Картина «на острове валааме», архип иванович куинджи — описание - JEKATERINBURG.RU

Картина «на острове валааме», архип иванович куинджи — описание

100 рублей золотом за невесту, спасение на Валааме и другие перипетии в жизни «волшебника света» Архипа Куинджи

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«. Мощный Куинджи был не только великим художником, но также был великим
Учителем жизни. Одна из обычных радостей Куинджи была помогать бедным так, чтобы они не знали, откуда пришло это благодеяние. Неповторима была вся жизнь его»… — писал о своем учителе Николай Рерих. И если уж говорить, что человек — кузнец своего счастья и судьбы, то к Архипу Ивановичу это относится в полной мере. «Сам-один» — вот девиз и формула всего его творчества, как и всей жизни.

Загадки и провидения судьбы

Все, что связано с рождением и происхождением фамилии художника выглядит до сих пор весьма загадочно. Архип Иванович Куинджи родился в январе месяце в городе Мариуполь, что на Азовском море. Только вот какого года и поныне достоверно не известно, так как в его личном архиве было найдено три паспорта: в одном из которых годом рождения указан 1841 год, во втором — 1842, ну а в третьем — 1843.

Не все так просто оказалось и с фамилией. Его отец был обрусевшим греком Иваном Еменджи, о чем была сделана запись в метрике Архипа. С турецкого «Еменджи» это — «трудовой человек». Но младенцу благодаря работнику канцелярии с непонятных соображений почему-то досталась фамилия деда-ювелира «Куюмджи», которая была вписана в мертику новорожденного в неправильной транскрипции. К слову фамилия деда в переводе с того же турецкого означала «золотых дел мастер». Вот так провидением судьбы Архип стал Куинджи.

Рано осиротевший мальчик первое время жил у старшего брата, потом у тетки, где пас гусей. До десяти лет ему удалось лишь закончить несколько классов начальной греческой школы, а об приличном образовании даже речи не могло идти. Когда же Архип немного подрос, выполнял посильную работу при строительстве церкви, а позже служил у хлеботорговца-итальянца Аморетти «комнатным мальчиком».

В эти годы у подростка уже начал проявляться незаурядный талант к рисованию. Как-то гостивший у его хозяина торговец зерном, увидев рисунки Куинджи, подсоветовал ехать мальчишке в Феодосию к известному маринисту Ивану Айвазовскому и проситься к нему в ученики. И видимо совет доброго человека так зацепил Архипа, что тот, не раздумывая, отправляется в Крым пешком. Однако Айвазовский не разглядел в юном подростке божьей искры, а лишь доверил ему растирать краски. Вскоре Архип, разочаровавшись в своем учителе, ушел от него. Но первые уроки живописи он все же получил именно в Феодосии: родственник Айвазовского Адольф Фесслер стал первым наставником Куинджи. Немногим позже, вернувшись в Мариуполь, Куинджи стал работать ретушером у местного фотографа — не прошла зря наука, за которой ходил Архип в Крым, на родину своих предков.

В начале 1860-х годов он переехал в Петербург, мечтая поступить в Академию художеств, но после трёх неудачных попыток его взяли лишь вольнослушателем. Прилежным учеником Куинджи никак назвать было нельзя, он частенько пропускал уроки и не очень то стремился к выполнению академических заданий. Зато его творческие работы сразу привлекли внимание художников-передвижников Ильи Репина, Виктора Васнецова, Ивана Крамского. Они то и пригласили талантливого юношу в товарищество передвижных выставок, и тот сразу же бросил академию.

Парадоксально, но факт: сначала его не хотели принимать в академию, но через много лет академия пригласила Архипа Куинджи в ряды своих преподавателей.

Жизнь бедного художника постепенно налаживалась, его картины стали хорошо раскупаться, иногда даже раз в десять дороже нежели полотна известных живописцев. Пройдет не так много времени и он станет известным и богатым.

Легендарная история любви художника

Именно первое чувство любви подвигло Куинджи отправиться в Петербург, чтобы стать знатным художником. Еще живя в Мариуполе и работая ретушером, 17-летний Куинджи влюбился в первый и последний раз в своей жизни. Юная гречанка Вера Кетчерджи завладела сердцем юноши. Но о том, чтобы посвататься нищему сироте к дочери богатого купца не могло быть и речи – необходимо было совершить нечто невероятное, чтобы добиться ее руки. И добьется. Правда не сразу, пройдет почти семнадцать лет, прежде чем Архип Иванович женится на своей Вере.

Существовала вполне достоверная легенда, будто бы отец Веры, который не горел желанием отдавать свою дочь за голодранца, поставил Куинджи условие: принесёшь сто рублей золотом – Вера твоя. Через три года Архип вернулся из Петербурга с деньгами, но весь его вид говорил о том, какой ценой достались эти золотые незадачливому жениху. Отец Веры и на этот раз отказал молодому человеку, аргументировав тем, что нужно стать обеспеченным, а не экономить на каждом куске хлеба.

Девушку же отец пытался уговорить найти себе лучшего избранника. Однако все его старания не увенчались успехом: «Если не за Архипа, то только в монастырь», – отвечала дочь. А Архипу Вера пообещала ждать столько, сколько будет нужно. И ждала.

И когда наконец Архип Иванович смог добиться в жизни и славы, и признания, и обеспеченности — они поженились. В свадебное путешествие молодые, имея большой выбор, отправились ни куда нибудь, а на святой остров Валаам. Однако это путешествие чуть было не стоило молодым супругам жизни. Попав в страшный шторм, корабль потерпел крушение. И лишь немногим, в том числе чете Куинджи, удалось спастись. Чудом оказавшись с женой в шлюпке, Архип греб до берега, что было мочи в его сильных руках. Как всегда, помогли жажда жизни, упорство и провидение судьбы.

А потом он скажет жене: «Знаешь, Верочка, я все думаю: ведь не зря же Господь сохранил нам жизни. Это явный знак: мы должны направить все силы на благие дела». На что Верочка ему ответит: «Нам вдвоем много не надо. Ко всяким бриллиантам и нарядам я равнодушна. Готовить и стирать обучусь — зачем тратиться на прислугу? А деньгами ты и ученикам своим поможешь, и другим нуждающимся».

Так оно и случилось. На своё питание они тратили ежедневно ничтожную малую сумму в пятьдесят копеек, немного денег уходило на краски, кисти, холсты и мастерскую. Прислугу, кроме единственного дворника, супруги также не держали. Жили очень скромно, зато очень счастливо. Самая дорогая вещь в их квартирке было фортепиано, на котором играла Вера Леонтьевна. Когда она садилась музицировать, Архип Иванович брался за скрипку – их дуэт был слышен на всю округу.

А все свое огромное состояние от продажи картин Архип Куинджи тратил на талантливых учеников, отправлял их учиться за границу, больным он оплачивал поездки на лечебные курорты. Помогал безвозмездно всякому, кто попадал в беду. Архип Иванович был святым человеком со светлой душой и благородным сердцем. Накопив сто тысяч рублей, Архип Иванович внес их в Академию, чтобы проценты с этих денег шли на поощрение талантливых учеников. Всю свою жизнь помнил Куинжди как тяжело пробиться молодому таланту, и как в свое время Айвазовский не был благосклонен к бедному мальчишке из Мариуполя.

Слабость художника

Была у Архипа Ивановича страсть, над которой частенько любили пошутить, а то и съязвить петербургские карикатуристы. Ежедневно в полдень, по звуку артиллерийской пушки Петропавловской крепости, Куинджи выходил на крышу своего дома и начинал кормить с рук птиц, слетавшихся заблаговременно со всей округи. Они буквально облепляли своего кормильца с головы до ног. Это было завораживающее зрелище: седой коренастый мужчина, сияющий весь от счастья делился своим хлебом насущным, доставшийся ему нелегким трудом, с пернатой братией. Немало средств уходило на такую кормежку для любимцев. Покупал художник и крупу, и хлеб, и мясо для ворон, и оказывал первую медицинскую помощь раненым птицам. Он тащил в дом всех пострадавших от холода и травм, отогревал, выхаживал и отпускал на волю. Однажды он склеил поврежденное крыло бабочке-крапивнице, и та благополучно улетела.

У живописца была особая любовь и к растениям. Куинджи старался не топтать траву, избегал случайно раздавить жука, гусеницу или того же муравья. Архип Иванович также трепетно относился и к людям, раздавая деньги всем нуждающимся. И, как правило, он свои благодеяния делал так, что человек и не знал, откуда пришла помощь. Щедрость его души не имела границ. Нажитое своим трудом и личными лишениями миллионное состояние Архип Иванович в последние годы жизни завещал созданному им независимому Обществу художников.

Затворничество

К сорока годам, взойдя на самую вершину славы и имея огромнейший интерес к своей персоне и своим творениям, Архип Иванович внезапно «замолкает». Нет больше нашумевших выставок Куинджи. Ни одно полотно художника не выставляется в продажу. Он на двадцать лет заточается в своей мастерской и втайне даже от ближайших учеников и друзей начинает новые поиски и всецело отдается работе. А многочисленные почитатели, в недоумении начали поговаривать, что он полностью исписался, выдохся как художник.

Читайте также  Автопортрет в красном плаще, а. о. орловский, 1809

Но как же они ошибались. Ни дарование, ни желание творить никуда не исчезли. Куинджи успел создать огромное количество живописных и графических работ, которые оценили после его смерти в полмиллиона рублей, чего вполне по тем временам хватило бы на оценку художественного наследия не одного десятка популярных художников. За последние долгие годы единственными зрителями были Господь и любимая жена Вера.

Крым — пристанище художника

Крым был исторической родиной Архипа Куинджи. Его предки были греками, которых по указу Екатериной II переселили с Крымского полуострова в Приазовье. Именно здесь делал первые и последние шаги в большом искусстве живописец.

В последние годы жизни каждое лето Архип Куинджи с женой уезжали из Петербурга на Крымское побережье, где когда-то приобрели посёлок Кикенеиз с участком земли с километровой полосой пляжа. Там они жили очень скромно в разборном домике на живописном склоне холма с видом на море. Куинджи был очарован удивительной природой Крыма, которую, экспериментируя с цветовой гаммой и световоздушной средой, запечатлевал в своих пейзажах.

Художник немало путешествовал по суровому русскому Северу, Кавказу, Украине, привозя с поездок множество эскизов набросков, готовых полотен. В его художественном наследии есть серии работ, посвященные этим удивительным местам.

АРХИП КУИНДЖИ: ИСТОРИЯ ЖИЗНИ В ПЯТИ КАРТИНАХ

«ОСЕННЯЯ РАСПУТИЦА», 1870–1872

Собрание Государственного Русского музея

Архип Куинджи родился в 1842 году (по другой версии — в 1840-м) в Мариуполе в небогатой семье грека-сапожника. Он рано осиротел, и его воспитывали родственники по отцовской линии. Куинджи с детства увлекался рисованием, и однажды его рисунки заметил хлеботорговец, у которого работал Архип. Он предложил юному художнику отправиться в Феодосию к Ивану Айвазовскому и снабдил его рекомендательным письмом. Однако известный живописец мальчика в ученики не взял.

Проработав некоторое время ретушером в фотомастерских разных городов, Куинджи переехал в Петербург. Исследователи расходятся во мнении, был ли он официальным студентом Академии художеств, однако подтверждают, что в 1868 году Куинджи представлял свои работы на академической выставке. Тогда совет Академии признал его достойным звания свободного художника, а два года спустя — внеклассного художника.

В конце 1860-х он познакомился с передвижниками и написал ряд работ под влиянием их идеи об изображении действительности такой, какая она есть. Жанровый пейзаж «Осенняя распутица», написанный в тот период, принес ему звание классного художника.

«НА ОСТРОВЕ ВАЛААМЕ», 1873

Собрание Государственной Третьяковской галереи

В начале 1870-х многих художников привлекал своей суровой и прекрасной природой остров Валаам на Ладожском озере. Побывал там и Куинджи — романтические виды Русского Севера появились в его картинах «Ладожское озеро» и «Валаам». В это время он совсем отошел от классических традиций и подражания античности, идеализации образа натуры. В определенной степени этому способствовал рост популярности естественных наук и научного подхода к изучению природы в России того времени. В 1973 году Куинджи работал над картиной «На острове Валааме», слухи о которой до ее завершения стали распространяться среди петербургских художников.

Илья Репин писал Павлу Третьякову о еще не законченной работе Куинджи: «…всем она ужасно нравится, и еще не дальше как сегодня заходил ко мне Крамской – он от нее в восторге». Вполне возможно, что именно после одобрительных отзывов многих художников Павел Третьяков поручил своему брату Сергею, приехавшему в Петербург, приобрести картину «На острове Валааме». Она стала первым произведением Куинджи в собрании будущей Третьяковской галереи. Эта картина, представленная на академической выставке, была явно сильнее работ других художников, и известность Куинджи выросла в разы.

Даже Федор Достоевский в журнале «Гражданин» назвал «На острове Валааме» национальным пейзажем.

«УКРАИНСКАЯ НОЧЬ», 1876

Собрание Государственной Третьяковской галереи

В 1876 году V выставка передвижников прошла в неотапливаемой Академии наук: набирающих популярность конкурентов-передвижников Академия художеств не допустила в свои залы, и посетители рассматривали картины, не снимая шапок и калош. На этой выставке Куинджи представил картину «Украинская ночь», буквально ошеломившую публику, художников и критиков. Пейзаж поразил зрителей тем, как на фоне глубокой синей ночной тьмы изображен яркий лунный свет на белых стенах изб-мазанок.

В отзывах о пейзаже даже прозвучал специальный термин — «куинджевское пятно». Критики отмечали «новость и невиданной силы эффект… В иллюзии лунного света Куинджи пошел дальше всех, даже Айвазовского». Газета «Русские ведомости» писала, что у картины постоянно стоит толпа, чьим восторгам нет конца. Один из самых влиятельных художественных критиков того времени Владимир Стасов оценил значение этой работы так: «Если бы он [Куинджи] написал только свой «Вид Финляндии», «Забытую деревню», «Степь», «Чумацкий тракт», — он был бы только хороший пейзажист, каких можно указать еще несколько». Но именно после «Украинской ночи», по словам Стасова, он «пошел по своей собственной, крайне оригинальной дороге».

«БЕРЕЗОВАЯ РОЩА», 1879

Собрание Государственной Третьяковской галереи

Работы Архипа Куинджи продолжали вызывать восхищение у посетителей его выставок. Они спорили о законах оптики, лунном свете, пытались понять, как создается удивительное свечение на его картинах. Успех художника признала и Академия художеств, но звание академика ему так и не присудила, ограничившись званием художника 1-й степени. В 1878 году Куинджи вместе с женой Верой отправился в Париж на Всемирную выставку, где в разделе русского искусства представил несколько пейзажей. Французская пресса не обошла их вниманием — критик Эдмон Дюранти, защищавший импрессионистов, писал: «Куинджи, бесспорно, самый любопытный, самый интересный между молодыми русскими живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него еще более, чем у других».

Работы Куинджи высоко ценили коллеги. В 1879 году открытие VII выставки передвижников специально задержали на неделю, чтобы художник успел завершить три большие картины, обещанные организаторам.

Одна из этих картин — «Березовая роща» — дала возможность оценить нового Куинджи, мастерски работавшего с цветом в духе импрессионистов и постимпрессионистов. Это отметил и Александр Бенуа, назвав Куинджи «русским Моне».

«ЛУННАЯ НОЧЬ НА ДНЕПРЕ», 1880

Собрание Государственного Русского музея

Картина «Лунная ночь на Днепре» была написана Архипом Куинджи в то время, когда он окончательно вышел из Товарищества передвижных выставок: необходимость вписываться в определенную программу этого объединения сковывала художника. Картины Куинджи были необыкновенно популярны. Так, например, «Лунную ночь на Днепре», завораживавшую зрителей серебристым лунным сиянием, автор показывал зимой 1881 года всем желающим прямо в своей мастерской, открывая ее на два часа по воскресеньям. Затем для картины — случай небывалый в России — была организована выставка в зале Общества поощрения художеств, где экспонировалось только это полотно.

Художник Яков Минченков вспоминал: «…выставочный зал не вмещал публики, образовалась очередь, и экипажи посетителей тянулись по всей Морской улице». Картину приобрел великий князь Константин Николаевич, который взял «Лунную ночь…» — несмотря на уговоры Тургенева — с собой в кругосветное путешествие. Это не пошло на пользу картине — ее краски стали темнеть.

В поиске новых эффектных цветовых решений Куинджи экспериментировал с красками, различными пигментами, изучал влияние света на материалы. Его эксперименты, вызывавшие большой интерес коллег, впрочем, не были поддержаны другими художниками, которые опасались (и справедливо) недолговечности новых комбинаций красок.

В 1882 году, на вершине успеха и популярности, Архип Куинджи прекратил официальную работу художника, перестал выставляться. Все произведения, созданные в оставшиеся годы (около 500 картин), стали известны только после его смерти. Куинджи был финансово независим, его картины продавались, что позволило ему купить в Крыму имение Сара-Кикенеиз в 245 десятин. Он путешествовал по Кавказу, преподавал и принимал участие в сложном процессе обновления Академии художеств.

Последняя выставка работ Куинджи состоялась в 1901 году. После смерти художника в 1910 году, согласно завещанию, в котором он позаботился обо всех близких ему людях, его капитал (453 300 рублей) и все художественное наследие, оцененное в полмиллиона рублей, были переданы Обществу имени А.И. Куинджи.

Жизнь и творчество Архипа Ивановича Куинджи

Портрет Архипа Куинджи работы В. М. Васнецова, 1869

Искусство выражает множество эмоций и понятий: красоту, истину, надежду, смерть, жизнь хаос или порядок. И оно всегда отражает свою эпоху, помогает узнать, как люди воспринимали себя. А каждый творец пытается изобразить это в своих произведениях. Искусство становится ближе, когда проникаешь в саму жизнь художника, изучаешь штрихи его биографии. Чтобы и нам понять творчество Архипа Куинджи, нужно окунуться в то время, узнать о его жизненном пути и этапах становления живописца.

. и красить забор у Айвазовского

Архип Куинджи родился в Мариуполе в греческой семье простого сапожника. Мальчик рано осиротел, и его воспитанием занялись тетя и дядя. С раннего возраста Архип много работал, поэтому учиться ему почти не пришлось. Единственное, что не покидало Куинджи с юных лет — так это любовь к рисованию. Он рисовал везде: на обрывках бумаги, заборах и стенах. Однажды его наброски увидел хлеботорговец, который посоветовал юному художнику поехать в Крым и поступить в ученики к Айвазовскому.

И вот 150 лет назад пешком по берегу моря из города Мариуполя пришел в Феодосию 15 летний подросток Архип Куинджи, чтобы увидеть знаменитого мариниста и поступить к нему в ученики. Однако Айвазовский так и не оценил талант ученика — поручал ему лишь красить забор и растирать краски, а к мастерской так и не допустил. И тогда главным учителем для Куинджи стала сама природа со всем своим многообразием форм, красок и стилей.

Читайте также  Картина "золотая осень", василий дмитриевич поленов - описание

Вернувшись из Феодосии, начинающий художник стал работать в фотостудиях ретушером. Именно эта работа научила его точности и отделению цвета от тени, что, несомненно, помогло ему в работе художника.

Академия художеств

Также в Академии Куинджи заводит знакомство с Ильей Репиным, Иваном Крамским и другими передвижниками. Увлеченный их творчеством, в 1870-е годы Куинджи создал мрачноватые полотна «Осенняя распутица», «Забытая деревня», «Чумацкий тракт в Мариуполе». Они стали отражением основных художественных принципов передвижников — без прикрас показывали неприглядную действительность. На выставках картины имели большой успех, после «Осенней распутицы» Куинджи получил звание классного художника.

Архип Иванович Куинджи – Осенняя распутица. 1872

В этот же период Архип Куинджи страстно увлекается природой Севера, много путешествует на Ладогу и на Валаам. Остров стал для художника источником вдохновения — он посвятил природе Валаама множество этюдов, рисунков и полотен. Среди известных пейзажей — «На острове Валааме» и «Ладожское озеро». Именно с этого момента он становится совершенно оригинальным и самобытным живописцем. Все были зачарованы тонким взаимодействием света и тени, четким пониманием состояния природы. Картины первого северного периода принесли ему знаменитость и деньги.

Архип Иванович Куинджи – На острове Валааме. 1873

Там же на Валааме и Ладоге к живописцу приходит важное понимание: для оптических эффектов вовсе не нужен яркий солнечный свет. Свет исходит от неба, деревьев и от воды. Это открытие приведет его к постижению тайны лунного света, над которым безуспешно бились многие художники.

В 1875 году Куинджи приняли в члены Товарищества передвижников, однако уже со следующего года живописец отказался от идей передвижничества в своих картинах. Главным для него стало стремление не истолковывать жизнь, подобно передвижникам, а наслаждаться ею и её красотами.

Полотна Куинджи до сих пор удивляют публику и имеют магическую притягательность, но тогда — это было настоящее волшебство. Его творчество порождало легенды и волновало даже простых обывателей не знакомых с искусством. Стоит вспомнить выставку одной картины «Лунная ночь на Днепре».

Архип Иванович Куинджи –Лунная ночь на Днепре. 1880

«Лунная ночь на Днепре» — одно из самых известных полотен Архипа Куинджи, которую художник представил публике в 1880 году на моновыставке. В России тогда еще никто не устраивал выставок одной картины, Куинджи стал первопроходцем. Пейзаж производил поразительный эффект на зрителей, выстраивались огромные очереди из желающих. Куинджи выставил картину одну в темном зале, а специальные лампы освещали только ее. Это производило ошеломительный эффект на публику. Люди даже заглядывали под картину в поисках подсветки, обвиняли живописца в использовании неземных красок. Однако «лунный эффект» живописец действительно создал лишь с помощью мастерства и техники.

  • Интересный факт: Куинджи работал в лаборатории Менделеева, он изучал краски на основе битума и экспериментировал с пигментами. Битумные краски становились матовыми при высыхании, а когда Куинджи подмешивал в них алюминиевую и бронзовую пудру, появлялся едва уловимый блеск. Но эффект свечения достигался и тонкой работой самого живописца. Куинджи приписывали изобретение лунных красок, сделке с дьяволом и т.д. Но реально оказалась куда интереснее. Когда Архипу Куинджи проверяли зрение на специальном аппарате, оказалось, что его способность различать оттенки цвета выше, чем у остальных художников.

Новыми сенсациями стали и другие картины Куинджи – «Березовая роща», «Днепр утром». Эти полотна сыграли огромную роль в развитии русской пейзажной живописи. В них Куинджи заново открыл возможности цвета, показал прелесть самой краски, показал игру света и тени на своих полотнах, показал людям цвет и краску.

Архип Иванович Куинджи –Берёзовая роща. 1879


Архип Иванович Куинджи – Днепр утром. 1881

Достигнув пика славы и популярности, а также полной финансовой самостоятельности, Архип Иванович Куинджи неожиданно прекращает выставлять свои произведения на целых двадцать лет. Однако работу над картинами он продолжал постоянно. Кроме того, в начале XX века его приглашают преподавать в Академии художеств. Куинджи любил своих воспитанников по-отечески, учил любить и понимать русскую природу и писать от себя, от души. Да и ученики просто боготворили своего учителя, считавшего их одной большой семьей, объединенной тягой к искусству. Архип Иванович Куинджи всячески поддерживал начинающих художников, в том числе финансами, и даже вывозил за границу за свой счет. Он создал Общество художников, существовавшее на его средства, главной целью которого были сохранение и развитие традиций русского искусства: организация выставок, присуждение премий, покупка картин. После смерти живописца общество стало носить его имя.

Разрешите себе и своим ученикам отдохнуть, вглядываясь в свет, излучаемый березовым лесом, в темноту и свежесть ночи. Приглашаем вас закончить чтение этого материала виртуальной экскурсией по залам Третьяковской галереи «Уроки Куинджи» и изучением аудиогида по персональной выставке великого живописца, которая прошла в 2018-19 гг.

Картина «на острове валааме», архип иванович куинджи — описание

Русские художники на Валааме. Архип Иванович Куинджи.

Крупнейшим художником-пейзажистом, для которого посещения Валаама стало судьбой, был Архип Иванович Куинджи.

Архип Иванович Куинджи является довольно значимой и важной фигурой в истории русской живописи и русского искусства XIX века. Биография Архипа Ивановича и по сей день остается загадкой для многих историков, она хранит в себе множество тайн. С самого рождения и до смерти за Куинджи тянулась огромная цепь тайн. Кем же был Куинджи?

Вся жизнь А.И. Куинджи окутана тайнами, детство художника — одна из них. Архип Иванович не любил рассказывать о себе при жизни.

А.И. Куинджи родился под Мариуполем, в предместье Карасевка. Из окон дома было видно Азовское море.

В каком году родился художник? В трех паспортах, которые имелись у Куинджи, стояли разные даты, а сведения исследователей также расходятся: одни утверждают, что в 1840 году, другие — в 1842, а третьи — в 1843 году. Одно из свидетельств является вполне официальным. Это вид на жительство, выданный в 1870 году Мариупольской городской управой. В документе значится, что Куинджи 28 лет. Наиболее вероятно, что он был рожден в 1842 году. Неясно и социальное происхождение живописца — крестьянин или мещанин, так как отец художника Иван Христофорович был сапожником, занимавшимся при этом еще и хлебопашеством.

Фамилия Куинджи в переводе — «ювелир, мастер». Интересно, что дед художника действительно был ювелиром. Сам А.И. Куинджи считал себя русским, а вот предками своими считал все же греков.

Систематического образования художник так и не получил. В три года он осиротел. Вместе с братьями и сестрами Архип воспитан родственниками Ивана Христофоровича. Сначала он обучался у «вольного» учителя, а потом был отдан в городскую школу, где проявил первые способности к рисованию, а вот по основным предметам едва успевал. Когда Архипу исполнилось 10 лет, он начал самостоятельную жизнь. Работал сначала подсобным рабочим на стройке, затем там же вел учет приема кирпичей. После этого Куинджи перешел работать к состоятельному хлеботорговцу Аморетти. Архипу необходимо было прислуживать за столом, чистить сапоги и платье. Но мальчика чаще можно было увидеть за рисованием картин, чем за требуемой работой. Хозяин всегда ругался, но рисунки Архипа любил.

У Куинджи была мечта – стать художником. Он почти всегда рисовал. Отступать от задуманного упорный потомок золотых дел мастера не собирался. Правда, одними мечтами не долго продержишься, и Архип Иванович поступил на работу ретушером в фотографическое ателье своего старшего брата.

После 1866 года Куинджи добрался до Петербурга. Он поступает в Академию искусств.

Современники отмечали, что Архип Куинджи мыслил цветом, улавливая в природе его тончайшие нюансы. Также художник обладал необычайным даром полно видеть мир. О зоркости Куинджи рассказывали легенды. И.Е. Репин вспоминал: «В большом физическом кабинете на университетском дворе мы, художники-передвижники, собрались в обществе Менделеева и Петрушевского для изучения под их руководством свойств разных красок. Вот прибор-измеритель чувственности глаза к тонким нюансам тонов; Куинджи побивал рекорд в чувствительности до идеальных точностей. «. Стоит сразу помянуть, что чувствительность глаза без тонкого знания гармонии цветов, колорита, тона ничем не является. Это – ничто! Куинджи удалось добиться совершенного знаний этого.

О Валааме — острове в Ладожском озере — Куинджи постоянно слышал от своих новых товарищей, молодых художников: с азартом, воодушевлением рассказывали они о суровой природе Валаама, его скалах, отполированных валунах, о ручьях, бегущих среди этого каменного царства. А деревья? Диво дивное! Высокие сосны, березы, душистые липы и царственные клены. Остров пропитан поэзией со всех сторон. Да и свет там, наверняка, необычный. Там свое царство, заповедный мир природной гармонии. Куинджи решил съездить на Валаам. На Валааме А.И.Куинджи провел все лето.

Картиной «Ладожское озеро» была открыта северная серия творений знаменитого живописца. Для художника максимально важно водное пространство и небо. Пространство выстроено очень интересно. Мы ощущаем, насколько оно безгранично. Единая гамма цветов объединяет озеро и небо. Цвет невероятно насыщенный и интенсивный. Озеро и небо словно слиты воедино. Они полностью переходят друг в друга. Горизонт, слегка уловимый, является единственной границей между ними.

Читайте также  Музей «детская картинная галерея», самара

Но границы максимально условны, поэтому можно полностью почувствовать движение, переход одного пространства в другое.

Сиюминутное причудливым образом перемещается в будущее. Песочно-серые облака не создают ощущение тяжести. Они уравновешены берегом, сложенным из детально прописанных камней.

Атмосфера грозы подчеркнута максимально холодной гаммой голубого и серого. Просто удивительна особая игра тени и света перед началом грозы.

По оценке Репина: «… Только после посещения Валаама, где он проработал с натуры все лето и откуда привез превосходные этюды, началась его оригинальная творческая деятельность». Его картина «На острове Валааме» (1873) по праву считается лучшей из всего, что создано о Валааме в живописи.

Полотно «На острове Валааме» была создана Куинджи, когда художник совершил вторую летнюю поездку на остров. Это одна из картин трилогии, которая посвящена красоте севера.

Сюжет полотна написан на берегу реки. Береза и сосна стоят на пригорке, они проросли через гранит, который потрескался под воздействием времен. На заднем плане мы видим густой северный лес. Наша страна богата такими красотами. Берег острова дикий. Он ожидает приближающейся бури. Грозовые, тяжелые тучи нависли над этим нетронутым оазисом северной земли. Они становятся все чернее и поглощают багряный закат. Красота, глубина картины поражает

Репин писал Третьякову: «Картина представляет северную природу. Замечательна она еще удивительным серебристым тоном… Гранитная плоскость освящена лучом холодного света; даль картины лес… и водоросли тонут во мраке под густыми тучами; на первом плане на пригорке, стоят два, общипанные ветром, дерева — сосна и береза». В 1873 году за картины «На острове Валааме» и «Ладожское озеро» Куинджи получил звание классного художника первой степени.

Восторженные рассказы о них передавались из уст в уста. «Я до сих пор ничего подобного не видел и даже вообразить не мог!» — воскликнул И.И. Шишкин. «Превосходные вещи» — так отозвался о них И.Е.Репин. С таких отзывов началась большая слава А.И.Куинджи.

Вам стоит посетить этот незабываемый остров и увидеть все своими глазами. Это вы можете сделать здесь.

Картина «на острове валааме», архип иванович куинджи — описание

Архип Иванович Куинджи 1842-1910

Жизнь Архипа Куинджи была проста. В памяти людей художник остался человеком вспыльчивым, буйного темперамента, но очень добрым, цельным, искренним и умным. Исполненный высокого душевного благородства, устремленный к поискам добра и красоты, Куинджи безраздельно был предан бескорыстному служению искусству.

Архип Куинджи родился в Мариуполе в семье грека. В метрике мальчик значился под фамилией Еменджи, что означает «трудовой человек». Понятие это не расходится с профессией отца Архипа — Ивана Христофоровича, который был сапожником, занимался хлебопашеством. Биография художника имеет несколько загадок. Так, например, в архивах хранятся сразу три его паспорта, и какой из них наиболее подлинный, не ясно до сих пор. В одном из них год рождения указан 1841, во втором — 1842, в третьем — 1843. Согласно документам, выданным Куинджи управой города Мариуполя, Советом Академии художеств в Петербурге и другими учреждениями, наиболее вероятной датой рождения художника является все же вторая.

В 1845 неожиданно умерли сначала отец, а вскоре и мать Архипа. Осиротевший ребенок воспитывался у тети и дяди. Хорошее образование ему получить не удалось, хотя родственники старались обучить грамоте у преподавателя, знавшего греческую грамматику. После занятий на дому мальчика устроили в школу. По воспоминаниям товарища Каракаша, Архип учился плохо, но рисовал постоянно.

Однажды хлеботорговец Аморетти заметил, как хороши рисунки его прислуги, молодого Архипа, и посоветовал ему поехать в Феодосию к знаменитому Ивану Айвазовскому. Недолго раздумывая, летом 1855 Архип приехал в город, покоривший его удивительным по цвету морем. Эта поездка сыграла огромную роль в жизни и последующем развитии творческого пути будущего художника. Впервые он соприкоснулся с настоящим искусством, восхитившим его до глубины души. И, хотя самого Айвазовского в это время в Феодосии не было, юношу устроил Адольф Фесслер, ученик и копиист мариниста. Однако приезд Айвазовского ничего не изменил в жизни Архипа, которому было доверено заниматься лишь подготовкой красок. Молодой человек вскоре переехал в Одессу, где прожил два-три года.

Петербург и Академия художеств

Архипа Куинджи, который дважды неудачно пытался поступить в Петербургскую Академию художеств, можно считать самоучкой. Чтобы получить звание свободного художника, он выставил на конкурс картину «Татарская деревня при лунном освещении на южном берегу Крыма», которую писал с натуры. Влияние Айвазовского в работе было очевидно. В 1868 Совет Академии художеств удостоил Куинджи звания свободного художника. Однако получить диплом он мог только после сдачи экзаменов, а сделать это было крайне сложно, поскольку Куинджи не имел никакого образования. Поэтому Архип подал в Академический Совет прошение (30 августа 1869): «Прося о сем, имею честь присовокупить, что не был учеником Академии и, не слушав читающих лекций, нахожусь в крайнем затруднении относительно требующегося экзамена из вспомогательных предметов Академического курса, почему и осмеливаюсь просить небольшого снисхождения, а именно — разрешить мне держать экзамен из одних лишь главных и специальных предметов…».

Разрешение было дано. Куинджи занялся подготовкой к экзаменам и в 1870 получил диплом, удостоверяющий присвоение ему звания неклассного художника. Учеба в Академии художеств, знакомство с крупными художниками-передвижниками — Иваном Крамским, Ильей Репиным и другими положили начало реалистическому восприятию действительности, что выразилось в создании пейзажей грустных, тоскливых, с серовато-коричневым колоритом.

Первые работы Куинджи были встречены прессой и публикой очень положительно. В 1875 его приняли в члены Товарищества передвижников. Именно передвижники определили художественные интересы Куинджи. Архип жил на пятой линии Васильевского острова. Со своими друзьями он ежедневно бурно обсуждал последние новости в искусстве, засиживаясь в спорах и анализах до глубокой ночи.

Идеи передвижников ощутимы в творчестве 18701875, а в 1876 мастер окончательно порвал с объединением художников. Проблема была в конфликте между Архипом Куинджи и Михаилом Клодтом. Началось все с того, что некий неизвестный критик в одной из газет написал в очень резкой манере о творчестве Куинджи и в целом Товариществе передвижников. В публикации талант Куинджи назывался однообразным, его обвиняли в злоупотреблении особым освещением при подаче картин, а также стремлении к чрезмерной эффектности, например, слишком интенсивном «озеленении» своих работ. Видимо, речь шла о полотнах «Украинская ночь» и «Березовая роща». Спустя какое-то время имя смелого, но чрезвычайно субъективного критика стало известно. Им оказался ни кто иной, как Михаил Клодт. Куинджи требовал исключить его из Товарищества передвижников, однако это было не так просто, ибо последний пользовался авторитетом и являлся профессором Академии художеств. Поняв, что Клодта не исключат, Куинджи сам написал заявление об уходе. Когда выяснилось, что автором статьи был Клодт, члены Товарищества очень изменили отношение к нему и не скрывали своего неуважения. Чуть позже Клодт сам вышел из состава Товарищества.

К передвижническому периоду относятся такие произведения художника, как «Осенняя распутица» (1872, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург), «Чумацкий шлях в Мариуполе» (1875, Государственная Третьяковская галерея, Москва), «Забытая деревня» (1874, Государственная Третьяковская галерея, Москва), представляющие по своему безрадостному настрою типично передвижнический пейзаж, выражающий исключительно гражданские чувства автора.

В «Осенней распутице» художник изображает унылое русское бытие: хмурое дождливое небо в легких тоновых переливах голубого цвета, необъятные горизонты, в туманном мареве легко намечены тающие очертания хат.

В «Забытой деревне» теми же серыми скупыми цветами показана бедность русской деревни. Даже природа воспринимается художником через призму нищего и разоренного существования человека.

«Чумацкий тракт в Мариуполе» в цветовом отношении не так монотонен, красочная гамма полотна более разнообразна, колористические решения усложнены. Переходы цвета от холодного к теплому ослабляют ощущение трагической обреченности и придают картине оттенок сочувствия, сострадания к жизни народа. Очень скоро эти произведения принесли художнику успех и он, поверив в свои силы, перестал посещать занятия в Академии.

В 1875 Куинджи совершил поездку во Францию. Художник был увлечен предстоящей свадьбой, хлопотал о заказе у портного настоящего фрака с цилиндром. Из Франции он уехал в Мариуполь, где обвенчался с гречанкой Верой Кетчерджи (Шаповаловой). Сразу после женитьбы молодожены отправились на Валаам.

Валаам — остров в Ладожском озере был любимым местом петербургских пейзажистов. Куинджи постоянно слышал от многих художников самые восторженные отзывы об этом чудном уголке природы, который, несмотря на суровые виды, был необыкновенно поэтичен и даровал вдохновение своим величавым спокойствием.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: