Портрет графа ф. в. ростопчина, о. а. кипренский, 1809 - JEKATERINBURG.RU

Портрет графа ф. в. ростопчина, о. а. кипренский, 1809

Государственная Третьяковская галерея (5 стр.)

Орест Адамович Кипренский (1782–1836). Портрет графини Е. П. Растопчиной 1809. Холст, масло. 61×77

Женские образы, созданные признанным мастером портрета О. А. Кипренским, — бесценная страница в истории русского искусства. Каждый из портретов живописца покоряет удивительным проникновением в глубины души, неповторимым своеобразием облика, тончайшим мастерством исполнения.

В 1809 Кипренский написал два парных портрета: графа Ф. В. Ростопчина и его супруги. Эти работы отличаются по масштабу.

Екатерина Петровна Ростопчина (урожденная Протасова) по характеру и поведению сильно отличалась от мужа. Она сторонилась светской жизни, одевалась подчеркнуто скромно. Такой она и предстала на портрете Кипренского: закрытое темное платье, скорее подходящее прислуге, нежели барыне, чепец из тонких кружев. Ничто в одеянии женщины не может поразить зрителя, не прельщает она и красотой, однако есть в ее облике что-то притягательное. Этот одухотворенный взгляд, мечтательный и слегка беспокойный, создает особое чувство дуновения жизни.

Орест Адамович Кипренский (1782–1836). Портрет графа Ф. В. Ростопчина 1809. Холст, масло. 61,3×75,8

Граф Федор Васильевич Ростопчин был покровителем Кипренского. В 1812 он стал генерал-губернатором и главнокомандующим Москвы. После того как русские войска оставили город, в Москве вспыхнул пожар, в котором и французы, и многие русские винили Ростопчина, хотя сам он в поджоге не признавался. Когда же французы ушли из разоренного города, граф приложил много усилий к его восстановлению, однако москвичи уже были настроены против него. Это вынудило графа в 1814 покинуть Россию.

Кипренский изобразил Ростопчина в традициях камерного портрета XVIII века. Он представляет зрителю не внешний антураж модели, а богатство его внутреннего мира. Ничто не указывает на высокое социальное положение графа. Перед нами светский человек благородной наружности, погруженный в свои мысли (в 1800-е, в период создания портрета, граф Ростопчин занимался литературной деятельностью). Портрет строг, не изобилует деталями. Главный акцент в нем ставится на лицо героя — открытое, спокойное, обнаруживающее природный ум и рассудительность.

Александр Осипович Орловский (1777–1832) Автопортрет (Автопортрет в красном плаще) 1809. Бумага серая, уголь, сангина, мел. 40,5×51,3

Образ, созданный замечательным русским художником, участником Польского восстания А. О. Орловским в «Автопортрете», — это идеал личности эпохи романтизма: человек, обуреваемый страстями, чьи мысль и воображение создают новый мир. Творец, будь то поэт или художник, наделенный свыше особым даром видеть и ощущать то, скрыто от других, воспринимался сродни Демиургу.

Свободная независимая личность, истинный герой своего времени — таким предстает автор этого рисунка. Непокорный взгляд из-под нахмуренных бровей, темные кудри, не желающие послушно лежать на его голове — весь облик художника выдает в нем борца. Бунтарский дух был свойственен романтизму, лежал в самой его философии.

Буйный темперамент автора отразился в манере написания портрета, в характере штрихов — сочных и размашистых. Работа производит впечатление за один прием созданной импровизации, живой и экспрессивной.

Алексей Гаврилович Венецианов (1780–1847). На пашне. Весна. Первая половина 1820-х. 51,2×65,5

А. Г. Венецианов — родоначальник крестьянского жанра в русской живописи, первый художник, обративший внимание на красоту национальной природы в ее будничной непритязательности. «Низкий» жанр Венецианов поднял до высокого искусства, определив тем самым творческий путь многих мастеров второй половины XIX века.

Картина «На пашне. Весна» дает яркое представление об особенностях жанровой живописи А. Г. Венецианова и является одним из его лучших произведений. Статная крестьянка в сарафане босиком величаво шагает по пашне и ведет за собой двух лошадей, тянущих борону. Низкая линия горизонта, редкие кусты и небольшие камни на поле придают женской фигуре монументальность.

Подробно и реалистично написан пейзаж: прозрачное светло-голубое небо, осязаемо влажная темная земля и открытые просторы бескрайнего поля. Гармоничное соединение правды жизни и романтичного вымысла создает основу всего произведения.

Крестьянский труд для художника — нечто исконное, вечное, повторяющееся, схожее со сменой времен года. Женская фигура дана в увеличенном масштабе. Движения крестьянки изящны, по земле она не ступает, а будто парит над ней, сарафан красив, как греческая туника. Героиня уподоблена античной богине. Младенец в нижнем правом углу картины символизирует материнство и щедрость природы. В обычной крестьянской сцене художник воссоздает непреходящую красоту и единство природы и человека.

Александр Андреевич Иванов (1806–1858). Явление Христа народу (Явление Мессии) 1837–1857. Холст, масло. 540×570

А. А. Иванов, окончив Петербургскую Академию художеств, получил право на пенсионерскую поездку в Европу и в 1831 поселился в Риме, где подошел к мысли о создании грандиозного полотна, на сюжет к которому никто из художников никогда не обращался, — первое явление Мессии. Художник воспринял этот момент как вмещающий весь смысл Евангелия.

В центре композиции — фигура Иоанна Крестителя, совершающего крещение народа в реке Иордан и указывающего на приближающегося Иисуса. Слева от Иоанна изображена группа апостолов — юный Иоанн Богослов, за ним Петр, далее Андрей Первозванный, а за его спиной — Нафанаил, так называемый сомневающийся. На переднем плане — юноши и старцы — образ непрекращающейся жизни. В центре — стяжатель, отшатнувшийся от Христа, и раб, о котором Иванов сказал: «Сквозь привычное страдание впервые появилась отрада». Справа — фигура «ближайшего к Христу», в которой художник запечатлел облик писателя Н. В. Гоголя, а в страннике с посохом, сидящего неподалеку от Иоанна, можно узнать самого Иванова.

Большую роль в произведении играет пейзаж. На многочисленных эскизах можно увидеть, как все более и более возрастает в картине значение ландшафта, в котором происходят события. Работая на панорамой мира, Иванов обратился непосредственно к природе, его колористические открытия в передаче солнечного света и световоздушной среды во многом предопределили искания импрессионистов второй половины XIX века.

В 1858 художник вернулся в Петербург и привез с собой полотно, но оно не произвело на российскую публику и критику особого впечатления. Новаторские идеи, привнесенные Ивановым в искусство — широта постановки философских и эстетических проблем, глубокий интерес к истории, внимание к натуре, — были в полной мере оценены художниками конца XIX — начала XX века.

Карл Павлович Брюллов (1799–1852). Всадница 1832. Холст, масло. 206×291,5

Творчество Брюллова внесло в живопись русского классицизма свежую струю романтизма. Произведения художника отмечены утверждением чувственной красоты человеческого тела, драматической экспрессией образов, тонким психологизмом.

Картина «Всадница» написана по заказу графини Ю. П. Самойловой и изображает ее приемных дочерей. Главное место в полотне принадлежит движению. Старшая из сестер — Джованнина — резко останавливает разгоряченного вороного коня, но сама остается невозмутимо спокойной (именно этот момент современники поставили в укор мастеру). Однако не следует забывать, что дикая сила, покоряющаяся хрупкой красоте, — один из излюбленных мотивов романтизма. Стук копыт и задорный лай пса, сопровождающего девушку на утренней прогулке, заставили выбежать на террасу ее младшую сестру Амацилию, образ которой решен более живо и блестяще передает непосредственность маленькой девочки. Композиция портрета-картины отличается четкой геометрической уравновешенностью, а изысканный колорит придает всему произведению парадный характер.

—>РЕСТАВРАЦИЯ —>

КИПРЕНСКИЙ Орест Адамович

(13.03.1782, мыза Нежинская, Ораниенбаумский уезд, Санкт-Петербругская губ. – 12(24).10.1836, Рим).

Живописец, график; портретист, автор картин на исторические, мифологические и религиозные сюжеты.

Происхождение художника неизвестно.

1788 – определен в ИАХ, где учился у Г.И.Угрюмова и Г.Ф.Дуайена. Большая серебряная медаль за рисунок с натуры.

1802 – две малые золотые медали за программу «Юпитер и Меркурий, посещающие под видом странников Филемона и Бавкиду» и эскиз памятника скульптору .И.Козловскому.

1804 – первая значительная работа «Портрет А.К.Швальбе». Обнаруживает влияние живописи старых мастеров (А.ван Дейка, П.П.Рубенса, Рембранта). Но главное – уже здесь отчетливо проявились романтические тенденции, характерные для всего последующего творчества художника.

1805 – большая золотая медаль за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле».

1808, 1802 – портреты А.Р.Томилова, любителя искусств и коллекционера. Отражают путь человеческой души от состояния ожидания и надежды до внутренней опустошённости.

1808 – портреты А.И.Корсакова, И.В.Кусова, четы А.В. и П.П.Щербатовых.

1809 – командировка в Москву от ИАХ для помощи И.П.Мартосу в работе над памятником К.Минину и Д.Пожарскому.

1808 – начало 1809 – портрет мальчика А.А.Челищева.

1809 – портреты В.А.Перовского в испанском костюме, графа Ф.В.Ростопчина и его жены Е.П.Ростопчиной; «Портрет лейб-гусарского полковника Е.В.Давыдова» (подлинный шедевр).

ок.1812 – портреты И.В.Кусова, князя И.А.Гагарина и принца Г.П.Гольштейн-Ольденбургского

1812 – возвращение в Петербург

I половина 1810-х – время расцвета таланта и славы художника. Создание виртуозных графических портретов, выполненных итальянским карандашом, иногда тронутых пастелью или акварелью.

1812 – 1813 гг. – портреты участников Отечественной войны 1812 г. М.П. и А.П.Ланских, А.Р.Томилова, Е.И.Чаплина, Д.Д.Вындомского, неизвестного военного врача.

1813 – «Калмычка Баяуста», портреты Н.В.Кочубей, В.А.Томиловой.

1815 – портреты Н.М.Муравьева, К.Н.Батюшкова, Е.С.Семеновой.

1814 – живописные портреты сенатора В.С.Хвостова и его жены Д.И.Хвостовой, А.И.Молчановой с дочерью Елизаветой

Читайте также  Музей прадо: как найти в мадриде, карта, картины музея прадо

1815-1816 – портрет С.С.Уварова, министра народного просвещения, будущего президента АН. Стал едва ли не эталоном романтического изображения.

1816 – в качестве пенсионера императрицы Елизаветы Алексеевны отправлен в Италию в обществе швейцарского ювелира Ж.Ф.-А. Дюваля.

июль – сентябрь 1816 жил в Женеве в доме старшего брата Дюваля Ж.Давида и в его имении Картиньи. Выполнил маслом несколько портретов членов семьи Дюваль и портрет их близкого родственника Э.Дюмона.

сентябрь 1816 – покидает Женеву и приезжает в Рим.

1817 – картина «Молодой садовник». Положила начало «итальянизированному жанру».

1819 – картины «Цыганка с веткой мирта в руке», «Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)».

1829 – «Неаполитанские мальчики-рыбаки»

ок.1817-1822 – задумано полотно «Апполон, поразивший Пифона». Работа была прервана.

1819 – 1821 – полотно «Пляска на гробнице Анакреона». Картина не сохранилась.

1820 – Автопортрет в круге. В настоящее время один из двух достоверных автопортретов художника.

февраль 1822 – возвращение в Россию через Францию и Германию.

1822 и 1823 – «Портрет Е.С.Авдуллиной». Один из шедевров художника. На его примере хорошо видно, как менялся характер живописи Кипренского. Свободные движения кисти заменили безупречно гладкая поверхность и тщательная проработка деталей.

июнь 1823 – путь в Россию через Мариенбад и Дрезден.

июль 1823 – карандашный портрет И.В.Гете, который позже перевел в гравюру П.Граведон.

август 1823 – прибытие в Петербург, где пишет ряд портретов..

1827 – «Портрет А.С.Пушкина». Решен в романтическом ключе. Отец поэта считал его лучшим изображением, а сам Пушкин высоко оценил в стихотворении, посвященном Кипренскому.

1828 – «Автопортрет» (в полосатом халате)

1827 – «Портрет К.И.Альбрехта» на фоне паркового пейзажа в его имении Котлы.

1826 – «Портрет кавалергарда Н.П.Трубецкого

1827 – портрет изысканного барина, помещика А.Ф.Шишмарева, портреты Е.С.Авдулиной, М.Е.Лобанова, И.С.Мальцева, детей графа А.Х.Бенкендорфа и др.

июнь 1828 – уехал в Италию.

1830 – «Пейзаж, изображающий Везувий», «Сивилла Тибуртинская» и др.

1831 – портрет «Читатели газет в Неаполе»

1830-1835 – жанровая сцена, представляющая М.А.Потоцкую, ее сестру С.А.Шувалову и прислугу-эфиопку.

1829 – портрет доктор Мазарони.

1833 – портрет князя Ф.А.Голицына

1833 – портрет скульптора Б.Торвальдсена

1830 – жанровая полуфигура «Ворожея со свечой», изображение неизвестного «Читающий у свечи». В обеих картинах художник решал проблему светотеневой моделировки и передачи освещения от единственного источника.

1828 – «Сивилла Дельфийская».

Главные работы:

«Портрет А.К.Швальбе (Портрет отца художника)» (1804, ГРМ)

«Дмитрий Донской на Куликовом поле» (1805, ГРМ)

«Портрет А.Р.Томилова» (1808, ГРМ)

«Портрет И.В.Кусова» (1808, ГРМ)

«Портрет А.И.Корсакова» (1808, ГРМ)

«Портрет А.А.Челищева» (1808 – начало 1809, ГТГ)

«Портрет графа Ф.В.Ростопчина»( парный портрету графини Е.П.Ростопчиной, оба – 1809, ГТГ)

«Портрет графини Е.П.Ростопчиной» (парный портрету графа Ф.В.Ростопчина, оба – 1809, ГТГ)

«Портрет лейб-гусарского полковника Е.В.Давыдова» (1809, ГРМ)

«Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVII века» (1809, ГРМ)

«Портрет Н.С.Мосолова» (1811, ГТГ)

«Портрет В.С.Хвостова» (парный портрету Д.Н.Хвостовой, оба – 1814, ГТГ)

«Портрет Д.Н.Хвостовой» (парный портрету В.С.Хвостова, оба – 1814, ГТГ)

«Портрет С.С.Уварова» (1815-1816, ГТГ)

«Портрет поэта В.А.Жуковского» (1816, ГТГ)

«Молодой садовник» (1817, ГРМ)

«Портрет князя А.М.Голицына» (ок.1819, ГТГ)

«Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)» (1819, ГТГ)

«Цыганка с веткой мирта в руке» (1819, ГТГ)

«Автопортрет» (1820, Галерея Уфицци, Флоренция)

«Портрет Е.С.Авдулиной» (1822 (1823?), ГРМ)

«Портрет О.А.Рюминой» (1826, ГРМ)

«Портрет князя Н.П.Трубецкого» (1826, ГТГ)

«Портрет А.С.Пушкина» (1827, ГТГ)

«Бедная Лиза» (1827, ГТГ)

«Портрет А.Ф.Шишмарева» (1827, ГТГ)

«Портрет К.И.Альбрехта» (1827, ГРМ)

«Автопортрет» (1828, ГТГ)

«Портрет Е.А.Телешевой» (1828, ГТГ)

«Портрет А.Р.Томилова» (1828, ГРМ)

«Неаполитанские мальчики-рыбаки» (1829, Палаццо Реале, Неаполь)

«Ворожея со свечой» (1830, ГРМ)

«Сивилла Тибуртинская» (1830, ГТГ)

«Портрет М.А.Потоцкой, сестры ее С.А.Шуваловой и эфиопянки» (1830-1835, КМРИ)

«Читатели газет в Неаполе» (1831, ГТГ).

«Портрет скульптора Б.Торвальдсена» (1833, ГРМ).

Автор статьи: Е.Ф.Петинова, кандидат искусствоведения.

to_priz

ИСКУССТВО и ВРЕМЯ

Творчество — свободное действие из небытия в бытие.

КИПРЕНСКИЙ Орест Адамович (1782 — 1836).

КИПРЕНСКОМУ

Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз,
— И я смеюся над могилой,
Ушед навек от смертных уз.
Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид.

(А.С.Пушкин)
.

Кипренский (Орест Адамович) — портретист и исторический живописец, один из замечательнейших художников, когда-либо являвшихся в России.


«Автопортрет с кистями за ухом»
Около 1808г.
Государственная Третьяковская галерея
Москва

Незаконный сын помещика А.С. Дьяконова, Орест Кипренский воспитывался в семье приёмного отца А.К. Швальбе.
Родился в Ораниенбаумском уезде Санкт-Петербургской губернии, крещен в местечке Копорье, от которого получено им прозвище «Копорский», измененное потом в фамилию «Кипренский».


Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809
Холст, масло 41х35.7
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург

Есть в русском языке выражение «мятущаяся душа», смысл которого достаточно прозрачен, хотя точный перевод на общепринятый язык дать непросто.
Именно такой душой обладал один из талантливейших русских портретистов Орест Адамович Кипренский. Всю свою творческую жизнь мечтал он писать крупные полотна на исторические или мифологические сюжеты, а наибольшего успеха добивался в писании портретов современников, за которые его иногда путали с Рубенсом, иногда называли русским Ван Дейком.

Именно при написании портретов душа художника успокаивалась, и перед зрителями возникали умиротворенно-одухотворённые спокойные лица («Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе», 1804; «Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой», 1814; «Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной», 1809; «Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена», 1833) либо полные достоинства и уверенности представители русской армии («Портрет лейб-гусарского полковника Е.В. Давыдова», 1809).


«Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе»
1804
Холст, масло Государственный Русский музей
Санкт-Петербург


Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814
Холст, масло
71 х 57,8
Государственная Третьяковская галерея
Москва

Хвостова Дарья Николаевна (1783 –?), супруга сенатора, Томского губернатора в отставке В.С.Хвостова, троюродная сестра М.М.Арсеньевой, матери поэта М.Ю.Лермонтова. Плавный, волнообразный ритм линий, мягкая моделировка лица с неправильными чертами, теплый неяркий колорит, «ренессансный» жест руки – все делает образ необыкновенно задушевным, доверительно интимным. Романтизм предполагает в женщине не столько силу чувств, сколько эмоциональную утонченность, повышенную восприимчивость. Кажется, взгляд модели направлен на зрителя, на самом деле – сквозь него, в бесконечность.


«Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной»
1809
Холст, масло 77 х 61
Государственная Третьяковская галерея
Москва

Ростопчина Екатерина Петровна (1775–1859), супруга Ф.В.Ростопчина. В 1806 под влиянием посланника королевства Сардиния графа Жозефа де Местра перешла в католичество. Остаток жизни провела затворницей в селе Вороново и в Москве. Была настроена мистически и равнодушна к светской жизни. За тихий нрав и скромный вид гости дома часто принимали ее за служанку. Ростопчина изображена почти аскетично, в костюме, который она не меняла до самой смерти. Фигура кажется скованной, но еле заметный наклон, мечтательный и слегка беспокойный взгляд создают особое чувство дуновения жизни. Является парным к портрету Ф.В.Ростопчина.


«Портрет графа Федора Васильевича Ростопчина»
1809
Холст, масло 75,8 х 61,3
Государственная Третьяковская галерея
Москва


«Портрет скульптора Бартеля Торвальдсена»
1833
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург


Кипренский Орест Адамович (1782 – 1836)
Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова
1809
Холст, масло. 162х116
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург

Отдельный разговор — «Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина» (1827). Ведь у каждого из нас свой А.С. Пушкин. И насколько он совпадает с великим поэтом Кипренского, каждому и судить.


«Портрет Александра Сергеевича Пушкина»
1827
Холст, масло 63 х 54
Государственная Третьяковская галерея
Москва

Очень рано, с 1788 года, начал заниматься рисованием в Воспитательном училище при Академии художеств, которую окончил в 1803 году.
В 1805 году получил большую золотую медаль Академии художеств за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» и право на пенсионерскую поездку в Италию, отложенную в связи с наполеоновскими войнами в Европе.


«Дмитрий Донской на Куликовом поле»
1805
Холст, масло. 118 x 167 см
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург

Достойной же компенсацией за временно отложенную поездку явился его стремительно растущий талант портретиста.
Завоевал Орест Кипренский своим талантом и Италию, когда в 1816 году отправился всё же в зарубежную поездку, ему заказывают автопортрет для галереи Уффици во Флоренции (предложение, с которым обращались только к великим живописцам).


«Автопортрет»
1820
Холст, масло
Уффици
Флоренция

В Петербург, где его ожидал достаточно холодный приём, он возвратился в 1823 году.
Он много пишет по-прежнему замечательных портретов (в частности, «Автопортрет», 1828), ему удается написать желанное для него большое полотно («Аполлон, поражающий Пифона», 1825)- — аллегорию победы Александра I над Наполеоном.


Апполон, поражающий Пифона. 1818-19. Эскиз.
Бумага, тушь, перо. 31х22,6. ГРМ
Государственный Русский музей
Санкт-Петербург


«Автопортрет»
1828
Холст, масло 48,5 х 42,3
Государственная Третьковская Галерея
Москва
Автопортрет, удивительный по беспощадной откровенности, с которой художник вглядывался в себя, постаревшего и немного жалкого.

Но успокоения О.А. Кипренский на родной земле не находит и в 1828 году снова уезжает в Италию, чтобы вновь продолжить земные и творческие поиски. Для великого русского портретиста, одного из первых романтиков русской живописи, земные и творческие поиски оказались недолгими.

Читайте также  Куинджи архип иванович: картины, биография

Орест Адамович Кипренский умер в Риме в 1836 году. Он похоронен на римском кладбище для иностранцев, в церкви Сант-Андреа делле Фратте. На его могиле стоит стела с надписью: «В честь и в память Ореста Кипренского, самого знаменитого среди русских художников, профессора и советника Императорской Петербургской академии художеств и члена Неаполитанской академии. Памятник поставили на свои средства живущие в Риме русские художники, архитекторы и скульпторы, оплакивая безвременно угасший светоч своего народа и столь добродетельную душу…».

Кипренский Орест Адамович
1809-1812. Москва. Тверь. Успех

Определением Совета Академии от 27 февраля 1809 года Кипренский командировался в Москву. Единственными документальными свидетельствами о его пребывании там являются упоминания о нем в письмах графа Ф. В. Ростопчина. Федор Васильевич Ростопчин (1763-1826) начал свою карьеру при Екатерине, при восшествии на престол Павла I стал одним из влиятельнейших вельмож. Но за месяц до гибели Павла последовала отставка, и Ростопчин поселился в Москве как частное лицо. Совсем еще не старый человек, он вошел в круг тех отставных екатерининских вельмож, которые всем своим существованием воплощали дух своеобразной оппозиционности и независимости. Именно они придавали Москве начала XIX века своеобразную физиономию вельможно-барственного, сибаритского «фрондерства» в сочетании с чудаковатостью. В 1810 году Александр I пожаловал Ростопчина званием обер-камергера своего двора, но тот продолжал жить в Москве. В 1812 году Ростопчин был назначен главнокомандующим Москвы и на этом посту вошел в анналы истории.

Портреты Ростопчиных – это подчеркнуто домашние портреты, Ростопчин изображен без орденских знаков. Простота композиционного сочинения граничит с аскетичностью. Художник избегает картинной эффектности ради сосредоточенного созерцания. Парность портретов утверждается традиционным приемом композиционной зеркальности в обращенности друг другу. Но интересно, как тонко дифференцировано художником психологическое состояние изображенных: оба они, как видно, застигнуты в момент, когда в непринужденной беседе возникает пауза, о которой говорится: «тихий ангел пролетел». И именно этой одинаковостью момента обнаруживается индивидуальность, то, как неодинаково переживается ими это событие, как по-разному в каждом из супругов происходит это причащение к одновременно объединяющему и разъединяющему молчанию.

Екатерина Петровна Ростопчина (1775-1859) была под стать своему мужу в своеобычности характера и индивидуальности. Современники отмечали прекрасное образование Ростопчиной: она знала несколько языков, в том числе латынь и греческий. Не любила светских удовольствий; будучи с шестнадцати лет фрейлиной, она скучала и мало танцевала на придворных балах. В 1794 году вышла замуж за Ростопчина. Для своих детей Екатерина Петровна составила краткую российскую историю и географию, и ее супруг отмечал в одном из писем, что они ясно и хорошо написаны. Но у нее была еще одна забота – религия. В Ростопчиной, воспитанной в вольтерьянский век, при ее серьезности и интересам к духовной сфере религиозное вольнодумство причудливо соединилось с религиозным мистицизмом. Она легко стала добычей иезуитов, тайно перейдя в католическую веру. Разумеется, семейное согласие было нарушено – положение главнокомандующего первопрестольной при жене католичке было не совсем удобным. В старости Ростопчина, устраненная мужем от воспитания сына Андрея, жила затворницей в Москве или подмосковном имении Вороново. Едва ли Кипренский мог знать обо всех этих обстоятельствах, и все же в портрете Ростопчиной художником угадана эта ее склонность к мистической экзальтации.

Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова (1809) – из ряда шедевров мастера. Здесь очевидна новизна портретной концепции Кипренского, отличающая все его работы от произведений живописцев XVIII века. Художник берет любимый и богато разработанный XVIII веком тип так называемого парадного портрета и расставляет свои акценты. Непременный для парадного портрета момент торжественного предстояния преображен в ситуацию одинокого ожидания; поза и очерк фигуры выдают выправку и стать человека, привыкшего ловить восторженные взгляды: он словно покрыт «глянцем обожания», которым пользовалось военное сословие в эпоху наполеоновских войн. В полумрак ночного уединения как бы привнесена атмосфера бала, но герой предается мечтам и прихотливому течению своих мыслей. Как никто, Кипренский умел писать обращенный внутрь взгляд человека, словно прислушивающегося к чему-то внутри себя. Рассматривание этой по-своему элегантной картины позволяет живее, чем исторические комментарии, понять, как в тех людях были поразительно сплавлены военная доблесть, светское изящество и «дум высокое стремленье».

Высоко оцененный современниками и хорошо им известный, этот портрет сделался жертвой музейного недоразумения: уже после смерти автора портрета было забыто имя изображенного, и целое столетие в нем видели изображение поэта-партизана Дениса Давыдова. Сравнительно недавно было установлено, что в 1809 году в гвардейском гусарском полку только Евграф Давыдов был полковником, а Денис был в меньшем чине. Надо сказать, что как военный герой Евграф Владимирович был прославлен не меньше своего двоюродного брата Дениса Васильевича. Он был участником многих драматических эпизодов наполеоновской эпопеи, начиная с трагического Аустерлица, вплоть до грандиозной «битвы народов» под Лейпцигом в 1813 году, откуда он вышел с тяжелейшими увечьями.

В том же 1809 году Кипренский гостил в имении Давыдовых Аксиньино Веневского уезда Тульской губернии. Там он выполнил графические портреты владельца села Алексея Владимировича Давыдова, Василия Денисовича Давыдова и портрет Матери с ребенком (госпожи Прейс?). Здесь зритель как бы допущен к задушевной домашней беседе, в круг дружеских и почти родственных отношений – такова мера естественности поведения моделей. Поэтизация усадебной, домашней жизни входила в круг излюбленных тем ранней романтической лирики. Строки Константина Батюшкова как бы формулируют программу этого рода поэтических медитаций: «Блажен стократ, кто с сельскими богами, Спокойный домосед, земной вкушает рай…»

С весны 1811 Кипренский в Твери. Ростопчин рекомендовал его так называемому тверскому двору – великой княгине Екатерине Павловне и ее супругу, принцу Георгу Ольденбургскому, который, став в 1809 году генерал-губернатором Ярославской, Тверской и Новгородской губерний, обосновался в Твери.

Кипренский написал портрет Ольденбургского на маленькой дощечке. Хотя он отделан в деталях, однако воспринимается как своего рода этюд, но этюд – как точная фиксация психологического явления. Даже ничего не зная о судьбе принца, которого вихри истории забросили в русский провинциальный город, можно понять, догадаться, какие тут заключены страсти. Их выдает лицо, по которому можно судить, что перед нами человек, снедаемый честолюбием, как будто ждущий своего часа. Художник застал момент политической драмы, о которой говорил Лев Толстой, рассуждая в Войне и мире о причинах войны 1812 года. Толстого, конечно, не удовлетворяли объяснения историков. Он препарировал их объяснения так, что причины и следствия сделались несоизмеримы, и непонятно, как могли произойти такие грандиозные и страшные события от того, что «Наполеон был властолюбив, Александр тверд… и герцог Ольденбургский обижен». Последняя фраза уводит читателя в область частных, психологических обстоятельств отдельного человека, но именно это и нужно Толстому, чтобы убедить нас в том, что история складывается из бесчисленного множества поступков и действий миллионов этих самых единичных человеков. Формулировка Толстого превращает исторический факт в картинку из жизни, а это, собственно, и есть то, что мы видим у Кипренского. Как и в ранних портретах, таких, как портреты Швальбе, Челищева, Ростопчиной, здесь художественный эффект портретности достигается не только портретированием лица, но и преследованием цели изобразить некоторое событие. Его модели по-разному, но все открыты в «жизни даль» с возможностью непредсказуемых метаморфоз и превратностей – кто с «томленьем упования», кто «с нетерпеливой душой». Или, как здесь,– с уязвленностью, обидой и сарказмом. И если искать, как определить случившееся, то лучшей формулы, чем «герцог Ольденбургский обижен», не сыскать. Но эта «обида», принадлежит к событиям такого рода, которые определяют характер, судьбу и роль в истории. (В данном случае несущественно, что речь идет не о «нашем» принце, а о его отце, у которого Наполеон отнял герцогство Ольденбургское, важно именно это совпадение образа в портрете Кипренского и толстовской формулы.)

В марте 1812 года Ольденбургский выехал из Твери в Вильно, где, как известно, в июне царь и весь собравшийся в Вильно двор и военный штаб встретили начало войны. Кипренский же отправился в Петербург, откуда в это время уходили войска.

1809-1812. Москва. Тверь. Успех.

Орест Кипренский

О рест Кипренский получил признание в Европе одним из первых русских художников: Флорентийская академия предложила ему написать автопортрет для знаменитой галереи Уффици. Живописец был любимцем русской аристократии начала XIX века: портрет Александра Пушкина кисти Кипренского сохранил облик поэта на века. Но карьера художника пошла на спад по вине загадочного и трагического случая, а умер он вдали от родины.

Семнадцать лет в Академии художеств

Орест Кипренский родился в 1782 году в усадьбе Нежинское Ораниенбаумского уезда под Петербургом (сегодня — Кингисеппский район Ленинградской области). По бумагам его родителями были крепостные Адам Швальбе и Анна Гаврилова, но на самом деле Кипренский был внебрачным сыном помещика Алексея Дьяконова. Вольную он получил еще в детстве.

Читайте также  Каспар давид фридрих — биография и картины

У помещика не было законных детей, и он очень поддерживал мальчика. В возрасте шести лет будущий художник поступил в Воспитательное училище при Академии художеств. Весь его день был заполнен занятиями: учащиеся младших классов изучали науки, в том числе и иностранные языки. В программу входил и курс рисования. Вначале воспитанники знакомились с простыми орнаментами, затем копировали рисунки и изображали античные статуи.

В 1797 году Кипренский поступил в саму Академию художеств. Он обучался в классе исторической живописи у портретиста Георгия Угрюмова и мастера декоративной живописи Габриэля Франсуа Дуайена. Первая работа Кипренского, дошедшая до нас, относится к 1799 году. Это эскиз картины «Поклонение пастухов», выполненный итальянским карандашом (черным мелом), пером и маслом. Кипренский постоянно получали награды Академии художеств — малые золотые и серебряные медали. В 1803 году он окончил Академию, однако конкурс на пенсионерскую поездку не выиграл. С разрешения директора Академии и покровителя художника Алексея Строганова он остался в учебном заведении еще на три года.

В 1804 году художник представил на выставке в Академии художеств свой первый портрет — он написал отчима, Абрама Швальбе. Во время работы Кипренский использовал технику лессировочной живописи: тонкий полупрозрачный слой краски он накладывал поверх основного цвета. В Академии художеств учили, что следы кисти на картине не должны быть видны даже при увеличении лупой, и только после приобретения такого навыка разрешали студентам писать широким мазком. Портрет Кипренский выполнил в темно-золотистых тонах, выделил светом лицо с белым шейным платком, а детали одежды оказались будто погружены в тень. Картину выставили в Академии художеств вместе с «Портретом бригадира Жукова» и «Портретом ребенка».

В 1805 году живописец участвовал в конкурсе на Большую золотую медаль. Он написал полотно на историческую тему «Дмитрий Донской на Куликовом поле». За него Кипренский получил долгожданную медаль. Однако путешествие в Италию было отложено на несколько лет: в Европе шли Наполеоновские войны.

Романтические портреты Кипренского

В начале XIX века в Санкт-Петербурге строился Казанский собор, зодчие планировали включить в ансамбль скульптуры, росписи и живописные произведения. К работе привлекли выпускников Академии художеств, в том числе и Ореста Кипренского. В 1809 году он выполнил икону «Богоматерь с Младенцем», однако иконопись не увлекла художника.

В начале XIX века у публики большим спросом пользовались портреты: их заказывали не только вельможи и государственные деятели, но и состоятельные купцы и чиновники. У Кипренского было много заказов, одним из них стал портрет Ивана Кусова, известного торгового деятеля, владевшего заводами в Петербурге.

Но славу художнику принес портрет юного Александра Челищева, в будущем — героя Отечественной войны 1812 года. Кипренский создал полотно в духе романтизма: на картине 1809 года он изобразил мальчика, почти еще ребенка, с румяными щеками и большими внимательными глазами.

В 1809 году Орест Кипренский отправился в творческую командировку из Петербурга в Москву и пробыл там три года. В этот период художник написал парные портреты графа Федора Ростопчина, своего покровителя, и его супруги. Екатерина Ростопчина была в стороне от светской жизни, одевалась скромно — такой и представил ее художник на портрете. Кипренский создал образ, полный женственности, Ростопчина кажется хрупкой и одинокой.

Одной из самых знаменитых картин художника стал «Портрет лейб-гусарского полка полковника Евграфа Владимировича Давыдова» 1809 года. Интересно, что почти полтора века считалось, что на холсте изображен двоюродный брат Евграфа — Денис Давыдов, знаменитый поэт-гусар и партизан. Путаница произошла из-за неверной расшифровки подписи самого Кипренского.

Давыдовы были известной дворянской фамилией. Кроме Евграфа, Кипренский писал портреты Василия и Алексея Давыдовых. Причем работать художнику приходилось в непростых условиях. Историк Юрий Олсуфьев писал: «Алексея Владимировича Давыдова рисовал Кипренский, причем был вынужден прятаться за колонну, чтобы не раздражать своей работой капризного барина».

Долгожданная Европа

В мае 1816 года Орест Кипренский наконец отправился в путешествие за границу — о нем художник мечтал больше десяти лет. Пенсионерская поездка стала возможной благодаря личной протекции и спонсированию императрицы Елизаветы Алексеевны: супруга Александра I ценила талант живописца. На тот момент художнику уже исполнилось 34 года — Кипренский был зрелым и авторитетным мастером.

Он отправился из Петербурга сначала в Германию, а затем в Италию. В Риме художник изучал искусство античности и Возрождения, новые знания вдохновили живописца. Он писал в воспоминаниях: «При виде творений гениев, рождается смелость, которая в одно мгновение заменяет несколько лет опытности». В Италии он продолжал писать портреты, обращался к историческим и религиозным темам.

Высокой наградой для Кипренского стало предложение от Флорентийской академии. Она попросила художника написать собственный портрет для знаменитой галереи Уффици, одного из старейших музеев Европы, в котором были собраны автопортреты известных художников мира. Такой чести Орест Кипренский удостоился первым из русских мастеров.

В этот же период он написал полотно «Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке» («Портрет Мариуччи»). Ему позировала десятилетняя Мария Фалькуччи. Девочка была из бедной семьи, и Кипренский фактически стал ее опекуном. Во время европейского путешествия Кипренский написал портрет Екатерины Авдулиной. Художник на холсте передал сложный колорит одежды молодой женщины: глубокий черный цвет на бархате и золотисто-желтый — на шали.

В Италии имя Кипренского оказалось связано со скандалом: в его мастерской нашли мертвую натурщицу. Официальных обвинений суд не выдвинул, да и окружение художника не верило, что он способен на преступление. Вскоре нашли настоящего убийцу, однако этот случай, обрастая разными слухами и домыслами, бросил тень на всю оставшуюся жизнь Кипренского.

Возвращение в Россию и портрет Александра Пушкина

Пенсионерское пребывание в Риме художника дважды продлевали по его просьбе, но в 1822 году он был вынужден уехать из Италии. Перед отъездом Кипренский определил свою подопечную Марию Фалькуччи в пансион. Литератор Константин Паустовский писал об этом сложном времени в жизни мастера: «Кипренский был выброшен из общества. Он затаил обиду. В Италию возврата не было. Париж не хотел его замечать. Осталось одно только место на земле, куда он мог уехать, чтобы забыться от страшных дней и снова взяться за кисть. Это была Россия, покинутая родина, видевшая его расцвет и славу». По дороге из Италии он побывал в Париже, а в Мариенбаде познакомился с немецким писателем Иоганном Гёте и выполнил его карандашный портрет.

На родину Кипренский вернулся в 1823 году. В Академии художеств были недовольны его долгим отсутствием, а у публики появились другие фавориты-портретисты. До властей и общества дошли слухи о скандале, связанном с убийством натурщицы: художника отказались принимать во многих знатных домах столицы. Ему не дали профессорского звания и официального места в Академии, заказов тоже было мало. Не отвернулся от художника любитель искусств граф Дмитрий Шереметев: он предложил Кипренскому стать его личным живописцем. Во дворце графа на Фонтанке для художника оборудовали мастерскую.

В 1824 году портретист написал картину, на которой изобразил графа в блестящей, нарядной кавалергардской форме, стоящим у круглого столика на фоне красиво убранных комнат. В этом же году художник представил портрет на публичной выставке Академии художеств.

Постепенно слухи вокруг скандальной истории в Италии улеглись — у Кипренского появились заказы. В 1826 году он написал портрет Афанасия Шишмарева, знатока театрального искусства и садовода-любителя. Кипренский писал в одном из писем другу: «Лето я провел пресчастливо! Жил на даче …у Шишмарева, в саду была новая деревянная ателье, и я работал в ней не на шутку».

В мае 1827 года Антон Дельвиг уговорил Александра Пушкина позировать Кипренскому. Поэт иронично относился к своей внешности и не любил, чтобы его рисовали художники, но согласился. В результате был создан образ, ставший для потомков эталоном облика русского поэта. Полотно было написано в июне 1827 года в доме графа Дмитрия Шереметева.

Перед художником стояла непростая задача — запечатлеть человека живого, подвижного и эмоционального. Современники одобрительно оценили портрет, причем одни видели на полотне Пушкина веселым и спокойным, другие — задумчивым и печальным. Именно такого эффекта и хотел добиться художник.

О собственном портрете Александр Пушкин писал в стихотворении «Кипренскому»:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: