Картина плот «медузы», теодор жерико - JEKATERINBURG.RU

Картина плот «медузы», теодор жерико

История одной картины — «Плот «Медузы»» Теодора Жерико

Теодор Жерико — Плот Медузы (фрагмент)

Жан Луи Андре Теодор Жерико (Jean-Louis-André-Théodore Géricault), (1791, Руан — 1824, Париж), — французский живописец, крупнейший представитель европейской живописи эпохи романтизма. Его картины, в том числе и «Плот «Медузы»», стали новым словом в живописи, хотя их подлинное значение в развитии изобразительного искусства было осознано гораздо позднее. Среди исследователей нет единой точки зрения на то, представителем какого направления был художник: его считают предтечей романтизма, реалистом, опередившим своё время, или одним из последователей Давида.

«Плот «Медузы»» (Le Radeau de La Méduse) Теодора Жерико — одно из самых знаменитых полотен эпохи романтизма. Поводом для создания картины послужила морская катастрофа, произошедшая 2 июля 1816 года у берегов Сенегала с пассажирами и членами команды фрегата «Медуза», покинувшими корабль, севший на мель, на плоту. Тогда на отмели Арген в 40 лье от африканского берега потерпел крушение фрегат «Медуза». Для эвакуации пассажиров планировалось задействовать лодки фрегата, для чего понадобилось бы сделать два рейса. Предполагалось построить плот, чтобы перенести на него груз с корабля и тем самым способствовать снятию судна с мели. Плот длиной 20 и шириной 7 метров был построен под наблюдением географа Александра Корреара. Тем временем начал усиливаться ветер, а в корпусе корабля образовалась трещина. Считая, что судно может разломиться, пассажиры и экипаж запаниковали, и капитан принял решение немедленно покинуть его. Семнадцать человек остались на фрегате, 147 человек перешло на плот. На перегруженном плоту было мало провианта и никаких средств управления и навигации.

В условиях предштормовой погоды команда на лодках скоро осознала, что буксировать тяжёлый плот практически невозможно; опасаясь, что пассажиры на плоту начнут в панике перебираться на лодки, люди в лодках обрезали буксировочные канаты и направились к берегу. Все спасшиеся на лодках, включая капитана и губернатора, добрались до берега по отдельности.

Положение на плоту, оставленном на произвол судьбы, обернулось катастрофой. Выжившие разделились на противоборствующие группы — офицеры и пассажиры с одной стороны, и моряки и солдаты — с другой. В первую же ночь дрейфа 20 человек были убиты или покончили жизнь самоубийством. Во время шторма десятки людей погибли в борьбе за наиболее безопасное место в центре у мачты, где хранились скудные запасы провизии и воды, либо были смыты волной за борт. На четвёртый день в живых остались только 67 человек, многие из них, мучимые голодом, стали поедать трупы умерших. На восьмой день 15 наиболее сильных выживших выбросили за борт слабых и раненых, а потом — и всё оружие, чтобы не перебить друг друга. Подробности плавания потрясли современное общественное мнение. Капитан фрегата, Гюго Дюрой де Шомарей, бывший эмигрант, на которого возлагалась бОльшая часть вины в гибели пассажиров плота, был назначен по протекции (впоследствии он был осуждён, получил условный срок, но общественности об этом не сообщалось). Оппозиция обвинила в случившемся правительство. Морское министерство, стремясь замять скандал, пыталось воспрепятствовать появлению информации о катастрофе в печати.

Осенью 1817 года вышла в свет книга «Гибель фрегата «Медуза»». Очевидцы события, Александр Корреар и врач Анри Савиньи, описали в ней тринадцатидневное скитание плота. Книга (вероятно, это было уже второе её издание, 1818 года) попала в руки Жерико, который увидел в истории то, что искал долгие годы — сюжет для своего большого полотна. Драму «Медузы», в отличие от большинства современников, в том числе и своих близких знакомых, художник воспринял как общечеловеческую, вневременную историю.

Жерико воссоздавал события через изучение доступных ему документальных материалов и встречаясь со свидетелями, участниками драмы. По словам его биографа, Шарля Клемана, художник составил «досье показаний и документов». Он познакомился с Корреаром и Савиньи, беседовал с ними, даже, вероятно, написал их портреты. Он внимательно прочитал их книгу, возможно, в его руки попало издание 1818 года с литографиями, достаточно точно передававшими историю пассажиров плота. Плотник, служивший на фрегате, исполнил для Жерико уменьшенную копию плота. Сам художник изготовил фигурки людей из воска и, располагая их на модели плота, изучал с разных точек зрения композицию, может быть, прибегая к помощи камеры-обскуры. Жерико был одним из первых в ряду европейских художников, практиковавших разработку изобразительного мотива в пластике.

Наконец, Жерико остановился на одном из моментов наивысшего напряжения в истории: утре последнего дня дрейфа плота, когда немногие оставшиеся в живых увидели на горизонте корабль «Аргус». Жерико снял студию, в которой могло поместиться задуманное им грандиозное полотно (его собственное ателье оказалось недостаточных размеров), и работал восемь месяцев, почти не покидая мастерскую.

Жерико был всецело поглощён работой. Прежде он вёл интенсивную светскую жизнь, но теперь не выходил из дома и даже обрезал волосы, чтобы и не пытаться вернуться к прежнему времяпровождению. В мастерскую заходили лишь немногие из друзей. Писать он начинал с раннего утра, как только позволяло освещение и трудился до вечера. Жерико позировал Эжен Делакруа, который также имел возможность наблюдать работу художника над картиной, ломающей все привычные представления о живописи. Позже Делакруа вспоминал, что увидев законченную картину, он «в восторге бросился бежать, как сумасшедший, и не мог остановиться до самого дома».

Теодор Жерико — Обнаженный труп соскальзывающий в воду — Безансон — Музей изобразительных искусств
(для этой фигуры позировал Эжен Делакруа)

Картина была закончена в июле 1819 года. Перед Салоном большие холсты были собраны в фойе Итальянского театра. Здесь Жерико по-новому увидел своё произведение и решил тут же переделать нижнюю левую часть, которая показалась ему недостаточно убедительной как основание для пирамидальной композиции. Прямо в фойе театра он переписал её, добавляя две новые фигуры: соскальзывающее в море тело (для него позировал Делакруа) и человека, стоящего за отцом с мёртвым сыном. Переделке подверглись две перекладины в центре плота, а сам плот был удлинён слева — таким образом создавалось впечатление, что люди сгрудились на той части плота, что ближе к зрителю.

Теодор Жерико — Плот Медузы

Жерико выставил «Плот «Медузы»» в Салоне 1819 года, причём, как отмечала критика, достойно удивления, что это полотно вообще было допущено к показу. Салон 1819 года изобиловал произведениями, прославляющими монархию; главным жанром на нём был исторический, также широко были представлены аллегорические и религиозные сюжеты. Религиозная живопись патронировалась по особой программе и легко обошла доселе популярные мифологические сюжеты. Возможно, картина Жерико появилась в Салоне благодаря усилиям его друзей. Для снижения злободневности полотна, оно было выставлено под названием «Сцена кораблекрушения».

Зрители — оппозиционеры с одобрением, а роялисты с негодованием — отметили в картине политическую направленность, критику правительства, по вине которого погибли пассажиры «Медузы». Кто-то, как, например, автор брошюры «Наиболее примечательные произведения, экспонированные на Салоне 1819 года» Го де Сен-Жермен, увидел исключительно политическую направленность «Плота «Медузы»».

Некоторое время спустя полотно с переменным успехом демонстрировалось в Великобритании — выставку одной картины организовал предприниматель Уильям Буллок.

После смерти художника в 1824 году картина, вместе с другими произведениями и коллекциями Жерико, была выставлена на аукцион. Глава Департамента изящных искусств виконт де Ларошфуко, к которому обратился директор Лувра де Форбен, с просьбой приобрести полотно, предлагал за неё 4-5 тысяч франков, хотя она оценивалась в 6000. Возникло опасение, что «Плот «Медузы»» купят коллекционеры, которые собирались разделить грандиозное полотно на четыре части. Картину приобрёл Дедрё-Дорси за 6005 франков, выступив посредником в сделке.
В 1825 году де Форбену удалось найти нужную сумму, и главное произведение Жерико заняло своё место в Лувре.
В настоящее время «Плот «Медузы»» находится в 77-м зале на первом этаже галереи Денон в Лувре вместе с другими произведениями французской живописи эпохи романтизма.

Характерно, что интерес к полотну Жерико усиливался в годы политических кризисов и революций. Публицистический пафос «Плота «Медузы»» был востребован в период падения Второй республики, знаменуя гибель общества.

uCrazy.ru

  • Войти через Соц.сети
  • Регистрация
  • Забыли пароль?

Навигация

  • 3D игры
  • Фотоприколы
  • Фотоподборки
  • Гифки
  • Демотиваторы
  • Видео
  • Знаменитости
  • Интересное
  • Фильмы и трейлеры
  • Анекдоты и истории
  • Хайтек
  • Авто / Мото
  • Спорт
  • Музыка
  • Флеш игры и ролики
  • Всячина
  • Животные
  • В хорошие руки
  • Жесть
  • Девушки
  • Конкурс
  • Новости сайта
  • On-Line Игры
  • Реклама на сайте

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

  • Немного слегка пошлых карт.
  • Хват правой
  • Кретинизмы из сети
  • Всякое
  • Картинки и мемы для настро.
  • Картинки и мемы для настро.
  • Всякое
  • Картинки и мемы на все слу.
  • Гифки
  • Весёлые
  • Так себе картинки
  • Картинки и мемы для настро.
  • Чуток картинок
  • Картинки и мемы для настро.
  • Гифки
  • Гифки
  • Так себе картинки
  • Фотографии наших знамениты.
  • Так себе картинки
  • Так себе картинки
  • Есть еще лучше!

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Рекомендуем

“ПЛОТ “МЕДУЗЫ” – ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ

Еще недавно друзья удивлялись смелости его замысла и были даже готовы отговорить художника от дерзкой затеи. Но Теодор был непреклонен.

– Поймите же наконец! – горячился он. – На протяжении тринадцати суток несчастные носились на плоту в океане». Из ста сорока семи человек только пятнадцать остались в живых. Полуобезумевшие и обессиленные, они были найдены среди трупов своих погибших товарищей. И все это по вине вздорного капитана, старого монархиста, который был восстановлен в правах в 1815 году после падения Наполеона, хотя не плавал уже более двадцати лет! Именно по его приказу плот с людьми был брошен не произвол судьбы. Нет, я напишу большую картину, и вы поймете, что такое трусость аристократов, столь близких сердцу нашего благословенного Людовика XVIII…

Молодой художник с жаром берется за работу. В госпитале Монж он делал этюды прямо у постелей больных. Но чтобы придать творению реалистичность, надо знать все, что произошло на этом адском плоту. Он встречается с Корреаром, простым матросом, и Савиньи, вторым хирургом фрегата «Медуза», пережившими страшную драму. Назойливая мысль сверлит мозг: если они выжили, то почему? Как трудно отделить правду от лжи в нагромождении фактов, легенд, слухов и сплетен!

Читайте также  Святой иоанн креститель, леонардо да винчи - описание картины

– Мы следовали кильватерной колонной из четырех кораблей, чтобы доставить новый французский гарнизон в Сен-Луи-дю-Сенегаль. Где это видано, мосье Жерико, чтобы потерять из виду позади идущие корабли? А все капитан Шомаре. Ничтожный и спесивый человек, он создал на борту «Медузы» невыносимую атмосферу: старый эмигрант-монархист, к тому же бездарный моряк, он пользовался любым поводом, чтобы унизить офицеров. Отлично помню, как на пути к Мадейре по приказу Шомаре в открытом море был оставлен без помощи маленький юнга, случайно свалившийся за борт…

Корреар перебивает Савиньи:

– Капитан даже не знал, где мы находимся! Когда «Медуза» села на мель Арген, он думал, что корабль в ста милях от нее! Людям пришлось покинуть фрегат, но боже, какой беспорядок царил при этом! Нерешительность капитана сторицей передалась остальным. При высадке с корабля невероятная. Паника охватила команду, пассажиров и солдат. Четыреста человек с трудом разместились в шести шлюпках и на бревнах наспех сколоченного плота. Солдаты дрались прикладами, чтобы занять места раньше пассажиров. Плот размером двадцать на семь метров то и дело кренился в стороны под тяжестью ста сорока семи человек. Вначале шлюпки взяли его на буксир, но затем, не предупредив, обрубили канаты…

Не упустить, скорее записать каждое слово! В силах ли он будет воссоздать страшный момент, когда оцепеневшая толпа обреченных видит, как обрубают канат!

Ему кажется, будто он сам переживает отчаяние людей, брошенных на произвол судьбы в открытом океане. Изредка он делает наброски с лица и жестов Корреара.

Художник едет в Гавр посмотреть на море, которое никогда не писал, и разыскивает там плотника с «Медузы». Он привозит его в Париж, чтобы тот в его мастерской построил точно такой же плот, какой он когда-то связал из бревен на мели Арген. Затягивая узлы на пеньковых тросах, моряк рассказывает:

– В первую ночь двадцати человек упали в море.

– О нет, – отвечает плотник, мрачно усмехаясь. – Эти господа были посредине плота. На другой день три пассажира бросились в воду, чтобы покончить с собой. Под вечер вспыхнул первый мятеж: недовольные восстали против офицеров. Ночь напролет на плоту люди дрались, в ход пошли ножи, палки, кулаки.

Приходится, как клещами, вытягивать из памяти очевидца подробность за подробностью. Одно за другим слова этого человека рисуют перед внутренним оком художника чей-то жест или позу.

– На четвертый день нас оставалось шестьдесят три, – продолжает плотник. – Обезумевшие люди ползали по палубе и кусали друг друга за ноги. Кое-кто бредил. На восьмой день на плоту было уже только двадцать семь человек. Мари-Зинаидаида, маркитантка из Сенегала, умерла в тот же вечер… и ее тело…

Словно не замечая замешательства плотника, Теодор настойчиво спрашивает:

– Что вы ели? Что вы пили?

– Там было пять бочонков с вином. Некоторые пытались пить морскую воду. Что касается еды…

Воцаряется тягостное молчание. Плотник о чем-то умалчивает, и, видимо, неспроста.

– Когда вас нашел «Аргус», на веревках сушились куски мяса. Откуда они взялись?

– На плот падали летучие рыбы. Мы пожирали их сырыми…

– Но ведь вы ели… трупы людей!

Моряк опускает голову.

– На одиннадцатый день было принято бесчеловечное решение. Наши раненные съедали порции других. Поэтому их бросили в море. Покрытые язвами, одурманенные голодом и солнцем, мы ничего не соображали. Наконец, на двенадцатый день мы увидели парус. О, это выглядело как мираж. Никто уже не верил в спасение. А те, кто еще хранил хоть каплю надежды, лежали в полном изнеможении. Только Жан-Шарль, матрос-негр, стал размахивать рубашкой…

Вот как! Этот бедняга, которого все презирали за черный цвет кожи, имел больше присутствия духа, чем другие! Обязательно нарисовать, как он зовет спасительный корабль.

Голос плотника становится сдавленным:

– Увы, «Аргус» нас не увидел. Мы орали как оглашенные из последних сил, размахивали руками. Смешно: как будто за десять миль могли разглядеть жалкую скорлупку среди бескрайних просторов океана! Люди потеряли всякую надежду…

Теперь надо заставить старика вспомнить положение каждого из оставшихся на плоту, их одежду.

– Прошла еще одна сумасшедшая ночь. Но вот провидение, должно быть, сжалилось над нами. Назавтра «Аргус» случайно заметил нас и подобрал…

Жерико уже видит всю сцену.

Теперь только расставить натурщиков по местам и придать им нужные позы. Негр Жозеф, профессиональный натурщик, играет роль Жана-Шарля. Делакруа позирует, изображая другого страдальца. Жерико пишет в каком-то исступлении. Он требует от всех абсолютной тишины и прерывает работу лишь затем, чтобы пойти в госпиталь, сделать там портрет умирающего.

Поехав навестить сына, Жерико встречает своего друга Лебрена, больного желтухой, и тотчас набрасывает эскиз. Ему нужен особый типаж – достаточно мрачный, чтобы отразить переживания отца, у которого на коленях лежит мертвый сын…

В 1819 году двухлетний труд завершен. Но перед тем, как отправить картину на выставку, художник еще и еще раз всматривается в огромное полотно. Справа видна дыра в плоту. За одну ночь появляется изображение полуобнаженного человека, погруженного в воду.

И вот, наконец, выставка. Члены жюри пришли оценить необычное творение.
Затянутые в сюртуки и скованные высокими тугими галстуками, они не скрывают
своего негодования.

– Зачем потребовалось изображать именно эту гадость? Неужели иссякли антич­ные сюжеты? Написал бы Цезаря, Горация, что ли, или Брута – словом, что-нибудь классическое, – брюзжит один.

– Мы не можем согласиться с названием «Плот «Медузы», – заключает председатель жюри. – Это нанесет неслыханное оскорбление чести королевского флота, авторитету морской администрации. Пусть наречет картину «Сцена кораблекрушения».

Жерико не возражает, ибо знает: молодежи все равно известна история бедствия. Катастрофа «Медузы», бездарность ее командира не сходят с уст публики. На открытии салона вокруг картины Жерико жадно толпится народ.

– Это обвинение, брошенное в лицо режиму, – поговаривают журналисты.

Картину Теодора Жерико жюри относит к XI классу. После салона ее вешают в угол, подальше от любопытных глаз. Государство отказывается купить ее для музея, хотя Жерико, работавший над нею два года, отчаянно нуждается в деньгах.

– Покажем «Медузу» в Англии, – неожиданно предлагает английский импресарио Баллок. – Мои соотечественники без ума от морских сюжетов и всегда рады позлословить по адресу французских моряков.

Жерико надеется на признание у английской публики. Он сопровождает картину в Лондон и другие города Англии. С радостью видит он давку у своей картины и вслушивается в комментарии знатоков.

На родине Жерико ожидает сюрприз: сенсационный шум вокруг его детища. Капитан де Шомаре вынужден предстать перед военным судом. Изо всех сил выуживают адвокаты «смягчающие обстоятельства». И вот морской трибунал приговаривает подсудимого к… трем годам тюрьмы. Что ж из того, что из-за его трусости погибло 130 человек? Ведь он старый заслуженный монархист, верноподданный короля, каких мало.

Выйдя из заключения, Шомаре думает: «Наконец-то можно все забыть!» Но до самого смертного часа, на протяжении еще 20 лет своей жизни, он не мог выйти из дому, чтобы его не окружили жители деревни, выкрикивавшие оскорбления подлому трусу.

Искусствоед.ру – сетевой ресурс о культуре и искусстве

Про искусство
Main Menu
  • Статьи
  • История искусств
  • Про музеи
  • Ресурсы
  • ТИИ
    • Скульптура
    • Графика
    • Живопись
    • Декоративно-прикладное искусство
    • Фотоискусство
  • Редакция
    • Home
    • История искусствXIX век
    • Описание и формально-стилистический анализ картины Т. Жерико «Плот „Медузы“» . Париж. Лувр. 1819 г.

    Описание и формально-стилистический анализ картины Т. Жерико «Плот „Медузы“» . Париж. Лувр. 1819 г.

    Описание

    Сюжетом картины стала трагическая история фрегата «Медуза», отправившегося в составе экспедиции в Сенегал летом 1816 года и севшего на мель у берегов Западной Африки. Сто пятьдесят пассажиров и членов экипажа высадились на плот и несколько шлюпок, которые заняли губернатор Сенегала, капитан корабля и другие привилегированные лица. Шлюпки должны были взять плот на буксир, но вскоре его покинули, и в течение двенадцати дней почти неуправляемый плот носился в открытом море. Лишь на тринадцатый день обезумевшие от отчаяния и голода люди были подобраны случайно проходившим мимо судном. К этому времени на плоту оставалось всего пятнадцать человек, из которых пятеро вскоре погибли.

    Врач «Медузы» Савиньи и инженер Корреар, бывшие среди выживших пассажиров плота, описали этот страшный мартиролог в книге, опубликованной осенью 1817 года, вскоре после возвращения Жерико из Италии. Она чрезвычайно взволновала общественное мнение описанием и самой трагедии, и неприглядных фактов, ставших ее причинами, и послужила поводом для политических выступлений оппозиции — «Медузой» командовал неумелый капитан, назначенный по протекции правительством, судно не было достаточно подготовлено для такого плавании, шлюпки бросили плот в открытом море. Жерико потрясли в этом трагическом, хотя и частном событии современной жизни, не только страдания многих людей. В его картине случившееся приобрело более широкий смысл — символическое выражение судьбы многих французов и Франции в целом после краха наполеоновской империи. Именно поэтому художник посвятил столь волнующей теме огромное монументальное полотно (35 квадратных метров). соразмерное не столько драматизму конкретного факта, сколько его обобщающему историческому значению.

    Тщательность, с которой Жерико собирал материал для своей картины, поистине беспрецедентна. Он прочел книгу Корреара и Савиньи и познакомился с уцелевшими пассажирами плота —они позировали ему для картины. Он заказал плотнику «Медузы» модель плота — копию того, который был сделан для пассажиров корабля. Он Писал в Гавре этюды моря. И наконец, стремясь проникнуться непосредственным ощущением этой трагедии, он писал умирающих, трупы и даже части тел, расчлененных и госпитале. Впрочем, в своей картине он не использовал эти беспощадные в своей жестокой правдивости этюды. Не патология страдания и умирания, а мужественная борьба со стихией и победа человеческой воли стали подлинным содержанием его произведения.

    Картина Жерико не является только иллюстрацией этого события, она говорит о страданиях человека, о его героической борьбе со стихией. Перед нами плот, несущийся по разбушевавшемуся морю. В сильном порывистом движении изображена и группа людей, находящихся на плоту. Здесь все дано в движении, даже мертвые тела, кажется, сейчас соскользнут с плота и их поглотит море. Порывистые движения создают ощущение беспокойства. Художник передал не только чисто внешнее движение — он и внутренне его осмыслил. Представлена целая гамма человеческих переживаний: от полной апатии и безнадежности старика, поддерживающего сына, до полного надежды и, может быть, даже ликующего жеста юноши, стоящего на краю плота и увидевшего спасательное судно. Это дает оптимистическое, героическое звучание композиции. Жерико не пошел вслед за рассказами очевидцев и не изобразил это событие во всей его натуралистической обнаженности. Он не стал показывать, как изголодавшиеся люди, охваченные отчаянием, вооружились друг против друга. Наоборот, веря в человека, в его лучшие чувства, он внёс героику в этот эпизод. И передав со всей правдой страдание в лицах и жестах, он не представил изможденных тел. Прекрасна в своем пластическом совершенстве фигура юноши на первом плане, упавшего ниц. Это, несомненно, условность, но условность, которая придает величие этой сцене.

    Выставленная в Салоне 1819 года, картина из цензурных соображений была названа «Сцена кораблекрушения», Однако сюжет был ясен всем, и именно он определил оказанный ей прием. «Плот „Медузы»» воспринимали, главным образом, как завуалированную критику существующего режима.

    Картина вызвала политический скандал. Ее художественные качества оценили лишь немногие, в том числе молодой Делакруа, который позировал для фигуры лежащего ничком юноши и был потрясен, увидев законченную композицию. Большинство критиков порицали ее за трагизм, за преувеличения, за мертвенность колорита.

    Конечно, картина не могла остаться незамеченной, но она не имела того успеха. которого ожидал Жерико. Правда, художник получил за нее медаль, но не было и речи о ее покупке государством.

    Формально-стилистический анализ

    Сюжет

    Главными в работе Жерико были поиски сюжетной ситуации и композиции. О них мы можем судить по многочисленным эскизам. В конце концов, художник изобразил момент, когда уже потерявшие надежду люди на плоту увидели на горизонте судно «Аргус», которое могло принести им спасение. Момент в психологическом и эмоциональном отношении наиболее захватывающий, в нем раскрывается сложная гамма чувств — от отчаяния и бессилия к пробуждению надежды и активности.

    Композиция

    Жерико создал композицию из четырёх групп персонажей; отказавшись от классических построений с использованием параллельных линий, он сформировал энергичную диагональ. От тел погибших («„фриз смерти“ из шести поверженных гигантов») и отца, склонившегося над сыном, взгляд зрителя направляется к четырём фигурам у мачты. Динамичный контраст их сдержанности составляют люди, пытающиеся подняться, и группа подающих сигналы в сторону корабля.

    В окончательном варианте композиция строится по стремительной диагонали от неподвижного, застывшего в своем горе человека рядом с телом умершего юноши в нижнем левом углу к фигуре стоящего на бочке негра, подающего белым платком сигнал еще далекому бригу. И в этом же направлении нарастает эмоциональное напряжение от безысходности и отчаяния к надежде и уверенности в спасении.

    Обнажённые мертвецы на первом плане — обращение к традиционным для европейского искусства темам «Танец смерти» и «Триумф смерти» — нагота мёртвого человека трактуется как «отсутствие всех благ» и противопоставляется наготе «естественной», «божественной» и «преступной». Смерть ещё страшней, когда её никто не замечает, когда никто не оплакивает мертвецов. Тела людей, проведших две недели почти без пищи и воды, должны были бы быть более измождёнными, однако художник написал прекрасных атлетов. Таким образом он достигает большей универсализации, поднимая частную драму до общечеловеческой трагедии.

    Океан занимает не так много места на огромном полотне, но художнику удалось передать ощущение «масштабности бушующей стихии». Лица персонажей обращены к кораблю, исчезающему на горизонте, тем самым пространство ещё больше размыкается, и в действие вовлекаются зрители картины.

    Жерико сумел создать яркий образ, соединив в одной картине мёртвых и живых, надежду и отчаяние. Здесь нет центрального героя, свой замысел художник раскрывает через действия и эмоции каждого пассажира плота.

    Перед Салоном 1819 года большие холсты были собраны в фойе Итальянского театра. Здесь Жерико по-новому увидел своё произведение и тут же переделал нижнюю левую часть, которая показалась ему недостаточно убедительной как основание для пирамидальной композиции. Прямо в фойе театра он переписал её, добавив две новые фигуры: соскальзывающее в море тело (для него позировал Делакруа) и человека, стоящего за отцом с мёртвым сыном. Переделаны были и две перекладины в центре плота, а сам плот был удлинён слева — таким образом создавалось впечатление, что люди сгрудились на той части плота, которая ближе к зрителю.

    Тем самым он несколько нейтрализовал динамику композиционной диагонали, но, введя светлое пятно, утвердил в восприятии картины визуальное значение всех фигур, а не только венчающей ее группы. Плот в итоговой версии картины максимально приближен к переднему краю холста, так что энергичная пластика фигур воздействует непосредственно и сильно. Подобной мощи и масштаба пластического выражения мы не встретим ни у одного художника XIX века. Не случайно Жерико называли «французским Микеланджело».

    Колорит

    Пожалуй, именно в том, что он нашел столь законченное монументальное пластическое выражение сложного драматического содержания, в первую очередь проявился гений Жерико. Колорит всецело подчинен сюжету картины и концепции формы. Мощная живопись строится на суровых отношениях зеленовато-бурых и свинцовых оттенков воды и неба, светлеющего лишь на горизонте, и золотисто-коричневатых или мертвенных тонах обнаженных фигур. В эту мрачную и строгую гамму введены отдельные акценты приглушенного красного, вызывающие ассоциации с пятнами запекшейся крови.

    Условный темный колорит картины усиливает драматизм общего впечатления.

    Тонкий колорист, Жерико сделал ставку на тёмные монохромные оттенки, подчёркивающие трагическую атмосферу. Возможно, что первоначально цвета были более интенсивны, а позднее краски сильно потемнели. Художник дал фигуры персонажей в двойном освещении: чтобы избежать силуэтного изображения на фоне светлого неба, вылепить объёмы человеческих тел, он залил плот диагональным потоком света от нижнего левого угла к верхнему правому, повторяя общее движение людей.

    Плот окружает бурное море — огромный вал готов обрушиться на людей, мрачное небо несет угрозу, и все же в неравном противостоянии стихии человек побеждает своей энергией и волей к борьбе. В этом уникальность картины Жерико. Она занимает особое место в искусстве романтизма, в котором чаще всего человек оказывается бессильным перед роком (вспомним хотя бы «Потоп» того же Жерико). «Это было героизмом», — писал позже Мишле, называвший «Плот „Медузы»» символом «кораблекрушения Франции». Именно героизмом, потому что в бесславные годы Реставрации Жерико не потерял веры в будущее, в силу человеческого духа. И вместе с тем он с необыкновенной исторической чуткостью выразил в своем монументальном полотне «смятение поколения, потерявшего управление» (Л. Батисье).

    15 малоизвестных фактов о скандальной картине Теодора Жерико «Плот Медузы»


    «Плот Медузы». Теодора Жерико. 1818 — 1819 гг. Холст, масло.(кликабельно)

    Как бы ни был утомлен и пресыщен впечатлениями посетитель Лувра, он наверняка остановится в 77-м зале галереи «Денон» перед картиной «Плот «Медузы»» и, забыв усталость, начнет рассматривать огромное полотно. Публику, впервые увидевшую картину на выставке парижского Салона в августе 1819 года, она поражала не меньше, чем наших современников. Газеты писали, что толпы посетителей останавливались «перед этой пугающей картиной, которая притягивает каждый глаз». Парижанам, в отличие от сегодняшних зрителей, не надо было объяснять, что изобразил молодой живописец Теодор Жерико (1791 -1824). Хотя картина называлась «Сцена кораблекрушения», все безошибочно узнавали плот «Медузы», история которого была в то время известна каждому французу.

    1. В основу картины легла реальная история


    40-орудийный морской фрегат.

    «Медуза» — французский 40-орудийный морской фрегат, который участвовал в сражениях во время наполеоновских войн начала 19-го века. Примечательно, что судно ничуть не пострадало во время этих морских сражений, а потерпело крушение, сев на мель в 1816 году во время экспедиции по колонизации Сенегала. Из-за нехватки шлюпок на борту матросы построили плот. Но лишь 10 человек из 147, которые перешли на плот, в конечном итоге выжили. Вскоре после этого Жерико и создал свою картину, почерпнув вдохновение из рассказов двух выживших.

    2. История картины: расследование


    Художник Теодоо Жерико.

    Пребывая под впечатлением от трагической истории, Жерико не только взял интервью у выживших членов экипажа «Медузы», но и прочел все, что мог найти, об этой катастрофе. Жерико нарисовал десятки эскизов, экспериментировал с восковыми фигурами, воссоздавая ситуацию, изучал утонувших трупы в морге. В итоге, он тщательно спланировал буквально каждый элемент на своем шедевре.

    3. Картина больше, чем кажется


    Размеры картины впечатляют.

    Размеры картины — 4,91 × 7,16 метров. Т.е., «Плот Медузы» размером с настоящий 7-метровый плот, который был построен моряками.

    4. Жерико пришлось даже реконструировать плот


    Реконструкция плота *Медузы*

    Жерико построил реплику плота с «Медузы» в своей мастерской и использовал ее в качестве наглядной модели.

    5. На картине «Плот Медузы» изображена последняя часть 13-дневного путешествия


    Картина о трагическом путешествии.

    На плоту было около 150 моряков с потерпевшего крушения корабля и большинство из них погибло жуткой смертью. В первую ночь случилось 20 смертей от самоубийства, драк, а также от того, что некоторых людей смывало за борт. Через 4 дня осталось всего 67 человек. Из-за голода многие из них начали практиковать каннибализм. На 8 день за борт выбросили наиболее слабых и раненых людей. К 17 июля 1816 года осталось в живых только 15 мужчин, когда на плот наткнулось судно «Аргус». Из них вскоре умерло еще 5 человек.

    6. Знак надежды


    Надежда умирает последней.

    Мужчина на правой стороне плота с надеждой всматривается в горизонт в поисках спасения.

    7. Картину считают историческим документом


    Шлюпка отплывает от плота. Эскиз Теодора Жерико к картине «Плот Медузы».

    Масштабность полотна, мелкие детали и подлинность истории заставляют многих искусствоведов считать, что «Плот Медузы» нужно классифицировать как исторический документ.

    8. Жерико черпал вдохновение в творчестве Караваджо


    Микеланджело да Караваджо, Жертвоприношение Авраама.

    Искусствоведы считают, что техника передачи света и тени на картине «Плот Медузы» очень похожа на религиозные полотна итальянского художника 16 века. Еще одной отсылкой к Караваджо являются героические позы моряков на картине.

    9. «Плот медузы» — важная веха в жанре французского романтизма


    Потрясающее сочетание реальности и трагического романтизма.

    Тщательное расследование, проведенное Жерико, а также приемы, используемые Караваджо, дали художнику возможность очень реалистично передать эмоции, а также сделать потрясающее сочетание реальности и трагического романтизма.

    10. Ракурс «Плота Медузы» выбран, чтобы вызвать максимальное сопереживание

    Благодаря эскизам, которые изначально делал Жерико, искусствоведы смогли отследить всю историю создания картины. Одним из основных изменений окончательного холста, по сравнению с первоначальными эскизами, является то, что был изменен ракурс. Изначально Жерико планировал нарисовать плот сверху. Но затем он посчитал, что ракурс сбоку (как будто в шаге от плота) вызовет большее сопереживание у зрителей.

    11. Мнение критиков


    Изображение мёртвых тел взбудоражило критиков.

    Жерико дебютировал со своей картиной в Парижском салоне в 1819 году. Мнения критиков относительно полотна разошлись. Одни заявляли, что «картина поражает и от нее невозможно оторвать взгляд». Другие высказали свое негодование горами трупов: «Месье Жерико ошибся. Картина должна привлекать душу и взор, а не отталкивать».

    12. Жерико переживал, что «Плот Медузы» будет провальным


    Битва на плоту. Эскиз Теодора Жерико к картине «Плот Медузы»..

    Потратив очень много времени и усилий на картину, 27-летний художник почувствовал, что французский мир искусства не единогласно одобрил полотно после его дебюта. После первого дня выставки Жерико хотел даже снять картину и отдать ее другу.

    13. Французские историки оценили картину по достоинству


    Nicolas Maillot. «Плот Медузы» в Лувре. 1831

    После кораблекрушения, французское общество возмутилось некомпетентностью капитана судна и явной недостаточностью попыток спасения жертв крушения. Капитан был на одной из шлюпок, к которой был привязан плот. Когда стало очевидно, что тяжелый плот буксировать практически невозможно, капитан отдал приказ обрезать веревки. 147 людей оказались обречены на смерть. После появления картины со сценой гибели моряков, весь мир узнал о его поступке. Историк и публицист Жюль Мишле подытожил скандал вокруг картины меткой фразой: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”».

    14. Название картины


    Композиционные пирамиды.

    Хотя полотно сегодня известно, как «Плот Медузы», изначально оно носило гораздо менее провокационное название: «Сцена кораблекрушения». Но это никого не ввело в заблуждение, поскольку трагедия была у всех на устах. Художник в итоге принял решение переименовать картину.

    15. Жерико не дожил до того дня, когда его картина стала знаменитой

    После выставке в Лувре «Плот Медузы» выиграл конкурс, проведенный музеем. Тем не менее, Жерико был расстроен, поскольку музей не захотел добавить полотно в свою национальную галерею. К сожалению, Жерико умер в 32 года и не дожил до того момента, когда куратор Лувра внес картину в коллекцию музея. С тех пор «Плот Медузы» считается шедевром в течение почти 200 лет.

    Картина «Плот «Медузы» Теодор Жерико: описание, что хотел сказать автор, интересные факты

    Драматичная картина Плот Медузы — одно из известнейших полотен первой четверти XIX в. Автором его является французский живописец-романтик Теодор Жерико. Картина, сюжетом для которой послужила катастрофа на море, произвела неоднозначное впечатление на публику и породила немало споров и скандалов.

    Работа над картиной

    Картина «Плот «Медузы» была написана 1819 г в Париже. Перед ней Теодор Жерико создал еще одно, сюжетно и композиционно близкое полотно – «Потоп» (1814). Картина была выполнена в монохромной гамме и преисполнена острого драматизма, не нашедшего понимания и признания у широкой аудитории.

    К работе над произведением «Плот «Медузы» Теодор Жерико подошел с особым вниманием. За основу он взял трагедию фрегата «La Meduse», севшего на мель в июле 1816 г. – его команда спасалась с затонувшего судна на плотине и дрейфовала несколько дней. Голод, отчаяние, кровавые стычки и каннибализм, поразившие плот «Медузы» во время этого дрейфования, привели в ужас современников.

    Теодор Жерико постарался максимально подробно изучить обстоятельства катастрофы, на которую опирался сюжет. Он воссоздавал пластичные фигуры для композиции «Плот «Медузы», посещал морги, работал с описаниями очевидцев. Теодор Жерико был потрясен историей команды фрегата, он воспринимал произошедшее с ней как общечеловеческую трагедию.

    Перед началом работы Теодор Жерико посетил порт в Гавре, где ознакомился с литографиями, посвященными катастрофе, и написал по ним около 100 этюдов. Картина «Плот «Медузы» писалась на необработанном холсте, сразу после нанесения базового подготовительного рисунка. Несмотря на это, по словам учеников, художник наносил мазки очень точно, картина почти не нуждалась в исправлениях.

    Работа над полотном «Плот «Медузы» заняла 8 месяцев, в течение которых Теодор Жерико практически не покидал мастерскую. Картина принадлежит к жанру романтизма, отличаясь, тем не менее, от классических работ этого направления реалистичными деталями и психологическим драматизмом. На сегодняшний день «Плот «Медузы» выставляется в Лувре, в галерее Денон.

    Описание и особенности полотна

    «Плот «Медузы» изображает потерпевшую крушение команду одноименного фрегата, дрейфующую на наскоро сколоченных досках по морю. Картина имеет впечатляющие размеры — 491×716. Теодор Жерико изобразил в работе «Плот «Медузы» финальный этап этого путешествия – когда измученные, умирающие люди уже видят вдалеке корабль. Картина выполнена во мрачных, тусклых тонах. На полотне «Плот «Медузы» преобладают следующие цвета:

    1. Серый.
    2. Молочный.
    3. Коричневый.
    4. Бледно-красный.
    5. Серо-зеленый.
    6. Черный.

    Композиция работы «фокусируется на центральных фигурах, расположенных в динамичной диагонали – от мертвых тел на переднем плане, к людям, подающим сигналы кораблю. Благодаря отсутствию резких контрастов и ярких цветовых акцентов «Плот «Медузы» выглядит более реалистично, острее воссоздавая атмосферу бедствия и отчаяния.

    Автор

    Автор полотна «Плот «Медузы», Жан Луи Андре Теодор Жерико родился в Нормандии, в Руане, в 1791 г. Он происходил из семьи состоятельного торговца табаком и нормандской аристократки. В 1796 г. семья художника переехала в Париж. Теодор Жерико успел проучиться в нескольких учебных заведениях:

    1. В 1801 г. он поступил в интернат при пансионе Дюбуа-Луазо.
    2. Спустя некоторое время Теодор Жерико переводится в пансион Решара Кастеля.
    3. В 1804 г. его зачисляют в Императорский лицей.

    Увлекаться живописью Теодор Жерико начал с детства – во многом этому способствовало влияние его дяди Каруэля, коллекционировавшего работы нидерландских и голландских живописцев. В 1808 г. Теодор Жерико поступает учеником в мастерскую Карла Верне. Вторым его учителем стал Пьер Герен. Первые художественные опыты молодого художника относятся к 1811-1812 гг. Теодор Жерико переходит с обнаженных натур и лошадей к портретам и масштабным полотнам.

    Первая его картина, получившая известность – «Портрет Дьедоне» (1814 г). Создавая галерею портретов наполеоновских воинов, Теодор Жерико изображает свои модели прежде всего в качестве представителей разных типов войск, передавая дух эпохи.

    В первой половине 1815 г. художник служит в мушкетерской роте Лористона, на стороне короля. 1817 г. он проводит в путешествии по Италии, которое наводит его на мысль о создании масштабного пейзажа-драмы. Почти весь следующий год Теодор Жерико посвящает работе над произведением «Плот «Медуза». В 1820 г. живописец посещает Лондон, где с успехом выставляется вышеупомянутая картина.

    После возвращения во Францию художник начинает часто болеть. Состояние его усугубляли постоянные травмы во время верховой езды. В январе 1824 г. Теодор Жерико упал с лошади, ударился виском и умер.

    Что хотел сказать автор

    Картина «Плот «Медузы» воплощает в себе идею остроэмоциональной драмы, бедственного положения, способного довести людей до неистовства и самых отчаянных, порой бесчеловечных поступков. Вопреки общей реалистичной тенденции произведения, мертвые тела на переднем плане Теодор Жерико изобразил сильными и атлетичными – это должно было подчеркивать общечеловеческий масштаб трагедии.

    Через выражения лиц героев картина «Плот «Медузы» передает целую гамму эмоций: отчаяние, усталость, паника, обреченность и надежда. Людей окружает бушующий океан, в небе сквозь черные тучи пробивается рассвет.

    Создавая этот фон, Теодор Жерико одновременно подчеркивает неумолимое буйство стихии и проблеск надежды, которой живут потерпевшие крушение. Идеологически «Плот «Медузы» отличается и от идейной направленности романтизма, в рамках которого человек всегда бывает побежден судьбой, или роком. Описываемая картина, напротив, олицетворяет торжество человеческой воли над обстоятельствами, испытаниями и беспощадной мощью природной стихии.

    Интересные факты

    «Плот «Медузы» считается одной из самых влиятельных картин романтизма. В ее истории можно обнаружить несколько любопытных фактов:

    1. Выставленная в Салоне в 1819 г., картина «Плот «Медузы» вызывала противоречивую реакцию критиков – сторонники классической живописи не поняли ее, а вот приверженцы прогрессивных направлений оценили новаторство и тонкий психологизм полотна
    2. Картина рассматривалась современниками и с политического ракурса – оппозиционеры видели в ней критику правительства. Отдельные критики утверждали, что Теодор Жерико считал виновником трагедии фрегата капитана де Шомарея, получившего должность по протекции.
    3. Размеры холста «Плот «Медузы» почти совпадают с размерами деревянного сооружения, на котором плыли пассажиры фрегата.
    4. Позы моряков, всматривающихся вдаль, отсылают к творчеству художника позднего итальянского Возрождения Караваджо.
    5. Изначально Теодор Жерико назвал свое произведение «Сцена кораблекрушения», однако, после общественного резонанса, который вызвала картина, она получила современное название.

    «Плот «Медузы» признается не только знаковым произведением изобразительного искусства, но и важным историческим явлением. В свое время именно картина привлекла внимание масс к трагедии затонувшего фрегата. В условиях нарастающего общественно-политического кризиса «Плот «Медузы» предоставил еще один повод обсудить и осмыслить актуальные проблемы Франции начала XIX века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: