Портрет княгини юсуповой, серов, 1902 - JEKATERINBURG.RU

Портрет княгини юсуповой, серов, 1902

Зинаида Николаевна Юсупова

Ф. Фламенг. Портрет княгини З. Н. Юсуповой, 1894. Фрагмент | Фото: liveinternet.ру

Богатейшая наследница древнего аристократического рода, княгиня, которую при дворе называли не иначе как «Сияние», Зинаида Николаевна Юсупова прославилась не только своей красотой и богатством, но и активной благотворительной деятельностью: на ее средства были построены школы, церкви и госпитали. Однако путь к личному счастью был для нее тернистым – ее сыновья умирали один за другим. Говорили, что это было результатом древнего родового проклятия, преследовавшего не одно поколение Юсуповых.

Ряд князей Юсуповых теснейшим образом связан с российской и мировой историей. Его исток — в VI в. нашей эры, когда жил пророк Мухаммед. Эмиры, калифы и султаны с царской властью, чьи имена встречаются на страницах сказок Шахразады, а владения простирались от Египта до Индии — все предки Юсуповых.

Над родом Юсуповых тяготело проклятие. Дело было в царствование Федора Алексеевича. Правнук знаменитого в роду Юсуфа-мурзы по имени Абдул-мурза принимал патриарха Иоакима и по незнанию православных постов накормил его гусем. Патриарх принял гуся за рыбу, отведал и похвалил, а хозяин возьми да скажи: это, мол, не рыба, а гусь, и повар мой столь искусен, что может приготовить гуся под рыбу. Патриарх разгневался и по возвращении в Москву рассказал всю историю царю Федору Алексеевичу. Царь лишил Абдула-мурзу всех пожалований, и богач в одночасье стал нищим. Он напряженно думал три дня и принял решение креститься в православной вере. Абдул-мурза, сын Сеюша-мурзы, был крещен под именем Дмитрий и придумал себе фамилию в память предка своего Юсуфа: Юсупово-Княжево. Так появился на Руси князь Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево.
Но в ту же ночь было ему видение. Внятный голос произнес: «Отныне за измену вере не будет в твоем роду в каждом его колене более одного наследника мужского пола, а если их будет больше, то все, кроме одного, проживут не более 26 лет».

Княгиня Юсупова | Фото: liveinternet.ру

Зинаида Николаевна Юсупова с мужем Феликсом Феликсовичем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон | Фото: leonidzl.ком

Зинаида Юсупова родилась в 1861 г. в одной из самых знатных и богатых семей Российской империи: ее отец, последний князь из рода Юсуповых, был владельцем заводов, мануфактур, рудников, доходных домов, усадеб и поместий, их годовой доход превышал 15 млн золотых рублей. Несмотря на жизнь в достатке и роскоши, Юсуповы прославились великодушием, скромностью и щедростью. Отец Зинаиды основал несколько благотворительных фондов, содержал институт для глухонемых.

Николай Борисович обожал свою дочь Зинаиду. Двадцати трех лет она едва не умерла из-за заражения крови. Состояние ее было совершенно безнадежно (это констатировал доктор СП. Боткин). Княгиня во сне увидела образ отца Иоанна Кронштадтского и стала просить родных о встрече со священником. Когда же отец Иоанн появился у постели умирающей и положил руки на ее голову, она испытала чудесное успокоение. При¬частившаяся княгиня по молитве святого выздоровела.

Князь и княгиня с первенцем Николаем | Фото: liveinternet.ru

Семья Юсуповых в родовом имении Архангельское под Москвой, 1901 | Фото: liveinternet.ру

Зинаида Юсупова была не только одной из самых завидных невест, но и одной из первых красавиц Петербурга. За чистоту и свет, которые она излучала, при дворе ее называли «Сиянием». К тому же княгиня получила хорошее образование, говорила на нескольких языках и была так же умна и великодушна, как ее отец. К ней сватались самые знатные женихи, но все они получали отказ.

Семья Юсуповых | Фото: liveinternet.ру

Княгиня Юсупова с семьей | Фото: liveinternet.ру

Ее выбор стал неожиданностью как для семьи, так и для всего высшего света: княгиня вышла замуж за гвардейского офицера Феликса Эльстона. Этот брак называли мезальянсом – граф был ниже супруги и по положению, и по уровню достатка. Княгиня твердо решила стать женой только того, кого полюбит, и отец ей в этом не препятствовал, хотя и был недоволен ее выбором.

Это бабушка Зинаиды Николаевны, Зинаида Иванова Юсупова,урождённая Нарышкина — фрейлина, русская аристократка, «светская львица». Любительница необарокко, она оформила в этом затейливом стиле интерьеры дворца на Мойке и инициировала постройку таких зданий, как Литейный дом в Петербурге и Юсуповская дача в Царском Селе

Зинаида Николаевна была образованна, привыкла к обществу людей науки, культуры, неплохо разбиралась в философии. К ней — одной из самых богатых и родовитых невест России — сватались европейские принцы крови, но она предпочла графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона, хотя ни особого ума, ни деловой хватки, а уж тем более тонкого вкуса у графа не было. Он был мужественен, с военной выправкой, праправнук М. И. Кутузова и внук прусского короля. Император Александр III, удовлетворяя просьбу князя Н. Б. Юсупова-младшего, чтобы не пресеклась знаменитая фамилия, разрешает графу Сумарокову-Эльстону именоваться еще и князем Юсуповым. Этот титул должен был переходить к старшему из сыновей.

Слева – Ф. Фламенг. Портрет княгини З.Н. Юсуповой с двумя сыновьями в Архангельском, 1894. Справа – В. Серов. Портрет князя Феликса Юсупова, 1903 | Фото: liveinternet.ру

Княгиня Юсуповы родила 4-х детей, но двое из них умерли в младенчестве. Выжили два сына – Николай и Феликс. Старший Николай не хотел делить родителей с братом и даже предлагал выбросить его в окно. Как позже выяснилось, он был напуган рассказами прислуги о древнем проклятии рода Юсуповых, согласно которому в каждом поколении мог остаться в живых только один сын, а если рождалось больше, то остальные умирали до 26 лет. Если верить семейному преданию, потомки основателя рода хана Юсуфа были прокляты своими сородичами после того, как изменили магометанству и приняли христианство.

Слева – К. П. Степанов. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой, 1903. Справа – К. Е. Маковский. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой в русском костюме, 1900-е | Фото: liveinternet.ру

Зинаида Юсупова с мужем на последнем костюмированном балу империи, 1903 | Фото: liveinternet.ру

Княгиня была достаточно умна для того, чтобы не верить подобным слухам, если бы это проклятие не сбывалось в каждом из поколений. Убедиться в его реальности ей довелось, когда Николай погиб на 26-м году жизни. Он полюбил замужнюю женщину, стрелялся из-за нее и был убит на дуэли мужем возлюбленной.

Потрясенные родители, похоронив старшего сына, построили в Архангельском храм-усыпальницу, где должны были находить последний приют князья Юсуповы. Храм возводил известный московский зодчий Р.И. Клейн вплоть до 1916 г. Грянула революция, и храм никогда не принял под свои своды никого из княжеского рода. Так и стоит он поныне памятником страшного проклятия роду князей Юсуповых.

Княгиня Юсупова с семьей | Фото: liveinternet.руи fashiony.ру

Перед революцией младший сын, Феликс, организовал убийство Г. Распутина, и мать поддержала его в этом, так как считала, что он освободил Россию от чудовища, терзавшего всю страну. Феликс Юсупов тоже искренне восхищался матерью: «Она была не только умна, образованна, артистична, но исполнена самой обаятельной, сердечной доброты. Ничто не могло сопротивляться ее очарованию».

Слева – В. Серов. Портрет княгини З. Н. Юсуповой, 1902. Справа – Ф. Фламенг. Портрет княгини З. Н. Юсуповой, 1894 | Фото: liveinternet.ру

С такой характеристикой был согласен и художник В. Серов, который обычно не жаловал аристократию и не льстил знатным дамам, когда писал их портреты, но княгиня Юсупова вызывала в нем восхищение: «Если бы все богатые люди, княгиня, были похожи на вас, то не осталось бы места несправедливости». На что Зинаида Николаевна ответила: «Несправедливости не искоренить, и тем более деньгами, Валентин Александрович».

Князь и княгиня Юсуповы в 1907 г. | Фото: prometey-spb.su

Феликс Юсупов и его невеста, Великая княжна Ирина Романова | Фото: liveinternet.ру

В 1900 г., еще до гибели старшего сына, княгиня с мужем составили завещание, в котором говорилось: «В случае внезапного прекращения рода нашего все наше движимое и недвижимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами. завещаем в собственность государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества». После революции княгиня с семьей эмигрировала во Францию. За границей она провела оставшиеся 22 года своей жизни. Ее похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Читайте также  Портрет художника м. в. матюшина, к.с. малевич, 1913

Княгиня Юсупова | Фото: liveinternet.ру

Зинаида Юсупова | Фото: she-win.ру

На средства княгини был сооружен греко-римский зал музея Изящных искусств.

Портрет Зинаиды Николаевны, написанный замечательным художником В.А. Серовым, находится в Русском музее.

Серов В.А.. Портрет княгини З.Юсуповой. 1902

Серов В.А. Портрет княгини З.Юсуповой.

1902. Холст, масло.

Сборник шедевров, отобранный искусствоведами Русского музея, позволит вам составить первое впечатление о коллекции Русского музея.

Виртуальные туры, созданные в технологии панорамной съемки, знакомят с экспозицией, временными выставками, интерьерами и внешним обликом дворцов и садов Русского музея.

  • Виртуальный тур по музейному комплексу.
  • Проект «Шедевры Русского»

Гуманитарный просветительский проект, посвященный культуре России. Рассказывает о событиях и людях в истории литературы, архитектуры, музыки, кино, театра, а также о народных традициях и памятниках природы.

  • О музее
  • Дворцы/Сады
  • Музей Людвига в Русском музее
  • Филиал в городе Малага
  • Филиал в городе Кемерово
  • Справочная информация
  • Билеты
  • Реставрация музейных ценностей
  • Друзья Русского музея
  • Администрация музея
  • Партнеры и спонсоры
  • Пресса о Русском музее
  • Противодействие коррупции
  • Локальные нормативные акты
  • Справочная информация
  • Часы работы
  • Лекторий
  • Билеты
  • Правила посещения музея
  • Экскурсии
  • Доступный музей
  • Музей — детям
  • План мероприятий по улучшению качества деятельности музея и оценка условий труда
  • Текущие выставки
  • Будущие выставки
  • Прошедшие выставки
  • Постоянные экспозиции
  • Выездные выставки
  • Михайловский дворец
  • Корпус Бенуа
  • Строгановский дворец
  • Михайловский замок
  • Павильоны Михайловского замка
  • Мраморный дворец
  • Летний дворец Петра I
  • Домик Петра I
  • Каталоги и альбомы
  • Научные каталоги собрания
  • Научные сборники
  • Буклеты
  • Ежегодные отчеты
  • Мультимедиа
  • Русский музей: виртуальный филиал
  • Культурно-выставочные центры
  • Фестиваль «Императорские сады России»
  • Лекторий
  • Российский центр музейной педагогики и детского творчества
  • Сектор прикладной социологии и работы с молодежью
  • Студенческий клуб Русского музея
  • Консультационно-методический центр художественных музеев Российской Федерации
  • Аспирантура
  • Поддержать музей
  • Порядок оплаты
  • Договор пожертвования
  • О музее
  • Дворцы/Сады
  • Музей Людвига в Русском музее
  • Филиал в городе Малага
  • Справочная информация
  • Билеты
  • Администрация музея
  • Партнеры и спонсоры
  • Друзья Русского музея
  • Пресса о Русском музее
  • Противодействие коррупции

Будьте в курсе новостей, событий и выставок Русского музея

Русский музей является обладателем исключительных прав на все изображения интерьеров и произведений искусства из коллекции Русского музея, а также на все изображения и текстовую информацию, которые размещены на официальном сайте. Использование текстов и изображений, опубликованных на сайте, возможно только с разрешения Русского музея

Вернисаж! Зинаида Юсупова . При дворе ее называли «Сиянием»

НЕСРАВНЕННАЯ ЖЕНЩИНА. умная,образованная, признанная красавица, И родовое проклятие Юсуповых.

Многа букаффф (очень интересных!!) и картины и фото. Почитайте—не пожалеете .

В.Серов. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой

Накануне ХХ века княгиня Зинаида Николаевна Юсупова заказала у модного художника Серова портреты всех членов семьи. Обычно Валентин Александрович «чванливых и богатых» не писал, но Юсуповой отказывать не стал: «Если бы все богатые люди, княгиня, были похожи на вас, то не осталось бы места несправедливости».

Серов писал с Зинаиды Николаевны и ранее, но экспонировался лишь портрет, над которым он работал в 1900-1902 гг. на протяжении восьми-десяти сеансов в Архангельском и в Петербурге. Известны слова Зинаиды Николаевны, как она говорила, очевидно, с ее очаровательной улыбкой: «Я худела, полнела, вновь худела, пока исполнялся Серовым мой портрет, а ему все мало, все пишет и пишет!»

Известны слова Серова из его письма к жене из Архангельского, очевидно, в первое время знакомства (1896 года): «. славная княгиня, ее все хвалят очень, да и правда, в ней есть что-то тонкое, хорошее». Это, помимо ее красоты и обаяния, сугубо нравственная оценка. Княгиня была умна и очень талантлива; на великосветском балу-маскараде могла сплясать русскую ко всеобщему восторгу, на любительском спектакле (ставили, к примеру, «Романтиков» Ростана) могла сыграть, как настоящая актриса, к изумлению Станиславского, которому, правда, не удалось ее сманить на профессиональную сцену, как другую генеральшу Марию Федоровну Желябужскую.

Критик С.С.Голоушев писал: «Возьмите, скажем, портрет княгини Юсуповой! Чем она может быть мне интересна? А я, между тем, страшно люблю этот портрет. Я никогда не видал эту женщину в действительности, но я чувствую, что передо мною сидит маркиза нашего времени. Я чувствую эту женщину большого света и во всех деталях, окружающих ее: в этой собачке, лежащей подле нее на диване, в окружающем атласе и безделушках. Я чувствую, что эта женщина живет какой-то особой жизнью, быть может совершенно чуждой мне, на какой-то особой высоте от всего окружающего, отделенная, обособленная от всего, нежная, изящная и утонченная, живет именно той жизнью, какой жили когда-то маркизы. Эти белые напудренные волосы, эта странная поза, — все это дает право сказать, что это именно маркиза нашего времени».

У Зинаиды Николаевны, которая не витала в садах Семирамиды, хотя и могла, рано стали седеть волосы; она их не красила и, конечно, не пудрила, но и седеющие пряди ей придавали очарование «маркизы нашего времени». Занимаясь благотворительностью, княгиня проявила себя и как незаурядный меценат: римский зал музея Изящных искусств сооружен на ее средства.

«Портрет княгини З.Н.Юсуповой» впервые экспонировался на выставке «Мира искусства в начале 1902 г. в Петербурге, и с 15 ноября 1902 г. по 1 января 1903 г. в Москве. Портрет вызвал противоречивые оценки, был воспроизведен в художественных изданиях за рубежом. То, что портрет княгини, как и другие работы Серова, оказался в Русском Музее, в высшей степени естественно, как и создание этого хранилища искусств наравне с Эрмитажем. Это не причуда и слава царей, а ход народной жизни с начала преобразований Петра Великого, ренессансные достижения в России во всех сферах искусства и жизнетворчества.(с)

Ее рисовали многие художники, видимо было что-то в ней притягательное, завораживающее. «Всюду, где появлялась мать, она приносила свет, её взгляд сиял добротой и кротостью. Она одевалась со сдержанной элегантностью, не любила украшений и, хотя располагала лучшими в мире, появлялась в них только в особенных обстоятельствах. « (Ф.Юсупов)

Зинаида Николаевна была дочерью последнего князя Юсупова — Николая Борисовича-младшего. Музыкант, историк, довольно скромный коллекционер. Зинаида осталась единственной в роде после смерти сестры. Зинаида Николаевна была хорошо образована, привыкла к обществу людей науки, культуры. Она неплохо разбиралась даже в философии.

Зинаида Николаевна Юсупова с мужем Феликсом Феликсовичем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон.

Как смотреть Серова

«Девочка с персиками», балерина Ида Рубинштейн, княгини Ольга Орлова и Зинаида Юсупова, красавица Генриетта Гиршман: рассматриваем их портреты и объясняем, на что важно обратить внимание

«Девочка с персиками» (1887)

Картина, с которой началась серовская слава, и самый известный его портрет. Известный настолько, что перестал быть собственно портретом реальной Ве­ры Мамонтовой, встав в ряд тех живописных шедевров (например, «Девушка с креветками» Хогарта или «Девушка с жемчужной сережкой» Вермеера), где имя модели несущественно. Высказанное Серовым в том же 1887 году стрем­ление «писать только отрадное» воплотилось здесь во всей полноте; по его словам, он добивался только «свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах». Впрочем, для такого впечатле­ния двенадцатилетней Вере пришлось позировать каждый день в течение двух месяцев, что симптоматично.

Путешествуя по Европе, Серов наверняка видел живопись импрессионистов, поставивших категорию «свежести» в центр своей художественной программы. Свежесть — она же готовность к мгновенному изменению — достигалась по­средством соответствующей техники: видимый процесс наложения открытых высветленных мазков отвечал скорости отклика на натуру — и быстротекущей жизни самой натуры. Здесь же, напротив, устойчивость фигуры и обилие округлых форм (персики, блюдо на стене, спинки стульев) даже компенсируют динамические ракурсы композиции, впрочем тоже выраженные без акцента, — легкую диагональ вместо фронтальной постановки. Сложное письмо с подма­левком Подмалевок — вариант эскиза в живописи, начальный этап работы над картиной, пред­ставляющий собой нанесение на холст ком­позиции будущей работы, раскладка основ­ных цветовых пятен, проработка объема и формы основными тонами краски. и лессировками Лессировка (от нем. Lasierung — глазурь) — техника получения глубоких переливчатых цветов за счет нанесения полупрозрачных красок поверх основного цвета. вполне позволяет сообщить светоносность про­странству и высветлить рефлексы Рефлекс — изменение тона или увеличение силы окраски предмета, возникающие при отра­жении света, падающего от окружающих его предметов. на скатерти — но как далеко это от им­прессионистского приоритета световоздушной среды, которая стирает грани­цы между предметами, развеществляя их до прозрачности или призрачности. Русский художник не сомневается в реальном бытии вещей, интонация его живописи — утвердительная.

Читайте также  Картина "осенний пейзаж", левитан

Пока что это счастливые вещи и счастливая жизнь в Абрамцево под крылом Саввы Мамонтова, отца Веры. «Отрадное» означает свое, родное: Серов сам принадлежит этой жизни, и ему хочется ее продлить.

Портрет княгини Зинаиды Юсуповой (1900–1902)

Парадоксально, что именно Серову, желающему изображать лишь «отрадное», выпало возродить жанр парадного заказного портрета, который довольно долго пребывал в небрежении. В начале века он, пожалуй, самый востребованный русский портретист (в числе заказчиков — императорское семейство), но эта слава его отчасти тяготит. С одной стороны, Серов настаивает на своем неуме­нии «писать казенных портретов», если нет личного теплого отношения к мо­дели. С другой — обнаруживает в себе совсем иную зоркость, далекую от лири­ческой отзывчивости на «отрадное», — ироническую, острую. Это свойство еще нуж­дается в оправдании делать, если шарж сидит в самой модели, — чем виноват. Я только высмотрел, подметил»), но оно же осознается как метод («Я… увлекаюсь… не самим лицом индивидуума… а той характеристи­кой, которую из него можно сделать на холсте»). Портрет Зинаиды Юсупо­вой — из тех, в кото­рых этот метод оттачивается.

Заказ на портретное запечатление юсуповского семейства (княгини, ее мужа и двух сыновей — Николая и Феликса) не был для Серова тягостным. Зинаида Николаевна вызывала у него, как и у всех ее знавших, чувство глубокой приязни: умна, обаятельна, дружелюбна — и нимало не раздосадована длительностью сеансов («Я худела, полнела, вновь худела, пока исполнялся Серовым мой портрет, а ему все мало, все пишет и пишет!»). В живописи ее лица кистевой размах, с которым пере­числены «околичности», как бы приостанавливается: оно — центр композиции и трактовано со всей бережностью. Однако сами эти «околичности» подчиняют себе фигуру: она столь плотно «впечатана» в интерьер, что сама становится еще одной его деталью. И в портретировании вещной среды — с оглядкой на старых мастеров, по всем правилам гранд-стиля — вкус к роскоши сосед­ствует с насмешкой над этой роскошью и над собствен­ным вкусом тоже. Тон платья слишком нарочито соответствует обивке дивана, и шпиц, кажется, за­веден в доме специально для того, чтобы подчеркнуть доминирующую в ди­зайне белизну: живое ради неживого. Приоритет декорации над сутью не препятствует парадности, но вносит в нее дополнительный — и чуть дву­смысленный — оттенок. Пока что этот оттенок едва различим; позднее он разовьется в самостоятель­ную тему, которая обогатит постановочные пор­треты вроде бы несвойственной данному жанру сложностью.

Портрет Генриетты Гиршман (1907)

Сделать случайный жест модели основой портретной характеристики не было серовским открытием, этим приемом пользовался и его первый учитель Репин. Но именно Серов довел прием до предельной остроты: князь Голицын (1906) навсегда подкручивает ус; навсегда лезет в карман — то ли за часами, то ли, как шутили недобрые зрители, за монетой для лакея — Гиршман (1911). Допустим, в этих случаях Серов оправдывал репутацию «злого портретиста», потому что модели не вызывали у него положительных чувств, — но с Генриеттой Лео­польдовной он состоял в самой нежной дружбе и писал ее не раз. Тем не менее именно этот, главный ее портрет вышел не совсем прославительным.

Будуар с коллекционной мебелью карельской березы в качестве места действия художник выбрал сам. Зеркало, усложняющее пространство, позволило ему по­местить в зеркальной глубине и собственную фигуру за мольбертом — устроив тем самым отсылку к целому пласту подобных вхождений автора в текст: от «Портрета Арнольфини с женой» Яна ван Эйка до «Менин» Веласкеса В «Портрете Арнольфини с женой» Яна ван Эйка в зеркале отражаются фигуры двух людей, а над зеркалом помещена надпись «Ян ван Эйк здесь был». Принято считать, что одна из фигур — сам художник, возможно, присутствующий в качестве свидетеля на обручении персонажей. В «Менинах» Веласкеса в таком же зеркале изображаются портретируемые; сам же автор с кистью и палитрой смотрит на них, не вошедших «в кадр». . Но оно же умно­жает суету предметного ряда — дробную мелодию флаконов и безделушек, в орбите которых и поза героини выглядит лишь удачным поводом показать унизанную дорогими кольцами руку. Почти монохромная живопись (Серов всегда сдержан в цвете, к тому же портрет написан темперой, лишенной мас­ляного блеска) вдруг сама начинает плодить фантомные формы: парик напо­минает лишнюю голову, брошенные ткани выглядят как сгустки красочной материи, не имеющие имен в мире вещей. Впрочем, эта свобода живописного почерка, как и свобода динамического разворота фигуры, обратным движе­нием проецируются на интерьер: выставленное как бы напоказ обнаруживает так много вольности в подаче, что демонстративные оттенки оказываются не столь очевидны. Образ сложен, и каждый может прочитать его . Модель, что существенно, осталась довольна.

Портрет княгини Ольги Орловой (1911)

Заказчики не всегда радовались итогам серовской работы. Княгиня Ольга Ор­лова, публично высказав лестные слова о своем портрете, все же отдала его в Русский музей. Возможно, она сама заподозрила в образе оттенок психологи­ческой вивисекции Вивисекция (от лат. vivus — живой и sectio — рассекание) — проведение хирургических операций над живым животным с целью исследования функций организма. , а возможно, на ее решение повлияли многочисленные иронические реплики — более всего обсуждался размер шляпы. Политес был соблюден, мнения художника спросили — он против передачи не протестовал.

Между тем критики, даже отмечая несообразности в туалете героини, были единогласны в оценке качества портрета: он признавался шедевром. Благо­родная патина колорита, цвет, светящийся глухо, как сквозь кисею; палитра старых мастеров, Левицкого или Рокотова, соединилась с здесь парадным «шиком» образов Ван Дейка или Гейнсборо. Несомненно, так. И так же не­сомненно, что это великолепие вдобавок еще и тонко скомпрометировано.

Ломкий каркас фигуры уподобляет ее задрапированной металло­конструкции с неустойчивыми шарнирными сочленениями. Соболье манто сползает с плеч; в попытке удержать его рука судорожно хватается за ожерелье — и демонстри­руя жемчуга, и как бы с опаской проверяя их наличие. Нагнетание размеров — шляпы, ожерелья — не в состоянии компенсировать неловкость позы: женщина присела на минуту, но ей трудно встать с этого низкого стула, словно бы и не предназначенного для отдыха. И интерьер не предназначен для жизни, вещи в нем высокомерно — словно повторяя выражение лица владелицы — позируют. Изгибы мебели ищут риф­мы в изгибах стенной лепнины, тени предметов не соответствуют самим пред­метам — и допущение о том, что отражение вазы, повторяя контуры головы Орловой, должно свидетель­ствовать о «пустотелости» великосветской красавицы, не кажется произвольным.

Можно сказать, что жизнь напоказ есть, собственно, вечная тема парадного портрета и, доводя эту идею до гротеска, художник лишь возвращает тради­ционной форме ее генетическое предназначение. Реалистическая система ви­дения легко вбирает в себя гротескные и даже карикатурные обертоны (кстати, Серов был мастером карикатуры), и образ, не теряя в представительности, об­ретает знаковую остроту. Степень остроты в данном случае напоминает о стиле модерн, который в эти годы осваивается Серовым не только в исторических и мифологических композициях, но и в портрете. Где ему вроде бы совсем не место.

Портрет Иды Рубинштейн (1910)

Отдавая свой портрет в Русский музей, Ольга Орлова запретила экспонировать его в одном зале с портретом Иды Рубинштейн. Этим она косвенно поддержала мнение большинства, видящего в портрете Иды «гальванизи­рованный труп» (определение Репина) и вообще «безобразие» (определение Сурикова). По на­стоянию возмущенных зрителей картину собирались «выгнать» из музея, и лишь внезапная смерть Серова прекратила скандал.

И публику, и людей искусства можно понять: само по себе соединение пор­тре­та с обнаженной натурой выглядело вызывающе. Портрет — про то, что скрыто в человеке, про душу и характер, а изображение тела должно отсылать к клас­сическому канону и образам красоты — но здесь нет ни этих отсылок, ни попы­ток душевного проникновения. Геометризованное длинное тело («длинное, как день без хлеба», как рискованно шутили газетчики) почти бестелесно; оно рас­пластано на плоскости стены, сливаясь с ней по тону. Синяя ткань и зеленый шарф сочетанием цветов отсылают к вавилонским постройкам из глазурован­ного кирпича; и в восхищенных речах Серова акцентируется «восточное»: «рот раненой львицы», «оживший архаический барельеф», «и она куда — в Египет!».

Читайте также  Картина суд париса, питер пауль рубенс, 1639

Балерина без классической выучки, Ида Рубинштейн эпатировала, производи­ла сенсации и жила напоказ. Даже не жила, а воплощала — богемность, дека­дентство, стиль модерн (уже идущий на убыль, но обещающий перевопло­титься в ар-деко). Модерн культивирует остроту, он привязан к плоскости — в противовес поискам глубин — и уже оттого в целом проходит мимо пор­третного жанра, подобные поиски предполагающего; он основан на стилиза­ции, на уверенности, что все есть культура и современная стильность рож­дается в откликах на искусство прошлого. И потому тема неподлинной жизни, жизни напоказ, которая иронически акцентировалась Серовым в портретах светских красавиц, выглядит здесь органично. Артистическая личность («что перед нею все наши барыни?») олицетворяет стиль и эпоху эстетизма силой своего темперамента, таланта и пластики. И в этом качестве становится для портретиста не просто значительной, но великой — Венерой ХХ века.

Княгиня Зинаида Юсупова

Валентин Серов работал всегда быстро, а иногда и очень быстро. Писал он в манере импрессионистов ещё тогда, когда не был знаком с их творчеством, все его творческие поиски были вполне самостоятельными. Каждый из написанных им портретов выражал не только психологическую характеристику человека, которого он писал, но и дух эпохи.

Создавая портреты аристократок – Юсуповой, Акимовой, Орловой, Валентин Серов никогда не забывал, кто были предки этих знатных женщин. Их портреты прославили Серова, хотя именно эти шедевры его творчества оказались делом для него мучительным, как он сам говорил, подобным болезни.

Княгиня Зинаида Юсупова картина Серова

Портрет Юсуповой, наверное, был особенно сложен. 80 сеансов, и всё ему что-то не нравилось. В это время он писал жене: «Жаль, мы не очень с княгиней сходимся во вкусах… Вот приедут господа, посмотрят, что мы написали, уверен, придётся не по вкусу – ну, что делать – мы ведь тоже немного упрямы…». Когда писал портрет ему казалось, то уж слишком хороша княгиня, то какая-то жёсткость проглядывает, то свет на картине никак не находит места своего, будто не может успокоиться…

В чём могла быть причина? Может действительно непримиримость во вкусах, а может что-то другое. Как человеку, тонко чувствующему духовность, Валентин Александрович наверное ощущал в облике Зинаиды Николаевны состояние тревожности, предчувствия трагедии…

Род Юсуповых

Истоки рода Юсуповых прослеживаются с глубокой древности. Их предки правили в мусульманском мире и соединяли в своём лице правительственную и духовную власть. От Дамаска, Антиохии, Ирака, Персии, Египта и до самых берегов Азовского и Каспийского морей переселялись многие мусульманские племена, образовывая Ногайскую Орду, между Волгой и Уралом, затем Крымскую Орду.

Потомки эмиров посчитали необходимым подружиться с русскими государями. За верную службу они были пожалованы городами и селениями. В числе них были и потомки хана Ногайской Орды Юсуфа-мурзы. «Сыновья Юсуфа, прибыв в Москву, пожалованы были многими селами и деревнями в Романовской округе…». Они приняли православную веру, и Россия стала для них отечеством.

Княгиня Зинаида Юсупова на костюмированном балу 1903 года

О том, что на род наложено проклятие – это передавалось от потомков к потомкам всего юсуповского рода. И проклятие это, как видели сами Юсуповы, действовало неукоснительно – согласно ему – из всех рожденных в одном поколении Юсуповых будет лишь один доживать до двадцати шести лет, а продолжится это до полного уничтожения рода.

Юсуповы были не только богаты и знатны, они обладали незаурядным умом, были талантливы в искусстве и музыке. Николай Борисович Юсупов (1750-1831) был русским посланником в Италии, первым директором Эрмитажа, главным управляющим Кремлевской экспедицией и Оружейной палатой, а также театрами России. Он создал имение Архангельское – «подмосковный Версаль», красота и богатство которого восхищало всех современников.

Борис Николаевич Юсупов – камергер, сын Н. Б. Юсупова, тоже оставил единственного наследника — князя Николая Борисовича Юсупова, который впоследствии стал вице-директором Петербургской публичной библиотеки. Он был талантливым музыкантом и писателем. На нём и пресеклась мужская линия юсуповского рода.

В его семье росли две дочери Зинаида и Татьяна. В возрасте 22-х лет Татьяна умерла от тифа.

Осталась единственная наследница – одна из самых красивых женщин в России и богатейшая невеста – княжна Юсупова Зинаида Николаевна.

Юсуповы были вторыми по богатству после Романовых. Роскошь Юсуповских дворцов могла соперничать с роскошью царской семьи. Драгоценности Зинаиды Николаевны ранее принадлежали чуть ли ни всем королевским дворам Европы.

В 1882 году Зинаида Николаевна вышла замуж за графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстон, в будущем генерал-лейтенанта и губернатора Москвы. Через год у них родился сын – Николай, названный в честь деда. А сам Николай Борисович Юсупов незадолго до смерти обратился к императору Александру III с просьбой – дабы не пресеклась фамилия, разрешить графу Сумарокову-Эльстон именоваться князем Юсуповым, и чтобы титул сей переходил из рода в род к старшему сыну.

В счастливом браке выросли два сына. Николай получил образование юриста, питал склонность к искусству, подавал большие надежды, и дело оставалось только в женитьбе. Но полюбив женщину, которая была помолвлена с другим, он не смог справиться со своей страстью. Накануне 26-летия Николая проклятие рода Юсуповых снова возымело действие – Николай погиб на дуэли. Титул князя Юсупова перешел к Феликсу.

Феликс Юсупов, известный всем своими склонностями к весёлой жизни, а также тем, что он стал одним из соучастников с убийцами Распутина, был внешне похож на мать, но никак не разделял её склонностей к искусству.

Княгиня Зинаида Юсупова – картина Маковского

Две самые богатые и знаменитые фамилии породнились – Феликс Юсупов по убедительным просьбам матери женится на самой красивой и богатой девушке в России – Ирине Александровне Романовой, дочери великого князя Александра Михайловича. Венчание состоялось в феврале 1914 года, а через год у них родилась дочь Ирина.

В 1919 году семья Юсуповых эмигрировала, как и многие другие аристократические семьи. Огромное богатство, оставленное в России, Юсуповы уже никогда не смогли вернуть, но и в эмиграции они оказались не самые бедные. За границей у них оставалась часть недвижимости и наиболее ценные драгоценности княгини, которые им удалось увезти с собой.

Феликс Юсупов и Ирина Александровна

Ирина и Феликс попытались, как и многие русские эмигранты, заняться делом, приносящим доходы – создали модный дом «Ирфе» – «Ирина и Феликс». Но, видимо, было недостаточно тех знаний ведения бизнеса, которыми обладал Феликс, в прошлом не размышлявший, откуда берутся деньги, и вскоре модный Дом пришлось закрыть. Они купили дом в Булонском лесу, где прожили долгие годы.

Князь Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон скончался в 1928 году, а Зинаида Николаевна – в 1939 году.

Всё имевшееся имущество Феликс Юсупов постепенно растратил, от праздной жизни он так и не смог отказаться.

Его самого, жену и дочь Ирину похоронили в могиле матери на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Но вернёмся к портрету З.Н. Юсуповой, написанной кистью великого мастера живописи. Серов в 1900-х годах был уже признанным мастером, «модным художником», и зарабатывал заказными портретами. Он никогда не скрывал личного отношения к модели, и оно отчётливо отражается на полотне. Юсуповым портрет не понравился, они хотели даже вырезать из него овал, но не решились, к нашей радости. Теперь мы можем любоваться этим шедевром искусства в Русском музее Петербурга.

«Искусство Серова подобно редкому драгоценному камню, чем больше вглядываешься в него, тем глубже он затягивает вас в глубину своего очарования…» — И. Е. Репин.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: