Картина «сцена на могиле», перов — описание - JEKATERINBURG.RU

Картина «сцена на могиле», перов — описание

Тема смерти в картинах российских художников: Василий Григорьевич Перов

Перова больше нет среди нас.
Осталось его искусство,
а в нём – его большое сердце.

М. Нестеров

XIX век в российской живописи ознаменовался приходом многих талантливых художников. На смену пейзажам и портретам приходит жанровая живопись. Появляются картины на бытовые темы, полные реализма и раскрывающие неприглядные стороны жизни обычных граждан. Как никто другой, Василий Григорьевич Перов чувствовал беды народа и наделял свои работы соответствующим эмоциональным фоном. Тема смерти встречается не раз в его произведениях.

Краткая биография

Василий Григорьевич Перов (1833-1882) был незаконнорожденным сыном губернского прокурора Григория Карловича Гриденера. Рождённый до венчания, мальчик сполна получил унижений от своих сверстников. Баронский титул и состояние перешли к его младшим братьям. Маленькому Васе зато не препятствовали получать уроки живописи у местного дьячка. Тот отмечал уникальный изящный почерк своего ученика. С лёгкой руки первого наставника будущий художник получил свою фамилию Перов.

В Арзамасе Василий поступает в художественную школу академика живописи А. В. Ступина. Глава учебного заведения сразу отмечает «искру Божью» у подростка. По окончанию 3 года Перов самостоятельно пробует писать картины, а затем переезжает в столицу и поступает в Московское училище живописи и ваяния. Здесь от недостатка средств в холодные дни он перестаёт посещать занятия. Узнав об этом, преподаватель Е. Васильев предоставляет юноше кров и стол. Благодарность и признательность к нему Перов сохранил на всю жизнь.

Закончив с медалями училище, художник уезжает на некоторое время в Европу. По возвращению начинает писать картины на бытовые темы. Условно периоды творчества Перова искусствоведы разделяют на:

  • Поэзию скорби – живопись «об униженных и оскорблённых».
  • Поиски «отрадного» – картины, наделённые мягким юмором, лиричностью, фельетонностью.
  • Монументальные жанры – отображение витающих в обществе перемен.

В 40 лет живописец заболевает чахоткой, а в 1882 году умирает. Похоронен на московском кладбище Даниловского монастыря.

Кладбищенская тема

Картины смерти у Василия Григорьевича предстают в самом неприглядном свете. Здесь нет лишних свидетелей горя. Каждый персонаж чётко прописан и доносит до зрителя особый смысл. Отсутствие прочих скорбящих показывает людское одиночество в горе и безутешность.

Проводы покойника

На небольших санях еле умещаются все персонажи картины. Запряженной понурой лошадкой управляет вдова. Чёрный вдовий платок и ладно скроенная доха выдают женскую фигуру. Гроб из струганной доски перевязан бечевой, из-под крышки выбивается саван. Девочка-подросток накрывает гроб рогожей, словно умерший ещё может ощущать холод. С другой стороны завёрнут в отцов тулуп мальчик. Из-за малых лет его нельзя оставить дома. Видно, что он промёрз и пригибается за спину матери от холодного ветра.

Критики отмечали особую трагичность картины. Даже в сравнении с Некрасовской поэмой «Мороз, Красный Нос» работа Перова выглядит более печальной и безотрадной. Крестьянская семья осталась наедине со своей бедой.

Сцена на могиле

Христианский крест с навершием является центральным элементом композиции. Три женщины по-своему переживают общее горе. Пожилая высохшая от работы мать убивается по умершему сыну. В нём она видела отраду своей жизни и теперь не знает, кто упокоит её на старости лет. Вдова в свои молодые годы уже одела чёрный платок на шею. Своё горе она затаила глубоко в сердце, поскольку сейчас у неё на руках младенец – общий с почившим сын. На заднем фоне сестра с усталостью переживает семейную трагедию.

Сам Перов отмечал непрофессионализм данной картины. По его мнению, она не проработана на должном уровне, слишком стилизована.

Дети-сироты на кладбище

Сестра и брат стоят у могилы родителей. Из двоих детей только младший может сполна отдаться переживаниям. В глазах у мальчика стоят слёзы – он наверняка вспоминает своих родителей. Девочка выглядит уставшей. На её хрупкие плечи свалилась тяжесть взрослых забот. Она старается оградить меньшого от трудностей – на это указывает расположение братика на закорках. Вся картина сквозит отчаянием и обречённостью.

Старики-родители на могиле сына

Престарелая пара в солнечный день пришла к могиле своего сына. Одёжа у родителей изношенная, на отце висит пальто и штаны. Видимо, из-за переживаний мужчина сильно похудел. Мать мы видим со спины. Подол юбки низко опущен, платок на плечах истёрт, что является дополнительным свидетельством её горя.

Контрастом выступает ухоженная могилка покрытая молодой травкой. Зелёная поросль говорит зрителю о том, что со времён похорон прошло не менее года. Свежий ветер колышет покрытые листьями кустики. Всё в природе живёт, только умершему сыну навеки лежать в сырой земле.

Возвращение крестьян с похорон зимою

Хотя на данной картине отображён десяток людей, по сути мы видим всего одну семью. Мужики с лопатами на заднем фоне – обычные копачи. Им заплатили за рытьё ямы и они идут вслед женщинам, надеясь на сытные поминки.

В центре шествуют мать покойного, вдова, соседка и малолетняя дочь. Поскольку не видно мужчины среднего возраста, то логично предположить, что именно его и похоронили. Отчаяние переживает старая женщина. Её успокаивает подруга, несущая узелок. Женщина в синем армяке взяла на себя организационные хлопоты и теперь смотрит, скольких людей ей следует попотчевать. Маленькая девочка ещё не знает, как реагировать на произошедшее. Но по её скорбному лицу видно, что тятя не отличался слишком добрым нравом.

Утопленница

Картина 1967 года известна в трёх вариантах.

Утопленница. Эскиз в карандаше

Эскиз демонстрирует зрителю полуобнажённую женщину на пристани. Видна её оголённая грудь и запрокинутое лицо. Рядом стоящий жандарм держит рогожку прикрыть срам. Собравшиеся обыватели обсуждают случившееся. Лица выписаны карикатурно – на каждом читается собственное отношение к произошедшему. Роль служителей закона сводится к простому оформлению бумаг. Вероятнее всего, Перов изображал своё видение ситуации, которое мало отображало действительность.

Утопленница. Черновой вариант

Утопленница с босой ногой лежит на берегу. Из-под свободного платья выбивается нижнее бельё. Голова накрыта тканью. На неё взирает пристав, куря трубочку. Толпа свидетелей отсутствует: видимо, ситуация обыденная для окружающих или само место безлюдное.

Утопленница. Чистовой вариант

Утопленница в чёрном. Окончательный вариант картины, к которому после определённых раздумий пришёл художник. Если ранее изображалась женщина в свободной одежде, то сейчас видно её аккуратное чёрное платье и вдовий платок на голове. Смотритель с интересом взирает на вынутую из воды. Накинутый на шинель плащ и расположение сюжета близ воды говорят о прохладе осеннего утра.

Девушка, бросающаяся в воду

К теме утопленницы Перов возвращается под конец своей жизни. На эскизе 1879 года зритель видит спускающуюся к воде молодую женщину. Поза и выражение лица говорят о безысходности положения, в которое она попала. Ветер дует в спину, словно подталкивая обречённую к воде.

Тающая Снегурочка

Середина жизни живописца характеризуется лиричностью настроений. На обоих незавершённых полотнах демонстрируется апофеоз народной сказки. Первое демонстрирует нам смирение героини со своей участью. Она роняет ведро, но пытается свою смерть принять с достоинством.

Тающая Снегурочка. Вариант 1

Вторая картина наполнена большей трагичностью. Героиня уже не в силах стоять и потому присела у колодца. Старики ещё не понимают, что случилось необратимое. Их неподдельный интерес к процессу ухода Снегурочки из жизни виден в склонённой позе и развороте головы.

Тающая Снегурочка. Вариант 2

Поскольку обе работы не завершены, думается живописец ещё не пришёл к окончательному выбору композиции.

Религиозные мотивы

Обращение к религиозной тематике у художника встречается в различные периоды жизни.

Снятие с креста

В основу положен классический библейный сюжет. После распятия, испросив разрешения у Понтия Пилата, близкие Иисусу сняли его тело с креста и намереваются отнести в пещеры. Но пока зрителю предстаёт обнажённый Спаситель, прикрытый в ногах саваном. В изголовье стоит на коленях Анна, мать Христова, у ног рыдает Мария Магдалина. Иосиф замер, давая женщинам выплакаться. Лишь потом он продолжит совершать омовение тела.

Делёж наследства в монастыре (Смерть монаха)

Рисунок карандашом показывает зрителю бесчинства поповской братии. Ещё тело не остыло, а они уже рыщут в личных вещах монаха. Отпевание и омовение – первые процедуры над телом усопшего – перенесены на будущее время. Нажива и алчность, а не сочувствие к ближнему движут священнослужителями.

Пугачёвщина

На закате жизни талантливый мастер всё больше обращается к монументальной живописи. Неподдельный интерес к истории подтолкнул Перова к идее создания триптиха о Пугачёвском бунте. Однако из трёх картин была написана всего одна.

Суд Пугачёва

На огромном холсте изображены десятки людей, пришедших к Пугачёву с единственной целью: они хотят «справедливого» суда над помещиками и дворянами. К Емельяну подводят очередного человека, и он отдаёт команду повесить. Тут же стоят на коленях будущие жертвы со связанными за спиной руками. В отдалении стоит виселица. К ней один мужик с помощью другого прилаживает верёвку с петлёй. Народ поддерживает жестокие действия предводителя, о чём свидетельствует эмоциональный фон картины.

Казнённые пугачёвцы

Рисунок карандашом являет собой противоположность предыдущего полотна. Здесь выполняется жандармами повеление Екатерины II о подавлении бунта. Казнь совершается буднично и массово. На реях болтаются уже с десяток сподвижников Пугачёва.

Возможно, вам будет интересно:

Почему знаменитый русский художник Василий Перов носил вымышленную фамилию

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Как незаконнорожденный мальчик, носивший чужую фамилию, стал Перовым

Драматична была судьба Василия Перова, незаконнорожденного сына губернского прокурора барона Григория Карловича Криденера и юной вдовы мещанина Иванова, Акулины Ивановны. Точная дата рождения его не известна, она колеблется между декабрем 1833 и январем 1834 года. И даже тот факт, что вскоре после рождения Василия его родители обвенчались, не давал ему право ни на фамилию, ни на титул отца.

Поэтому официально «рожденному во грехе» ребенку изначально дали фамилию трактирщика, который согласился стать его крестным отцом. Нарекли малыша Василием Григорьевичем Васильевым. А псевдоним «Перов» возникнет немногим позже, а именно, с легкой руки местного дьячка, учившего мальчика грамоте.

Читайте также  Портрет андреева, репин, 1904

Интерес к живописи и чистописанию возник у Васи, когда он наблюдал за работой приглашенного в их дом художника, реставрирующего портрет. Мальчишка, «очарованный волшебством живописи», начнет также рисовать. И первое, что изобразит будущий художник, будут буквы, которые он не напишет, а именно, нарисует. За красоту письма и виртуозное владение пером дьячок- учитель и прозвал Васю — «Перовым». Под этим прозвищем и прославился художник много лет спустя. А еще Василию в детстве довелось переболеть оспой, вследствие чего слабое зрение останется у него на всю жизнь, что, впрочем, не помешает стать ему знаменитым живописцем.

Отец Перова, свободомыслящий человек, друживший со ссыльными декабристами и принимавший их у себя в доме, был сослан в Архангельск и лишен материального достатка. А потом в поисках доходного места он с семьей переезжал из города в город, скитаясь по чужим углам. Пока не остановился в Арзамасе, где Василий, невзирая на материальные трудности семьи, и был отдан учиться в художественную школу А. В. Ступина. Преподаватель говорил: «Васенька не пропадёт — у него талант от Бога, из него выйдет художник» и позволял ему ранее чем другим ученикам писать масляными красками.

В 18-летнем возрасте мать привезла Василия Перова в Москву, а через год он поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Юноше из-за бедности своей приходилось жить «из милости и на хлебах» у хозяйки приюта, куда пристроила его Акулина Ивановна по знакомству. Зато в училище Василию довелось вращаться в интересной творческой среде: его товарищами были начинающие художники со всей России. А самым близким другом стал молодой пейзажист Иван Шишкин.

Однажды Перов, оставшись без крыши над головой и средств к существованию, в отчаянии он чуть было не оставил училище. Однако в затруднительном положении ему помог его учитель, поселивший Василия у себя и по-отечески заботившийся о нём.

По окончанию училища молодой художник представил в Академию художеств «Портрет Н. Г. Криденера», за который был отмечен малой серебряной медалью. В те годы уже и другие его произведения были замечены и публикой, и критиками. В нем многие увидели «прямого наследника и продолжателя Федотова».

Сюжет этого полотна определили слова народной песни: «Мать плачет, как река льётся; сестра плачет, как ручей течёт; жена плачет, как роса падёт — взойдёт солнышко, росу высушит».

Добившись разрешения на участие в конкурсе на большую золотую медаль Императорской Академии, Перов переезжает в Санкт-Петербург, где пишет свои работы «Проповедь в селе» и «Сельский крестный ход на Пасхе». И что было удивительным — за первое произведение он действительно получил большую золотую медаль и право на поездку в качестве пенсионера за границу.

А вот второе попало в опалу и подняло бурю протеста. Пошли слухи, что «Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловки» . Эта работа вызвала горячие споры: В. Стасов хвалил ее за правду и искренность; в то же время другие влиятельные критики утверждали, что «подобное направление убивает настоящее высокое искусство, унижает его, показывая только неприглядную сторону жизни».

Вдали от Родины

Но как бы там ни было, за границу Перов все же поехал. Целый год он прожил в Париже, работая и изучая мировое искусство. Однако живописца тяготила заграничная жизнь, он страстно желал поскорее вернуться домой, даже обратился с прошением в Академию.

В истории учебного заведения такой случай произошел впервые, так как пенсионеры Академии всеми средствами пытались продлить срок пребывания за границей. Но Василий Перов, тоскуя по родине, всем сердцем стремился в Россию, и ему разрешили досрочно вернуться домой.

Трагедия личной жизни

Была в жизни художника и любовь с привкусом горечи утрат. Перед самой поездкой в Париж, в 1862 году, Василий Перов женился на Елене Шейнс, племяннице профессора Рязанова. Однако семейное счастье молодой пары длилось недолго. Через пять лет живописца постигла большая беда — сначала умерла любимая жена, а вслед за ней двое старших детей, в живых остался только младший сын Владимир, ставший впоследствии также художником.

Вторично Перов женился спустя пять лет после трагедии. Но сердце, разбитое горем, так и не зажило. Мастер всецело отдался живописи. Работал много, писал «громко», в бесхитростных, берущих за душу работах, искренне отражал жизнь «могучей и обильной, великой и бессильной матушки Руси».

Великое наследие гениального художника

С сарказмом и иронией живописец разоблачает безнравственность духовенства и власть имущих, доведших простой народ до жалкого существования. Внутренний протест против угнетенной жизни определял замысел практически всех полотен мастера.

Перов создал в 1865 году одну из лучших своих картин: «Проводы покойника». Полотно хоть и было небольшим по размерам, но великим по содержанию… Художник мастерски показал безысходность и одиночество крестьянской семьи, оставшейся без кормильца.

За произведения «Тройка» и «Приезд гувернантки в купеческий дом» В. Г. Перову получил звание академика.

Пять полотен Перова («Проводы покойника», «Первый чин», «Дилетант», «Гитарист-бобыль», «Тройка») демонстрировались на Всемирной выставке 1867 года в Париже, где художественная критика и просвещенная публика по достоинству оценила его творческие работы.

В 1869 году Перов совместно с Мясоедовым, которому принадлежала идея создания Товарищества художественных передвижных выставок, организовали группу передвижников в Москве. Семь лет Василий Григорьевич был членом ее правления.

В 1870 году он получил первую премию за работу «Птицелов» и звание профессора Академии художеств.

Однако кисти Василия Перова принадлежат не только социальные работы, но целая портретная галерея, которую вы сможете увидеть во 2-й части обзора.

Историю России без прикрас можно увидеть и на искренних полотнах художника Владимира Маковского .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Василий Перов. Сельский крестный ход на Пасху. Так что же изображено на картине?

Василий Перов. Сельский крестный ход на Пасху: что на самом деле изображено на картине?

Всем известна картина Перова «Сельский крестный ход на Пасху», написанная в 1861 году. На первый взгляд, картина изображает сущее безобразие — священник нарезался в дугу, да еще в прямо в момент богослужения, в наиболее почитаемый православными церковный праздник. Да и остальные участники процессии ведут себя не лучше.

Так, да не так. Священник на картине и вправду пьян. А вот крестный ход — совсем не крестный ход вокруг храма в Пасхальную ночь, который приходит на ум современным верующим.Посмотрите внимательнее.

Процессия выходит не из церкви, а из обычной крестьянской избы (церковь виднеется на заднем плане); крестный ход поворачивает по часовой стрелке (крестный ход вокруг православного храма движется только против часовой стрелки). Дело происходит на закате (а не в полночь) или на фоне раннего весеннего утра. Под ногами участников мартовская грязь и лужи, над ними облачное, желтоватое и такое же грязное небо. Путь до церкви, виднеющейся вдали, очень долог. Нетрудно представить во что превратится процессия у церковных ворот. Священник в голубом облачении, а не в белом (если это ночной ход) или красном (если дневной).

Начнем объяснение с того, как формировался заработок приходского священника в старой России.
Хотя в это и трудно поверить, но у священника не было заработной платы. Некоторые причты (на начало 20 века — приблизительно каждый шестой) получали государственную дотацию, но и ее размер в подавляющем большинстве случаев был сильно ниже прожиточного минимума.
Прихожане же не платили священнику жалованья никогда и ни при каких обстоятельствах. Церковный причт (священники, диаконы и псаломщики) имел два источника дохода — требы и доход от церковной земли.
Три требы — крещение, венчание, отпевание — составляли основу дохода духовенства, так как крестьянам было не отвертеться от совершения данных обрядов (церковь вела метрические книги , и обряды, связанные с метрической записью, можно было проводить только в приходе, к которому ты был приписан), и им волей–неволей приходилось соглашаться с теми ценами, которые заламывали священники.

В среднем приходе было 2–3 тысячи человек (400–500 домохозяйств), и подобные события происходили около 150 раз в году. Самым дорогим обрядом была свадьба — за нее священник мог получить 3–10 рублей, в зависимости от благосостояния брачующихся и собственной наглости (и еще наесться и напиться), крещение и отпевание обходились уже куда дешевле.
Все остальные второстепенные требы крестьяне, в отличие от главнейших трех, могли заказать не только в собственном, но и в любом другом приходе. Легко догадаться, что при наличии конкуренции цены на них были сбиты в копейки. Священник, диакон и псаломщик делили полученные деньги в соотношении 4:2:1, но диакон был далеко не во всяком причте.
Крестьяне были твердо уверены, что причту следует удовлетворяться доходами от треб, а общее богослужение и исповедь причт должен совершать без всякого жалованья. Священники же и не мечтали о том, чтобы выпросить у прихода твердую сумму — все надежды на получение жалованья они возлагали на государство (надежды не сбылись).

У сельской церкви был обычно земельный участок — в среднем 50 десятин (55 га), приходившийся, в среднем на три семьи причетников. Таким образом, духовенство было обеспечено землей либо в том же размере, что и крестьяне, либо немного лучше.
Бедные псаломщики чаще всего крестьянствовали сами, а священники (в особенности имевшие формальное образование) по обычаю своего времени считали невозможным марать руки физическим трудом и сдавали землю в аренду (хотя крестьянствовать самим было бы выгоднее).
Результат получался такой, что священники всегда были недовольны своими доходами. Да, священник был обычно обеспечен на уровне зажиточного крестьянина (диакон — на уровне среднего крестьянина, а псаломщик был и вовсе горчайшим бедняком).
Но это и было причиной жестокой фрустрации — в том мире всякий человек со средним или неполным средним образованием (а священник являлся таковым лицом) зарабатывал как минимум в 3–4 раза больше человека физического труда. Кроме злосчастного сельского батюшки. Вот еще одна картина Перова подтверждает это. Василий Перов. Рыбаки. (Священник, дьякон и семинарист). 1879

Ведь явно не от хорошей жизги священник с дьяконом ловят сетью рыбу. Теперь мы подходим к содержанию картины. Стремясь увеличить свои доходы, священники выработали обычай славления на Пасху. Церковная процессия обходила все хозяйства прихода (ориентировочно, их было 200–300–400 в 3–6 селениях), заходила в каждый дом и исполняла несколько кратких церковных песнопений — теоретически считалось, что крестьяне должны воспринимать такой обряд как благопожелание на следующий календарный цикл. В ответ крестьянам как–бы полагалось дарить причту подарок, желательно в денежной форме.

Читайте также  Портрет придворного шута «эль примо», диего веласкес

К сожалению, социального консенсуса вокруг славления/подарков не создалось. Крестьяне чаще всего считали славление не совсем религиозным обычаем.

На «славлении» заходили в каждый дом, и была надежда что-то накопить на пару следующих месяцев. Но в основном крестьяне давали пожертвование продуктами. Денег у них у самих не было. А выгоднее всего для прижимистого крестьянина было вместо десятка яиц уважить батюшку рюмкой водки.
Вот поэтому к концу славления (на картине — утро или вечер) клирики были пьяны. И поэтому они же очень сильно ждали, что государство, которое за сто лет до того отняло почти все церковные земли, все же возьмет священников на зарплату (это современный греческий вариант), избавив их от попрошайнических унижений перед лицом собственных прихожан.

В довершение всех бед, православная Пасха приходится на тот период, в который благосостояние крестьянского двора достигало наинизшей точки. Все деньги, полученные от продажи урожая осенью, уже истрачены. Все запасы проедены. Скотина стоит голодная, и настала пора снимать ей на корм солому с крыши. Последние крохи и копейки изведены на разговление после Пасхи. На огороде еще не созрели первые овощи.

Таким образом, на картине изображено совершенно не то, что кажется современному зрителю.

На наш НЕвнимательный взгляд художник нарисовал священника, который хамским образом нарезался, вместо того чтобы чинно шествовать и благолепно петь.

На самом же деле картина (что типично для Перова) бичует неуместный, криво сложившийся и плохо работающий социальный институт.

Процессия волочится по грязным дворам с утра до вечера, шестой день, переезжая от деревни к деревне. Всем горько, стыдно, неудобно, все вымотались, поют нестройно. Крестьяне тоже не рады. При вымогательстве подарков происходят низкие сцены. Да, священник пьян — но он обошел уже 50 домов, и в каждом его заставили выпить, а он ведь хотел, чтобы ему дали денег.

Зачем это всё происходит?

Неужели нельзя организовать дело поудачнее? Неужели нельзя как–то согласовать интересы духовенства и прихожан к взаимному удовлетворению? Зачем религиозную процессию превратили в позорище? Ответа не будет. Это Россия, страна несовершенных институтов.

P.S. Как дополнительная версия, процессия изображена в наиболее пикантный момент — она добралась до деревенского кабака (кабак и живущий при нем кабатчик — это тоже домохозяйство, подлежащее посещению).

Может быть, именно поэтому крыльцо выходит прямо на деревенскую улицу, а не во двор, что типично для обычного крестьянского дома.

Этим же можно объяснить и пьяных на крыльце и под крыльцом. Предполагается, что кабатчик угостил священника тем, чего у него больше всего — вот поп и дошел до столь жалкого состояния.

С другой стороны, автор старательно упрощает все детали, связанные с культом. Не все разглядят крест в руках у священника, образа примитизированы, они не отображают ликов. Художник рассказывает о людях, он никак не стремится высмеять само Православие. Целью его сатиры является непорядочное священство, а не вера.

А вот и такое свидетельство от Ростиславова Д. из книги «О православном белом и черном духовенстве в России». В 2-х томах. Рязань, 2011, т. 1, сс.369-378:

«. В селах еще хуже бывает, хотя и там ныне есть очень много трезвых священников. Но большинство членов церковных причтов уже никак не могут принадлежать к обществу трезвости. Их часто даже и оправдывают в том. В самом деле, у нашего простого народа есть какое-то дикое удовольствие напоить гостя, особенно почетного, до самого нельзя. Крестьянин готов из-за копейки, просимой за требу, проспорить со священником полчаса, но, часто с удовольствием употребит на угощение причта полтину и рубль. Встречая сопротивление этой прихоти, он иногда даже говорит: «Батюшка, выпей, так тебе четвертак, а не выпьешь, так пятак».

Коротко о художнике.

Василий Григорьевич Перов был незаконнорождённым сыном барона Георгия Карловича Криденера. Несмотря на то, что вскоре после рождения мальчика его родители обвенчались, Василий не имел прав на фамилию и титул отца. В официальных документах долгое время указывалась фамилия «Васильев», данная по имени крёстного отца. Фамилия «Перов» возникла как прозвище, данное мальчику его учителем грамоты, заштатным дьячком, который этим прозвищем отметил своего ученика за усердие и умелое владение пером для письма.

В.Г. Перов окончил курс в арзамасском уездном училище, был отдан в художественную школу А. В. Ступина (также в Арзамасе). В 1853 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где учился у М. И. Скотти, А. Н. Мокрицкого и С. К. Зарянко. В 1856 году получил малую серебряную медаль за представленный в Императорскую академию художеств этюд головы мальчика.

Впоследствии Академия присуждала ему и другие награды:
большую серебряную медаль за картину «Приезд станового на следствие» (1858),
малую золотую медаль за картины «Сцена на могиле» и «Сын дьячка, произведенный в первый чин» (1860),
большую золотую медаль за картину «Проповедь в селе» (1861).

Получив вместе с большой золотой медалью право на зарубежную поездку за казенный счет, Перов отправился в 1862 году в Европу, посещает ряд городов Германии, а также Париж. К этому периоду относятся картины, изображающие европейские сцены уличной жизни («Продавец статуэток», «Савояр», «Шарманщик», «Нищие на бульваре», «Музыканты и зеваки», «Тряпичники»).

Вернувшись раньше срока в Москву, Перов с 1865 по 1871 год создал картины «Очередные у бассейна», «Монастырская трапеза», «Проводы покойника», «Тройка», «Чистый понедельник», «Приезд гувернантки в купеческий дом», «Учитель рисования», «Сцена у железной дороги», «Последний кабак у заставы», «Птицелов», «Рыболов», «Охотники на привале».

В 1878 году пишет картину «Христос в Гефсиманском саду», в 1880 «Первые христиане в Киеве». В 1866 году он получил степень академика, а в 1871 году — место профессора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Примерно в это же время он примыкает к Товариществу передвижных художественных выставок.

Художник скончался от чахотки в селе Кузьминки (ныне это территория г. Москвы). Похоронен на Донском кладбище.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Художник Василий Григорьевич Перов (1833 — 1882)

Великий русский художник, не менее великий педагог, который вырастил больше десятка действительно больших живописцев.

Художество выступало во всем величии своей настоящей роли: оно рисовало жизнь, оно «объясняло» ее, оно «произносило свой приговор» над ее явлениями.

Биография художника Василия Григорьевича Перова

Художник Василий Григорьевич Перов родился в декабре 1833 года. Отец художник барон Георгий (Григорий) Карлович Криденер в те времена служил прокурором в забытой богом Сибирской губернии, а мать, Акулина Иванова, была Тобольской мещанкой. На момент рождения Василия родители в браке не состояли и к маленькому человечку на долгие годы приклеилось позорное «незаконнорожденный».

Буквально несколько месяцев спустя после рождения ребенка родители обвенчались, но ни фамилию, ни титул барон своему сыну передать не смог. Так Вася стал Перовым – это прозвище мальчик получил от своего первого учителя-дьячка, который восхищался изящным почерком ученика. И прозвище в последующем стало фамилией незаконнорожденного ребёнка.

Достоверно известно, что Василий Перов был приписан к мещанам города Арзамаса. Почему Арзамаса?

Барон Криденер был человеком весьма не сдержанным на язык – любил колкие и едкие шутки, да и за словом в карман не лез. Пошутил в адрес губернатора и потерял место прокурора – семья перебралась в Архангельск. В Архангельске папенька написал сатирические стишки уже про архангельскую губернскую администрацию – пришлось ехать в Петербург, потом – в Ливонские губернии, Самару и Арзамас. В Арзамасе семейство поселилось у родственников.

В период арзамаского жития-бытия барон Криденер получил место управляющего крупным имением Языкова, что предполагало обретение постоянного места жительства при имении. Василия определили в частную школу Ступина (в Арзамасе) и два раза в неделю мальчик посещал занятия живописью. Через три месяца обучение закончилось – старшие товарищи пригласили 13-летнего Васеньку на именины к некоей местной прелестнице, а после вечеринки извозчик привез домой совершенно пьяного «живописца». На этом обучение Перова закончилось – матушка была категорически против такой учёбы.

А несколько месяцев спустя барон в очередной раз потерял место – не смог сдержаться и колко пошутил. Семья перебралась к родственникам в Арзамас и это печальное событие позволило Василию Перову продолжить обучение живописью – мама согласилась отпустить «ребенка» в школу, поскольку теперь он был под постоянным надзором.

В 1852 году Василий Перов приехал в Москву, а в 1853 году поступил в Московскую школу живописи, ваяния и зодчества в класс известного художника и педагога Васильева, которые сразу же отметил большой талант у нового ученика. Этот педагог поселил у себя ученика, которому было негде и не на что жить, окружил поистине отеческой заботой и давал своему любимцы дополнительные уроки живописи.

Уже во время учебы, в 1856 году, Василий получил свою первую серебряную медаль за представленный в академию художеств «Портрет Николая Григорьевича Криденера, брата художника». Медалей будет ещё много, но ту первую медаль художник с особой теплотой вспоминал до конца своей жизни. Хотя эта работа ещё и была тесно связана с традициями живописи уходящего 19 века, но именно она стала первой существенной вехой в творчестве Перова.

Читайте также  Фриденсрайх хундертвассер: картины, биография

В 1857 году была написана картина «Приезд станового на следствие».

Приезд станового на следствие

За эту работу художник был удостоен Большой серебряной медали, а критики вынесли единодушный вердикт – в России появился «прямой наследник и продолжатель Федотова»:

Молодой художник поднимал выпавшую из рук Федотова кисть… и продолжал начатое им дело, точно будто не бывало никогда на свете всех лжетурчанок, лжерыцарей, лжеримлян, лжеитальянцев и лжеитальянок, лжерусских, лжебогов и лжелюдей.

Следующей заметной работой художника стала картина «Сцена на могиле», которую Перов написал под непосредственным руководством Е.Я Васильева.

Сцена на могиле

Публике и критикам картина понравилась, а сам Перов этой работой был недоволен и назвал её слишком искусственной и достаточно надуманной по композиции.

Первые картины художника Василия Григорьевича Перова

В 1860 году, за картину «Первый чин. Сын дьячка произведённый в коллежские регистраторы», художнику Перову, Академией живописи, была присуждена малая золотая медаль.

Первый чин. Сын дьячка произведённый в коллежские регистраторы

Художник получил право участвовать в конкурсе на Большую золотую медаль и переехал в Петербург. В столице, в 1861 году, были написаны картины «Проповедь в селе» и «Сельский крестный ход на Пасхе».

Сельский крестный ход на Пасхе

Проповедь в селе

За проповедь Перов получил Большую золотую медаль с правом поездки за границу в качестве пенсионера, а вторая работа была Академией отвергнута и… приобретена, для своей галереи, П.М. Третьяковым. По поводу этого приобретения В. Худяков написал меценату:

А другие слухи носятся, что будто бы Вам от Св. Синода скоро сделают запрос; на каком основании Вы покупаете такие безнравственные картины и выставляете публично? Картина («Попы») была выставлена на Невском на постоянной выставке, откуда хотя её и скоро убрали, но все-таки она подняла большой протест! И Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловки.

Споры разгорелись горячие и совсем не шуточные: известный критик В. Стасов хвалил художника за искренность и житейскую правду, точно подмеченные типы, а другой критик, М. Микешин, заявил, что подобные картины убивают высокое истинное искусство, унижает настоящую живопись, поскольку показывает неприглядные стороны жизни.

В 1862 году Перов пишет «Чаепитие в Мытищах».

Чаепитие в Мытищах, близ Москвы

Это картина-контраст, картина-противопоставление: тучный праздный монах-чревоугодник с одной стороны, и солдат-инвалид, настоящий слуга отечества, которые просит милостыню. А ещё и мальчик поводырь, на которого невозможно смотреть без слёз.

Снова случился скандал, который мог бы очень плохо закончиться для Василия Перова… Художник быстро венчается с Еленой Шейнс и почти сразу, будучи пенсионером академии, уезжает в Европу.

Перов некоторое время живет в Германии, а затем переезжает в Париж. И отчаянно скучает за границей – для вдохновения ему не хватает России.

Осмеливаюсь просить Совет о позволении мне возвратиться в Россию. Причины, побуждающие просить меня об этом, я постараюсь здесь представить: живя за границей почти два года и несмотря на все мое желание, я не мог исполнить ни одной картины, которая был бы удовлетворительна, — незнание характера и нравственной жизни народа делает невозможным довести до конца ни одной из моих работ.

Тем не менее, Василий Григорьевич много работает, пишет несколько очень интересных картин, а ещё регулярно пишет прошения с просьбой разрешить ему вернуться на Родину.

В Европе были написаны картины «Продавец статуэток», «Шарманщик», «Савояр», «Тряпичники», «Музыканты и зеваки», «Нищие на бульваре».

Василий Перов

Содержание

  • 1 Биография
    • 1.1 1833—1852
    • 1.2 1852—1864
    • 1.3 1865—1870
    • 1.4 1871—1882
  • 2 См. также
  • 3 Персональные выставки
  • 4 Память
    • 4.1 В филателии
  • 5 Примечания
  • 6 Литература
  • 7 Ссылки

Биография

1833—1852

Василий Григорьевич Перов был незаконнорождённым сыном губернского прокурора барона Георгия (Григория) Карловича Криденера и уроженки Тобольска А. И. Ивановой. Дата рождения точно неизвестна: 21—23 декабря 1833 (2 или 4 января 1834) года. Несмотря на то, что вскоре после рождения мальчика его родители обвенчались, Василий не имел прав на фамилию и титул отца [2] . В официальных документах долгое время указывалась фамилия «Васильев», данная по имени крёстного отца. Фамилия «Перов» возникла как прозвище, данное мальчику его учителем грамоты, заштатным дьячком, который этим прозвищем отметил своего ученика за усердие и умелое владение пером для письма [3] .

Через несколько лет после рождения Василия его отец был уволен с казённой службы, и семья переехала в Архангельск, затем в родовое имение Криденеров — Суслеп возле Дерпта. Некоторое время Василий Перов жил в Самарской губернии — в имениях братьев, сыновей от первого брака отца. После получения должности управляющего имением Языкова в 1842 году семья переехала в Саблуково Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Здесь Василий переболел оспой, и последствие болезни — слабое зрение — осталось у него на всю жизнь. Интерес к живописи возник у мальчика, когда он наблюдал за работой приглашённого отцом художника. В 1843—1846 годах Василий проходил обучение в арзамасском уездном училище, живя у учителя Фаворского. В это время он продолжал самостоятельные занятия рисованием. Мать желала отдать сына в Нижегородскую гимназию, однако отец получил новое место службы — в селе Пияишное (Пиявочное) — и Василий был отдан учиться в арзамасскую художественную школу А. В. Ступина, где учился (с перерывами) в 1846—1849 годах [4] . Раньше, чем другим ученикам, Ступин разрешил писать Перову масляными красками, отмечая: «Васенька не пропадёт — у него талант, из него выйдет художник». Школу он не закончил, как свидетельствуют некоторые источники, из-за конфликта с одним из учеников.

Приехав к родителям в Пияишное, Василий Перов приступил к созданию композиции «Распятие» (местонахождение неизвестно), которая писалась весь Великий пост и была окончена на Страстной неделе. Картина была помещена в церкви находившейся рядом с селом Никольское. В этот период Перов написал ряд портретов и жанровых картин: «Нищий, просящий милостыню», «Деревенская тройка», «Народное гуляние в семик» [5] .

1852—1864

В 1852 году Василий Перов приехал в Москву и на следующий год поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Однако жить было не на что и негде; молодой художник из-за нужды хотел даже оставить учёбу, но в трудную минуту ему оказал помощь его преподаватель из училища, Е. Я. Васильев — «строгий … даже немного рутинный классик», который поселил Перова у себя и отечески заботился о нём. Преподавателями Перова в училище были также М. И. Скотти, А. Н. Мокрицкий, Н. А. Рамазанов; оканчивал училище Василий Перов под руководством С. К. Зарянко.

В 1856 году за представленный в Императорскую академию художеств «Портрет Николая Григорьевича Криденера, брата художника» [6] Перов был отмечен малой серебряной медалью. Эта работа была ещё тесно связана с традициями искусства начала XIX века, носила черты ступинской школы; но уже в последующих работах Перов выступил как новатор. Написанная в 1857 году картина «Приезд станового на следствие» принесла художнику большую серебряную медаль. Она обратила на себя внимание публики и критики; в Перове увидели «прямого наследника и продолжателя Федотова»:

Молодой художник поднимал выпавшую из рук Федотова кисть… и продолжал начатое им дело, точно будто не бывало никогда на свете всех лжетурчанок, лжерыцарей, лжеримлян, лжеитальянцев и лжеитальянок, лжерусских, лжебогов и лжелюдей.

Эта картина положила начало коллекции Г. И. Хлудова.

Сюжет следующей картины определили слова народной песни: «Мать плачет, как река льётся; сестра плачет, как ручей течёт;жена плачет, как роса падёт — взойдёт солнышко, росу высушит». Картиной «Сцена на могиле», написанной под руководством Е. Я. Васильева, Перов остался недоволен, посчитав её слишком искусственной по композиции.

Сцена на могиле. 1859. Государственная Третьяковская галерея

В 1860 году Академия присудила Перову малую золотую медаль за картину «Первый чин. Сын дьячка, произведенный в коллежские регистраторы», которая утвердила художника как наследника сатирического жанра 1840-х годов. Получив право участвовать в конкурсе на большую золотую медаль, Перов переехал в Санкт-Петербург. Здесь в 1861 году он написал картины «Проповедь в селе» и «Сельский крестный ход на Пасхе»; за первую он получил большую золотую медаль (1867) и право поездки в качестве пансионера за границу.

По поводу второй, которая была отвергнута академией, но приобретена П. М. Третьяковым, В. Худяков писал:

А другие слухи носятся, что будто бы Вам от Св. Синода скоро сделают запрос; на каком основании Вы покупаете такие безнравственные картины и выставляете публично? Картина («Попы») была выставлена на Невском на постоянной выставке, откуда хотя её и скоро убрали, но все-таки она подняла большой протест! И Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловки».

Эта картина вызвала горячие споры: В. Стасов хвалил её за правду и искренность, за верно подмеченные и переданные типы; в то же время М. Микешин утверждал, что подобное направление убивает настоящее высокое искусство, унижает его, показывая только неприглядную сторону жизни. После окончания училища в 1862 году Перов написал картину «Чаепитие в Мытищах», композиция которой была построена на противопоставлении (контрастном сопоставлении) тучного монаха-чревоугодника и хромого слепца, инвалида войны, с мальчиком-поводырем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: