Картина "летящий демон", михаил врубель, 1899 - JEKATERINBURG.RU

Картина «летящий демон», михаил врубель, 1899

Михаил Врубель и Михаил Лермонтов. Образ Демона


М.Врубель Демон сидящий 1890

В 1891-м году, к 50-летию со дня смерти Лермонтова, было издано юбилейное собрание сочинений поэта, к оформлению которого были привлечены многие известные художники того времени. Среди прочих оказался и Врубель, которого тогда никто не принимал всерьез. Однако именно рисунки Врубеля к поэме «Демон» как нельзя лучше подошли к самой сути лермонтовской поэзии. Без иллюстраций Врубеля цель художественного издания сочинений Лермонтова не была бы достигнута.

Критики больше всех поносили именно Врубеля за «непонимание Лермонтова», за безграмотность и неумение рисовать. Даже ценители искусства, критики и художники не поняли рисунков Врубеля. Стасов назвал их «ужасными», Репину Врубель стал «неприятен в этих иллюстрациях». В то время лишь в узком кругу молодых художников и ценителей понимали значение этих рисунков Врубеля, их адекватность произведениям поэта. Никто из иллюстраторов Лермонтова ни до, ни после Врубеля не подошел к его творческому и философскому миросозерцанию так близко, как это удалось художнику, заколдованному «Демоном» Лермонтова и своим собственным.

«Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой

Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила обменяться с ним. «


Летящий Демон

«И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал,
Вдали Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял

И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял. «


Голова Демона на фоне гор

Несется конь быстрее лани.
Храпит и рвется, будто к брани;
То вдруг осадит на скаку,
Прислушается к ветерку,
Широко ноздри раздувая;
То, разом в землю ударяя
Шипами звонкими копыт,
Взмахнув растрепанною гривой,
Вперед без памяти летит.
На нем есть всадник молчаливый!
Он бьется на седле порой,
Припав на гриву головой.

В последний раз она плясала.
Увы! заутра ожидала
Ее, наследницу Гудала.
Свободы резвую дитя,
Судьба печальная рабыни,
Отчизна, чуждая поныне,
И незнакомая семья.
И часто тайное сомненье
Темнило светлые черты;
И были все ее движенья
Так стройны, полны выраженья,
Так полны милой простоты,
Что если б Демон, пролетая,
В то время на нее взглянул,
То, прежних братий вспоминая,
Он отвернулся б — и вздохнул.


Демон, смотрящий на танец Тамары

«Я опущусь на дно морское,
Я полечу за облака,
Я дам тебе всё-всё земное,
Люби меня!» — И он слегка
Коснулся жаркими устами
К её трепечущим губам.
Соблазна полными речами
Он отвечал ее мольбам.
Могучий взор смотрел ей в очи,
Он жёг ее во мраке ночи. «


Свидание Тамары и Демона


Тамара и Демон

Как пери спящая мила,
Она в гробу своем лежала,
Белей и чище покрывала
Был томный цвет ее чела.
Навек опущены ресницы.
Но кто б, о небо! не сказал,
Что взор под ними лишь дремал
И, чудный, только ожидал
Иль поцелуя, иль денницы?
Но бесполезно луч дневной
Скользил по ним струей златой,
Напрасно их в немой печали
Уста родные целовали.
Нет! смерти вечную печать
Ничто не в силах уж сорвать!


Тамара в гробу

«В пространстве синего эфира,
Один из ангелов святых,
Летел на крыльях золотых,
И душу грешную от мира
Он нес в объятиях своих.
И сладкой речью упованья
Ее сомненья разгонял,
И след проступка и страданья
С нее слезами он смывал.
Издалека уж звуки рая
К ним доносилися — как вдруг
Свободный путь пересекая,
Взвился из бездны адский дух.»

Чем так притягателен образ Демона у Лермонтова и Врубеля? Известно, что Лермонтов был постоянно неудовлетворен своей поэмой о Демоне, постоянно переписывал ее заново, так что в настоящее время известно целых девять различных редакций «Демона». Проживи Лермонтов еще, нет сомнений, что «Демон» продолжал бы меняться, так что, в итоге, он возможно стал бы совершенно другим по сравнению с тем, каким мы знаем его сейчас.

Немногие понимают, что образ демона есть реальный, несомый с незапамятных времен опыт души, для которой это являлось живым переживанием, а не фантазией. Постоянно пробивавшиеся сквозь житейское сознание воспоминания о прошлых существованиях и встречах с Демоном, заставляли и Лермонтова, и Врубеля вновь и вновь переписывать свои произведения, доходя порой до полного душевного истощения. Как сказал Александр Блок о Врубеле: «Именно в нем наше время воплотилось в самое красивое и самое трагичное, на что оно только было способно. Возвращаясь в своих созданиях постоянно к «Демону», он лишь выдавал тайну своей миссии. Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением. «

Все демоны Михаила Врубеля

Даже когда он обращался к темам русского эпоса или библейским образам, даже в пейзажах и натюрмортах сквозила излишня страстность, буйность — вольность, опровергающая устоявшиеся каноны. Что уж говорить о демонах и духах!

В душе этого невысокого человека с внешностью венецианца «с картины Тинторетто или Тициана» жила постоянная неутоленность миром здешним и тоска по миру иному. Вот, наверное, почему тема Демона стала главной в его творчестве, даже тогда, когда он этого еще не осознавал.

Демон первый. «Оттуда не возвращаются»

Может ли ребенок, потерявший мать, встретиться с ней? Да, Сереже Каренину повезло: однажды, когда он спал, мать прорвалась в детскую и подхватила сына на руки, впиваясь в него взглядом — прощаясь навсегда.
Часто ли представлял себе встречу с матерью Миша Врубель? Мать умерла, когда ему было три года, а через несколько лет покинули этот мир сестра и брат. Осталась только Анна — старшая сестра, самый близкий человек на всю жизнь.

Демон второй. «Мне скучно, бес»

Отец Михаила был военным, семья переезжала с места на место — Омск, Саратов, Астрахань, Петербург, Харьков, Одесса… Все это не способствовало длительным привязанностям.
В Одессе задержались надолго. Здесь из подростка Миша превращается в юношу, вызывающего интерес и восторг окружающих. Он преуспевает в литературе и языках, увлекается историей, читает римских классиков в оригинале и оканчивает одесскую Ришельевскую гимназию с золотой медалью. Семья поощряет Мишино увлечение рисованием, он посещает Одесскую рисовальную школу.

Общительный, с многообразными музыкально-театрально-литературными интересами, молодой человек легко сводит знакомство с людьми искусства и науки. В письмах сестре он подробнейшим образом описывает открывшийся ему взрослый мир.

«…в Одессе была летом Петербургская оперная русская труппа… я слышал: „Жизнь за царя“, „Жидовку“, „Громобоя“ и „Фауста“; познакомился через Красовского с Корсовым и Дервизом»; «Теперь в Одессе «Передвижная художественная выставка, с смотрителем которой Де-Вилье я недавно познакомился; это очень милый человек, жандармский офицер, сам прекрасный пейзажист; он просил меня приходить к нему во всякое время писать и обещался для копировки достать картин в галерее Новосельского».

И вместе с тем:

«Тысячу, тысячу раз завидую тебе, Милая Анюта, что ты в Петербурге: понимаете ли вы, сударыня, что значит для человека, сидящего в этой трепроклятой Одессе, намозолившего глаза, глядя на всех ее дурацких народцев, читать письма петербуржца, от которых так, кажется, и веет свежестью Невы»; «Господи, как посмотришь на жизнь барышень новороссийских трущоб… часы досуга… проходят в пустейших разговорах в самом тесном кружке знакомых, которые только притупляют и опошливают всю мысленную систему человека. Мужчины проводят время не лучше: еда, спанье и карты».

…Возможно, это все юношеский максимализм и жажда жизни, но вспоминается пушкинский Фауст: «Мне скучно, бес».

Демон третий. Безумная техника и странная эстетика

В Петербурге учась на юрфаке, Михаил бросается в омут столичной богемной жизни и… в поиск истины: штудирует философию и навсегда проникается теорией эстетики Канта. Творчество становится для него единственной возможностью примирить бытие с духом.

В Академии художеств Врубель попадает в мастерскую П. Чистякова, учениками которого были И. Репин, В. Суриков, В. Поленов, В. Васнецов и В. Серов.
Знаменитая врубелевская обрисованность и «кристаллообразность» — от Чистякова. У него художник научился структурному анализу формы и разбивке рисунка на мелкие плоскости, стыки между которыми образовывают грани объема.

Читайте также  Энди уорхол — биография и картины

«Когда я начал занятия у Чистякова, мне страсть понравились основные его положения, потому что они были не что иное, как формула моего живого отношения к природе, какое мне вложено».

Много лет спустя художник М. Мухин вспоминал, какое ошеломляющее впечатление произвела на студентов Строгановского училища врубелевская техника:
«…маэстро быстрыми, угловато-рублеными штрихами возводил на листе бумаги тончайшую графическую паутину. Рисовал он разрозненными, между собой не связанными кусками. …Другие учителя в начале рисунка призывали нас к цельности, отсутствию детализации, мешавшей видеть крупную форму. Но врубелевский метод был совершенно иной; в какой-то момент нам показалось даже, что художник потерял контроль над рисунком… и мы уже предвкушали неудачу художника… И вдруг на наших глазах космические штрихи на бумаге стали постепенно приобретать кристаллическую форму. …перед взором моим предстал плод высочайшего мастерства, произведение удивительной внутренней экспрессии, ясного конструктивного мышления, обличенного в орнаментальную форму».

Демон четвертый. Неразделенная любовь

Во время работы над росписью Кирилловской церкви, для реставрации которой его пригласил в Киев профессор А. В. Прахов, Врубель без памяти влюбился в эксцентричную жену Прахова — Эмилию Львовну.

К. Коровин вспоминает, как во время купания в пруду увидел на груди Врубеля большие шрамы, на вопрос о них несчастный влюбленный ответил: «…я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало ее пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались».

Демон пятый. «Демон сидящий»

Лечиться от любовной тоски Врубель уехал в Одессу. В Одессе он впервые начинает работать над образом Демона сидящего. Серов вспоминал, что видел поясное изображение Демона на фоне гор: «…в опрокинутом виде снимок представлял удивительно сложный узор, похожий на угасший кратер или пейзаж на луне». Картина создавалась лишь двумя масляными красками: белилами и сажей. Врубелю не было равных в передаче оттенков белого цвета.

Отцу Михаила Александровича работа не понравилась:
«Демон этот показался мне злою, чувственною… отталкивающею… пожилою женщиной».
Художник уничтожил этот вариант, но вернулся к теме Демона позже, в Москве.
Из письма сестре:
«Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а „демоническое“ — полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Демон шестой. Лермонтовский

В 1891 году Врубелю предложили сделать иллюстрации к собранию сочинений Лермонтова, издаваемому фирмой Кушнерева. Конечно же, он начал с «Демона»! Художник рисовал его бесконечно, сделав множество набросков.

И дик и чуден был вокруг


Весь божий мир; но гордый дух


Презрительным окинул оком


Творенье Бога своего,


И на челе его высоком


Не отразилось ничего,

Насквозь прожженный виден камень

Слезою жаркою, как пламень,

Нечеловеческой слезой.

Публика оказалась не готова встретиться лицом к лицу с таким Демоном: после выхода книги иллюстрации Врубеля подверглись жесткой критике за «грубость, уродливость, карикатурность и нелепость».

Ни одному иллюстратору не удалось воплотить с такой силой мятущуюся безысходность, тоску и ожесточенность этого неземного существа.
Для примера: Демон в представлении К. Маковского

Демон седьмой. Несбывшаяся «Грёза»

В 1896 году Савва Мамонтов заказал Врубелю два панно размером 20×5м для Всероссийской нижегородской выставки, приуроченной к коронации Николая II. Долой демонов! Врубель задумывает образ Грёзы — музы, вдохновляющей художника. Тоже нездешний дух, но вполне дружественный.

Комиссия признала оба панно Врубеля — «Микула Селянинович» и «Принцесса Грёза», — чудовищными. В ответ Мамонтов построил к приезду императорской четы специальный павильон под названием: «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». Правда, пять последних слов пришлось закрасить.

Газеты взорвались критикой, особенно отличился Максим Горький (кстати, много позже написавший в советской прессе чудовищную статью против джаза), — в пяти статьях о выставке он разоблачал «нищету духа и бедность воображения» художника.

Демон восьмой: кто в облике таком?

В разговоре с отцом по поводу первого, уничтоженного Демона Михаил объяснял, что демон — это дух, соединяющий в себе мужской и женский облик. Вероятно, это и отпугивало заказчиков и зрителей в женских образах художника. Тревожила завораживающая тайна, зов в неизведанное. Его «Гадалка», дух «Сирени» и даже «Девочка на фоне персидского ковра» чужды русской эстетике, здесь «переночевал» восток с его губительной Шамаханской царицей.

В этом лице, глазах в пол-лица, повороте головы — та же демоническая тоска,
Не унес ли Демон, вопреки Лермонтову, Тамару в свой безрадостный мир? Не превратил ли в Царевну-Лебедь? Эта «инаковость» сделала «Царевну-Лебедь» любимой картиной Александра Блока, но не остальной публики — она тоже подверглась ожесточенной критике.

Демон девятый. Духи разных миров.

Илья Репин с трудом отговорил Михаила Александровича от уничтожения отвергнутого заказчиком панно «Утро», где в образах духов и вовсе стирается грань между мужским и женским.

Обращение к духам леса, рек, гор очень характерно для врубелевской «формулы живого отношения к природе». И он снова и снова возвращается к мифологическим образам.

«Валькирия» вместе с «Болотными огнями», как символ возвращения в город юности художника, попала в коллекцию Одесского художественного музея (дар М. В. Брайкевича). Также в музейной коллекции находятся два рисунка художника — «Семья Я. В. Тарновского за карточным столом», «Портрет неизвестной» и две майолики — «Волхова» и «Морская царица» (из собрания А.П. Руссова).

Демон десятый. Демон – Ангел.

Врубель объяснял, что его Демона не надо путать с традиционным чертом, демоны — это «мифические существа, посланники… Дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том дух властный… величавый».

Демоны, ангелы, серафимы для художника — божественные сущности, наделенные величием. На его картинах они восстают во весь свой огромный рост, возвещая о мире ином.

Двойственная природа и у шестикрылого серафима — Азраила – ангела смерти.

Демон одиннадцатый – вознесшийся и поверженный.

В 1898 году Врубель, спустя десятилетие, возвращается к лермонтовскому «Демону» (сам Лермонтов до конца жизни переделывал своего «Демона», сохранилось девять его редакций): он колеблется между сюжетами «Демон летящий» и «Демон поверженный».
В 1900 году к художнику приходит признание: на Всемирной выставке в Париже ему присудили золотую медаль за камин «Вольга Святославич и Микула Селянинович».
«Летящий Демон» остается незавершенным. Над «Демоном поверженным» он работает неистово, без передышки, без конца переделывая…
Дальше — диагноз «неизлечимый прогрессивный паралич» и психиатрическая лечебница.
«Дорогая моя женщина, чудесная женщина, спаси меня от моих демонов…» — пишет Врубель своей жене, находясь в больнице.

Двенадцатый демон. Пророк

Последний из его «потусторонних сюжетов» — «Видения пророка Иезекииля» — остается незавершенным: в начале 1906 года художника Врубеля не стало — он ослеп.

Доктор Усольцев писал: «С ним не было так, как с другими, что самые тонкие, так сказать, последние по возникновению представления — эстетические — погибают первыми; они у него погибли последними, так как были первыми»

Демон тринадцатый. Посланник иных миров

Быть может, Александр Блок был единственным, кто при жизни полностью принял врубелевский мир:
«Возвращаясь в своих созданиях постоянно к „Демону“, он лишь выдавал тайну своей миссии. Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением… Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против лилового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим».

Читайте также  Четыре философа, питер пауль рубенс - описание картины

Нам — через столетие — кажется, что Демон другим и не может быть. Он нас тревожит и потрясает…

alindomik

Калейдоскоп

Мечтать не вредно

Печальный Демон, дух изгнанья,

Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой;
Тex дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила поменяться с ним,

Когда сквозь вечные туманы,

В 1891 году Врубелю предложили иллюстрировать собрание сочинений М.Ю. Лермонтова.
В письме к сестре Врубель пишет: «Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а «демоническое». Полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Михаил Врубель.
Демон сидящий. 1890.
Третьяковская Галерея, Россия.

Возможно, к демонической тематике художника подтолкнула и комиссия по строительству Владимирского собора в Киеве, которая отклонила его серию эскизов к росписям. Но биографы Врубеля утверждают, что работа над «демонической» темой была начата 1885 году. Это подтверждают слова самого художника «…то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем….» Только о хорошо продуманной идее можно думать в свете долгосрочной перспективы.

Первый демон Врубеля написан в 1890 году, в доме С. Мамонтова. «Демон сидящий» – это юноша не то унылого, не то скучающего вида. Это образ гордого, тягостного одиночества, имеющего начало, но бесконечного в своей продолжительности. Демон у Врубеля – это не карикатурный гоголевский черт и не библейский дьявол, обольщающий Христа. Это нечто задумчивое, тоскующее, страдающее…

В том же году появляется «Голова Демона на фоне гор» , там демон с тоской вглядывается в неведомое пространство.

Он насторожен, он готовится заглянуть в мир, в котором ему нет места. И снова Врубель изобразил не абстрактное существо, не слепое вселенское зло, отпавшее от Бога. Демон Врубеля никого не обольщает, ни над кем не превозносится, он внешне пассивен, но в его сумрачном лице, в застывшем взгляде чувствуется энергия мысли и философское созерцание.

В 1899 году написан «Летящий демон». Картина почти абстрактна, полна движения и стремительности. Демон встал и полетел над вершинами гор в потоках воздуха, навстречу темному небу.

Демон летящий» Михаил Врубель, 1899 год.

В 1901-1902 годах написан «Демон поверженный» – динамичный момент, полный красок и трагического движения. На смену неподвижному действию и затишью «Демона сидящего» и «Голове Демона», ощущению свободного полета в «Летящем демоне» приходит хаос падения, в котором трудно разобрать, где отчаянно раскинутые руки, где бессильные, переломанные крылья, а где отвергнувший демона мир.

Михаил Врубель. Демон поверженный.
1902. Третьяковская Галерея, Москва, Россия.

Демон поверженный. Эскиз

Демон поверженный. Эскиз

Судьба Врубеля трагична. Безумие. Слепота. Кажется, что демоны внезапно открыли ему свою тайну, и разум художника не смог ее вместить. Александр Бенуа, наблюдавший, как Врубель нервно переписывал «Демона поверженного», уже висевшего в выставочном зале и открытого для публики, вспоминал потом: «Верится, что Князь Мира позировал ему. Есть что-то глубоко правдивое в этих ужасных и прекрасных, до слез волнующих картинах. Его Демон остался верен своей натуре. Он, полюбивший Врубеля, все же и обманул его. Эти сеансы были сплошным издевательством и дразнением. Врубель видел то одну, то другую черту своего божества, то сразу и ту, и другую, и в погоне за этим неуловимым он быстро стал продвигаться к пропасти, к которой его толкало увлечение проклятым. Его безумие явилось логичным финалом его демонизма».

Демон сидящий. Эскиз

После завершения своей работы над рисунками к Лермонтову, Врубель очень долго вновь не возвращался к демонической теме. Не возвращался, чтобы однажды вернуться — и остаться с ней навсегда. В последние годы жизни тема Демона стала центральной в жизни Врубеля . Он создал множество рисунков, эскизов и написал три огромные картины на эту тему — Демон сидящий, Демон летящий и Демон поверженный. Последнюю из них он продолжал «улучшать» даже тогда, когда она уже была выставлена в галерее, тем самым изумляя и пугая публику. К этому времени относится ухудшение физического и психического состояния художника, что только подлило масла в огонь и укрепило уже возникшую легенду о мастере, продавшем душу дьяволу. Но, как говорил сам Врубель , Демона не понимают — путают с чертом и дьяволом, тогда как «черт» по-гречески значит просто «рогатый», дьявол — «клеветник», а «Демон» значит «душа» и олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе».

Михаил Врубель

В России, в эпоху перехода к финансовому капитализму, борьбу против эмпиризма и рационализма, т.е. народничества и передвижничества, возглавил так называемый «Мир искусства». Сильные феодальные элементы, вросшие в русский капитализм, окрасили «Мир искусства» своими религиозно-мистическими пережитками. Эстетизм, космополитизм, отрицание бытового и местного дополнились религиозными исканиями. «Мир искусства» представлял блок буржуазной аристократии и дворянских слоев, импрессионизма и символизма.

Врубель является представителем именно мистико-символистической линии.

«Когда искусство изо всех сил старается иллюзионировать душу, будить ее от мелочей будничного величавыми образами, тогда он (ограниченный человек) с утроенной злостью защищает свое половинчатое зрение от яркого света. Перед патетическим он вздыхает о милой его отрыжке и жвачке мелочного, будничного якобы натурализма» (Письмо к Ге, 1909 г.).

Он пытается поймать на холсте видения, дать образы сил, властвующих над человеком, скорбящих, угрожающих катастрофой и гибелью.

Он работает для храма (Кирилловской церкви и Владимирского собора в Киеве) над религиозными фресками, в которых дает по феодально-культовым образцам богоматерь, Христа, ангелов, херувимов, надгробный плач, сошествие святого духа в виде голубя в нимбе лучей, полосами нистекающих на святых. Так Врубель в живописи возрождает то религиозно-мистическое мышление, которое в России пыталась реставрировать во всех областях идеологии дворянская интеллигенция перед победным наступлением промышленного и финансового капитализма.

Церковные картины Врубеля полны болезненной выразительности, мистической силы, которую дает синтез иконописных форм с нервной, патологической интуицией, с цветоформами романтизма и импрессионизма. В Сошествии святого духа святые охвачены депрессивным, маниакальным психозом: так неподвижно-сосредоточенны их позы, лица и глаза полны страдания. Невозможная анатомия, непомерно удлиненные тела, искаженные лица, изломанные руки, небывало расширенные глаза — говорят об идеальном небесном в болезненном земном, о видениях, о страхах, о скорби, о навязчивых идеях.

Рядом с этими культовыми фресками, плоскостными, связанными с церковной стеной, с религиозной семантикой как часть службы, Врубель дает и станковые картины, которые хотя и не имеют прямого культового значения, но полны мистических иррациональных настроений. Пейзаж создается из необычного сочетания предметных форм и необычного их освещения.

Природа — не в чувственно созерцаемой красоте, но в сдвигах форм, в борьбе небесного, мистического света, земных теней и тьмы (К ночи). Где-то невидимо догорает закат. На земле — только густые багровые отсветы, гасимые синим мраком, надвигающимся из глубины земли. Их смешение дает дымно-красные тона, в которых тонут фигуры первобытного пастуха и лошадей. Только на переднем плане горят, как сгустки закатного огня, красные чертополохи над дико спутанными стеблями.

Но чаще фантастические сказочные видения как бы вырастают из природы и заслоняют ее. Природа чуть намечена — вместо нее выступает козлоногий сатир. Равнина, несколько тонких берез и кустов, ущербный месяц над далеким лесом; старый Пан притих; опустив свирель, он смотрит задумчиво и настороженно перед собой. Лохматая нижняя часть, как мшистый пень, растет из земли; лохматое лицо старого крестьянина полно звериной чуткости и бездумия. Такие фантастические видения превращают реально зримое в музыкальную сущность, лишают его реального пространственно-оптического смысла.

Эти сказочные видения — Валькирия, Царевна-лебедь, Муза, чьи человеческие формы переплетены с фантастическими, а лица и глаза полны сдержанной скорби, укоров, угроз, идущих от таинственных, сверхчувственных сил мира. Образы патологических ощущений и галлюцинации, воплощение болезненных предчувствий, срывающейся в сумерки подсознанья психики, — эти видения сами полны ужаса и печали омрачающегося сознания.

Читайте также  Портрет дочерей императора павла i, лебрен, 1796

И на первом месте здесь стоит Демон. Зачарованный, тоскующий, гордый и сокрушенный, поверженный — дух, не могущий найти места в материальном мире и покоя своему смятению, становится центральной темой Врубеля. В облике демона главное — глаза, которые

«преследуют повсюду свою загипнотизированную жертву, наполняют весь мир своим холодным блеском» (По).

Демон сидящий, демон летающий, демон падший, на фоне заката, стесненных громад, рдеющих горных вершин, с гордым лицом, с безумными, видящими свою муку и одиночество глазами, — Демон зарисовывается им во многих вариациях. Он — видение ужаса и боли, ожидание гибели.

И в горном закатном пожаре,

В разливах синеющих крыл,

С тобою, с мечтой о Тамаре,

Я, горний, навеки без сил.

Его крылья, распростертые и спущенные, сломанные, груда драгоценных камней и кристаллов окружают нечеловеческое лицо разноцветными пятнами фиолетовых и синих тонов. Твердые очертания лица тонут в грудах этих красок, лишенных линий и очертаний. Краски несут особые цветовые смыслы, они — выражение сверхчувственной сущности. Отсюда мистическое значение преобладающих лилового и фиолетового тонов, наиболее холодных и имматериальных. Так ломающийся, смещенный, искаженный контур сочетается с необычными переливами цвета, формы погружаются в музыку красок и тонов, создавая надреальный мир. Цвет становится средством дематериализации, средством возбуждения иррациональных ощущений.

Таков этюд Парча — широкая поверхность пурпурных тонов; букет резеды из цветных клеток — то же стремление уловить сущность цвета как мистической глубинной сущности явлений.

В Жемчужине из раскрывающихся спиральных трубок в перламутровых переливах возникают призрачные женские фигуры с выражением сосредоточенной задумчивости в лицах и позах; но фигуры — как бы продолжение и воплощение мистической игры цвета.

В творчестве Врубеля борются два начала: стремление передать тонкие сдвиги, иррациональные движения форм и цвета и стремление развернуть гигантские, космические темы. В этой болезненной патетике, в маниакальной напряженности Врубеля содержатся элементы экспрессионизма.

  • Демон поверженный Демон поверженный
  • Надежда Забела в роли принцессы Волховой Надежда Забела в роли принцессы Волховой
  • Пан Пан
  • Сирень Сирень
  • Шестикрылый серафим Шестикрылый серафим
  • Иллюстрация «Демон» Иллюстрация «Демон»
  • Демон летящий Демон летящий
  • Демон падший Демон падший
  • Полет Фауста и Мефистофеля Полет Фауста и Мефистофеля
  • Жемчужина Жемчужина
  • Кувшинки Кувшинки
  • Муза Муза
  • Принцесса Греза Принцесса Греза
  • Роза в стакане Роза в стакане
  • Русалка (иллюстрация) Русалка (иллюстрация)
  • Садко Садко
  • Демон сидящий Демон сидящий
  • Тамара и демон Тамара и демон
  • Утро Утро
  • Валькирия Валькирия
  • Царевна-Лебедь Царевна-Лебедь

Михаил Врубель и Михаил Лермонтов. Образ Демона
статья по мхк по теме


М.Врубель Демон сидящий 1890

В 1891-м году, к 50-летию со дня смерти Лермонтова, было издано юбилейное собрание сочинений поэта, к оформлению которого были привлечены многие известные художники того времени. Среди прочих оказался и Врубель, которого тогда никто не принимал всерьез. Однако именно рисунки Врубеля к поэме «Демон» как нельзя лучше подошли к самой сути лермонтовской поэзии. Без иллюстраций Врубеля цель художественного издания сочинений Лермонтова не была бы достигнута.

Критики больше всех поносили именно Врубеля за «непонимание Лермонтова», за безграмотность и неумение рисовать. Даже ценители искусства, критики и художники не поняли рисунков Врубеля. Стасов назвал их «ужасными», Репину Врубель стал «неприятен в этих иллюстрациях». В то время лишь в узком кругу молодых художников и ценителей понимали значение этих рисунков Врубеля, их адекватность произведениям поэта. Никто из иллюстраторов Лермонтова ни до, ни после Врубеля не подошел к его творческому и философскому миросозерцанию так близко, как это удалось художнику, заколдованному «Демоном» Лермонтова и своим собственным.

«Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой

Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила обменяться с ним. «


Летящий Демон

«И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал,
Вдали Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял

И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял. «


Голова Демона на фоне гор

Несется конь быстрее лани.
Храпит и рвется, будто к брани;
То вдруг осадит на скаку,
Прислушается к ветерку,
Широко ноздри раздувая;
То, разом в землю ударяя
Шипами звонкими копыт,
Взмахнув растрепанною гривой,
Вперед без памяти летит.
На нем есть всадник молчаливый!
Он бьется на седле порой,
Припав на гриву головой.

В последний раз она плясала.
Увы! заутра ожидала
Ее, наследницу Гудала.
Свободы резвую дитя,
Судьба печальная рабыни,
Отчизна, чуждая поныне,
И незнакомая семья.
И часто тайное сомненье
Темнило светлые черты;
И были все ее движенья
Так стройны, полны выраженья,
Так полны милой простоты,
Что если б Демон, пролетая,
В то время на нее взглянул,
То, прежних братий вспоминая,
Он отвернулся б — и вздохнул.


Демон, смотрящий на танец Тамары

«Я опущусь на дно морское,
Я полечу за облака,
Я дам тебе всё-всё земное,
Люби меня!» — И он слегка
Коснулся жаркими устами
К её трепечущим губам.
Соблазна полными речами
Он отвечал ее мольбам.
Могучий взор смотрел ей в очи,
Он жёг ее во мраке ночи. «


Свидание Тамары и Демона


Тамара и Демон

Как пери спящая мила,
Она в гробу своем лежала,
Белей и чище покрывала
Был томный цвет ее чела.
Навек опущены ресницы.
Но кто б, о небо! не сказал,
Что взор под ними лишь дремал
И, чудный, только ожидал
Иль поцелуя, иль денницы?
Но бесполезно луч дневной
Скользил по ним струей златой,
Напрасно их в немой печали
Уста родные целовали.
Нет! смерти вечную печать
Ничто не в силах уж сорвать!


Тамара в гробу

«В пространстве синего эфира,
Один из ангелов святых,
Летел на крыльях золотых,
И душу грешную от мира
Он нес в объятиях своих.
И сладкой речью упованья
Ее сомненья разгонял,
И след проступка и страданья
С нее слезами он смывал.
Издалека уж звуки рая
К ним доносилися — как вдруг
Свободный путь пересекая,
Взвился из бездны адский дух.»

Чем так притягателен образ Демона у Лермонтова и Врубеля? Известно, что Лермонтов был постоянно неудовлетворен своей поэмой о Демоне, постоянно переписывал ее заново, так что в настоящее время известно целых девять различных редакций «Демона». Проживи Лермонтов еще, нет сомнений, что «Демон» продолжал бы меняться, так что, в итоге, он возможно стал бы совершенно другим по сравнению с тем, каким мы знаем его сейчас.

Немногие понимают, что образ демона есть реальный, несомый с незапамятных времен опыт души, для которой это являлось живым переживанием, а не фантазией. Постоянно пробивавшиеся сквозь житейское сознание воспоминания о прошлых существованиях и встречах с Демоном, заставляли и Лермонтова, и Врубеля вновь и вновь переписывать свои произведения, доходя порой до полного душевного истощения. Как сказал Александр Блок о Врубеле: «Именно в нем наше время воплотилось в самое красивое и самое трагичное, на что оно только было способно. Возвращаясь в своих созданиях постоянно к «Демону», он лишь выдавал тайну своей миссии. Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением. » источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: