «арабеску» её тела на фоне, подобном фону картины «Смерть Марата».

Жак Луи Давид — Смерть Марата

В законченной версии картины, возможно, присутствовали бы модные вещи того времени, однако из-за внезапной остановки работы над картиной в ней присутствуют только канделябр, выполненный знаменитым французским художником Жаном Огюстом Домеником Энгром (1780-1867), скамейка для ног и кушетка, на которой возлежит мадам Рекамье. Этот аскетизм делает её внешний вид ещё более волнующим. Когда работа над картиной была прекращена, мадам Рекамье было двадцать три года..

Портрет был приобретён в мастерской Давида в 1826 году и в настоящее время находится в 75-м зале на 1-м этаже галереи Денон в Лувре.

Тип кушетки, на которой лежит мадам Рекамье, после написания картины стал называться её именем — рекамье.

Картина была воспроизведена художником Рене Магриттом в 1951 году под названием «Перспектива мадам Рекамье» (Perspective: Madame Récamier de David).
Картина Магритта была в 1997 году приобретена Национальной галереей Канады в Оттаве.

Рене Магритт — Перспектива мадам Рекамье

Рене Магритт

Рене Франсуа Гилен Магритт (René François Ghislain Magritte), (1898, Лессин — 1967, Брюссель), — бельгийский художник-сюрреалист. Известен как автор остроумных и вместе с тем поэтически загадочных картин.

Портрет мадам рекамье, жак луи давид — описание картины

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

December 11th, 2008

Портрет Жерара
В жизни Мадам Рекамье было много тайн, которые привлекали к ней внимание писателей, историков, художников, политических деятелей.
Ее первой загадкой стало таинственное замужество. Ей было всего пятнадцать, когда она вышла замуж за Жака Рекамье, богатого банкира, старше ее на 27 лет. Романтически настороенные писатели полагают, что это был ее отец, влюбившийся 27 лет назад в очаровательную Мадам Бернар — мать Жюли, а в 1777 году от этой связи родилась чудесная девочка, унаследовавшая от от матери красоту и хороший вкус, а от отца ум, и превратившаяся в первой половине 19 века в одну из самых очаровательных женщин Франции. Кстати, предполагаемый отец и отец, имя которого она официально унаследовала, были хорошими друзьми. История в чисто французском духе.Что здесь правда, а что нет, трудно сказать. Господин Рекамье так и не удосужился впоследствии создать семью, но неожиданно, в 1793 год, в самый разгар политических потрясений во Франции предложил руку и сердце юной Жюли Аделаиде Бернар.

Читайте также  Рембрандт, «ночной дозор» — описание картины, 1642

Скептично настроенные историки объясняют это событие с иной, более прагматичной точки зрения — страх перед конфискацией имущества новым республиканским правительством, пришедшим к власти после Революции 1789 года. Преуспевающему и хорошо известному банкиру Рекамье было что терять, а фиктивный брак позволил ему переписать все его имущество на имя то ли молодой жены, то ли взрослой дочери, носящей не слишком громкое имя. Обе семьи были согласны. У господина Рекамье не было наследников, а Мадам Бернар была рада, что удачно пристроила дочь, не очень обращая внимания на невероятные слухи. Она была женщиной с характером и общественное мнение ее особо не интересовало. Те же историки утверждают, что в ту сложную эпоху такие фиктивные браки были не редкость. Как ни странно, но все революции похожи друг на друга. За благородными словами Свобода, Равенство и Братство скрывались менее красивые явления: террор, конфискация или национализация имущества.

Сразу же после свадьбы появляется вторая загадка Мадам Рекамье, интриговавшая всех и ставшая в то время притчей во языцах — интимная жизнь ‘молодоженов’. Те же скептично настроенные историки, на этот раз, более благосклонны к Мадам Рекамье. Они утверждают, что стареющий муж так никогда и не притронулся к своей молодой супруге, предоставив ей полную свободу, которой она пользовалась достаточно разумно. Получив в подарок от мужа красивый дом в Париже, она организовывает свой салон, остававшийся самым популярным литературно-политическим салоном Франции в течение нескольких десятилетий.

Ее обаяние привлекает многих. У нее появляются друзья, среди которых особое место заняла знаменитая Мадам де Сталь — известная французская писательница начала 19 века. В этот период ей 32, она на одиннадцать лет старше Жюли и это было начало двадцатилетней дружбы между двумя женщинами. Еще одна тайна для для любителей посудачить. Может ли возникнуть настоящая дружба, считающаяся привилегией мужчин, между двумя женщинамиN

А ее загадочное семейное положение интригует мужчин, появляются многочисленные поклонники, среди которых один из братьев Наполеона, Люсьен Бонапарт, который в 1799 году начинает настойчиво ухаживать за Жюли. Но она остается безразлична, как к вниманию высокопоставленного поклонника, так и вообще, к имени Бонапартов, играющих все более важную роль в жизни Франции. Она отказывается от роли придворной дамы, предложенной ей Наполеоном и не ищет приглашений на изысканные баллы, организованные его женой, прекрасной Жозефиной — будущей императрицей Франции. Скорее наоборот, Мадам Рекамье объединяет вокруг себя людей, оппозиционно настроенных к новой государственной политике. В 1802 году она совершает поездку в Англию — непримиримую соперницу Бонапарта, показывая этим свое неприятие политики нового правительства, а вернувшись, открывает свой салон, превращающийся постепенно в оппозиционно настроенный Наполеону политический центр. Но она привлекает не только лиц, не согласных с республиканским правительством и своих поклонников.
Жюли Рекамье родилась в семье нотариуса в Лионе, после продвижения ее отца по карьерной лестнице семья переехала в Париж.
В 15 лет она вышла замуж за банкира Жака Рекамье, который был старше ее на 26 лет.
Отношения между супругами были скорее дружескими, нежели любовными. В качестве свадебного подарка банкир купил Рекамье особняк бывшего королевского министра финансов Неккера в Париже, где она впервые стала принимать гостей, и эти визиты вскоре превратились в знаменитый салон.

Портрет Давида

Мадам Рекамье не скрывала своего недовольства новой государственной политикой. Ее салон привлекал неразделяющих изменения и постепенно превратился в оппозиционно настроенный Наполеону политический центр. Императорская полиция несколько раз закрывала ее салон. После высылки Жеремен де Сталь она продолжала поддерживать с ней связи, а позже был подписан приказ и о ее удалении из столицы. Она переехала во французскую провинцию, путешествовала по Италии и вернулась в Париж после реставрации. В 1819 году она переехала в монастырь Аббе-о-Буа, где продолжала устраивать приемы; ее близкий друг Рене Шатобриан оставался с ней до самой смерти.
Жюли писала мемуары, но перед смертью приказала их уничтожить. Она оставила большое количество писем, часть из которых впоследствии была напечатана

Хозяйка блестящего парижского салона Жюли Рекамье заказала Давиду свой портрет.
Он принялся за работу, однако постоянно не был удовлетворён условиями, в которых приходилось писать. По его словам, то комната была слишком тёмной, то свет исходил из слишком высокой точки. Работа шла настолько медленно, что мадам Рекамье не выдержала и предложила Франсуа Жерару окончить портрет. Рассерженный Давид советовал Жерару принять предложение, а когда Жюли Рекамье в следующий раз пришла в Лувр, чтобы позировать Давиду, он сообщил ей: «У женщин есть свои капризы, а у художников свои. Позвольте мне удовлетворить мой каприз: я оставлю ваш портрет в его теперешнем состоянии». Давид сожалел об этом всю оставшуюся жизнь. Несмотря на эту внезапную остановку, а возможно, и благодаря ей, «Портрет мадам Рекамье» в своей мягкой жёлто-голубой гамме является прекрасным примером мастерства Давида.

Ну и закончу я насмешливым портретом Рене Магрита..Обожаю его иносказательность..Хотя, грустно все это.

История в художественных образах (мадам Рекамье)

История в художественных образах (мадам Рекамье)

Быть красивой женщиной мечтает каждая представительница прекрасного пола. Но красота это еще не все, судьба многих женщин прошлого тому свидетельство. Благодаря своей красоте многие из них остались в истории литературы и искусства, однако просто красота этих женщин не могла быть причиной того, почему мужчин так тянуло к ним. Было еще и нечто другое: особый талант, ум, очарование, артистичность, умение собирать вокруг себя интересных и неординарных личностей. Жанна Франсуаза Жюли (Жюльетта) Аделаида, в девичестве Бернар, а в замужестве Рекамье, была одной из таких женщин. Она была звездой европейского масштаба, о которой говорили во Франции, в России и в Англии, в Италии и в Германии. Она не писала романов и не создавала картин, но обладала удивительным талантом притягивать к себе людей, открывать таланты и поддерживать их.

Жан-Франсуа Валли Жанна Рекамье

Век XIX-й был веком салонов: политических, литературных, научных. Политическим, интеллектуальным и артистическим центром тогдашнего Парижа был знаменитый салон мадам Рекамье, который посещали Ампер и Сент-Бев, Иван Тургенев и Полина Виардо, Мериме и Стендаль, Мюссе и Бальзак. Она дружила с Шатобрианом, Гюго и мадам де Сталь. Ею восхищались Давид и Делакруа. Это был цвет французского искусства и науки – всех их сумела объединить мадам Рекамье. У нее была своя история жизни, которую до сих пор пытаются разгадать многие писатели и историки. Один из вариантов, совсем коротенький, опубликован в статье Н. Хитровой История салонов, отрывок из которой и приведен ниже.

На детство и отрочество мадам Рекамье приходятся годы крушения французской монархии и начало Французской революции 1789 года. В жизни мадам Рекамье было много тайн, которые привлекали к ней внимание писателей, историков, художников, политических деятелей. Ее первой загадкой стало таинственное замужество. Ей было всего пятнадцать, когда она вышла замуж за Жака Рекамье, богатого банкира, старше ее на 27 лет. Романтически настроенные писатели полагают, что это был ее отец, влюбившийся много лет назад в очаровательную мадам Бернар — мать Жюли, а в 1777 году от этой связи родилась чудесная девочка, унаследовавшая от матери красоту и хороший вкус, а от отца ум, и превратившаяся в первой половине XIX века в одну из самых очаровательных женщин Франции.

Читайте также  Блудный сын, джорджо де кирико - описание картины

Фирмин Массот Жюльетта Рекамье 1807

В принципе, такая история — в французском духе. Однако есть другое объяснение ее неожиданного брака. Скорее, Жаком Рекамье двигал страх перед конфискацией имущества новым республиканским правительством, пришедшим к власти после Революции 1789 года. Преуспевающему и хорошо известному банкиру Рекамье было что терять, а фиктивный брак позволил ему переписать все его имущество на имя молодой жены, носящей не слишком громкое имя. Обе семьи были согласны. У господина Рекамье не было наследников, а Мадам Бернар была рада, что удачно пристроила дочь, не очень обращая внимания на невероятные слухи. Эдуард Фукс в книге «Иллюстрированная история нравов» пишет, что в ту сложную эпоху такие фиктивные браки не были редкостью.

Зрелый муж отнюдь не скрывал свою молодую жену. В качестве свадебного подарка он дарит Рекамье красивый дом в Париже, где она организовывает салон, остававшийся самым популярным литературно-политическим салоном Франции в течение нескольких десятилетий. У нее появляются круг друзей, среди которых особое место заняла знаменитая Мадам де Сталь — известная французская писательница начала 19 века. Знакомство двух умных женщин положило начало двадцатилетней дружбе, хотя их и разделяли 11 лет.

Жак-Луи Давид Портрет мадам Рекамье 1800

Разумеется, мадам Рекамье окружают поклонники, среди них — один из братьев Наполеона, Люсьен Бонапарт, который в 1799 году начинает настойчиво ухаживать за Жюли. Однако она равнодушно воспринимает внимание высокопоставленного поклонника, не пытаясь сблизиться с усиливающей свое положение фамилией. Рекамье отказывается от роли придворной дамы, предложенной ей Наполеоном и не ищет приглашений на изысканные балы, организованные его женой, прекрасной Жозефиной — будущей императрицей Франции. Скорее наоборот, Мадам Рекамье объединяет вокруг себя людей, оппозиционно настроенных к новой государственной политике. В 1802 году она совершает поездку в Англию — непримиримую соперницу Бонапарта, показывая этим свое неприятие политики нового правительства, а, вернувшись, открывает свой салон, превращающийся постепенно в оппозиционно настроенный Наполеону политический центр.

Франсуа Паскаль Симон Жерар Портрет мадам Рекамье 1805

Гравюры с изображением мадам Рекамье

Наполеон, став императором Франции, не заставил ждать своей реакции на дискуссии в салоне Рекамье. В 1803 году он издает приказ о закрытии салона, в 1805 году способствует разорению банка господина Рекамье, а в 1807 году высылает из страны ближайшую подругу Жюли — Мадам де Сталь — также ярую противницу его политики. Это был самый тяжелый период в жизни мадам Рекамье. Муж на грани разорения, в 1806 году умирает самый близкий и дорогой ей человек — ее мать, поверенная всех ее тайн. Она мечется между стареющим супругом и мадам де Сталь, оставаясь верной ей в годы ее изгнания, что привело к высылке в 1811 году Жюли из Парижа. Мадам Рекамье смогла свободно вернуться в Париж уже в период Реставрации, где вновь открываются двери ее знаменитого салона. К врожденному очарованию добавился жизненный опыт, превративший ее в не просто интереснейшую собеседницу, но и одну из самых умных женщин той эпохи.

Неизвестный художник Виконт Франсуа Рене де Шатобриан

Именно в эти годы в ее салоне появляется еще одно лицо — знаменитый французский поэт и писатель, одинаково преуспевший как на литературном, так и на политическом поприще, Франсуа Рене де Шатобриан. Тот, кого сейчас называют основоположником современной французской литературы — Стендаль, Бальзак и Золя были после него. Жюли, которой только что исполнилось 40, неожиданно забыла о своем принципе, помогавшем ей строить свои отношения с мужчинами.

Франсуа-Луи Дежюнне Мадам Рекамье в салоне монастыря Аббе о Буа 1826

Она влюбилась, страстно и надолго. Это было духовное возрождение мадам Рекамье и ее салона. Посещаемый Шатобрианом, ее салон из политического превратился в интеллектуальный и артистический центр Франции того периода, куда были вхожи самые знаменитые персоны той эпохи: великий французский ученый Андре — Мари Ампер, Евгения де Богарнэ — дочь Жозефины, первой жены Наполеона, г-н Бернадот — будущий король Швеции, писатели Проспер Мериме и Сент-Бев. Она дружна с Оноре де Бальзаком и Виктором Гюго, ее связывает общность вкусов с Мюссе и Стендалем, ею восхищаются художники Ж-Л. Давид и Эжен Делакруа и многие — многие другие. Это был цвет французского искусства и науки, имена, вошедшие в мировую культуру, — и всех их сумела объединить мадам Рекамье.

Ее имя становится символом, олицетворяющим хороший вкус и образованность, она превращается в «звезду» европейского масштаба, о ней говорят в России и Англии, в Италии и Германии. А в ее сердце — господствует Шатобриан. К этому времени он уже успел разочароваться в политике, неудачно женился и написал несколько философских трактатов. И после всех этих перипетий он нашел успокоение в обществе мадам Рекамье. Потеряв интерес к политике, он посвящает свою жизнь литературе, и Жюли становится его музой, остававшейся рядом с ним в течение последующих двадцати лет, продолжая его любить и не требуя ничего взамен.

Писатель Рене де Шатобриан Гравюра конца XIX века

Антуан-Жан фон Гро Портрет мадам Рекамье 1825

Красота мадам Рекамье запечатлена на века художниками. Самый знаменитый «Портрет мадам Рекамье» Великого Давида находится сейчас в Лувре. Существует также портрет другого художника — Франсуа Жерара, а затем и скульптора месье Шинара, создавшего прекрасный бюст «Мадам Рекамье».

Красивая история жизни, не так ли? Но у нее было не менее романтичное продолжение, хотя и весьма грустное.

Пьер Луис де Лаваль Портет виконта Рене де Шатобриана 1828

Любовь. сколько чудесных строк она рождает, если она идет от сердца. Через несколько часов после смерти своего возлюбленного виконта Рене де Шатобриана в 1848 году мадам Рекамье напишет следующие строки:

Через год, в 1849 году, мадам Рекамье скончалась от эпидемии холеры, таким образом пережив Шатобриана всего на один год. Однако образ ее остался в искусстве и до сих по остается неким образцом для подражания. Воистину красавицы не умирают!

Эулале Морин Портрет мадам Рекамье

Скульптурное изображение мадам Рекамье

Жозеф Шинар Жюльетта Рекамье 1806

Антонио Канова Жюльетта Рекамье в образе Беатриче 1822

Начало ХХ века — образ мадам Рекамье в рекламе косметического крема и сигарет

«Но счастлив тот, кто обрел врача!»

Есть у Проспера Мериме в письме от 26июля 1857 года к г-же Клер-Луизе-Фелисите де Ла Рошжаклен такой интересный момент. Он по просьбе собеседницы вспоминает о мадам Рекамье.

Жюльетта Бернар (1777—1849), по мужу Рекамье (в шестнадцать лет она вышла замуж за сорокадвухлетнего банкира Рекамье, причем брак этот был, скорее всего, фиктивным: Рекамье, по-видимому, в действительности приходился Жюльетте отцом и женился на ней, чтобы охранить ее от революционных бурь), не была ни писательницей, ни актрисой, ни художницей, она была просто очень красивой и очень умной женщиной и благодаря этому, где бы ни находилась, создавала вокруг себя творческую атмосферу, превращала светский салон в центр интеллектуальной жизни.

Читайте также  Картина «весна», сандро боттичелли — описание и видеообзор

Недавно в серии “Жизнь замечательных людей” вышла посвященная ей книжка Франсуазы Важнер, но я ее, честно говоря, пока не встречал.

Её имя, кстати увековечено в название мебели: «Рекамье» — это короткая элегантная кушетка с высоким плавно изогнутым изголовьем.

Произошло это потому, что именно на такой мебели она любила возлежать в своем салоне, и именно так ее увековечил на своей картине (написанной в 1800 г.) великий французский художник Жак Луи Давид. Давид изобразил свою героиню в революционно-античном стиле.

Когда Рекамье закзала Давиду свой портрет, то художник зануда принялся за работу, однако постоянно не был удовлетворён условиями, в которых приходилось писать. По его словам, то комната была слишком тёмной, то свет исходил из слишком высокой точки.

Работа шла настолько медленно, что мадам Рекамье не выдержала и предложила Франсуа Жерару окончить портрет.

Рассерженный Давид советовал Жерару принять предложение, а когда Жюли Рекамье в следующий раз пришла в Лувр, чтобы позировать Давиду, он сообщил ей: «У женщин есть свои капризы, а у художников свои. Позвольте мне удовлетворить мой каприз: я оставлю ваш портрет в его теперешнем состоянии».

Давид сожалел об этом всю оставшуюся жизнь. Но, несмотря на эту внезапную остановку, а возможно, и благодаря ей, «Портрет мадам Рекамье» в своей мягкой жёлто-голубой гамме является одной из лучших работ Давида, он просто не успел испортить его своим излишеством и занудством.

Так вот мадам Рекамье была таким “катализатором” и “мотиватором” творческих людей, “гениальной посредницей”; вдохновлявшей людей науки, писателей, философов, художников, полководцев, политиков… От нее не осталось ни поэм, ни романов, ни картин. Только письма, но их немного, и они менее интересны, чем письма к ней. Конечно, мадам Рекамье писала мемуары, но перед смертью приказала их уничтожить, чтобы не портить по себе памяти.

Но ее жизнь — тонкая нить, связыввшая многие биографии и почти все главнейшие события, прожитой ей эпохи — это отдельный предмет изучения в истории французской культуры 18-19 веков.

Конечно, она высокой и стройной, обладала удивительной грацией, каким-то особым внутренним музыкальным ритмом. Без сомнения, она была красавицей и, по словам ее современников, не знала себе равных в Европе.

Но является ли красота достаточным объяснением того, что ее салон на протяжении нескольких десятилетий был одним из главных интеллектуальных центров Европы?

Как получилось, что окружавшие ее мужчины и женщины старались быть лучше, вдохновлялись, творили?

Вот Мериме, в том письме, которое я упомянул в начале пытается ответить на этот вопрос: «Я полагаю, что своим влиянием она обязана была по преимуществу свойственной ей безропотности. Она с неизменной покорностью выносила общество всех светских львов. Она никогда не скучала или не подавала виду, что скучает. Мужчин постоянно нужно подкручивать как часы».

Вот это постоянно нужно подкручивать как часы меня при первом прочтение, лет двадцать назад, буквально поразило. Как точно сказано. Вот и все!

Великий собеседник — это не тот кто хорошо острит и говорит тебе различные умности, а тот рядом с кем тебе хочется быть лучше, умнее, острее. Настоящая любовь — это когда ты находишь подходящего человека, а когда ты становишься таким человеком. Любить — это значит знать, что нужно любимому человеку.

Но Мериме продолжает: ««Мужчин постоянно нужно подкручивать как часы. Мы время от времени поддаемся приступам слабости, грусти, недовольства, от которых нас обычно вылечивают похвалы. В такие минуты страшно обратится к другу, потому что известная гордость мешает нам показать себя в столь подлом виде. Так как между мужчинами и женщинами нет соперничества, вам предоставлена печальная привилегия утешать нас и вылечивать. Но боюсь, что вы взираете на мужскую природу, как врачи взирают на весь род человеческий. Под гладкой кожей они видят отвратительные язвы, нарывы и т.д. Но счастлив тот, кто обрел врача!» »

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: