Картина "снятие с креста", рубенс, 1612 - JEKATERINBURG.RU

Картина «снятие с креста», рубенс, 1612

Снятие с креста. Центральная часть триптиха

Описание картины «Снятие с креста. Центральная часть триптиха»

Одна из самых знаменитых и узнаваемых картин Рубенса «Снятие с креста» за прошедшие несколько веков ни разу не вызвала сомнений в художественной ценности или в гении художника. Она вот уже больше 400 лет украшает центральный собор Антверпена, для которого и была написана. Вокруг нее ведутся совсем другие споры: а верил ли вообще Рубенс в Бога?

Историк искусства Альфред Мичиелс (Alfred Michiels) в XIX веке был буквально охвачен ужасом от собственного открытия: «Сцена снятия с креста проникнута антихристианскими настроениями, и никогда еще столь далекое от религии произведение не украшало собой стен церкви… Тело Христа ничем не напоминает тело Бога, который должен воскреснуть на третий день. Это бренные останки человека, в которых навсегда угас пламень жизни. Самый вид его не оставляет ни малейшей надежды. Это тело, уже тронутое первыми признаками разложения. Взгляните только на эти подернутые синевой веки, на этот закатившийся зрачок! Посмотрите, как безжизненна его плоть! Это настоящий труп… Ничто не говорит здесь, что перед нами — Бог. Даже родные и ученики не верят в Божественность его происхождения. Они поглощены одним: снять бренные останки с орудия позорной казни и перенести их в надежное место. Ни в одном другом произведении искусства не проявился с такой дерзостью скепсис, а лучше сказать — неверие автора!»

С подобным недоверием современные любители искусства сомневаются, любил ли вообще Рубенс женщин, изображая их тела такими рыхлыми, со всеми этими бесконечными складочками и ямочками. В это сложно поверить после нескольких столетий высушивания женского идеала красоты до нынешнего предела, но не только сам Рубенс, а и фламандцы вообще искренне восхищались красотой этих нежных, томных, пышных, светлокожих тел. А Елену Фоурман, жену и любимую модель фламандца, считали одной из самых красивых женщин Антверпена (1, 2, 3).

И в религиозной живописи, как и в многочисленных сладострастных ню, Рубенс говорил с современниками на их языке, на понятном сию минуту и на непреходящем и вечном одновременно. Католическая церковь в эпоху Контрреформации возложила на художников огромную надежду – именно им предстояло воздействовать на сердца и умы при помощи своего гения, именно им предстояло восстановить авторитет римско-католической церкви и подавить многочисленные церковные реформы, которые вспыхивали и распространялись по Европе, как лесные пожары в разгар лета. И Рубенс выбрал правильный тон и нужные образы – не потому, что служил церкви, а потому что искренне верил в то, о чем говорил. Питер Пауль, истинный католик, начинал свой день с мессы, Питер Пауль, истинный художник, выкрутил до предела эмоциональную, сокровенную и личную составляющую библейских легенд, христианской истории и религиозных переживаний (1, 2, 3, 4).

В его «Святой Троице» только фигуры ангелов и легкое сияние, окружающее Святого духа, позволяют увидеть в сюжете момент явления Троицы. Горе отца, оплакивающего мертвого сына, читается и переживается здесь сильнее и пронзительнее, чем чудо божественной сущности.

В «Снятии с креста» Рубенс дает физически почувствовать зрителю тяжесть отчаяния – через физическую, безжизненную тяжесть мертвого тела. Нога Христа, спадающего с креста, ложится на плечо Марии Магдалины, один из носильщиков закусил саван зубами, другой – упирается локтем в лестницу, чтобы выдержать непосильный груз, третий – не удерживает и начинает ронять свою страшную ношу. Когда через три дня этот мертвый бог воскреснет, эти восемь участников снятия с креста переживут самое сильное духовное потрясение – они как никто другой будут помнить всю неподъемность сомнения, весь ужас смерти. Они станут самыми верующими последователями Христа, а вслед за ними и зритель, переживший тот же страх.

У Рубенса совсем мало умиротворенных и благодатных картин на религиозные сюжеты. Барокко, в котором всего с избытком, которое всё – излишество, перебор и наглядность, для него здесь и художественный метод, и образ мыслей, и картина мира, и дух времени.

Снятие с креста в живописи и гравюре

Пьетро Лоренцетти.
«Снятие с креста».
Фреска в капелле Орсини в церкви Сятого Франциска в Ассизи.
Около 1320-1340.

Аньоло Бронзино.
«Снятие с креста».
Алтарь капеллы Элеоноры Толедской.

Якопо Бассано.
«Снятие с креста».
Между 1582-1584.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Якопо да Понте, прозванный Якопо Бассано.
«Снятие с креста».

Жан Жувене.
«Снятие с креста».
1697.

Мастер «Жития Марии».
«Снятие с креста».

Мастер святого Варфоломея.
«Снятие с креста».

Никола Пуссен.
«Снятие с креста».
Конец 1620-х.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
Около 1611.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1611-1612.
Национальный музей Канады, Оттава.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1611-1612.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1612.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1611.
Институт искусств Курто, Лондон.

Питер Пауль Рубенс.
Триптих «Снятие с креста».
1612.
Собор Антверпенской Богоматери, Антверпен.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
Центральная часть триптиха.
1612.
Собор Антверпенской Богоматери, Антверпен

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1614-1615.
Музей искусств. Валансьенн.

Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1616-1617.
Музей искусств, Лилль.

Лукас Ворстерман I, инвентор — Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1620.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Чарльз Хоувард Ходжес. Инвентор-Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
1805.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Неизвестный гравёр. Инвентор — Питер Пауль Рубенс.
«Снятие с креста».
XVII век.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Рафаэль Санти.
Алтарь Бальони.
«Снятие с креста».

Рембрандт Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».
1633.

Рембрандт Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».
1633.
Старая Пинакотека, Мюнхен.

Рембрант Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».
1634.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Рембрандт Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».
1642.

Рембрандт Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».
1654.

Рембрандт Харменс ван Рейн.
«Снятие с креста».

Рогир Ван дер Вейден.
«Снятие с креста».

Содома.
«Снятие с креста».

Фра Беато Анджелико.
«Снятие с креста».
Фрагмент.

Фра Беато Анджелико.
«Снятие с креста».
1437-1440.

Фьорентино Россо.
«Снятие с креста».

Ханс Мемлинг.
«Снятие с креста».

Алессандро Аллори.
«Снятие с креста».
Музей Прадо, Мадрид.

Валерио Кастелло, приписывается.
«Снятие с креста».
XVII век.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Гюстав Доре.
«Снятие с креста».

Василий Григорьевич Перов.
«Снятие с креста».

Снятие с креста

Питер Пауль Рубенс

    8)>»>
  • <<::album.Title>>

Снятие с креста

Питер Пауль Рубенс
  • Дата: 1612 — 1614
  • Cтиль:Барокко
  • Жанр:религиозная живопись
  • Медиа:масло , панель
  • Локация: Собор Антверпенской Богоматери
  • Размеры: 150 x 420 см

Заказать
репродукцию

«Снятие с креста» — центральная панель триптиха кисти известного фламандского живописца Питера Пауля Рубенса, написанного в период с 1610 по 1614 годы. Картина является вторым большим алтарным образом Рубенса Собора Антверпенской Богоматери, (Антверпен, Бельгия), вместе с «Воздвижением Креста».

К созданию этого полотна Рубенс возвращался неоднократно в его карьере после непродолжительных перерывов. Основу составляет монументальное полотно с одноимённым названием. Оно было закончено в 1612 году, боковые створки были добавлены позже. Полные размеры триптиха: центр. панель 4,21×3,11 м, две боковые панели 4,21×1,53 м. Это одна из наиболее известных картин мастера и один из величайших шедевров живописи барокко. Этот алтарный образ по праву считается одной из самых мощных и величественных картин Рубенса. Он был написан вслед за близким по масштабу и теме «Воздвижением креста» (1610—1611). Теперь обе работы, прославившие Рубенса, находятся в Кафедральном соборе Антверпена. Художник создал их вскоре после своего возвращения из Италии, но первоначально они рассматривались как совершенно самостоятельные полотна. Картина «Воздвижение Креста» была заказана для церкви святой Вальбургии, в то время как картина «Снятие с креста» всегда находилась в Кафедральном соборе и предназначалась для капеллы Гильдии аркебузьеров, своеобразного стрелкового клуба того времени (аркебуза получила в те времена широкое распространение в качестве огнестрельного оружия). «Аркебузьерами» тогда называли одно из многочисленных в то время полувоенных братств в Нидерландах. Покровителем данного братства является Святой Кристофер. Триптих предназначался для бокового придела, выделенного братству для молитв в главной городской церкви. Друг Рубенса, Николас Рококе, являлся одним из руководителей этой гильдии. Очевидно, именно Рококе и предоставил Рубенсу заказ на этот алтарный образ. Заказ был официально оформлен 7 сентября 1611 года.

Несмотря на то, что картина является ярким примером фламандской живописи эпохи барокко, на её создание существенным образом повлияли многие известные мастера итальянской живописи XVII века, какими среди прочих являются Даниэле да Вольтерра, Федерико Бароччи, Чиголи. В данной композиции была использована техника светотени, типичная для полотен т. н. Римского периода Караваджо.

С момента написания Алтарный образ долгое время находился в Соборе Антверпенской Богоматери и никогда не покидал его стен до тех пор, пока Франция не завладела страной. Наполеон во время своего правления изъял полотно вместе с другим триптихом Рубенса «Воздвижение Креста» и отвез оба эти шедевра в Париж. Они были возвращены в собор в конце 1800-х годов.

Последовательно в триптихе описываются сцены: «Встреча Марии и Елизаветы», «Снятие с креста» и «Представление Иисуса в Иерусалимском храме». В середине центрального полотна между восемью фигурами находится Христос в необычайно трогательной позе. Тело Христа осторожно и торжественно снимают с креста. Над крестом находятся два человека, один из них ещё поддерживает тело Христа, в то время как Св. Иоанн, стоя внизу, принимает Христа и несет основную его тяжесть. Коленопреклоненные святые жены готовы помочь св. Иоанну, а Богоматерь (изображенная слева) с белым, как мел, лицом приближается к Христу, протягивая ладонь, чтобы принять тело сына. Она смотрит на него с горестью, проникающей в сердце всякого, кто внимательно вглядится в её лицо. Иосиф Аримафейский, стоя на лестнице, поддерживает тело под руку. С противоположной стороны другой старец спускается по приставной лестнице, выпустив угол савана и передав свою ношу стоящему рядом св. Иоанну. Наиболее поразительна во всей работе фигура мертвого Христа. Знаменитый английский живописец XVIII века сэр Джошуа Рейнолдс (1723—1792) писал:

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

Рубенс. «Снятие с креста» и «Воздвижение креста»

Многие говорят «Антверпен», но многие говорят также «родина Рубенса». В конце Зеленой площади виден собор Богоматери. Башенные часы только что пробили три. Церковь пуста. Только пономарь несколько нарушает тишину молчаливых, чистых и светлых приделов, какими изобразил их Питер Нефе, неподражаемо передав чувство уединения и величия. Идет дождь, погода переменчивая. Блики света и мрак сменяют друг друга на двух триптихах в узких простых рамах из темного дерева, прикрепленных к холодным, гладким стенам трансептов. Эта гордая живопись кажется здесь еще более впечатляющей среди кричащего света и мрака, как бы борющихся за обладание ею. Какие-то немецкие копиисты поставили свои мольберты перед «Снятием с креста». Перед «Воздвижением креста» нет никого. Этот простой факт достаточно красноречиво выражает общее мнение об этих двух произведениях. Ими безмерно восторгаются, почти без оговорок — факт, редкий по отношению к Рубенсу. Однако восторги раскололись. Широкая публика облюбовала «Снятие с креста», «Воздвижение» же способно трогать скорее пламенных или самых убежденных друзей Рубенса. Действительно, нет ничего более несходного между собой, чем эти два произведения. Написанные с перерывом в два года, вдохновленные единым усилием творческой мысли, они, однако, таят в себе зачатки двух различных направлений. «Снятие с креста» относится к 1612, «Воздвижение» — к 1610 году. Я подчеркиваю эти даты, так как они имеют значение: Рубенс вернулся в Антверпен и написал их, если можно так выразиться, едва сойдя на берег. Его художественное образование было закончено.

Между центральной частью триптиха «Снятие с креста» и «Воздвижением креста» разница во всем: в точке зрения, в тенденции, в значимости, даже в методе — вплоть до влияний, различно проявившихся в этих двух произведениях. Достаточно беглого взгляда, чтобы убедиться в этом. Переносясь ко времени появления этих знаменательных созданий, понимаешь, что если одна картина больше удовлетворила и убедила, то другая скорее должна была удивить и, следовательно, заставила видеть в ней нечто более новое.

Менее совершенное, хотя бы потому, что оно более взволнованно и не имеет ни одной фигуры, столь же совершенной и привлекательной для глаза, как Магдалина, «Воздвижение» гораздо больше говорит о самобытности Рубенса, о его порывах, дерзаниях, удачах, — словом, о брожении ума, охваченного страстью ко всему новому и неведомому. Оно открывает более широкую дорогу художнику. Возможно, что картина исполнена менее мастерски, но она предвещает куда более оригинального, смелого и сильного мастера. Рисунок более напряжен, менее выдержан, форма более необузданна, моделировка менее проста и более притязательна. Но в колорите уже чувствуются глубокий жар и звучность, которые явятся могучими ресурсами Рубенса, когда он предпочтет лучистость красок их яркости. Предположите у него краски более пламенные, контур менее жесткий, линию менее резкую, отнимите у него крупицу итальянской чопорности, являющейся, так сказать, выражением житейской мудрости и важных манер, усвоенных им за время путешествия, смотрите лишь на то, что присуще самому художнику — молодость, пыл, уже зрелые убеждения, — и перед вашими глазами предстанет Рубенс великих дней его творчества, то есть первое и последнее слово пламенной и стремительной манеры его живописи. Достаточно малейшей несдержанности кисти, чтобы эту относительно строгую картину превратить в одну из наиболее бурных, какие он когда-либо писал. А такая, как она есть, с темными янтарными тонами, густыми тенями, приглушенными раскатами грозовых гармоний, она принадлежит к числу тех, где огонь вспыхивает с особой яркостью, поддерживаемый мужественными усилиями, и достигает предельной силы благодаря неослабному напряжению воли.

Эта картина написана в один прием и построена на очень смелом узоре линий. В нагромождении ее раскрытых и замкнутых форм, изогнутых тел, воздетых рук, повторяющихся изгибов и твердых линий она до конца сохранила характер наброска, в котором запечатлелось мгновенно нахлынувшее чувство художника. Первоначальный замысел, расположение частей, общий эффект, жесты, физиономии, причудливость пятен, техника — все кажется вылившимся сразу по непреодолимому вдохновению, яркому и мгновенному. Трактовка этой, казалось бы, неожиданной страницы его творчества осуществлена с необычной для Рубенса настойчивостью. Теперь, как и в 1610 году, можно расходиться в мнениях относительно этого произведения, несомненно индивидуального если не по манере исполнения, то по духу. Но вопрос, вероятно, обсуждавшийся еще при жизни художника, остается открытым и до сих пор: надо решить, которая из двух картин лучше представляет Рубенса в своей стране и в истории — та ли, в которой Рубенс еще не определился, или та, где он выступает таким, каким стал навсегда.

«Воздвижением», этой оригинальной и мужественной картиной, молодой художник, бывший в отсутствии с 1600 года, возвестил о своем возвращении из Италии. Теперь все узнали, что он приобрел за время своих путешествий, узнали характер и род его занятий, а более всего тот гуманный дух, которым была проникнута его живопись. Никто не сомневался в ожидающей его судьбе: ни те, кого поразила его живопись как откровение, ни те, кого она возмутила как скандал, чьи теории она ниспровергла и кто нападал на нее, ни те, кого она убедила и увлекла. С этого дня имя Рубенса становится священным.

Снятие с Креста — 1612-1614 Рубенс

У этого термина существуют и другие значения, см. Снятие с креста (картина).


Снятие с креста (Мастер Берсвордского алтаря, 1375—1400 годы)

Снятие с креста

(греч. Ἀποκαθήλωσις) — эпизод Страстей Христовых, следующий за распятием и предшествующий оплакиванию Иисуса.

Евангельский рассказ


Снятие с креста (мозаика кафоликона монастыря Неа Мони, 1042—1056 годы)
Рассказ о снятии тела Иисуса с креста приводится у всех четырёх евангелистов и каждый из них связывает это событие с именем Иосифа Аримафейского, тайного ученика Христа. В Евангелиях не описано как происходило само снятие тела, рассказывается лишь о том, как Понтий Пилат дал на это разрешение.

Евангелие Описание снятия с креста
От Матфея (Мф. 27:57-59) Когда же настал вечер, пришёл богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело; и, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею…
От Марка (Мк. 15:43-46) …пришёл Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу.
От Луки (Лк. 23:50-54) Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их; из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия, пришёл к Пилату и просил тела Иисусова; и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном [в скале], где ещё никто не был положен.
От Иоанна (Ин. 19:38) После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошёл и снял тело Иисуса.

Картины «Снятие с креста» П. Рубенса, Н. Пуссена и Рембрандта (описание)

В XVII в. художники П. Рубенс, Н. Пуссен и Рем­брандт найдут новые решения этой сцены. Каждый из них пойдёт своим путём, общим же останется трагизм человеческих переживаний.

Мгновение, длящееся вечность, запечатлел фла­мандский художник Питер Рубенс в картине «Снятие с креста». Тело Христа плавно скользит по белой тка­ни и навсегда застывает в никогда не завершающемся падении.

Несомненно, в картине выражено представление художника о совершенном Боге-Человеке, прекрасном даже в страдании и смерти. Здесь нет ни искривлён­ных мукой тел, ни криков, ни мук, ни слёз. Горе и стра­дания предельно сдержанны, благородны и лаконич­ны.

А вот в картине «Снятие с креста» французского художника Никола Пуссена эта страшная минута уже наступила. Но, глядя на это произведение, у нас почему-то не возникает чувства безысходности. Может быть, это происходит потому, что в бледном, измож­дённом лице Христа мы видим страдальца, нашедшего успокоение в смерти?

И наконец, перед нами полотно великого Рембранд­та «Снятие с креста». Долго вынашивал художник свой замысел, в течение нескольких лет работал он над картиной. Ранее он уже пробовал разрабатывать этот сюжет и в гравюре, но это были лишь подступы к буду­щему произведению, в котором проявится весь гений художника. Он с честью выполнит заказ правителя Нидерландов, принца Оранского, действительно най­дёт совершенно новое решение сюжета и превратит евангельское сказание в захватывающее своей просто­той и искренностью повествование о горе и страданиях человека.

Тёмная ночь спустилась на Голгофу. Мрачным по­кровом окутала она вершину горы. Вдали едва видне­ются очертания стен домов и куполов Иерусалима. Родные и друзья казнённого ночью поспешно снимают его тело с креста для того, чтобы предать земле, где ра­зостлан дорогой покров, приготовленный для приня­тия Божественного Учителя. Тело Христа, бережно поддерживаемое учениками, бессильно скользит по полотну.

Как видим, Рембрандт так же, как и Рубенс, запе­чатлел момент опускания тела Христа на землю. Тем не менее, к изображению этого эпизода они подошли по-разному. У Рубенса действие носит более декора­тивный, героический характер. Обнажённое мёртвое тело Христа прекрасно, красивы позы и лица плачущих людей. Даже мать Христа Мария предстаёт в виде ещё молодой женщины, исполненной благородной пе­чали. Яркие изысканные цвета одежд призваны под­черкнуть торжественность и монументальность проис­ходящего. Материал с сайта https://worldofschool.ru

У Рембрандта главное внимание сосредоточено на внутренних переживаниях героев. В позах, движе­ниях людей, в выражении их лиц воплощены вла­деющие ими чувства. Здесь все градации (оттенки) человеческого горя: от беспредельной материнской скорби до молчаливой тоски, озабоченности спускаю­щих тело Христа мужчин. Каждый принимает учас­тие в происходящем скорбном событии. Мы не уви­дим здесь ни одного равнодушного зрителя. Здесь нет ничего, кроме охватившего всех безысходного горя. Один из учеников с видимым усилием поддержива­ет тело казнённого, но не физическое напряжение передаёт в нём художник. Несравненно ярче показа­но душевное потрясение — горе человека, потеряв­шего друга и наставника. В отличие от других ху­дожников, Рембрандт изобразил мать Христа Марию простой женщиной из народа. Сломленная отчаяни­ем, она лишается чувств при виде истерзанного тела сына.

А фигура Христа? Его безжизненное, обезображен­ное страданием тело Рембрандт изобразил по-челове­чески просто, без малейшей героизации и театраль­ности. И всё же главная прелесть картины — это её освещение. Весь свет как бы исходит от тела Христа и ровным мягким потоком изливается на лица при­сутствующих. Факел, скрытый от зрителя шапкой стоящего на лестнице, озаряет и группу людей, береж­но опускающих тело Христа. Мягкие отсветы пада­ют на полные безысходного горя лица окружающих, готовых принять драгоценную ношу. Более слабым светом выделена фигура лишившейся чувств Марии с её омертвевшим от страдания и горя лицом. Тём­ными силуэтами на едва освещённом фоне, в левом углу картины, выступают фигуры расстилающих плат женщин. И становится понятным, почему худож­ник прибегает к контрастам света и тени — чтобы в ночной обстановке подчеркнуть трагичность проис­ходящего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: