Портрет хрущовой и княжны хованской, левицкий — описание - JEKATERINBURG.RU

Портрет хрущовой и княжны хованской, левицкий — описание

Искусствоед.ру – сетевой ресурс о культуре и искусстве

Про искусство
Main Menu
  • Статьи
  • История искусств
  • Про музеи
  • Ресурсы
  • ТИИ
    • Скульптура
    • Графика
    • Живопись
    • Декоративно-прикладное искусство
    • Фотоискусство
  • Редакция
    • Home
    • История искусствXVIII век
    • Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской. 1773 г. Санкт-Петербург, ГРМ.

    Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской. 1773 г. Санкт-Петербург, ГРМ.

    Полотно (на превью) относится к зрелому периоду творчества живописца.

    Изобразительной функцией картины является парадный портрет двух воспитанниц Смольного института благородных девиц. К экспрессивно-декоративной функции можно отнести изображение юных девушек, символизирующих собой торжество молодости и свежести. Картина относится к станковому роду живописи. В качестве основы служит холст; живопись масляная. Полотно имеет форму вертикально ориентированного прямоугольника. На первом основном плане изображены две фигуры в полный рост. Фон представляет собой театрализованный пейзаж, т.е. персонажи картины изображены на сцене театра. Картина статична.

    Полотно изображает двух девушек-смолянок на сцене театра, и в то же время перед нами разыграна галантная сценка, в которой участвуют кавалер и дама. Амбивалентность изображаемого сюжета отражает моду «галантного» века на разного рода «маскарадные», шутливые постановки, праздники и иные способы

    Ватто А. Затруднительное предложение. 1715—1716., холст, масло. Г. Эрмитаж.

    времяпрепровождения. Композиция, колорит фона и фигур изображаемых персонажей легко соотнести с полотнами родоначальника жанра «галантного празднества» Антуана Ватто (1684-1721).

    Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735-1822) запечатлел в красках «весь Екатеринин век», переписал всех екатерининских вельмож, великий мастер камерного портрета. Левицкий был одним из тех немногих (если не единственным) живописцев XVIII в., о ком заговорили еще при жизни. Между 1772 и 1776 гг. Левицкий создает серию портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц – «смольнянок» (семь портретов, все – ГРМ). Возможно, сама Екатерина, занимавшаяся в эти годы вопросами женского воспитания и образования, через Бецкого сделала Левицкому заказ на портреты, долженствующие увековечить в живописи «новую породу» людей. Екатерина много сил и энергии вкладывала в свое начинание, советовалась с Вольтером и Дидро относительно литературы и постановок, отсюда и вольтеровская «Заира» на театре Смольного института, и оперы Кьямпи и Перголези, Девочки в течении всего пребывания в институте учились музыке, языкам, танцам пению, светским манерам. Портреты смолянок позднее стали называть «сюитой», хотя нет сведений, что Левицкий задумывал их как нечто цельное, да и работал художник над ними несколько лет. Однако общий замысел в них все-таки проявился: он определен общей темой, которую избрал Левицкий, — темой победительной юности, искрящегося веселья, особой жизнерадостности мироощущения. Кроме того в них прослеживается единый декоративный замысел, и все как бы освещены одним большим чувством художника, большой его теплотой, редко потом встречающейся в других его произведениях. Не связанный никаким композиционным каноном, живописец старался изобразить свои модели в наиболее выражающих их позах, ролях и образах. Девочки разных возрастов изображены и просто позирующими (таков первый портрет самых маленьких – Н. М. Давыдовой и Ф. С. Ржевской: художник словно нащупывает свой путь), и танцующими (Е. И. Нелидова, Н. С. Борщова, А. П. Левшина), в пасторали (Е. Н. Хованская и Е. Н. Хрущова), музицирующими (Г. И. Алымова), с книгой в руках (Е. И. Молчанова).

    В итоге получился единый художественный ансамбль, объединенный и одним светлым чувством радости бытия, и общим, другие на фоне театрального задника. Мастер не скрывает, что его модели в двойном портрете Хованской и Хрущовой или прямо поставлены на маленькую сценическую площадку. Такая сознательная, чуть ироническая «неправда маскарада» придает еще больше очарования этим очаровательным дурнушкам», некрасивым красавицам с милыми неправильными чертами лица, «в заученных позах нелепого танца на дорожках парка», как писал А. Н. Бенуа. Все своеобразие русского рокайля виделось Бенуа в подобном письме, которое он не побоялся сравнить с фрагонаровским и с импрессионистическим.

    Цельности колорита в двойном портрете Хованской и Хрущовой Левицкий достигает не господством одного доминирующего тона, а изысканной гармонией отдельных цветов, просвечиванием одного цвета из-под другого. Цветом лепится объем, подчеркивается трехмерность, вещественность. Портреты смолянок – декоративные красочные полотна, их декоративность слагается из определенного пластического ритма, композиционного и колористического решения. «Смольнянки» – парадные портреты, но Левицкого интересовало не только и не столько парадно-презентативное изображение модели: он стремился к раскрытию потаенной, глубоко спрятанной от поверхностного взгляда жизни.

    Левицкий Д. Портрет Д. Дидро. 1773-74 г., холст, масло. Музей иск-ва и истории, Женева.

    На портрете Дени Дидро (1773-1774: Музей искусства и истории, Женева) изображен в домашнем одеянии кирпично-красного тона, без парика, с лицом немолодым и усталым. Возможно, именно так и видел его художник, когда Дидро возвращался из дворца после длительных бесед с императрицей. Мешки под глазами, старческие складки шеи — ничто не

    Левицкий Д. Портрет М.А. Дьяковой. 1778 г., холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

    укрылось от мастера, твердо усвоившего уроки своего учителя Антропова быть трезво объективным. Но эти приметы возраста не лишают лицо значительности и достоинства.

    И все-таки излюбленная модель Левицкого — молодая жизнь, только раскрывающаяся, которая вся еще впереди. Именно такой изображена Мария Алексеевна Дьякова (1778, ГТГ). Портрет Дьяковой как бы продолжение развития образов «смольнянок». То же прославление жизни, то же восхищение молодым существом. Но это и шаг на пути углубления характеристики. Здесь на помощь художнику не приходят ни танец, ни пастораль, ни арфа, ни даже книга. Дьякова представлена наедине со своими чувствами, и, как всегда в русском портрете, ее душевная ясность, чистота, незамутненность овеяны легкой грустью.

    Литература:

    1. Ильина Т. В., Станюкович-Денисова Е. Ю. Русское искусство ХVIII века : учебник для бакалавриата и магистратуры : для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным направлениям и специальностям : [академический курс : соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту высшего образования четвертого поколения] / Т.В. Ильина, Е.Ю. Станюкович-Денисова ; С.-Петерб. гос. ун-т. — Москва : Юрайт, 2015, [т.е. 2014]. 610 с.
    2. Портрет Е. Н. Хрущовой и Е. Н. Хованской = Коллекция Государственного Русского музея // Виртуальный Русский музей. – Онлайн платформа по современному искусству: [сайт]. – URL: https://rusmuseumvrm.ru/data/collections/painting/18_19/zh_4987/index.php (03.05.2020).
    1. Фанталов А. Н., Малязина М. А. Женщина Нового времени (история портретов первого выпуска Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге) // Вестник Шадринского государственного педагогического университета. – 2020. – №. 1 (45). – С. 146-149.
    2. Чежина Ю. И. Театр и костюмированный «Театральный» портрет в России XVIII в // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. – 2006. – №. 2. — С. 127-142.

    Автор: Екатерина Орлова

    Дмитрий Левицкий: картины, портреты, биография

    Автор:
    Павел Ин

    Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735—1822)

    Во второй половине XVIII века Россия вышла на широкую международную арену. Это способствовало дальнейшему по­дъему русского искусства. Особенно велики были в ту пору достижения в области портрета как живописного, так и скульптурного.

    Портрет этого времени развивался на основе тех этических идеалов, которые были выдвинуты русскими просветителя­ми — передовой частью дворянской интеллигенции. Возрос­шее значение человеческой личности, борьба за ее достоин­ство утверждали новое понимание образа человека в пор­третном искусстве. Целая плеяда молодых талантливых рус­ских мастеров — выходцев из простого народа, воодушевлен­ная просветительскими идеями, решительно выступила за со­здание в портретном искусстве произведений, отличающихся многогранностью характеристики человека, изысканностью изо­бразительных средств. Во главе этой плеяды стояли три за­мечательных русских мастера, творчество которых подняло в России жанр портрета до уровня высших достижений миро­вого изобразительного искусства второй половины XVIII века. Это были скульптор Ф. И. Шубин, живописцы Фёдор Рокотов и Д. Г. Левицкий. Последний в своих произведениях, проникну­тых жизнеутверждающим духом, полнокровным восприятием реальной действительности, создал необычайно’ выразитель­ные и убедительные в своей конкретности образы представи­телей разных слоев русского общества 70-х—80-х годов XVIII века.

    Дмитрий Григорьевич Левицкий родился на Украине. Отец его был известным киевским гравером и одновременно свя­щенником. В первой половине 50-х годов юноша Левицкий познакомился с мастером «живописной команды» Алексеем Петровичем Антроповым, крупнейшим русским художником, работавшим в Киеве над росписями только что построенной церкви Андрея Первозванного.

    Заметив у Левицкого незаурядные способности к изобрази­тельному искусству, Антропов стал его учителем. В дальней­шем Левицкий переехал в Петербург, где продолжал зани­маться у Антропова.

    В отличие от иностранных художников, работавших при царском дворе и нередко льстиво изображавших придворных, учитель Левицкого, обращаясь к портретам, создавал правди­вые образы, подчас весьма социально выразительные. Левиц­кий усвоил у Антропова его строгое, вдумчивое отношение к искусству, стремление к жизненной правде.

    До сих пор еще не выяснены многие факты биографии Левицкого. Однако несомненно, что уже в 60-х годах он был до­статочно известен. К концу 60-х годов им были написаны пор­треты директора Академии художеств А. Ф. Кокоринова, профессора исторической живописи Г. И. Козлова, графа А. С. Строганова и других видных людей того времени. В этих относительно ранних своих работах молодой художник сумел гораздо глубже проникнуть в сложный внутренний мир человека, чем его учитель Антропов. Широкое признание при­несли Левицкому его произведения, представленные в 1770 го­ду на выставке Академии художеств. В 1773 году художник пишет парадный портрет богача вельможи Н. А. Демидова. Совершенно необычным для такого типа портретов было изо- бражениэ вельможи не в парадном костюме, а в халате, до­машних туфлях, колпаке, надетом на бритую, без парика, го­лову.

    Большим зрелым мастером выступает Левицкий в знамени­той серии из семи портретов — «Смолянки» (1773—1776). Эти портреты изображают воспитанниц петербургского Смольно­го института «благородных девиц».

    Портреты (Смолянок» Левицкого принадлежат к лучшим произведениям живописи второй половины XVIII века. Пока­зывая юных институток, музицирующих, танцующих и разы­грывающих пасторали, Левицкий избежал какой-либо искус­ственности и жеманства. Так, маскарадную пастушескую сце­ну в портрете Е. Н. Хованской и Е. Н. Хрущевой художник решает не а характере традиционной пасторали, а сугубо реально, изображая не буколических пастушек, а переодетых девочек, занятых веселой я увлекательной игрой.

    Необычно высокими художественными достоинствами отли­чается портрет Дени Дидро (1773), написанный Левицким во время пребывания великого французского философа-материалиста в Петербурге. В портрете Н. И. Новикова (1796 или 1797) Левицкий воссоздал образ передового просветителя-пуб­лициста и книгоиздателя XVIII века. Художник принадлежал к самым близким друзьям Новикова, оказывавшим ему под­держку во время его тюремного заключения.

    Большое место в творчестве Левицкого занимали интимные портреты, среди которых одним из лучших является портрет М. А. Дьяковой (1778). Написанное в тонко разработанной гамме теплых оливково-зеленоватых и розовых тонов, это произведение очень живо передает молодость и обаяние де­вушки.

    В конце 70-х—90-х годов Левицкий пишет еще ряд замеча­тельных портретов: Я. С. Сиверса (1779), итальянской певицы Анны Давиа (1782), архитектора, рисовальщика и поэта Н. А. Львова (1789), парный портрет М. А. и В. И. Митрофа­новых (1780-е гг.) и др.

    В портрете Екатерины II — законодательницы (1783) Левиц­кий дал идеальный, желаемый образ «государя-гражданина». Он изобразил Екатерину как просвяшенную служительницу законов и «общего покоя».

    Г. Р. Державин описал его в своей оде «Видение Мурзы». Сохранилась рисуночная копия, сделанная Левицким с пор­трета Екатерины. Это единственный, дошедший до нас досто­верный рисунок великого русского портретиста.

    Левицкий занимался и преподавательской деятельностью. 3плоть до 1778 года он руководил портретным классом в Академии художеств.

    Художественный календарь «Сто памятных дат» 1972 г.

    Портрет А.В. Суворова. 1786

    Портрет А.С. Протасовой, бывшей камер-фрейлины Екатерины II. 1800

    Портрет архитектора А.Ф. Кокоринова. 1769

    Портрет Екатерины II в виде законодательницы в храме богини Правосудия. 1783

    Портрет Екатерины II. Около 1782

    Портрет И.Л. Голенищева-Кутузова

    Портрет М.А. Львовой. 1781

    Портрет Урсулы Мнишек. 1782

    Портрет священника (Г.К. Левицкого)

    Портрет П.В. Бакунина Большого. 1782

    Портрет П.А. Демидова. 1773

    Портрет откупщика Н.А. Сеземова. 1770

    Портрет Н.А. Львова. 1789

    Портрет М.А. Дьяковой. 1778

    Портрет Е.А. Воронцовой. До 1822

    Портрет воспитанницы Имп. восп. общ. благ. девиц Н.С. Борщовой. 1776

    Портрет воспитанницы Имп. восп. общ. благ. девиц Е.И. Нелидовой. 1773

    Портрет воспитанницы Имп. восп. общ. благ. девиц Е.И. Молчановой. 1776

    Портрет воспитанницы Имп. восп. общ. благ. девиц Г.И. Алымовой. 1773

    Портрет воспитанницы Имп. восп. общ. благ. девиц А.П. Левшиной. 1775

    Портрет воспитанниц Имп. восп. общ. благ. девиц Ф.С. Ржевской и Н.М. Давыдовой. 1772

    Портрет воспитанниц Имп. восп. общ. благ. девиц Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской. 1773

    Портрет великой княжны Александры Павловны. 1791

    Портрет Бакуниной. 1782

    Портрет А.Д.Ланского. 1782

    Портрет А.Д. Левицкой, дочери художника. 1785

    File:Levitzky Khruscheva Khovanskaya.jpg

    Original file ‎ (861 × 1,134 pixels, file size: 214 KB, MIME type: image/jpeg )

    Captions

    Captions

    Summary [ edit ]

    • : Q556681
    • VIAF: 57427418
    • ISNI: 0000 0001 0975 7622
    • ULAN: 500120612
    • LCCN: n80128724
    • WGA: LEVITSKY, Dmitry Grigorevich
    • WorldCat
    • : Q211043
    • VIAF: 131933707
    • ISNI: 0000 0001 2375 1278
    • ULAN: 500308399
    • LCCN: n81117569
    • NLA: 36357662
    • WorldCat

    Licensing [ edit ]

    Public domain Public domain false false

    This work is in the public domain in its country of origin and other countries and areas where the copyright term is the author’s life plus 100 years or fewer.

    File history

    Click on a date/time to view the file as it appeared at that time.

    Date/Time Thumbnail Dimensions User Comment
    current 05:49, 23 August 2009 861 × 1,134 (214 KB) Dmitry Rozhkov (talk | contribs) better quality
    10:23, 6 August 2005 1,309 × 1,786 (674 KB) Alex Bakharev (talk | contribs) Portrait of E. N. Khruschova and Princess E. N. Khovanskaya. 1773. Oil on canvas. The Russian Museum, St. Petersburg, Russia. <> <> Scanned from book V.N. Alexandrov »History of Russian Art», Minsk 2004, ISBN 985-13-11

    You cannot overwrite this file.

    File usage on Commons

    The following 5 pages use this file:

    File usage on other wikis

    The following other wikis use this file:

    • Usage on ca.wikipedia.org
      • Pintura rococó
    • Usage on cs.wikipedia.org
      • Dmitrij Grigorjevič Levickij
    • Usage on cv.wikipedia.org
      • Левицкий Дмитрий Григорьевич
    • Usage on en.wikipedia.org
      • Dmitry Levitzky
    • Usage on es.wikipedia.org
      • Dmitri Levitski
      • Rococó en Rusia
    • Usage on fa.wikipedia.org
      • دمیتری لویتسکی
    • Usage on fi.wikipedia.org
      • Dmitri Levitski
    • Usage on fr.wikipedia.org
      • Dmitri Levitski
      • Ninette à la cour
    • Usage on he.wikipedia.org
      • דמיטרי לויצקי
    • Usage on hr.wikipedia.org
      • Dmitro Grigorovič Levickij
    • Usage on it.wikipedia.org
      • Dmitrij Grigor’evič Levickij
    • Usage on ja.wikipedia.org
      • ドミートリー・レヴィツキー
    • Usage on nl.wikibooks.org
      • Sociale geschiedenis van Europa 1500-1795/Liefde en vriendschap
    • Usage on pl.wikipedia.org
      • Dmitrij Lewicki (malarz)
    • Usage on pt.wikipedia.org
      • Pintura do Rococó
      • Pintura na Rússia
      • Dmitry Levitsky
    • Usage on ru.wikipedia.org
      • Левицкий, Дмитрий Григорьевич
      • Смолянки Левицкого
      • Список воспитанниц Смольного института благородных девиц
      • Рококо в России
    • Usage on uk.wikipedia.org
      • Левицький Дмитро Григорович

    Metadata

    This file contains additional information such as Exif metadata which may have been added by the digital camera, scanner, or software program used to create or digitize it. If the file has been modified from its original state, some details such as the timestamp may not fully reflect those of the original file. The timestamp is only as accurate as the clock in the camera, and it may be completely wrong.

    ДЕВЯТЬ ШЕДЕВРОВ ЛЕВИЦКОГО

    4 августа 1764 года над Петербургом палили пушки. Сто один залп раздался в честь торжества: в Смольном монастыре открывалось учебно-воспитательное заведение для девушек. Позднее его назовут Институтом благородных девиц.

    Сначала в новое заведение решили принимать только дочерей богатых дворянских фамилий. Но вскоре положение изменилось. Жесткие условия жизни, определенные Екатериной II, — строгая изоляция от внешнего мира, обязательность двенадцатилетней непрерывной разлуки детей с родными — расхолаживали богатых родителей. Зато неимущих дворянских семей, мечтавших отдать девочек в новое училище, оказалось много. Для них благотворительный характер заведения (содержание на полном государственном обеспечении) выглядел особенно заманчивым. Вскоре пятьдесят девочек в возрасте от четырех до шести лет были зачислены в Смольный институт.

    Д. Левицкий. Портрет Екатерины II

    Учиться им предстояло многому. Девочки изучали «правила воспитания, благонравия, обхождения и чистоты, российский и четыре иностранных языка, рисование, арифметику, танцевание, а также надлежащие особливо женскому полу упражнения и рукоделия». Затем прибавились история, география, физика, архитектура, токарное ремесло и «приучение к домостроительству».

    Дни были похожи один на другой. Как большого праздника девочки ждали «собраний»: в те дни к ним приезжали именитые гости и даже иностранцы, чтобы взглянуть, как воспитываются будущие «первые дамы» России. Эти «собрания» устраивались для того, чтобы «придать девицам надлежащую и приличную смелость в поведении». А потом «собрания» стали еще интереснее: в такие вечера давались концерты и спектакли.

    «Виновником» таких развлечений оказался. Вольтер. Переписываясь с Екатериной, он давал ей различные советы, среди них о том, как лучше просвещать народ. Здесь важную роль он отводил сценическому искусству.

    Морис Кантен де Латур (1704-1788) Портрет Вольтера

    Тогда в Смольном монастыре стали появляться новые люди — одним из первых оказался здесь Иван Афанасьевич Дмитревский, руководитель и актер первого русского публичного театра, талантливый театральный педагог.

    Иван Афанасьевич Дмитревский

    О его артистических успехах за границей, куда он был направлен, чтобы набрать актеров для французской труппы в Петербурге, ходили легенды.

    — Слышали, как Иван-то Афанасьич в Лондоне самого великого Гаррика победил? — шептались воспитанницы.

    Уильям Хогарт.Дэвид Гаррик в роли Ричарда III

    — Говорят, будто однажды на обеде у знаменитого английского артиста речь зашла о сценическом притворчестве: сам-то Гаррик мог краснеть и бледнеть по желанию, а то вдруг, во время смеха, залиться обильными слезами. Дмитревский сидел, слушал, да вдруг как задрожит, залепечет какие-то слова невнятные, да и упади бледный, как покойник, в глубокое кресло. Все, конечно, вскочили, кинулись помогать, кто с водой тянется, кто с нюхательной солью, а Иван Афанасьич поднялся, как ни в чем не бывало, засмеялся и весело уселся за стол!

    — А сказывали, как он Дмитрия Самозванца играет или в «Мизантропе» господина Мольера! Чудо.
    Одним словом, девочек обучал первый в России учитель сценической игры. И хоть самим-то воспитанницам предстояло играть на французском языке, они все же воспринимали у Дмитревского русскую школу сценического искусства: их воспитатель был соратником Федора Волкова, учителем плеяды первых русских артистов. Пышные спектакли готовились воспитанницами в 1772 — 1773 годах — первые питомицы Смольного монастыря подросли. Французские комедии и комические оперы ставились на широкую ногу. Роли из музыкальных спектаклей репетировал с девочками Пьетро Чезарио, танцам обучали лучшие балетмейстеры столичных трупп, костюмы шились придворного театра портным Жераром, даже театральный парикмахер Иозеф Жервье трогал ловкой гребенкой девичьи волосы.
    В большом двухсветном зале готовили сцену.

    И вот начался спектакль — комическая опера Киампи «Капризы любви, или Нинетта при дворе». Нинетта — воспитанница Хованская, ее возлюбленный Кола — воспитанница Хрущева.
    После представления Екатерина II подозвала к себе художника Левицкого.
    — Дмитрий Григорьевич, понравились тебе наши воспитанницы?
    — Они превосходные артистки, — ответил Левицкий с поклоном. Он чувствовал, что вопрос задан неспроста.
    — Нам бы хотелось, — продолжала Екатерина, — чтобы ты сделал портреты лучших из них, которые особенно преуспели в танцах и пении. Список отмеченных нами воспитанниц передаст Иван Иванович Бецкой.
    И художник приступил к работе.

    Незадолго перед этими событиями Дмитрий Григорьевич Левицкий удостоился звания академика — за исполненный им портрет Александра Филипповича Кокоринова, видного русского архитектора, ректора Академии художеств, руководителя ее архитектурного класса.

    Портрет архитектора Александра Филипповича Кокоринова

    Портрет этот вместе со «смолянками» находится в зале Русского музея, посвященном Левицкому. Современники вспоминают о Кокоринове как о добром, просвещенном и гуманном человеке. Правой рукой Кокоринов указывает на лежащий на столе план Академии художеств, на лучший свой проект. В лице героя портрета нет официальности, скорее — усталость и задумчивость.

    Смолянок Левицкий видел и прежде чем побывал на их спектаклях — в Эрмитаже, куда они приезжали по Неве на шлюпках. Девушки судили о картинах с несомненным пониманием искусства. Художник встречал их и в Летнем саду во время прогулки, когда они, охотно отвечая на вопросы гуляющих дам и господ, толковали об установленной в саду скульптуре, о мифологии. Началом серии портретов смолянок надо считать портрет Ф. Ржевской и А. Давыдовой, написанный в 1771 — 1772 годах. Девочки изображены не в театральных, а в форменных платьях. Это еще не театральная сюита художника — только как бы пробный портрет.

    Портрет воспитанниц Императорского воспитательного общества благородных девиц Феодосии Степановны Ржевской и Настасьи Михайловны Давыдовой

    Через год после создания этого первого портрета он получил список девушек, наиболее преуспевших в танцах, пении, прочих занятиях, и начал писать их. Левицкий мог, как поступали иные из его предшественников, ограничить свою задачу внешним сходством, передачей лиц и костюмов. Он стремился достичь и достиг большего: показал девушек в движении. в действии, глубоко им свойственном, в характерной для них обстановке. Живописец пошел дальше: в чертах девушек видны характеры, элементы личности и то незримое, тонкое, неуловимое качество человека, которое мы зовем обаянием. С картин-портретов Левицкого говорит эпоха.

    Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Ивановны Нелидовой

    Девушек обучали «танцеванию», драматической игре, изящным манерам. Все это запечатлено художником в портрете Екатерины Нелидовой. Современники утверждают, что Нелидова была яркой, талантливой танцовщицей, а в жизни — обаятельной, остроумной девушкой. Именно такой и предстает она на портрете. Жизнерадостность, кокетливая веселость придают портрету особенное очарование.

    Портрет воспитанниц Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Николаевны Хрущовой, в замужестве фон Ломан, и княжны Екатерины Николаевны Хованской, в замужестве Нелединской-Мелецкой

    Е. Хованская и Е. Хрущева разыгрывают комическую пастораль. Хрущева запечатлена в мужской роли — девушка славилась среди подруг умением перевоплощаться в мужское обличье. Художник не скрывает ее некрасивых черт, некоторой скованности и робости Хованской, но портрет пленителен свежестью запечатленной в нем юности.

    Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Глафиры Ивановны Алымовой

    Глафира Алымова уверенно играет на арфе. Она улыбается. Позируя, она не думала о том, что ее улыбка перешагнет века и встретится с нашими взглядами. Кажется, будто звучит старинная музыка Рамо, потрескивают свечи в серебряных подсвечниках и дамы в пышных кринолинах вступают в медленное течение танца. Алымова улыбается. И руки ее, едва прикасаясь к струнам, замерли в своем неторопливом взлете.

    Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Ивановны Молчановой

    На другом портрете — Екатерина Молчанова. Левицкий написал девушку в кресле с книгой в руках, а перед ней — физические приборы. Молчанова чувствует себя среди них уверенно и спокойно. Она читает их сигналы, робкие послания еще не раскрытой науки будущего. Горделивое ощущение знаний сквозит в ее улыбке.
    Современница Кулибина, читательница Ломоносова, эта девушка могла бы — кто знает? — еще двести лет назад явиться предшественницей Софьи Ковалевской. Но Молчанова не стала ученым: ее готовили во фрейлины. Физические приборы остаются на портрете в тени. Художник запечатлел одну из ласточек Смольного монастыря, которая еще не знает, как невысок будет ее жизненный полет.

    Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Александры Петровны Левшиной

    Девушки на полотнах Левицкого танцуют, поют, играют на музыкальных инструментах, обращаются к зрителям или просто улыбаются, радуясь своей весне. Художник виртуозно передает ткань и шитье платьев, воздушный передничек Хованской. С удивительным искусством воспроизведен на холсте костюм Нелидовой. Художник владеет богатейшей гаммой зеленого цвета и его оттенков: изумрудного, серо-зеленоватого, зеленовато-палевого. Портретисту дороги в картине не только каждая черточка лица, поворот фигуры, но и любая мелочь, свет и тени, переливы тканей, различимые на заднем плане наивные театральные декорации. Все это слагается в изобразительную оду красоте, юности, свежести, человеческой весне.

    Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Натальи Семёновны Борщовой

    Левицкий писал портреты смолянок около пяти лет. Сегодня они — драгоценнейшие полотна Русского музея.

    Раньше портреты смолянок находились в Большом Петергофском дворце. Здесь в самом начале XX века увидела их недавняя выпускница Академии художеств Анна Остроумова-Лебедева. Прежде она знала эти картины лишь в репродукциях — они были малодоступны даже для профессиональных художников, широкая же публика не могла их видеть совсем.

    Первое знакомство с Левицким потрясло молодую художницу. Она даже начала писать портрет своей сестры Лили, во всем следуя великому живописцу. Сестра мужественно и долго позировала, подражая танцующей смолянке. Остроумова-Лебедева считала работу неудавшейся и никогда не выставляла ее. Но впечатление от встречи с великим мастером восемнадцатого века сохранилось на всю жизнь.

    В 1905 году в Петербурге открылась выставка русского портрета, и полотнами Левицкого восхищенно любовался Валентин Александрович Серов. Он долго стоял перед «смолянками», пораженный, взволнованный. «Ни перед одним произведением не испытывал я такого потрясения, — сказал Серов. — Это лучшие русские портреты, для нас, художников, — откровение. ».

    Понадобилось сто тридцать лет, чтобы полотна Левицкого встретились с подлинными ценителями — художниками. И полтора столетия — чтобы радость встречи с картинами могли испытать миллионы зрителей.

    Юрий Алянский. Рассказы о Русском музее

    Портрет хрущовой и княжны хованской, левицкий — описание

    Вся серия под кистью Левицкого становится прославлением юности, но одновременно каждый портрет представляет собой и самостоятельное произведение, где эта основная тема решается индивидуально, в соответствии с характером модели. Хованская задумчива и мечтательна, нежность ее натуры находит отклик в непревзойденном по живописному богатству, тончайше разработанном цвете ее наряда. Одетая пастушком Хрущева живей, энергичней и веселей своей подруги. Сквозь театральное жеманство жестов пробивается непосредственная радость молодости.

    Поступил из Петергофского дворца в 1917 году.

    Смольным институтом называлось закрытое учебное заведение для «благородных (то есть дворянских) девиц», основанное Екатериной II в 1764 году. В ряду многочисленных педагогических учреждений, в которых Екатерина хотела «воспитывать добродетель» и «образовать новую породу людей», Смольному институту принадлежит особое и своеобразное место. Его воспитанницы должны были стать впоследствии «отрадою семейств своих» и смягчать в обществе «жестокие и неистовые нравы». Но главным педагогическим средством была признана полная изоляция воспитанниц от реальной жизни, создание искусственной, тепличной атмосферы, ничем не напоминающей им об их будущих обязанностях. Хотя и считалось, что девиц надлежит воспитывать в духе гуманности, «развивая ум их и сердце», но в действительности их обучали главным образом светскому обращению, танцам, пению и музыке. Силами воспитанниц в институте постоянно устраивались концерты и спектакли; он превратился в своеобразный придаток двора и стал местом отдыха и развлечений императрицы. Этим и объясняется подчеркнутое внимание к смолянкам со стороны придворного общества и официальной печати.

    В 1773 году «Санкт-Петербургские ведомости» отмечали «важное событие» – «первый выход на гулянье в Летнем саду благородных воспитанниц Смольного института». По случаю этого гулянья, а также первых институтских спектаклей, Екатерина заказала Левицкому портреты смолянок; их надлежало изобразить в театральных костюмах, соответствующих игранным ими ролям.

    Серия, написанная Левицким в 1773-1776 годах, состоит из семи больших портретов в размере натуры. Институтки изображены во весь рост на фоне условного декоративного пейзажа или пышных занавесей, ниспадающих тяжелыми широкими складками. Этим приемом художник подчеркивает, что предметом изображения является здесь не реальная жизнь, а театр. В композиции всех портретов намеренно выбран несколько пониженный горизонт — художник показывает своих героинь с той же точки, с какой зритель из партера смотрит на сцену. Своеобразие замысла заключается прежде всего в том, что перед нами не портреты в обычном смысле этого слова, а портреты-картины, в которых раскрывается то или иное действие. Героини Левицкого танцуют, играют на арфе, исполняют театральные роли. Другой особенностью замысла является то, что портреты составляют цельный и замкнутый цикл, объединенный не только внешне, при помощи декоративных приемов, но и обладающий внутренним единством, общей душевной настроенностью. Все портреты варьируют, в сущности, одну и ту же тему цветущей, жизнерадостной юности, во всех портретах с одинаковой силой утверждается светлое, оптимистическое жизнеощущение художника, отмеченное подлинным гуманизмом.

    Левицкий изобразил совсем юных девушек, почти детей, с несложным внутренним миром, еще не видевших жизни и к тому же выросших в условиях институтского воспитания. В этих портретах он, разумеется, не имел повода к тому, чтобы проявить свой талант психолога. Как у Державина, его стихией стала здесь не внутренняя жизнь изображенных людей, а «природа внешняя» – поэтичный девический мир, тонко и проницательно понятый и воплощенный в образах, полных живого обаяния.
    Левицкий сумел убедительно и остро передать атмосферу манерности и кокетливого жеманства, окружавшую воспитанниц Смольного института. По удачному выражению одного критика, в этих портретах выразился «простодушно-хитроватый взгляд здорового и веселого мастера, порядочно-таки издевавшегося в душе над всей этой комедией, но способного в то же время оценить художественную ее прелесть». Но живое реалистическое чувство художника не позволило ему ограничиться одной только показной и парадной стороной изображаемого; в жеманной игре «благородных девиц» он увидел черты искренности и непосредственности.

    Манерность его танцовщиц производит впечатление наигранной, напускной; за ней ощущается подлинное увлечение танцующих девушек и их неподдельное детское веселье. Левицкий не льстит своим персонажам, не приукрашивает их некрасивых лиц и даже намеренно подчеркивает угловатую неловкость их движений. В замечательном – быть может, лучшем во всей серии – портрете Хованской и Хрущовой, изображенных в ролях пасторали, с особенной очевидностью выступают характерные черты замысла: зрителю ясно, что перед ним не жеманные актеры XVIII века, а переодетые дети, занятые веселой и увлекательной игрой. Маленький пастушок, ростом меньше своей дамы, робко заигрывает с ней, касаясь рукой ее подбородка; пастушка старательно и неумело повторяет кокетливую позу, которой ее учили. Художник с острой и любовной внимательностью передал здесь забавные, неуклюжие движения подростков.

    Реалистическая тенденция, пронизывающая весь цикл «Смолянок», как бы преодолевает условную форму парадного портрета и выдвигает работу Левицкого в ряд наиболее передовых явлений русской живописи второй половины XVIII века. А по силе художественного выражения и по уровню мастерства «Смолянки» принадлежат к числу самых совершенных созданий русского и мирового искусства той эпохи.

    Один из советских исследователей назвал «Смолянок» «чудом живописи». Эта оценка не кажется преувеличенной: «Смолянки» выделяются даже на фоне лучших живописных достижений XVIII века.

    Огромный дар живописца-декоратора, свойственный Левицкому, проявился в той поразительной точности, почти материальной осязаемости, с какой переданы в «Смолянках» ткани одежд, прозрачность кружева, блеск атласа, мерцание золотых нитей, вплетенных в матовый бархат. Рисунок Левицкого отличается безупречной верностью и острой выразительностью. Но особенно значительны его колористические достижения. Сопоставляя сверкающие белые и золотистые тона с розовыми, глубокими темно-зелеными и коричневыми, Левицкий умеет избежать пестроты и приводит цветовое построение к изысканной и стройной гармонии.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: