Портрет иды рубинштейн, валентин серов, 1910 - JEKATERINBURG.RU

Портрет иды рубинштейн, валентин серов, 1910

Портрет Иды Рубинштейн

Описание картины «Портрет Иды Рубинштейн»

В 1910 году Лев Бакст познакомил Серова с танцовщицей Идой Рубинштейн. Бакст был преданным вассалом – он оформлял выступления Иды еще во времена безвестности, в начале ее артистической карьеры. Сейчас, когда балеты «Клеопатра» и «Шахерезада» сделали Иду Рубинштейн суперзвездой, оба нежились в лучах славы.

По свидетельствам очевидцев, Рубинштейн была существом необыкновенным. Высокая, угловатая, обладавшая отнюдь не канонической красотой, она была настолько уверена в своей привлекательности, что заражала этой уверенностью всех вокруг. Не будучи профессиональной танцовщицей, в условиях конкуренции с такой грозной соперницей, как Анна Павлова, всего за пару сезонов, она поставила Париж на колени. В 1910 году она была здесь повсюду: на афишах, открытках, газетных страницах, коробках с конфетами. Серийные театралы, журналисты, феминистки, художники, бакалейщики и уличные чистильщики обуви были без ума от Иды Рубинштейн – Серов рукоплескал вместе со всеми.

Согласно одной из версий, писать Иду Рубинштейн поручил художнику Дягилев, рассчитывавший повторить прошлогодний успех (когда Серов сделал для Русских сезонов в Париже плакат с Анной Павловой). Однако, самый дотошный биограф Серова – Игорь Грабарь – утверждал, что «Серов был до такой степени увлечен ею, что решил во что бы то ни стало писать ее портрет» .

Художник хотел, чтобы Ида Рубинштейн позировала обнаженной. Озвучить лично свою просьбу скромный Валентин Александрович не решился, это сделал за него Лев Бакст. Уговаривать Иду ему не пришлось.

Решив писать портрет в бывшем домовом монастыре, служившем мастерской-студией многим парижским художникам, Серов не напрасно опасался ажиотажа. Все, что делала Ида Рубинштейн – на сцене и вне ее, – было пропитано эротизмом. Критики писали о ее «сладострастно окаменелой грации» , о «гибельной чувственности» . Писать ее обнаженной, да еще и в относительно публичном месте было весьма провокационной затеей – как если бы, скажем, Дэмьен Херст взялся рисовать обнаженную Шерон Стоун где-нибудь в Сентрал-Парке сразу после премьеры «Основного инстинкта». Серов просил коллег держать язык за зубами и ничем не выдавать во время сеансов своего присутствия (разумеется, прибытие актрисы в церковь сопровождалось толпами зевак). Сам он во время работы облачался в специально купленную грубую холщовую блузу – чтобы «усмирить плоть» и символически подчеркнуть свою роль в происходящем.

Над портретом Иды Рубинштейн Валентин Серов работал в совершенно несвойственной ему манере. Обычно не терпевший позирования, он усадил свою модель в подчеркнуто вычурной позе. Писал непривычно быстро: единственная пауза возникла в связи с тем, что Ида улетела на сафари, где, по ее словам, собственноручно убила льва.

Мастерица мистификаций и гений автопиара, она обожала скармливать журналистам невероятные подробности своей удивительной, наполненной приключениями жизни. Вполне возможно, единственным Львом, убитым ее чарами, был Бакст. Впрочем, к делу это не относится и уж тем более не отменяет ощущения, что у мольберта стоял другой художник.

Неестественная мертвенная палитра вместо привычной живости красок. Обезжиренная геометрия лопаток вместо традиционного портретного сходства. Во всех отношениях голая форма вместо обычной содержательности – это был категорически не тот Серов, к которому привыкла публика.

Позднее искусствоведы многое объяснят, разглядев в неестественной позе акцент на артистической профессии Иды Рубинштейн, в мертвенных красках – намек на ее роковой образ, в перспективе, уткнувшейся в глухую стену, — связь с древнеегипетскими рельефами и мысль о том, что талант обречен существовать вне пространства и времени. «Ни цветом, ни композицией, ни перспективой — ничем не выявляется пространство, в котором размещена фигура. Кажется, что она распластана, прижата к холсту, и при всей остроте и экстравагантности модели это создает впечатление ее слабости и беззащитности» , — писал Дмитрий Сарабьянов.

Многое (если не все) объясняет и холщовая блуза: Серов старался отстраниться от сексуального подтекста, всюду сопровождавшего Иду Рубинштейн, настолько, насколько это возможно. Может быть, именно здесь, а не в египетских пирамидах следует искать причины абсолютной стилизации и подчеркнутой асексуальности героини, которую вожделело пол-Европы.

Что касается современников, они приняли эту «игру в декаданс» в штыки. «Ядовитое обаяние» и «красота на грани уродства» — самые сочувственные высказывания, которые раздавались на выставке «Мира искусства» и Международной выставке в Риме, где экспонировалась картина. Репин назвал героиню серовского портрета «гальванизированным трупом» . Суриков назвал его «просто безобразием» .

Как это часто бывает, для того, чтобы вчерашние критики заговорили о «поиске новых форм» и «таланте, опередившем свое время» потребовалась смерть художника: Серов скончался уже через год. Впрочем, портрет Иды Рубинштейн еще долго был объектом неоднозначных трактовок. Так в 1965-м поэт Сергей Петров писал:
Кончилось с пространством состязанье
на простом холсте пустой стены.
Нет, художник, на тебе вины,
но свистит лозою наказанья
жесткая мелодия спины.

История одного шедевра: «Портрет Иды Рубинштейн» Серова

Валентин Серов был самым востребованным портретистом на рубеже XIX-XX веков. В очереди к нему стояли, пожалуй, все, кому в принципе хотелось собственное изображение в галерею: от певцов и писателей до монарших особ. Серову позволяли все. Что бы он ни написал, встречали овациями. И тут — бац! — портрет танцовщицы. И все бы ничего, если бы женщина не была абсолютно голой. Скандал вышел натуральный. Как Серов решился на обнаженку?

Собственно, о сюжете говорить в данном случае довольно сложно. На картине изображена известная балерина Ида Рубинштейн. Обстановка небрежная, как если бы Ида только что проснулась, а Серов решил сделать фото для инстаграма.

Зеленая шаль, опутывающая ноги, похожа на змею. От ее укуса по сюжету популярного в те время балета погибла Клеопатра — одна из ролей, которые сделали Рубинштейн звездой. В портрет оказывается вписана тема смерти, поэтому взгляд Иды кажется прощальным.

Ида Рубинштейн была скандальной звездой. На сцене она появлялась почти обнаженной, лишь едва прикрытая прозрачным покрывалом. «…царица Египта… постепенно лишалась всех своих покровов и затем предавалась любовному экстазу у всех на глазах, причем лишь в самый критический момент являлись услужливые придворные дамы, окружавшие занавесками ложе любовников», — вспоминал Бенуа, как Рубинштейн исполняла роль Клеопатры.


Ида Рубинштейн в образе Шехерезады

И вот тут парадокс: на балете изящно раздетой Иде рукоплескали, а в галерее, глядя на ту же Иду те же люди недоумевали. Да, публика повидала немало обнаженных и мужчин, и женщин на полотнах и на сцене. Но то все мифологические персонажи, а тут Ида Рубинштейн — живая женщина, которую все знали. Это уже не «прекрасная нагота», а раздетость. «Декадентщина» и «уродство» — так отзывались о картине современники. Сам же Серов, которого Рубинштейн чрезвычайно вдохновляла, портретом городился.

У Иды Рубинштейн не было ни балетного, ни специального театрального образования. Но она выглядела так, как в начале XX века было выглядеть модно: длинная, тоненькая, с восточными чертами. В глазах Серова она была Венерой XX века.

Судьба художника

Серов рос в доме, где царил хаос. Творческий, но все же хаос. Мать — Валентина Семеновна Бергман — была убежденной нигилисткой, боготворила Чернышевского с его идеями о свободе и равенстве, а про этикет эта дама и слышать не желала. Отец — Александр Николаевич Серов — был популярным в то время композитором. Кстати, разница в возрасте у супругов составляла 26 лет: 43-летний Александр Николаевич женился на своей 17-летней ученице.

Дом на ушах стоял: к матери приходили нигилисты и революционеры, к отцу — писатели, скульпторы, музыканты, художники. А до маленького Вали руки особо не доходили. Ребенок рос замкнутым, угрюмым. Когда Вале было 6 лет, отец скончался. Мать, осознав, что сын увлечен рисованием, отправилась с ним в Париж, где тогда жил Репин. Последний уже был знаменит своими бурлаками, да и Валентина Семеновна хорошо его знала. В дальнейшем, когда и Репин, и Серовы вернулись в Россию, они возобновили занятия. Мальчик так много времени проводил у учителя, что практически считался членом семьи.

Читайте также  Картина "покорение сибири ермаком", суриков, 1895

Академию художеств Серов бросил через пять лет: попросил отпуск якобы по болезни, а на самом деле его скука одолела. Стены, говорит, коридоры — все то же изо дня в день, надоело.


Валентин Серов

Уже в 1875 году Серов познакомился с Мамонтовыми. В Абрамцеве он у них часто и подолгу гостил. И именно Савва Мамонтов был первым продюсером Серова: находил заказчиков на портреты, в основном, знаменитостей, которые приезжали в Россию на гастроли. Одна из таких работ попала на выставку Московского общества любителей художеств в 1886 году. Это был дебют — не громкий, но и не провальный, в целом, все одобрили молодое дарование.

Знаменитым Серов стал после той самой «Девочки с персиками», которая и сегодня первой приходит на ум при имени художника. После этой картины (и еще «Девушки, освещенной солнцем») от него ждали таких же солнечных, «позитивных» портретов. Но не тут-то было.

Портреты заказывали в основном буржуа и аристократы — люди, которые знали, как принять выгодную позу, правильно улыбнуться и многозначительно взглянуть. Но хватало их ненадолго — после долгого позирования у них сдавали нервы, немели члены, и лицо искажали истинные эмоции. Вот тут-то их и подлавливал Серов, за это его портреты часто называли шаржистскими, позировать ему боялись, но все это только добавляло ему популярности.


«Девушка, освещенная солнцем», 1888

Серов чувствовал себя универсальным художником, а ему заказывали сплошь портреты. Это его немало удручало, но что поделать?! На отдыхе он писал пейзажи, из путешествия в Грецию вернулся с античными идеями (которые реализовал незадолго до смерти). А в остальном — портреты.

Незадолго до смерти — в конце 1911 года — рассматривая в Третьяковке свою «Девушку, освещенную солнцем», сказал: «Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся».

Портрет Иды Рубинштейн

Валентин Серов написал портрет знаменитой танцовщицы Иды Рубинштейн в 1910 году. Современниками картина была принята весьма неоднозначно, и многие критики выдавали комментарии вроде «Тело стальное и худощавое, напоминает кузнечика. Обаяние девушки, изображенной на полотне, очень странное, красота граничит с уродством, а очарование является ядовитым».

Многие также называли портрет «Зеленой лягушкой» или «Грязным скелетом», однако сам автор был иного мнения о собственном творении.

Будучи реалистом, работая над картиной он нарочито придавал многим элементам чуть ли не карикатурные черты, не слишком присущие его стилю. Однако делал он это для того, чтобы максимально точно передать для следующих поколений образ женщины-бунтарки, оказавшей влияние на многие умы и перевернувшей с ног на голову устои и правила своей эпохи.

Портрет Иды Рубинштейн картина написанная в 1910 году в Париже. Холст, темпера, уголь. Санкт-Петербург, Русский музей.

Кто такая Ида Рубинштейн

Ида Рубинштейн является одной из наиболее таинственных танцовщиц двадцатого века. Она не отмечала свои именины, скрывала различную информацию как о себе самой, так и о своей семье, а после того как Ида эмигрировала во Францию, она никогда и ни с кем не заводила речь о прошлой жизни в Петербурге. Многие постоянно путали ее отчество, фамилию и имя. Рубинштейн зачастую величали то Аделаида, то Лида, то Львовна, а то и Михайловна. Самой же Иде нравилось окружать себя атмосферой таинственности, хотя скромным поведением она явно не отличалась.

Именно ей удалось привнести наготу в строгие правила балета, существовавшие на тот момент, она имела романтические отношения с известной художницей из Америки, успела сменить религиозные взгляды два раза, совершила опасное путешествие в Африку, где лично принимала участие в охоте на львов. Так что несмотря на свою скрытность и таинственность, Ида отличалась по настоящему бунтарским складом характера и однозначно была невероятно прогрессивной личностью для своей эпохи.

Танцовщицей восхищались многие мужчины, обладающие самым высоким положением в обществе, а женщины во время ее появления зачастую чувствовали себя «не в своей тарелке», поскольку красота Рубинштейн вызывала в них комплекс собственной неполноценности. Именно поэтому среди менее удачливых и красивых актрис к Иде существовала плохо скрываемая ненависть, возникшая на почве зависти.

Спектакль Мученичество Святого Себастьяна 1911-1912

Родилась будущая звезда сцены в городе Харьков третьего октября 1883 года в зажиточной еврейской семье. Чета Рубинштейнов, родителей Иды, была сказочно богата и владела сахарными производствами, пивоваренными заводами и банками. Особую любовь члены состоятельного семейства питали к музыке, которой и «заразилась» юная Ида. Несмотря на свое богатое детство, Рубинштейн осиротела довольно рано, и к 1892 году она осталась предоставленной самой себе. Некоторое время спустя она переехала в шумный Петербург к собственной тете, которая на тот момент была знаменитой светской львицей. Анна Горовиц стала опекуншей Иды, предоставив ей лучших учителей, множество самых разнообразных развлечений и атмосферу тепла и уюта.

Юная Ида посещала одну из лучших гимназий города на Неве, помимо этого она ходила к репетиторам для получения дополнительных знаний. Особенно хорошо давались ей иностранные языки: Рубинштейн в кратчайшие сроки сумела неплохо овладеть итальянским, французским, испанским и английским языками, после чего решила взяться за древнегреческий.

Первые шаги к успеху

Благодаря своему увлечению древнегреческим языком и античной культурой, наполненной глубокими и загадочными сюжетами, Ида всерьез начала задумываться о карьере актрисы. Тетя удивилась столь странным желаниям любимой племянницы, однако ее выбор она приняла и наняла для девочки самых лучших преподавателей сценического мастерства, которых только можно было найти на то время.

Несмотря на свой показной энтузиазм, Анна Горовиц относилась к желаниям девочки с большой долей скепсиса, считая, что Ида скоро позабудет о своем новом увлечении, и удачно выйдя замуж оставит свои грезы о сцене. Саму же Иду не слишком заботило мнение окружающих о ее собственном будущем, и она на протяжении долгих часов отрабатывала сложные движения и разучивала связки.

И вот, когда постигшая определенные азы хореографического искусства Ида решила отправиться в Париж для дальнейшего обучения, ее родственники всерьез обеспокоились выбором девушки. Они до последнего надеялись, что она оставит мечты об этой не самой благородной (как тогда им казалось) профессии, выбрав для себя другой путь.

Ида в роли Федры в одноименном спектакле «Федра»

В Париж ее все-таки отпустили, однако по прибытию в столицу Франции ей удалось загреметь в дом для сумасшедших. Случилось это из-за того, что один из дальних родственников Анны Горовиц, специалист в психиатрии, решил помочь вылечить любовь к сцене, воспользовавшись для этого радикальными методами. Однако сама тетя осталась не в восторге от таких варварских методов, и настояла на том, чтобы племянницу немедленно отпустили.

Вернувшись ненадолго обратно в Россию, выйдя замуж за двоюродного брата и поменяв иудаизм на православие, Ида решила покорить столичную сцену, поставив на собственные средства произведение «Антигона», авторство которого принадлежит греческому классику Софоклу. Премьера состоялась в 1904 году, однако публикой постановка была принята очень холодно. Тогдашние любители искусства были привычными к традиционной манере исполнения, и угловатая актриса с весьма экзотической внешностью, большим ртом и истерическими повадками и глухим голосом оставила у них неоднозначные впечатления.

Триумф

На этом Рубинштейн не сдалась и решила продолжить походы по московским театрам, предлагая собственную кандидатуру различным режиссерам. Вызывающий внешний вид красавицы не оставил равнодушными многих сценических деятелей, и сам великий Станиславский переманивал актрису к себе в театр. Однако на его условия Ида не согласилась, выбрав для своей деятельности театр, которым руководила Вера Комиссаржевская. Вскоре в театре был поставлен спектакль под названием «Саломея», и несмотря на то, что его запретил к показу Священный Синод за аморальные элементы, Ида сыграла в нем главную роль, что и принесло ей скандальную популярность.

Читайте также  Портрет маргариты лотарингской, герцогини орлеанской, антонис ван дейк, 1634

Фурор произвело то, что Рубинштейн в конце спектакля скидывала с себя свой шикарный наряд, оставаясь в одних бусах. Критики в один голос начали расхваливать скандальное произведение, один только обиженный Станиславский никак не мог смириться с отказом, поливая актрису грязью. Однако и это злословие со стороны мэтра сыграло на руку популярности восходящей звезды. Именно по той причине, что Рубинштейн не только не стеснялась, но и гордилась собственным телом, она согласилась позировать Валентину Серову в обнаженном виде.

В итоге полотно, написанное художником в 1910 году, сразу получило огромную популярность и множество представителей богемы отчаянно хотело взглянуть на эту вызывающую работу.

В дальнейшем экстравагантную Иду заметил сам Дягилев, предложивший ей пополнить ряды своей профессиональной труппы.

После балета «Клеопатра» уроженке Харькова рукоплескал без преувеличений весь Париж, а на представления, в которых участвовала Рубинштейн, невозможно было достать билеты, которые моментально раскупались поклонниками ее творчества и актерского таланта.

Новая звезда не сходила с обложек газет и журналов, при этом сама она жила в шикарном особняке, по огромному саду которого разгуливали павлины, а внутри дома водилась самая настоящая пантера.

Ида Рубинштейн в балете Шехерезада

После ошеломительного успеха в «Шахерезаде» Ида решила покинуть труппу, решив попробовать свои силы в сольной карьере. Что ей, собственно, великолепно удалось.

В ее жизни было три больших влюбленности, а одним из избранников Рубинштейн был знаменитый миллионер Уолтер Гиннесс.

В последний раз Ида вышла на сцену в возрасте 52 года, а на время военных волнений она жила в Лондоне, откуда снова вернулась во Францию, приняв на этот раз католичество.

Умерла великая танцовщица в 1960 году от сердечного приступа, а на могильной плите (согласно ее собственному пожеланию) выбито всего две буквы «I.R».

Портрет Иды

Портрет великой танцовщицы, выполненный лучшим портретистом своей эпохи Валентином Серовым, похож на ожившую фреску одного из мастеров античной эпохи. Линии спины, ног и рук являются неестественно прямыми, что нарушает устоявшиеся каноны академической живописи. Перспектива на полотне представлена как бы сломанной, поэтому стена сливается с фигурой танцовщицы. Художник не зря подобрал одинаковые тона для фона и тела, усилив подобное впечатление.

Поза, в которой сидит Ида Рубинштейн, является одновременно сложной и гармоничной, что напоминает картины многих гениев эпохи Возрождения. Прическа главной героини портрета причудливо завивается, образуя над головой подобие нимба.

На момент написания картины Серов находился под влиянием эстетики модернистов, которое нашло свое отражение во время работы над холстом. Для того, чтобы наилучшим образом понять смысл, который вкладывал сам художник в свое творение, стоит внимательно изучить все элементы и детали, отображенные на полотне.

«Ида Рубинштейн была совсем не так худа, как её изобразил папа, по-видимому, он сознательно её стилизовал». — О. В. Серова. / Воспоминания о моём отце, Валентине Александровиче Серове. Л. : Искусство, 1986, с. 152.

Ида возлегает обнаженная на ложе фиолетово-голубой расцветки, что дает возможность зрителю увидеть истинную глубокую суть характера и особенностей одиозной эксцентричной личности, сумевшей оказать огромное влияние на развитие культуры в целом, которой и была Ида Рубинштейн.

На сегодняшний день увидеть картину можно в Государственном Русском музее.

История одного шедевра: «Портрет Иды Рубинштейн» Серова

Собственно, о сюжете говорить в данном случае довольно сложно. На картине изображена известная балерина Ида Рубинштейн. Обстановка небрежная, как если бы Ида только что проснулась, а Серов решил сделать фото для инстаграма.

Зеленая шаль, опутывающая ноги, похожа на змею. От ее укуса по сюжету популярного в те время балета погибла Клеопатра — одна из ролей, которые сделали Рубинштейн звездой. В портрет оказывается вписана тема смерти, поэтому взгляд Иды кажется прощальным.

Ида Рубинштейн была скандальной звездой. На сцене она появлялась почти обнаженной, лишь едва прикрытая прозрачным покрывалом. «…царица Египта… постепенно лишалась всех своих покровов и затем предавалась любовному экстазу у всех на глазах, причем лишь в самый критический момент являлись услужливые придворные дамы, окружавшие занавесками ложе любовников», — вспоминал Бенуа, как Рубинштейн исполняла роль Клеопатры.


Ида Рубинштейн в образе Шехерезады

И вот тут парадокс: на балете изящно раздетой Иде рукоплескали, а в галерее, глядя на ту же Иду те же люди недоумевали. Да, публика повидала немало обнаженных и мужчин, и женщин на полотнах и на сцене. Но то все мифологические персонажи, а тут Ида Рубинштейн — живая женщина, которую все знали. Это уже не «прекрасная нагота», а раздетость. «Декадентщина» и «уродство» — так отзывались о картине современники. Сам же Серов, которого Рубинштейн чрезвычайно вдохновляла, портретом городился.
У Иды Рубинштейн не было ни балетного, ни специального театрального образования. Но она выглядела так, как в начале XX века было выглядеть модно: длинная, тоненькая, с восточными чертами. В глазах Серова она была Венерой XX века.

Судьба художника

Серов рос в доме, где царил хаос. Творческий, но все же хаос. Мать — Валентина Семеновна Бергман — была убежденной нигилисткой, боготворила Чернышевского с его идеями о свободе и равенстве, а про этикет эта дама и слышать не желала. Отец — Александр Николаевич Серов — был популярным в то время композитором. Кстати, разница в возрасте у супругов составляла 26 лет: 43-летний Александр Николаевич женился на своей 17-летней ученице.

Дом на ушах стоял: к матери приходили нигилисты и революционеры, к отцу — писатели, скульпторы, музыканты, художники. А до маленького Вали руки особо не доходили. Ребенок рос замкнутым, угрюмым. Когда Вале было 6 лет, отец скончался. Мать, осознав, что сын увлечен рисованием, отправилась с ним в Париж, где тогда жил Репин. Последний уже был знаменит своими бурлаками, да и Валентина Семеновна хорошо его знала. В дальнейшем, когда и Репин, и Серовы вернулись в Россию, они возобновили занятия. Мальчик так много времени проводил у учителя, что практически считался членом семьи.

Академию художеств Серов бросил через пять лет: попросил отпуск якобы по болезни, а на самом деле его скука одолела. Стены, говорит, коридоры — все то же изо дня в день, надоело.


Валентин Серов

Уже в 1875 году Серов познакомился с Мамонтовыми. В Абрамцеве он у них часто и подолгу гостил. И именно Савва Мамонтов был первым продюсером Серова: находил заказчиков на портреты, в основном, знаменитостей, которые приезжали в Россию на гастроли. Одна из таких работ попала на выставку Московского общества любителей художеств в 1886 году. Это был дебют — не громкий, но и не провальный, в целом, все одобрили молодое дарование.

Знаменитым Серов стал после той самой «Девочки с персиками», которая и сегодня первой приходит на ум при имени художника. После этой картины (и еще «Девушки, освещенной солнцем») от него ждали таких же солнечных, «позитивных» портретов. Но не тут-то было.

Портреты заказывали в основном буржуа и аристократы — люди, которые знали, как принять выгодную позу, правильно улыбнуться и многозначительно взглянуть. Но хватало их ненадолго — после долгого позирования у них сдавали нервы, немели члены, и лицо искажали истинные эмоции. Вот тут-то их и подлавливал Серов, за это его портреты часто называли шаржистскими, позировать ему боялись, но все это только добавляло ему популярности.


«Девушка, освещенная солнцем», 1888

Серов чувствовал себя универсальным художником, а ему заказывали сплошь портреты. Это его немало удручало, но что поделать?! На отдыхе он писал пейзажи, из путешествия в Грецию вернулся с античными идеями (которые реализовал незадолго до смерти). А в остальном — портреты.

Читайте также  Портрет элеоноры гонзага делла ровере, тициан

Незадолго до смерти — в конце 1911 года — рассматривая в Третьяковке свою «Девушку, освещенную солнцем», сказал: «Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся».

Судьба Иды Рубинштейн. (1883–1960)

Валентин Серов «Портрет Иды Рубинштейн» 1910, написан в 1910 году в Париже.

. В 1911 году картина Серова была отправлена на Всемирную выставку в Рим. И разразился именно тот скандал, которого и ожидал Серов…
– Зеленая лягушка! Грязный скелет! Гримаса гения! Серов выдохся, он иссяк и теперь фокусничает! Это лишь плакат!
– Это гальванизированный труп! – сказал Репин.
– Это просто безобразие! – сказал Суриков.
С наибольшим пониманием отнеслись к портрету те, кто не только видел Иду на сцене, но и знал ее лично. И они уверяли: «Угловатая грация тела, раскидистость несколько надменной, смелой и хищной позы во всяком случае нам дают законченный образ женщины, оригинальной по интеллекту, характеру, не лишенной чего-то влекущего, но не обещающей уюта».
Серов умер в разгар скандала, содеянного им самим. И, как это часто бывает, смерть творца явилась лучшей рекламой его творению. Все разом переменилось! Публика хлынула в Русский музей (портрет был передан туда), чтобы увидеть «Иду», которая стала входить в классику русской живописи. И постепенно сложилось последнее, решающее мнение критики: «Теперь, когда глаза мастера навеки закрылись, мы в этом замечательном портрете Иды не видим ничего иного, как только вполне логическое выражение творческого порыва. Перед нами – классическое произведение русской живописи совершенно самобытного порядка…»

Ида Рубинштейн происходила из богатой семьи – одной из богатейших в России. Ее дед сколотил огромное состояние на торговле ценными бумагами и основал известнейший банкирский дом «Роман Рубинштейн и сыновья». Семье принадлежали несколько банков, сахарные заводы, пивоваренный завод «Новая Бавария», крупные склады и магазины.

Ида родилась в Харькове 21 сентября 1883 года. Она рано осиротела, и ее забрали родственники, жившие в Санкт-Петербурге. Она училась в одной из лучших частных гимназий столицы – гимназии Л.С. Таганцевой. Курс истории русской литературы, уже по окончании гимназии, Иде читал на дому профессор А. Погодин, который оставил воспоминания о 18-летней девушке: «Она производила впечатление какой-то «нездешней» сомнамбулы, едва пробудившейся к жизни, охваченной какими-то грезами… Уже тогда она изъездила чуть не всю Европу, отлично говорила на нескольких иностранных языках, знала историю искусства, отлично писала».

Идея была безнадежной – стихи Ида читала из рук вон плохо, манерно, с истерией, да и внешность была, мягко говоря, неординарная. Большеротая, с узкими, вытянутыми к вискам глазами, худая, плоскогрудая девица совершенно не соответствовала канонам красоты той эпохи.
На светском рауте она познакомилась с театральным художником Львом Бакстом и увлекла его идеей поставить спектакль «Антигона» по трагедии Софокла. Деньги на постановку у нее были в неограниченном количестве.
Весной 1904 года под псевдонимом Лидии Львовской Ида Рубинштейн дебютировала в «Антигоне» и потерпела крах. Ее игру назвали ученической, публике не понравились плохая дикция, невыразительный резкий голос. Осенью этого же года Ида поступила на драматические курсы при Императорском Малом театре, путь куда в соответствии с уставом лежал через крещение. Она мечтала исполнить роль Саломеи в пьесе Оскара Уайльда. Пьесу приняли к постановке в театре Комиссаржевской, но роль Саломеи Иде не дали. Тогда она решила поставить спектакль на собственные средства, пригласив для этого режиссера Всеволода Мейерхольда и художника Льва Бакста.

По ходу пьесы Саломея исполняет «Танец семи покрывал». Ида обратилась к хореографу Михаилу Фокину. Фокин отнесся к просьбе Иды скептически, но решил попробовать. Похоже, его больше заинтересовала не постановка танца, а сама Ида, впоследствии он писал: «Тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся слепить особенный сценический образ».
Ему предстояла трудная задача – создать танцовщицу Рубинштейн. Ида проявила завидный энтузиазм и терпение, упорно трудилась, постигая азы балетного искусства. Музыку к «Танцу» она заказала Глазунову.
Святейший синод запретил постановку, назвав ее антицерковной. Тогда Рубинштейн и Фокин решили показать только «Танец семи покрывал». 20 декабря 1908 года на сцене Петербургской консерватории состоялось первое представление. Публика, заинтригованная слухами, ходившими по столице, набила зал до отказа.

Это был больше, чем успех, это был триумф. В ходе танца, поразившего публику своеобразием и новизной, Ида сбрасывала одно за другим все семь покрывал. К концу танца на ней остались только нити крупных бус. Сделав последнее па, танцовщица замерла. Зал несколько секунд завороженно молчал, затем буквально взорвался.
Окрыленная премьерой, Ида решила предпринять попытку выступать в Париже, но тут родственники возмутились вконец. По их просьбе парижский врач упрятал ее в сумасшедший дом: не может быть нормальной девица из хорошей семьи, если она упорствует в лицедействе. Через месяц Ида выбралась из застенков и, чтобы избавиться от опеки, быстро вышла замуж за своего кузена Владимира Горовица. Тот знал родственницу с детства и ради нее пошел на фиктивный брак, который распался буквально через месяц.

2 июня 1909 г впервые выступила в составе антрепризы С. Дягилева, наряду с А. Павловой, В. Нижинским и Т. Карсавиной, в балете «Клеопатра» (музыка — А. С. Аренский, А. Танеев, Н. Римский-Корсаков, М. Глинка, А. Глазунов, М. Мусоргский, Н. Черепнин, хореография М. Фокина) в Париже, в театре Шатле. Выступала также в балете «Шахерезада» (музыка Н. Римского-Корсакова, 4 июня 1910 г., хореография М. Фокина).

Роли Клеопатры и Зобеиды были лучшими во всей сценической карьере артистки, её непревзойдённым успехом. Артистка обладала необычно высоким ростом, но её угловатая пластика и продуманно скупая жестикуляция имели успех у публики и критики, писавшей о «гибкости змеи и пластичности женщины», о «сладострастно окаменелой грации» Рубинштейн. Уникальный образ, созданный артисткой, сохранялся и в её дальнейших работах.
Поругавшись с Дягилевым, Ида создала во Франции собственный театр. Как бы ни оценивать спектакли этой труппы, она собирала полные залы. Премьеры следовали одна за другой. Игорь Стравинский написал для нее «Персефону» и «Поцелуй феи», Морис Равель создал «Болеро», то самое знаменитое произведение, о котором сам автор говорил: «Я написал всего лишь один шедевр – «Болеро», но, к сожалению, в нем нет музыки». Балет поставила сестра Вацлава Нижинского, Бронислава. Вслушиваясь в две музыкальные темы, преобразованные оркестровыми средствами, Ида танцевала на столе в трактире. Пирую – щие гуляки прислушивались, постепенно оживлялись, захваченные наваждением, возбужденно приближались к столу – и захлестывали танцовщицу. По этому образцу – идол и толпа – «Болеро» впоследствии будут ставить великие хореографы двадцатого века.

Вторая мировая война изменила многое. Иде, еврейке, оставаться в Париже было небезопасно. И она отправилась в Лондон. Там она пошла работать в госпиталь. После войны вернулась во Францию, поселилась в городке Ванс, где купила небольшой особняк. Там несравненная Ида Львовна Рубинштейн доживала свои дни в молитвах и воспоминаниях. Скончалась она 20 сентября 1960 года. На скромной могильной плите, в соответствии с её завещанием, только две буквы — I R. Она пожелала остаться загадочной и после смерти.

Коржев И. Танец семи покрывал. Ида Рубинштейн, 2010, литьевой камень раскрашенный, ткань

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: