Портрет а. ф. кокоринова, левицкий — описание - JEKATERINBURG.RU

Портрет а. ф. кокоринова, левицкий — описание

ДЕВЯТЬ ШЕДЕВРОВ ЛЕВИЦКОГО

4 августа 1764 года над Петербургом палили пушки. Сто один залп раздался в честь торжества: в Смольном монастыре открывалось учебно-воспитательное заведение для девушек. Позднее его назовут Институтом благородных девиц.

Сначала в новое заведение решили принимать только дочерей богатых дворянских фамилий. Но вскоре положение изменилось. Жесткие условия жизни, определенные Екатериной II, — строгая изоляция от внешнего мира, обязательность двенадцатилетней непрерывной разлуки детей с родными — расхолаживали богатых родителей. Зато неимущих дворянских семей, мечтавших отдать девочек в новое училище, оказалось много. Для них благотворительный характер заведения (содержание на полном государственном обеспечении) выглядел особенно заманчивым. Вскоре пятьдесят девочек в возрасте от четырех до шести лет были зачислены в Смольный институт.

Д. Левицкий. Портрет Екатерины II

Учиться им предстояло многому. Девочки изучали «правила воспитания, благонравия, обхождения и чистоты, российский и четыре иностранных языка, рисование, арифметику, танцевание, а также надлежащие особливо женскому полу упражнения и рукоделия». Затем прибавились история, география, физика, архитектура, токарное ремесло и «приучение к домостроительству».

Дни были похожи один на другой. Как большого праздника девочки ждали «собраний»: в те дни к ним приезжали именитые гости и даже иностранцы, чтобы взглянуть, как воспитываются будущие «первые дамы» России. Эти «собрания» устраивались для того, чтобы «придать девицам надлежащую и приличную смелость в поведении». А потом «собрания» стали еще интереснее: в такие вечера давались концерты и спектакли.

«Виновником» таких развлечений оказался. Вольтер. Переписываясь с Екатериной, он давал ей различные советы, среди них о том, как лучше просвещать народ. Здесь важную роль он отводил сценическому искусству.

Морис Кантен де Латур (1704-1788) Портрет Вольтера

Тогда в Смольном монастыре стали появляться новые люди — одним из первых оказался здесь Иван Афанасьевич Дмитревский, руководитель и актер первого русского публичного театра, талантливый театральный педагог.

Иван Афанасьевич Дмитревский

О его артистических успехах за границей, куда он был направлен, чтобы набрать актеров для французской труппы в Петербурге, ходили легенды.

— Слышали, как Иван-то Афанасьич в Лондоне самого великого Гаррика победил? — шептались воспитанницы.

Уильям Хогарт.Дэвид Гаррик в роли Ричарда III

— Говорят, будто однажды на обеде у знаменитого английского артиста речь зашла о сценическом притворчестве: сам-то Гаррик мог краснеть и бледнеть по желанию, а то вдруг, во время смеха, залиться обильными слезами. Дмитревский сидел, слушал, да вдруг как задрожит, залепечет какие-то слова невнятные, да и упади бледный, как покойник, в глубокое кресло. Все, конечно, вскочили, кинулись помогать, кто с водой тянется, кто с нюхательной солью, а Иван Афанасьич поднялся, как ни в чем не бывало, засмеялся и весело уселся за стол!

— А сказывали, как он Дмитрия Самозванца играет или в «Мизантропе» господина Мольера! Чудо.
Одним словом, девочек обучал первый в России учитель сценической игры. И хоть самим-то воспитанницам предстояло играть на французском языке, они все же воспринимали у Дмитревского русскую школу сценического искусства: их воспитатель был соратником Федора Волкова, учителем плеяды первых русских артистов. Пышные спектакли готовились воспитанницами в 1772 — 1773 годах — первые питомицы Смольного монастыря подросли. Французские комедии и комические оперы ставились на широкую ногу. Роли из музыкальных спектаклей репетировал с девочками Пьетро Чезарио, танцам обучали лучшие балетмейстеры столичных трупп, костюмы шились придворного театра портным Жераром, даже театральный парикмахер Иозеф Жервье трогал ловкой гребенкой девичьи волосы.
В большом двухсветном зале готовили сцену.

И вот начался спектакль — комическая опера Киампи «Капризы любви, или Нинетта при дворе». Нинетта — воспитанница Хованская, ее возлюбленный Кола — воспитанница Хрущева.
После представления Екатерина II подозвала к себе художника Левицкого.
— Дмитрий Григорьевич, понравились тебе наши воспитанницы?
— Они превосходные артистки, — ответил Левицкий с поклоном. Он чувствовал, что вопрос задан неспроста.
— Нам бы хотелось, — продолжала Екатерина, — чтобы ты сделал портреты лучших из них, которые особенно преуспели в танцах и пении. Список отмеченных нами воспитанниц передаст Иван Иванович Бецкой.
И художник приступил к работе.

Незадолго перед этими событиями Дмитрий Григорьевич Левицкий удостоился звания академика — за исполненный им портрет Александра Филипповича Кокоринова, видного русского архитектора, ректора Академии художеств, руководителя ее архитектурного класса.

Портрет архитектора Александра Филипповича Кокоринова

Портрет этот вместе со «смолянками» находится в зале Русского музея, посвященном Левицкому. Современники вспоминают о Кокоринове как о добром, просвещенном и гуманном человеке. Правой рукой Кокоринов указывает на лежащий на столе план Академии художеств, на лучший свой проект. В лице героя портрета нет официальности, скорее — усталость и задумчивость.

Смолянок Левицкий видел и прежде чем побывал на их спектаклях — в Эрмитаже, куда они приезжали по Неве на шлюпках. Девушки судили о картинах с несомненным пониманием искусства. Художник встречал их и в Летнем саду во время прогулки, когда они, охотно отвечая на вопросы гуляющих дам и господ, толковали об установленной в саду скульптуре, о мифологии. Началом серии портретов смолянок надо считать портрет Ф. Ржевской и А. Давыдовой, написанный в 1771 — 1772 годах. Девочки изображены не в театральных, а в форменных платьях. Это еще не театральная сюита художника — только как бы пробный портрет.

Портрет воспитанниц Императорского воспитательного общества благородных девиц Феодосии Степановны Ржевской и Настасьи Михайловны Давыдовой

Через год после создания этого первого портрета он получил список девушек, наиболее преуспевших в танцах, пении, прочих занятиях, и начал писать их. Левицкий мог, как поступали иные из его предшественников, ограничить свою задачу внешним сходством, передачей лиц и костюмов. Он стремился достичь и достиг большего: показал девушек в движении. в действии, глубоко им свойственном, в характерной для них обстановке. Живописец пошел дальше: в чертах девушек видны характеры, элементы личности и то незримое, тонкое, неуловимое качество человека, которое мы зовем обаянием. С картин-портретов Левицкого говорит эпоха.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Ивановны Нелидовой

Девушек обучали «танцеванию», драматической игре, изящным манерам. Все это запечатлено художником в портрете Екатерины Нелидовой. Современники утверждают, что Нелидова была яркой, талантливой танцовщицей, а в жизни — обаятельной, остроумной девушкой. Именно такой и предстает она на портрете. Жизнерадостность, кокетливая веселость придают портрету особенное очарование.

Портрет воспитанниц Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Николаевны Хрущовой, в замужестве фон Ломан, и княжны Екатерины Николаевны Хованской, в замужестве Нелединской-Мелецкой

Е. Хованская и Е. Хрущева разыгрывают комическую пастораль. Хрущева запечатлена в мужской роли — девушка славилась среди подруг умением перевоплощаться в мужское обличье. Художник не скрывает ее некрасивых черт, некоторой скованности и робости Хованской, но портрет пленителен свежестью запечатленной в нем юности.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Глафиры Ивановны Алымовой

Глафира Алымова уверенно играет на арфе. Она улыбается. Позируя, она не думала о том, что ее улыбка перешагнет века и встретится с нашими взглядами. Кажется, будто звучит старинная музыка Рамо, потрескивают свечи в серебряных подсвечниках и дамы в пышных кринолинах вступают в медленное течение танца. Алымова улыбается. И руки ее, едва прикасаясь к струнам, замерли в своем неторопливом взлете.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Екатерины Ивановны Молчановой

На другом портрете — Екатерина Молчанова. Левицкий написал девушку в кресле с книгой в руках, а перед ней — физические приборы. Молчанова чувствует себя среди них уверенно и спокойно. Она читает их сигналы, робкие послания еще не раскрытой науки будущего. Горделивое ощущение знаний сквозит в ее улыбке.
Современница Кулибина, читательница Ломоносова, эта девушка могла бы — кто знает? — еще двести лет назад явиться предшественницей Софьи Ковалевской. Но Молчанова не стала ученым: ее готовили во фрейлины. Физические приборы остаются на портрете в тени. Художник запечатлел одну из ласточек Смольного монастыря, которая еще не знает, как невысок будет ее жизненный полет.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Александры Петровны Левшиной

Девушки на полотнах Левицкого танцуют, поют, играют на музыкальных инструментах, обращаются к зрителям или просто улыбаются, радуясь своей весне. Художник виртуозно передает ткань и шитье платьев, воздушный передничек Хованской. С удивительным искусством воспроизведен на холсте костюм Нелидовой. Художник владеет богатейшей гаммой зеленого цвета и его оттенков: изумрудного, серо-зеленоватого, зеленовато-палевого. Портретисту дороги в картине не только каждая черточка лица, поворот фигуры, но и любая мелочь, свет и тени, переливы тканей, различимые на заднем плане наивные театральные декорации. Все это слагается в изобразительную оду красоте, юности, свежести, человеческой весне.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Натальи Семёновны Борщовой

Левицкий писал портреты смолянок около пяти лет. Сегодня они — драгоценнейшие полотна Русского музея.

Раньше портреты смолянок находились в Большом Петергофском дворце. Здесь в самом начале XX века увидела их недавняя выпускница Академии художеств Анна Остроумова-Лебедева. Прежде она знала эти картины лишь в репродукциях — они были малодоступны даже для профессиональных художников, широкая же публика не могла их видеть совсем.

Первое знакомство с Левицким потрясло молодую художницу. Она даже начала писать портрет своей сестры Лили, во всем следуя великому живописцу. Сестра мужественно и долго позировала, подражая танцующей смолянке. Остроумова-Лебедева считала работу неудавшейся и никогда не выставляла ее. Но впечатление от встречи с великим мастером восемнадцатого века сохранилось на всю жизнь.

Читайте также  Автопортрет - эгон шиле, 1914

В 1905 году в Петербурге открылась выставка русского портрета, и полотнами Левицкого восхищенно любовался Валентин Александрович Серов. Он долго стоял перед «смолянками», пораженный, взволнованный. «Ни перед одним произведением не испытывал я такого потрясения, — сказал Серов. — Это лучшие русские портреты, для нас, художников, — откровение. ».

Понадобилось сто тридцать лет, чтобы полотна Левицкого встретились с подлинными ценителями — художниками. И полтора столетия — чтобы радость встречи с картинами могли испытать миллионы зрителей.

Юрий Алянский. Рассказы о Русском музее

Дмитрий Григорьевич Левицкий Levitsky (Levitzky), Dmitry (1735-1822)

Картины Дмитрого Григорьевича Левицкия в других альбомах

Рассматривая картины русских художников 18-19-го веков, можно изучать историю родной страны. В одном из залов Русского музея в городе Санкт-Петербурге выставлена целая коллекция картин известного русского портретиста Дмитрия Левицкого, посвященная одному немаловажному событию в истории России. Это цикл из женских портретов под общим названием «Смолянки», который художнику заказала Екатерина II в честь первого в истории выпуска воспитанниц в институте благородных девиц.

Это учебное заведение было создано в 1764 году по инициативе Екатерины II для воспитания девочек из семей дворян с целью дать женщинам достойное всестороннее образование, подготовить их к семейной жизни, сделать их полезными членами общества. И хотя инициатива была вполне передовой для того времени, дворянские семьи не спешили отдавать в это благородное заведение своих дочерей. Однако в течение первых шести месяцев первый поток благородных девиц был укомплектован. Всего в первом потоке обучалось 60 воспитанниц, среди них были 7 девочек из очень обеспеченных благородных и титулованных семей, остальные девочки принадлежали сословию обедневших дворян и мелких чиновников.

1773 год. В институте проводят первую публичную церемонию перехода девочек из «среднего звена» в «старшее» и первый раз выводят в высший свет. Первый бал сопровождался богатыми церемониями и большим праздником. В честь этого события Екатерина сделала заказ Д. Левицкому на 7 портретов девочек-смолянок. Художник писал этот необычный цикл целых три года. За время работы над циклом произошло несколько значимых событий, которые сопровождались праздничными балами. А в 1776 году из института выпустились первые воспитанницы. Все это отмечалось с большим размахом: проводились балы, устраивались маскарады, концерты, ставились театральные постановки, что привлекало к ним огромный интерес представителей света. Поэтому задача у художника была непростая: следовало изобразить лучших учениц, одетых в театральные костюмы. С поставленной задачей художник справился блестяще.

Итак, серию «Смолянки» открывает парный портрет, на котором изображены две девочки, княжны Анастасия Давыдова и Феодосия Ржевская. Они одеты в платья, которые были определены для институток их возраста. Поэтому можно почти точно определить возраст воспитанниц. Княжна Давыдова, примерно 7 лет (первый возраст), одета в платье кофейного цвета, из-за этого девочек в шутку называли «кофейницами». В руки ей художник вложил белую розу как символ юности и непосредственности. Представительница знатного грузинского княжеского рода на экзамене отличалась декламацией и поэтому была удостоена чести быть героиней первого портрета цикла.

Стоящая рядом Феодосия Ржевская, вела своё происхождение из очень знатной и состоятельной семьи. На портрете она в платье голубого цвета, следовательно, ей примерно 10 лет (второй возраст). Девушка окончила институт с золотым шифром, высшей наградой императрицы. По окончании обучения стала женой князя Голицына. Девочки демонстрируют великосветские манеры и благородное воспитание. По мнению искусствоведов, этот портрет был пробным.

На следующем портрете художник запечатлел Екатерину Нелидову в театральном костюме Сербины, из оперы Перголезе «Служанка-госпожа». Художник поймал момент, когда девушка танцует менуэт. Подруги любили девушку за веселый нрав и легкость общения. По свидетельству современников, она обладала стройным телосложением, изяществом движений и артистичностью. Была фавориткой при дворе Павла I. В конце жизни служила в женском институте, помогая воспитывать юных дворянок.

Третий портрет тоже парный, на нём изображены Екатерина Хрущева и Екатерина Хованская в костюмах из спектакля-комедии Киампи «Капризы любви, или Нинетта при дворе». Молоденькая Екатерина Хрущева играет необычную для девушки роль мужчины-ловеласа, это амплуа сделало её знаменитой. Обе девушки отлично окончили институт. За успехи в обучении Хованская также получила золотой шифр. Кроме этого молодая институтка очаровала собой короля Швеции Густава III, который в порыве восторга прислал ей богатый подарок – сердечко, усыпанное бриллиантами.

На четвертом портрете написана Александра Левшина, любимая ученица Екатерины II, ставшая впоследствии ближайшей фрейлиной. Девушка изображена, играющей роль Заиры из трагедии Вольтера с тем же названием. По окончании института получила золотой шифр. Впоследствии вышла замуж за князя Черкасского.

Три следующих портрета составляют триптих, символизируя три аллегории: Науки (или Декламации), Музыки и Танца.

Аллегорию Науки представляет портрет Екатерины Молчановой, одетой в белое платье из натурального шелка, характерное для девочек выпускного класса. В руках девушка держит книгу – символ знаний, а справой стороны, на столе, стоит вакуумный насос, символизирующий науку. Да и сама Екатерина выделялась среди сверстниц серьёзностью, любовью к точным наукам, увлекалась чтением. По окончании института получила золотой шифр, а позже служила фрейлиной при императорском дворе.

Аллегория Музыки представлена образом Глафиры Алымовой за любимым музыкальным инструментом – арфой. Она прославилась как лучшая арфистка своего времени. На ней также надето белое платье, однако оно выглядит более роскошным, чем у девушки на предыдущем портрете. Великолепный туалет с замысловатыми деталями и обилие украшений на воспитаннице свидетельствует о том, что девушка была предметом страсти самого художника и его любимой музой. Алымова также получила золотой шифр и удостоилась чести быть фрейлиной. Она была одной из первых выпускниц, написавших цикл воспоминаний о временах учебы в институте.

И заключительный портрет цикла, аллегория Танца, представлен изображением Натальи Борщевой. Девушка представлена в образе Пандолфы из пьесы «Служанка-госпожа» во время исполнения танца. Также получила золотой шифр и стала Марии Федоровны. Также за заслуги перед отечеством была кавалер-дамой ордена Св. Екатерины, который вручался за просветительство и благотворительность. Прожила довольно долгую и насыщенную жизнь.

Серия портретов «Смолянки» породила новый, необычный жанр, ставший довольно популярным: «портрет в роли». Образы институток в театральных костюмах и играющих определённы роли придают некую зрелищность и театральность, что подчеркивается изображением деталей интерьера: занавес, декорации, предметы-символы. Но в то же время художник особое внимание уделяет деталям, жестам, движениям, подчеркивающим черты характера своих героинь. Что делает эти портреты необыкновенно жизненными и поэтичными.

Портрет архитектора Александра Филипповича Кокоринова — Дмитрий Левицкий

Левицкий всегда ценил в парадном портрете возможность показать величие человека, превознести его общественные достоинства. Герой данного портрета — не просто известный человек, а государственный деятель, ректор Академии художеств.

Внимательный и спокойный взгляд устремлен на зрителя. Значимость этого человека, его подлинное внутреннее величие, тонко подмеченные художником, перевешивают условные приемы парадности. Высокая художественность прослеживается во всем в этом портрете, начиная от позы Кокоринова и его светлого лица, так и притягивающего внимание зрителя, и заканчивая изумительно выписанной одеждой.

В работе отчетливо видно, что Дмитрий Левицкий симпатизирует Кокоринову. Но на это есть свои причины, и главная из них совсем не та, что Левицкий создает картину на соискание звания академика. Кокоринов — талантливый архитектор, благородный и высокогуманный человек, обладающий широкими взглядами, и замечательный наставник талантливых учеников Академии.

Кокоринов стоит в непринужденной позе, сочетая в себе изящество и простоту. Как будто забывшись, он откидывает полу дорогого кафтана и удобно опирается рукой на спинку стула. Выражение лица — ласковое и несколько мечтательное.

Оно лишено оттенка какой-либо светскости, взгляд прям и простодушен. Но, несмотря на всю кажущуюся непринужденность, зритель ясно понимает, что перед ним незаурядная личность, а настоящий мастер своего дела и талантливый человек.

Похожие описания:

Портрет Н. А. Сезамова — Дмитрий Левицкий Заказ на портрет Н. А. Сеземова исходил от президента Академии художеств И. И. Бецкого, доверенного лица Екатерины II. Никифор Артемьевич Сеземов был богатейшим винным откупщиком.

Портрет священника Петра Левицкого — Дмитрий Левицкий На портрете изображен родной брат художника, священник Петр Левицкий. Произведение написано в самый поздний этап творчества мастера, когда в прошлом остались слава крупнейшего отечественного живописца.

Портрет Глафиры Ивановны Алымовой — Дмитрий Левицкий К тому, что уже было сказано о портрете Г. И. Алымовой можно добавить следующее: как и в портрете Левшиной особое внимание художник уделяет созданию глубинно-пространственной.

Портрет Левицкого Г. К (отец художника) — Дмитрий Левицкий Одним из лучших из шедевров Д. Левицкого, безусловно, является «Портрет Г. К. Левицкого «. Почему у имени Г. К. Левицкого, отца художника, поставлен вопросительный знак.

Портрет А. Д. Левицкой (Агаши) — Дмитрий Левицкий Левицкий был замечательным мастером как парадного, так и интимного портрета. Его блестящие способности позволили ему обогатить новыми творческими находками живописные традиции, установившиеся в XVIII веке.

Портрет П. А. Демидова — Дмитрий Левицкий Заказ портрета исходил от президента Академии художеств И. И. Бецкого, доверенного лица Екатерины II. О возросшем к этому времени признании Д. Г. Левицкого можно судить.

Портрет Д. Дидро — Дмитрий Левицкий К тем же годам, когда Д. Г. Левицкий в апогее своего творческого подъема работал над изображениями смолянок, относятся первые из дошедших до нас опыты мастера.

Читайте также  Снежная буря, уильям тернер - описание картины

Портрет Нелидовой — Дмитрий Левицкий «Смолянка» Екатерина Нелидова запечатлена в своей лучшей роли — служанки Сербины из оперы Перголези «Служанка — госпожа», в которой рассказывается, как ловкая горничная сумела добиться.

Портрет Ф. С. Ржевской и А. Н. Давыдовой (смолянки) — Дмитрий Левицкий Портрет принадлежит к серии портретов «Смолянок» — воспитанниц Смольного института благородных девиц, написаных художником по заказу императорцы Екатерины II. Ф. С. Ржевская изображена в голубом.

Портрет Львовой М. А. — Дмитрий Левицкий Второй портрет написан, когда молодой женщине исполнился 21 год, но она выглядит старше своих лет. В ее взгляде чувствуется усталость, в улыбке проскальзывает горечь. Ощущается.

Портрет А. Я. Левицкой — Дмитрий Левицкий В портрете своей жены художник, следуя объективности в передаче физического облика, сумел в то же время выделить и присущие ей душевные качества: доброту и мудрость.

Портрет графини А. С. Протасовой — Дмитрий Левицкий В многочисленном семействе великого князя Павла Петровича Протасова занималась воспитанием великих княжен — его дочерей. В Эрмитаже есть портрет А. С. Протасовой с девочками, написанный.

Портрет М. А. Дьяковой — Дмитрий Левицкий Мария Алексеевна Дьякова — дочь обер-прокурора Сената, Алексея Афанасьевича Дьякова и Авдотьи Петровны, урожд. княгини Мишецкой. Портрет Марии Алексеевны Дьяковой, проникнут чувством глубокой симпатии автора.

Портрет А. Д. Ланского — Дмитрий Левицкий Д. Г. Левицкий писал этот портрет по заказу Екатерины II Ланской Александр Дмитриевич, фаворит Екатерины II, генерал-поручик, генерал-адъютант, действительный камергер. Сын бедного смоленского помещика Дмитрия.

Портрет Натальи Семеновны Борщовой — Дмитрий Левицкий Стремительная, темпераментная, полная огня и живости Борщова, кажется лишь на мгновение остановилась перед нами. Легкость ее движений, увлечение танцем гармонируют с открытым, улыбающимся лицом. Она.

Портрет П. Н. Репниной — Дмитрий Левицкий При создании портрета художнику удалось схватить наиболее существенное в характере модели: ироничность, светскость и, одновременно, сдержанность натуры, выраженные в развороте фигуры. Цветовая гамма основана на.

Портрет Е. И. Нелидовой (смолянка) — Дмитрий Левицкий Портрет принадлежит к серии портретов «Смолянок» — воспитанниц Смольного института благородных девиц, написаных художником по заказу императрицы Екатерины II. Екатерина Ивановна Нелидова — дочь поручика.

Екатерина II — законодательница в храме богини правосудия — Дмитрий Левицкий Это полотно особенно хорошо дает представление об особенностях портрета в искусстве классицизма, об аллегории и символике — характерных особенностях искусства этого времени. Сам Левицкий пояснял.

Портрет Екатерины Ивановны Молчановой — Дмитрий Левицкий В портрете Молчановой пространство строится с помощью двух встречных диагоналей. Роль первой выполняет освещенная фигура сидящей на первом плане девушки с вытянутой вперед правой ногой.

Портрет П. Ф. Воронцовой — Дмитрий Левицкий Портреты четы Воронцовых создавались для фамильной портретной галереи. Портрет П. Ф. Воронцовой изящен по цвету: в нем доминирует красивый золотисто-коричневый фон. Художник изображает приятные черты.

Портрет А. И. Воронцова — Дмитрий Левицкий Портрет А. И. Воронцова, вероятно, так же, как и изображение его супруги, предназначался для семейной портретной галереи. В камерном по характеру портрете художник выделяет особенности.

Портрет Николая Александровича Львова — Дмитрий Левицкий Львов Николай Александрович.3.1751, имение Никольское-Черенчицы, близ Торжка, ныне Калининской области, — 21 или 22.12.1803 , Москва), русский архитектор и теоретик архитектуры, график, поэт, музыкант, изобретатель.

Портрет Н. И. Новикова — Дмитрий Левицкий Новиков Николай Иванович — знаменитый общественный деятель. Родился 26 апреля 1744 г. в селе Авдотьине, в семье достаточного помещика; обучался в Москве в университетской гимназии.

Портрет воспитанницы Императорского воспитательного общества благородных девиц Александры Левшиной — Дмитрий Левицкий Несколько особняком в серии портретов смольнянок стоит изображение Александры Левшиной, хотя ее портрет исполнен с неменьшим мастерством, чем все остальные. Левшина в пышном театральном платье.

Портрет Урсулы Мнишек — Дмитрий Левицкий Портрет Урсулы Мнишек был написан в зените мастерства и славы художника. Овал был редок в портретной практике Д. Г. Левицкого, однако именно эту форму он.

Портрет Ф. Г. Орлова — Дмитрий Левицкий Федор Григорьевич Орлов, генерал-аншеф, Один из пяти братьев, возвысившихся при Екатерине II. Воспитывался вместе с братьями в Шляхетном кадетском корпусе, еще юношей участвовал в Семилетней.

Портрет Молчановой Е. И — Дмитрий Левицкий Портрет принадлежит к серии портретов «Смолянок» — воспитанниц Смольного института благородных девиц, написаных художником по заказу императорцы Екатерины II. Молчанова изображена в белом шелковом платье.

Портрет М. Ф. Полторацкого — Дмитрий Левицкий Портрет исполнен с виртуозным мастерством, отмечен яркой выразительностью. Художник психологически убедительно рисует свою модель. Марк Федорович Полторацкий — сын соборного протоиерея из Черниговской губернии, пятнадцати.

Портрет А. А. Воронцовой в детстве — Дмитрий Левицкий Портреты девочек Воронцовых, создававшиеся, вероятно, для фамильной портретной галереи, признаюся исключительным явлением в русском искусстве XVIII века. Они поражают вниманием к внутреннему миру изображенных, удивительным.

Портрет Марии Воронцовой — Дмитрий Левицкий Портреты девочек Вороцовых, создававшиеся, вероятно, для фамильной портретной галереи, признаюся исключительным явлением в русском искусстве XVIII века. Они поражают вниманием к внутреннему миру изображенных, удивительным.

Портрет Прасковьи Воронцовой — Дмитрий Левицкий Прасковья Воронцова, младшая дочь графа Артемия Ивановича Воронцова и графини Прасковьи Федоровны, урожденной Квашниной-Самариной, воспитанница Смольного института благородных девиц, который она закончила с отличием. в.

Портрет Е. Н. Хрущовой и Е. Н. Хованской (смолянки) — Дмитрий Левицкий Портрет принадлежит к серии портретов «Смолянок» — воспитанниц Смольного института благородных девиц, написаных художником по заказу императорцы Екатерины II. Очень удачен портрет, изображающий девочек-подростков, разыгрывающих.

Портрет Александра Сергеевича Пушкина — Орест Кипренский Наверное, каждому со школьной скамьи знаком портрет знаменитого русского классика Пушкина А. С., который написал еще один великий творец Кипренский О. А.. Хочется своим вниманием.

Портрет архитектора Адриана Дмитриевича Захарова — Степан Щукин Андреян Дмитриевич Захаров, архитектор. Учился в Академии Художеств, потом в Париже у архитектора Шальгрена. Преподавал в академии архитектуру; имел много работ в Петербурге и Гатчине.

Портрет архитектора К. А. Тона — Карл Брюллов Российский архитектор. Учился в Академии художеств в Санкт-Петербурге и в Италии, где познакомился с К. Брюлловым. Он строил Собор Христа Спасителя, Большой Кремлевский дворец, Государственный.

Портрет архитектора — Павел Федотов Этот портрет попал в Русский музей из бывшего музея лейб-гвардии Финляндского полка, куда некогда был подарен одним из офицеров. Имя изображенного, как видно, к тому.

Портрет архитектора Ю. М. Фельтена — Степан Щукин Юрий Матвеевич Фельтен — известный русский архитектор, адъюнкт-ректор, а позднее директор Академии художеств. Портрет был написан художником по программе, заданной Академией для получения звания назначенного.

Портрет композитора и ученого-химика Александра Порфирьевича Бородина — Илья Репин Мастерство Репина-портретиста поражает богатством и разнообразием созданных художником образов. В каждом конкретном случае Репин демонстрирует способность к модификации живописной манеры, изменению композиционных, колористических, световых эффектов.

Портрет архитектора Бартоломео Франческо Растрелли — Пфанцельт Этого человека смело можно назвать одним из крупнейших зодчих России середины XVIII века. Род Растрелли происходит из Флоренции. Дед будущего архитектора в 1670 году получил.

Портрет писателя, масона Александра Федоровича Лабзина в синем кафтане — Владимир Боровиковский Лабзин Александр Федорович, поэт, издатель, переводчик, действительный статский советник. Из дворян. В 1776 помещен в дворянскую гимназию при Московском университете, в 1778 переведен в университет.

Левицкий Дмитрий Григорьевич

Дми́трий Григо́рьевич Леви́цкий (1735—1822) — русский [1] художник-живописец, крупнейший мастер парадного и камерного портрета, академик, руководитель портретного класса в Академии художеств.

Автор изображений известнейших людей российского государства, включая императрицу Екатерину II и двор цесаревича Павла.

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Произведения
  • 3 Примечания
  • 4 Литература
  • 5 Ссылки

Биография [ | ]

Родился около 1735 года в семье священника Г. К. Левицкого, известного также как художник-гравёр. Учился изобразительному искусству у отца и у живописца А. П. Антропова (с 1758 года). Участвовал вместе с отцом в росписи Андреевского собора в Киеве (середина 1750-х годов). Около 1758 года Левицкий переехал в Санкт-Петербург. Учился в Императорской Академии художеств.

В Петербурге Левицкий продолжал заниматься с Антроповым. Известность Левицкому принесли картины, выставленные в экспозиции Академии художеств (1770). В том же году за превосходно исполненный портрет А. Ф. Кокоринова тридцатипятилетний Левицкий получил звание академика. Преподавал в Академии художеств (1771—1788), руководил портретным классом. Был избран членом Совета Академии художеств (1786). Вышел в отставку (1788), но через девять лет вновь занял место в Совете Академии (с 1807). [2]

Уже в ранних работах показал себя первоклассным мастером парадного портрета, способным найти выразительную позу и жест, сочетать интенсивность цвета с тональным единством и богатством оттенков (портреты Н. Сеземова, 1770; П. Демидова, 1773). Известный богач Прокофий Анкифьевич Демидов изображен им во весь рост, на большом холсте, на фоне величавой архитектуры, в пышных складках алого одеяния (портрет П. А. Демидова, 1773). Вершиной творчества Левицкого — и всего русского портрета XVIII века — стала серия портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц, написанная в 1773—1776 годах. Серия «Смолянок» — шедевр мирового искусства (все портреты находятся в Русском музее).

Среди счетов по «комнатной сумме» Екатерины II встречается имя живописца: «Живописцу Левицкому за два портрета Ея Императорского Величества 1000 р.» (1773 г.); «Живописцу Левицкому за портрет короля Прусского 800 р.» (1778 г.); «Живописцу Левицкому за большой Наш портрет 1000 р.» (1778 г.) [3] .

Читайте также  Картина левитана «весна. большая вода» — описание и видео

В созданной Левицким обширной галерее портретов — величественная Екатерина II (1783), представленная мудрой и просвещённой законодательницей (именно этот портрет вдохновил Г. Р. Державина на создание знаменитой оды «Видение Мурзы»), и Дени Дидро (1773), французский философ-энциклопедист, писатель, энергию, творческое беспокойство, душевное благородство которого так живо и непосредственно передал русский художник, и отец художника (1779), скромный, мудрый и усталый старик, бывший в своё время одним из лучших украинских гравёров, и строитель здания Академии художеств зодчий А. Кокоринов (1769—1770), богатый купец-откупщик Н. Сеземов (1770), публицист, просветитель и издатель Н. Новиков. Левицкий был близко знаком со многими выдающимися людьми своего времени: Н. Львовым, Г. Державиным, В. Капнистом, И. Дмитриевым, И. Долгоруким, Н. Новиковым.

Граф Артемий Иванович Воронцов (1748—1813) заказал Левицкому портреты членов своей семьи, для украшения стен своего нового дома в Петербурге. Портреты А. И. Воронцова, его супруги П. Ф. Воронцовой и их дочерей Екатерины, Анны, Марии, Прасковьи (1780-е годы, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург) предназначались для семейной портретной галереи. В камерных по характеру портретах художник выделил особенности физического и духовного облика каждого члена семьи.

В 1780-х годах художник создал уникальную портретную галерею деятелей русской культуры. Особой теплотой отличаются интимные портреты Левицкого, созданные в период расцвета творчества художника (середина 1770-х — начало 1780-х). Ещё в 1773 году мастер исполнил портрет Д. Дидро, поражавший современников своей жизненной убедительностью, исключительной правдивостью в воссоздании облика философа. Одно из лучших созданий Левицкого — портрет молодой М. Дьяковой (1778), поэтичный, жизнерадостный, написанный в богатой гамме тёплых тонов.

Масон, в конце 1797 года посвящён в первые три масонские степени по поручительству Н. И. Новикова А. Ф. Лабзиным. Затем входил в петербургскую ложу «Умирающий сфинкс» А. Ф. Лабзина. По настоянию последнего в 1807 году вновь стал членом совета Академии художеств [4] .

Похоронен на Смоленском православном кладбище [5] ; могила была утеряна ещё в XIX веке [6] .

Жена — Анастасия Яковлевна Левицкая (1744—10.05.1832 [7] ), умерла в 88 лет в Петербурге, похоронена на Смоленском православном кладбище [8] . У супругов был единственный ребенок — дочь Агафья, чей портрет находится в Русском музее.

Портрет а. ф. кокоринова, левицкий — описание

От редакционной коллегии

Четвертый том «Всеобщей истории искусств» посвящен искусству 17-18 веков.

Авторами глав четвертого тома являются:

Искусство 17 века

Введение — Е. И. Ротенберг.

Искусство Италии. Архитектура — В. Е. Быков; изобразительное искусство — В. Н. Гращенков.

Искусство Испании — Т. П. Каптерева. Искусство Фландрии—Ю. Д. Колпинский (введение и раздел о Рубенсе) и Т. П. Каптерева.

Искусство Голландии — Е. И. Ротенберг. Искусство Франции. Архитектура — В. Е. Быков; изобразительное искусство — Т. П. Каптерева.

Искусство 18 века

Введение — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Италии — Н. А. Белоусова.

Искусство Франции. Архитектура — Л. С. Алешина; изобразительное искусство — Ю. К. Золотов.

Искусство Англии. Архитектура — А. II. Венедиктов; изобразительное искусство — М. А. Орлова.

Искусство России. Архитектура и скульптура — И. М. Шмидт; живопись — М. М. Ракова.

Искусство Украины — П. Н. Жолтовский.

Искусство Белоруссии — О. С. Прокофьев.

Искусство Литвы — О. С. Прокофьев.

Искусство Латвии и Эстонии — О. С. Прокофьев.

Искусство Германии. Архитектура — А. И. Венедиктов; изобразительное искусство — М. Т. Кузьмина.

Искусство Австрии. Архитектура — А. И.Венедиктов; изобразительное искусство — М. Т. Кузьмина.

Искусство Чехословакии — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Венгрии — А. И. Тихомиров.

Искусство Польши — В. Я. Бродский.

Искусство Югославии — Л. С. Алешина.

Искусство Скандинавских стран — А. Н. Тихомиров.

Искусство Америки — Т. П. Каптерева.

В главе «Искусство Польши» использованы авторские материалы Л. С. Алешиной и Л. И. Тананаевой. В подготовке текста тома к печати принимала участие Л. С. Алешина.

В подборе иллюстративного материала участвовали Е. И. Ротенберг, Т..П. Каптерева, И. И. Никонова, Л. С. Алешина, Ю. Д. Колпинский и Н. А. Виноградова, О. С. Прокофьев. Макет альбома иллюстраций выполнен Р. Б. Климовым и Е. И. Ротенбергом, список иллюстраций подготовлен Т. П. Каптеревой и Н. А. Виноградовой. Указатель составлен Т. П. Каптеревой. В подготовке библиографии по материалам, представленным авторами глав, принимала участие Н. А. Виноградова.

Рисунки в тексте выполнены художником В. А. Лапиным; подготовка иллюстративного материала для репродуцирования осуществлена фотографами Е. А. Никитиным и Н. А. Крацкиным. Помимо этого использованы фотоматериалы А. А. Александрова, С. Г. Белякова, Н. А. Беляева, М. А. Величко, С. Г. Гасилова, Н. С. Грановского, Г. Н. Логвина, С. Г. Шиманского.

За помощь в работе при подготовке настоящей книги — консультации, рецензирование, предоставление иллюстративного материала — авторский коллектив приносит благодарность Государственному Эрмитажу, Государственному музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галле-рее, Государственной библиотеке им. В. И. Ленина, Музею архитектуры Академии строительства и архитектуры СССР и персонально—М. В. Алпатову, А.И.Архангельской, Б. М. Бернштейну, А. Г. Габричевскому, 3. Т. 3оновой, А. Л. Кагановичу, Е. Д. Квитницкой, А. Е. Кроль, О. И. Лавровой, В. Н. Лазареву, О. П. Лазаревой, И. М. Левиной, К. М. Малицкой, В. И. Раздольской, А. Н. Савинову, Т. Д. Фомичевой, М. И. Шербачевой.

Искусство 17 века

Е.И.Ротенберг

Семнадцатое столетие представляет по времени следующий за эпохой Возрождения значительнейший этап в истории западноевропейского искусства. Это пора дальнейшего роста и укрепления национальных государств Европы, время коренных экономических сдвигов и напряженных социальных столкновений. Резко обостряются внутренние противоречия клонящегося к закату феодализма, все явственнее вырисовываются черты идущего ему на смену капиталистического строя, нарастает активный протест народных масс против многовекового угнетения. Многие из стран Европы становятся ареной классовых битв. Буржуазия, выросшая в недрах феодального общества и ставшая к этому времени крупной социальной силой, уже претендует на политическую власть. В тех странах, где развитая промышленность и торговля играли в экономике важную роль и где соотношение и расстановка классовых сил оказались наиболее благоприятными, например в Голландии и Англии, буржуазная революция завершилась победой и установлением нового общественного строя. В других государствах, в частности во Франции, где из-за слабости и нерешительности буржуазии, оказавшейся на стороне абсолютизма, народное движение не вылилось в революцию, — дворянство сохранило свое господствующее положение. Помимо революционных выступлений в названных странах, движения народного протеста затронули в той или иной степени и остальные страны Европы.

Только с учетом этих условий должна оцениваться роль абсолютизма в 17 столетии, установившегося в форме централизованной монархии во Франции и Испании и в своеобразной форме княжеского мелкодержавного деспотизма — в Италии и германских государствах. После того как исторически прогрессивная задача абсолютизма — преодоление феодальной раздробленности, объединение страны в рамках сословной монархии — была решена и сепаратистские устремления крупного дворянства оказались пресеченными, со всей отчетливостью выявились реакционные стороны абсолютистского строя, направленные на подавление и удерживание в повиновении народных масс.

Борьба за политическое господство в европейских государствах 17 в. велась между двумя классами — дворянством и буржуазией. Но было бы ошибкой не видеть огромной роли народных масс в этой борьбе. Буржуазия могла сокрушить феодальный строй, только опираясь на народные массы, ибо они служили главными движущими силами в революционных выступлениях. Буржуазные революции конца 16—17 в. являлись одновременно народными революциями, хотя угнетенному народу не было суждено воспользоваться плодами революционных побед.

Революционная борьба против феодализма была неизбежно связана с борьбой против римско-католической церкви — этого, по словам Энгельса, интернационального центра феодальной системы ( См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, стр. 306.). Реформационное движение в различных странах Европы вызвало ответную волну католической реакции. Католицизм, стоявший в это время во главе всех реакционных сил и боровшийся за свое утверждение огнем и мечом, перешел к более активному воздействию на сознание масс, уделяя в этих целях огромное внимание всем формам идеологической пропаганды.

Культура 17 столетия воплощает в себе всю сложность этой эпохи. В ней ярко запечатлено столкновение сил реакции и прогресса, упорная борьба лучших людей того времени за высокие человеческие идеалы в условиях абсолютистского гнета и в суровой обстановке капиталистического общества. Экономические потребности, и прежде всего расширение мануфактурной промышленности и торговли, содействовали бурному подъему точных и естественных наук; социальные противоречия, идеологическая борьба нашли свое отражение в развитии общественной мысли. Если смертельный удар средневековой схоластике был нанесен уже в эпоху Возрождения, то в 17 веке завершился переход от поэтически-целостного восприятия мира, характерного для ренессансных ученых и мыслителей, к собственно научным методам познания действительности. Девизом этой эпохи стали высказанные на ее пороге слова Джордано Бруно: «Единственным авторитетом должны быть разум и свободное исследование».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: