Голубая обнаженная, анри матисс - анализ картины - JEKATERINBURG.RU

Голубая обнаженная, анри матисс — анализ картины

Картины Анри Матисса, которые знает весь мир

Картины французского художника Анри Матисса невозможно забыть. Они полны дикой энергии и бунтарства. После длительных творческих поисков Матисс нашёл свой собственный стиль, который не оставил равнодушными и критиков, и его поклонников.

Самые популярные картины Анри Матисса:

Читающая женщина (1895)

Одна из первых работ художника, выполненная в привычном для зрителя виде — «Читающая женщина».

Эта картина рассказывает о начальном пути становления Матисса как художника. В правой части картины изображена женщина, читающая книгу. Она сидит на стуле, спиной к зрителю. Композицию уравновешивает тумба в углу комнаты и зелёная лампа, свисающая с потолка. Картина наполнена спокойствием и уютом.

Роскошь, покой и наслаждение (1904)

Эта картина является яркой иллюстрацией того, как художник искал своё «я» в мире живописи. Пуантилизм, зачатки фовизма, новые технические приёмы позволили Матиссу создать очень трогательное и нежное полотно, изображающее берег моря и купальщиц.

Картина выполнена точками, но это не пуантилизм. Контрастные точки расположены далеко друг от друга и нанесены на яркую красочную основу. Публика встретила полотно дружелюбно, к тому же оно сразу было куплено коллекционером Синьяком.

Женщина в шляпе (1905)

На 1905–1906 года пришёлся пик творчества Матисса в стиле фовизма. Смелое сочетание ярких цветов в те времена воспринимались как уродство и что-то несуразное. Особенно негативную реакцию вызвало у публики полотно «Женщина в шляпе». Его назвали «дикостью», по-французски fauve, от чего и произошло название течения — фовизм.

Если вспомнить, как публика принимала первых импрессионистов, то реакция на фовизм была ожидаемой. Публика негодовала, а художники нашли в этом направлении новую свежую струю.

«Женщина в шляпе» — неординарный, по мнению редакции most-beautyt.ru, женский портрет. На зелёном фоне зелёное асимметричное женское лицо смотрит на зрителей вполоборота — абсолютно не человеческий облик. Но художник видел образ по-своему и изобразил его без соблюдения правил и канонов.

Зелёная полоса (1905)

В том же стиле Матисс изобразил свою жену. Полотно под названием «Зелёная полоса» произвело не меньший фурор, как и «Женщина в шляпе». Публика негодовала, что более уродливого портрета она ещё не видела. Неряшливость, безумные цвета и зелёная полоса, разделяющая лицо на две части, возмущали зрителей.

В то же время, критик Жак Ривьер сказал о портрете, что он необычайно правдив. Жена художника обладала стойким и жёстким характером, который Матисс передал при помощи цвета блистательно. Особенно поражает выражение глаз мадам Матисс. Этот непроницаемый взгляд полон загадок и глубины.

Открытое окно в Коллиуре (1905)

В этой картине художник использует свой любимый приём — изображение пейзажа при помощи открытой двери или окна. Этот «выход» в мир чудесен. Яркие цвета без полутонов показывают красоту побережья Средиземного моря. Зелень морской воды, чистота песка вызывают желание пройтись босиком по берегу.

Тёмные пятна привязанных рыбацких лодок зрительно разбивают пространство картины на две части: холодную светлую (море и небо) и более тёмную и тёплую (берег и подоконник). Зелёные ставни обрамляют пейзаж, словно декоративная рама.

Радость жизни (1906)

Яркая и эмоциональная картина Матисса «Радость жизни» относится к постимпрессионистскому течению — фовизму. У дверей выставочного зала, где художник демонстрировал это полотно, собиралась возбуждённая толпа, и бурно обсуждало необычное и доселе невиданное безобразие. Улюлюканье, свист, выкрики осуждения — это первые отзывы о картине. Она была взрывом даже среди уже привычного импрессионизма.

На самом деле, картина полна радостных и ярких эмоций, чистых цветовых пятен, на фоне которых расположились обнажённые фигуры женщин и мужчин. В центре картины — хоровод танцующих женщин. Этот сюжет художник использует несколько раз, и впоследствии он станет визитной карточкой Матисса. Сам Матисс считал свою картину идеальным воплощением гармонии природы и человека.

Красная комната (1908)

Глядя на эту картину, можно подумать, что это яркий восточный ковёр с декоративными узорами, нашитыми на основу. Она передаёт настроение художника через упрощённые формы и яркий цвет. Это настоящее декоративное панно.

В левой части картины красное пространство разбивает проём окна с яркой зеленью улицы. Справа за столом сидит женщина. Она оживляет диковинную картину и делает её интригующей. Что делает она, какие мысли её занимают?

Красная студия (1911)

Эмоции — вот что главное в изображении художественной студии. Глубокий красный цвет моментально выделяет это полотно и заставляет сосредоточиться на его рассмотрении. Стены, пол и потолок сливаются воедино, и лишь тонкие жёлтые линии подсказывают, где происходит переход от горизонтали к вертикали. В студии мебель и незначимые вещи также нарисованы схематично.

Это интерьер студии художника. Его можно разглядывать долго и это увлекает. В левой части полотна расположен стол, на котором стоит бокал, ваза с цветами, коробка пастели и тарелка. На стенах висят узнаваемые работы художника. Они яркие и являются картинами в картине. Простота и схематичность делают интерьер интересным и динамичным.

Красные рыбки (1911)

Это самая красивая и необычная картина, созданная Матиссом в 1911 году. На розовом фоне изображён цилиндрический аквариум, в котором плавают красные рыбки. Они отражаются в верхнем слое воды. В контраст к ним добавлена яркая зелень экзотических растений. Картина наполнена только положительными эмоциями художника.

Кстати, о самых красивых аквариумных рыбках на most-beauty.ru есть очень интересная статья.

Голубая обнажённая I и Голубая обнажённая II (1952)

В конце жизни Матисс увлекался различными техниками. Его привлекал коллаж, аппликация и декупаж. Он брал листы бумаги, окрашивал их гуашью различных цветов, а потом вырезал фигуры для своих работ.

Серия картин «Голубая обнажённая» была создана в 1952 году. Вырезанная из синей бумаги лаконичная женская фигура с запрокинутыми руками и скрещенными ногами имеет несколько вариаций.

Фигура, наклеенная на белом фоне, смотрится очень гармонично. Это скорее не рисунок, а двухмерное изображение изысканной скульптуры. Чтобы изобразить эту удивительную гармонию, Матисс проделал титанический труд. На поиски формы и цвета ушло немало времени, пока было найдено их идеальное сочетание.

Грусть короля (1952)

В 1952 году Матисс увлёкся изготовлением коллажей из окрашенной бумаги. Цветные части, вырезанные из картона, наклеивались на бумажную основу и закреплялись на холсте. Коллаж «Печали короля» — это последний автопортрет художника.

Улитка (1953)

Похожая на детскую аппликацию, «Улитка» может показаться несведущему зрителю чем угодно. Название, данное художником, подсказывает, в каком направлении следует мыслить. На самом деле, нет никакой улитки. Это абстрактное изображение призвано для того, чтобы передать сущность предмета, а не его точное изображение.

Вырезанные из цветной окрашенной бумаги прямоугольные фигурки наклеены на базовый фон таким образом, что создаётся впечатление движения по спирали. Это полотно завораживает, его можно рассматривать часами с разных сторон. Самое главное — оно заставляет человека думать и не скрывать свои эмоции.

Послесловие

Основатель фовизма, Анри Матисс нашёл признание не сразу. Но получив его при жизни, он создал ещё множество шедевров. Те, кто вовремя оценили талант художника, только выиграли, приобретя его полотна. Так случилось с русским коллекционером Щукиным. Сначала он отклонил сделку по покупке знаменитого полотна «Танец», но по пути в Россию, телеграфировал художнику, принёс ему свои извинения и попросил срочно отправить полотно в Россию. И он не прогадал. Эта картина стала ценным украшением коллекции Государственного Эрмитажа.

Голубая обнаженная, анри матисс — анализ картины

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

«Голубая обнаженная»

На каком-то эмоционально-подсознательном порыве вдруг заинтересовало творчество Матисса. Уж не знаю, с чем это связано. Он один из тех художников, чье творчество не зависело от кошелька заказчика, а по-настоящему было смыслом всей жизни. И очень интересно было попытаться прочувствовать его творческие поиски, возможно, попробовать по-новому видеть. Вообще одним из приятных открытий для меня является сам факт творческого поиска и мук творчества (порой физических) у известных мастеров. Да, в истории живописи много примеров, когда шедевры являются нам в порыве вдохновения автора, но в большинстве своем этому предшествует серьезная каждодневная даже монотонная работа с натурой, наблюдения за явлениями, изучение, как воздействует цвет и свет, поиск сочетаний цвета, форм, объемов и плоскостей и многое другое. Т.е. они — великие мастера — оказывается тоже люди, и любому произведению искусства предшествует не мысль «а нарисую ка я еще одну обнаженную натуру теперь с этого ракурса», а нечто совсем иное.

Меня сразу притянула картина с обложки издания — «Голубая обнаженная» (1952 г.) Всего два цвета: белый из белых и синий из синих. Ощущение усиливалось еще тем, что оформление самой книги являлось как бы продолжением картины: она такая же белая-белая.

Глядя на эту картину испытываешь чувство легкости, света, чистоты, покоя и гармонии. Все показалось настолько уравновешено, едино и логично, что смотрел бы и смотрел. Белые фрагменты дополняют синие и наоборот, невозможно что-то убрать отсюда (я попробовала закрыть некоторые части): гармония тут же исчезает. Какое-то бесконечное единство окружающего белого-белого пространства и синей-синей формы. И невозможно представить себе ни какого другого сочетания цветов, кроме этого. Возможно, смысл этой работы и есть — гармония .

Последующее чтение других источников укрепило в возникшем ощущении. А когда я увидела, как происходил творческий поиск, то очень обрадовалась: насколько аппликация может облегчать (по сравнению с красками) подобную работу и насколько она напоминает скульптуру на плоскости.

«Воздействие «Голубых обнаженных» Матисса подобно воздействию скульптуры, выполненной из какого-то неосязаемого матриала. У них физическая скульптурность и, одновременно, плоскостная, декоративная точность. Вырезки занимали у Матисса недели мучений и ошибок, прежде чем он находил удовлетворительное решение.»

«Аппликация, — говорил он, — позволяет мне рисовать цветом. Мне так легче. Вместо того, чтобы рисовать контуры и наполнять их цветом — когда одно видоизменяет другое, — я сразу рисую цветом.»

В одном источнике как бы в подтверждение своих ощущений я прочитала следующее:

«Эти произведения должны стоять в одном ряду светлых, наполненных чувством радости работ, когда-либо созданных художниками в преклонном возрасте. В отличие от многих его современников Матисс не старался показать в своих работах те страдания, которые испытывал. «О чем я мечтаю, — писал он, — так это об искусстве гармонии, чистоты и мятежности, лишенном тревожащих и беспокойных мотивов (. ), похожем на целебное средство для ума, — о чем-то вроде удобного кресла, в котором можно расслабиться после физического напряжения».

Читайте также  Блудный сын, джорджо де кирико - описание картины

«Для Матисса, как декоративиста, особенно важна слитность картины с ее основой, холстом, белизна и строение которого учитываются им настолько же, насколько монументалист учитывает поверхность стены. . В последние годы у Матисса заметно стремление к нежной гармоничности, к более углубленной разработке цвета и большей слитности.«

«Голубая обнаженная» — одна из последних его работ по сути является итогом творческого пути. На самом деле работы Матисса было очень сложно воспринимать. Вот здесь есть хорошая подборка его работ (еще меня приятно удивило, что дочь очень заинтересовалась творчеством Матисса, хотя до этого была равнодушна к картинками, которые бесконечно рассматривает мама). Мне показалось, что общее в них — это цветовое равновесие, цветовые пятна уравновешены с другими и по размеру, и по оттенку, и по форме. Нет ничего лишнего.

«Если на одной из моих картин есть какое-то красное пятно, вряд ли оно станет сердцем работы. Картина сделана независимо от него. Вы можете убрать красное пятно, но картина сохранится. Но из работ Матисса невозможно убрать пятно красного цвета — не важно, насколько оно маленькое, — чтобы вся картина сразу же не развалилась». (Пабло Пикассо)

Голубая обнаженная, анри матисс — анализ картины

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Матисс в Балтиморском художественном музее

Оригинал взят у virginian в Матисс в Балтиморском художественном музее

Художественный музей в Балтиморе обязан самой большой в мире коллекцией произведений Анри Матисса семейству Коэнов, точнее двум сестрам Коэн. Сестры Коэн, Этта и Кларибел были дочерьми богатого фабриканта Германа Коэна, разбогатевшего на поставках ткани «Хаки» армиям всего мира. Во время их первой поездки во Францию они познакомилась с Гертрудой Стайн и она ввела их в богемный мир Парижа, где уже начали приобретать известность Матиссо, Пикассо и другие художники «новой волны».

Сестры Коэн собрали первоклассную коллекцию авангардной живописи, уступая по количеству работ только неутомимому Альберту Барнсу.

Долгое время коллекция оставалась частной, хотя сестры иногда одалживали картины для выставок. После смерти Кларибел коллекция перешла к Этте. В своем завещании Кларибел специально оговаривала возможность передачи картин Балтиморскому музею если «Его отношение к современной живописи улучшится». «Отношение» определенно улучшилось и теперь мы все можем наслаждаться жемчужинами коллекции Коэнов.

Анри Матисс, Голубая обнаженная, 1907

Картина произвела фурор на выставке «Независимых» в 1907 году и вызвала шквал критики. «Голубую обнаженную» приобрел Лео Стайн и оправил в Америку, где она была показана на выставке Armory show В Нью Йорке, Бостоне и Чикаго. Предсказать реакцию критики было нетрудно, дело дошло до того, что студенты Чикагского художественного института в знак протеста сожгли репродукцию картины. Теперь там предпочитают об этом не вспоминать, зато в Балтиморе не отказывают себе в удовольствии рассказывать об этом эпизоде на этикетке к картине.

Матисс, Женщина в полосатом пуловере, 1921-1922

Матисс, Урок музыки, 1921

Матисс, Сидящая одалиска, 1926

Начиная с 1919-го года восточный клорит стал одной из доминирующих тем в творчестве Матисса, художник продолжил традиции заложенные еще Энгром и Делакруа.

Матисс, Интерьер с собакой 1934

Картина является своего рода промежуточным этапом перехода от монументальных росписей обратно к малым формам. К этому времени Матисс как раз закончил росписи в галерее Альберта Барнса в Мерионе. Чтобы выстроить композицию Матисс использовал большие куски раскрашенной бумаги, аналогичную технику он применял для росписей в Мерионе.

Женщина в тюрбане (Лоретта), 1917

Лоретта была любой моделью Матисса, в течение двух лет он создал 45 картин с ее участием. Обычно он стремился подчеркнуть ее темные длинные волосы, но на этой картине, как исключение, волосы убраны в тюрбан.

Матисс, Женщина на красном стуле, 1936

Матисс, Женщина у окна на закате, 1921

Матисс, Весенний парад цветов в Ницце, 1922

Матисс, Читающая женщина и ваза с цветами, 1922

Матисс, Полосатое платья, фрукты и анемоны

Прощаемся с Матиссом, но не прощаемся с музеем, там есть что посмотреть. Об этом в следующих выпусках.

Ван Гог, Пара башмаков, 1887

Пьер Боннар, Сидящая обнаженная, 1909

Леон Кролл, женский портрет, 1923

Не забываем про современное искусство и инсталляции

Как простая девушка из России стала последней любовью и музой великого Матисса

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Между женитьбой на Амели и встречей с Лидией Анри много путешествовал, знакомясь со стилями самых разных художников того времени. В Бретани он восхищался работами Писсарро и Гюстава Кайботта и впоследствии представил «Обеденный стол» в Салон, вызвав небольшой скандал. В Лондоне он изучал картины Тернера, но, возможно, ещё большее влияние на него оказали путешествия на Корсику и Средиземное море. Вернувшись в Париж и увлёкшись влиянием пуантилизма на цвет, Матисс начал рисовать уличные сцены из окна своей квартиры, выходящей на Сену.

Анри часто находился на грани финансовой катастрофы и, несмотря на признание своих сверстников, шаткость его положения усугублялась необходимостью содержать жену и троих детей. Провал его единственной выставки в галерее Воллара в 1904 году был особенно тяжёлым ударом.

1905 год застал Матисса в Коллиуре, маленькой живописной рыбацкой деревушке на юге Франции, любимой тогда (и сейчас) художниками. Анри всегда был открыт для новых методов живописи, и здесь, в Коллиуре, он отказался от пуантилизма и принял вместо него менее структурированное изображение, используя яркие завитки и цветные пластинки. Оживившись, он написал картины «Открытое окно, Коллиур» и «Женщина в шляпе». И то, и другое он выставлял в Парижском салоне автомашин. Группу художников, писавших в этом более свободном и смелом стиле (позже получившем название фовизм), в скором времени прозвали «Les Fauves».

Но, к сожалению, всё это не обеспечило Анри финансовой стабильности, но благодаря выставке в Париже Матисс попал в поле зрения самых влиятельных американских коллекционеров искусства, и его судьба изменилась почти в одночасье не только в финансовом плане.

Осенью 1932 года нищая русская красавица постучала в дверь многоквартирного дома недалеко от набережной в Ницце, курортном городке на юге Франции. Двадцатидвухлетняя Лидия Делекторская собиралась вписать себя в жизнь одного из самых известных художников мира.

Человек, с которым ей предстояло встретиться, был французским современным живописцем Анри Матиссом. Несмотря на то, что ему было уже шестьдесят три года и он уже пользовался большой известностью, скромная, но целеустремлённая Лида никогда о нём не слышала. Она была поглощена своей собственной драматической жизнью, просто пытаясь выжить.

Жизнь Лиды была необыкновенна во всех отношениях и началась именно так. Родившись в Томске, Сибирь, в 1910 году, она осиротела в возрасте двенадцати лет, когда оба её родителя умерли от эпидемий, охвативших страну после большевистской революции.
Девочка бежала из России вместе с тётей, и они вместе прибыли в Париж без денег и без особых перспектив. Но несмотря на это, умную и достаточно перспективную девушку приняли в Сорбонну, чтобы она изучала медицину, как её любимый отец, но вскоре она поняла, что никогда не сможет позволить себе это обучение, которое стоило целое состояние. Вместо этого она работала танцовщицей и статисткой в кино и в конце концов приехала в Ниццу, где впервые услышала о Матиссе.

Девушка приехала в многоквартирный дом Матисса на 1-й площади Чарльза Феликса в поисках работы в качестве модели художника, работу, которую она научилась ненавидеть, благодаря нежелательному вниманию со стороны других художников.
Но выбор Лиды был ограничен, и она была в отчаянии. Матисс, известный своим добрым отношением к моделям, предложил молодой русской девушке полгода поработать его студийным ассистентом, пока он трудился над «Танцем II» — фреской, заказанной богатым американским бизнесменом Альбертом К. Барнсом.

Эта работа спасла Лиду от нищеты и изменила ход её жизни, а также жизнь Анри. В течение следующих двух десятилетий она с её спокойной деловитостью и полной преданностью нуждам мастера сделает себя незаменимой для Матисса. Лида работала на него и заботилась о нём до самой его смерти в 1954 году, и даже была предметом самого последнего произведения Матисса — рисунка на писчей бумаге.
В то время как Лидия вносила порядок и точность в жизнь Анри, сдерживая шумный мир вокруг, когда он нуждался в покое, её приезд в конце концов вызвал личный переворот в семье художника.

Жена Матисса Амели первоначально приветствовала миловидную девушку в доме, и после того, как её шесть месяцев в качестве ассистента студии истекли, Лида осталась в качестве прикованной к постели компаньонки и опекунши Амели. Но вскоре Амели пришла в ярость от тесной связи, которая установилась между её мужем и хорошенькой молодой русской. Может быть, у них был роман? Так думали друзья и родственники Матисса. Но художник и его модель оба отрицали это, и биограф Матисса Хилари Сперлинг, которая встречалась и брала интервью у Лиды перед самой её смертью в 1998 году, убеждена, что они не были любовниками. «Если Матисс и занимался любовью с Лидией, то только на холсте» , — писала Сперлинг в своей книге «Матисс-мастер».

Больше всего Мадам Матисс злило то, что её оттеснила русская, взявшая на себя полный контроль над хозяйством и мастерской. Лида вела переписку Матисса, его архив работ и организовывала все поездки семьи.
Лида успокаивала вспыльчивость Анри рассказами о своём заснеженном детстве в Сибири. И она позировала для него, испытывая облегчение от того, что «в отличие от первых трёх художников, которые наняли её, он не лапал её и не брал на себя смелость снимать с неё одежду» , — писала Хилари.

Лидия была моделью для многих известных полотен Матисса, в том числе «Голубые глаза», «Румынская блуза», «Женщина в синем» и «Большая лежащая обнаженная». Она также была объектом сотен рисунков Анри, некоторые из которых она подарила Государственному Эрмитажу в Санкт-Петербурге и Пушкинскому музею в Москве.
Когда Амели в конце концов настояла на увольнении Лиды, русская эмигрантка выстрелила себе в грудь в отчаянии от того, что только что потеряла то, что она считала единственной целью своей жизни. Но ранение оказалось не смертельным и ей удалось выжить. Несмотря на то, что мадам Матисс удалось избавиться от Лидии, Амели расторгла брак с Матиссом. В ответ художник немедленно пригласил Лиду вернуться в качестве его доверенного помощника. Она продолжала заботиться обо всех нуждах Анри до самой его смерти. Во время войны она вешала ковры на окна их квартиры, чтобы ему было тепло, и ездила на велосипеде по всему Парижу за продуктами.

Читайте также  Жан батист симеон шарден - биография и картины

По словам Жака Мурло, чей отец владел и управлял знаменитой гравюрной мастерской Atelier Mourlot, русская эмигрантка всегда была рядом с мастером. Ателье и его искусные мастера работали вместе с Матиссом над его большим количеством печатных работ, таких как литографии. Жак регулярно возил корректуры своих работ в парижский дом художника на утверждение.
Лидия умерла в Париже и похоронена в Павловске, недалеко от Санкт-Петербурга. Но её прекрасное лицо продолжает жить на рисунках и картинах великого живописца.

А в продолжение темы – увлекательная история о том, как великий живописец , оказавшись в инвалидном кресле, рисовал свои шедевры ножницами.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Эволюция цвета Анри
Матисса. Часть 2

Скандал, вызванный появлением дерзких полотен на Осеннем сезоне, был только на руку «дикарям». Анри Матиссу (Henri Matisse) удалось приобрести известность и немного поправить финансовое положение, что дало ему возможность продолжить занятия живописью. Спустя несколько лет группа распалась, но Матиссу, творчество которого к тому времени уже достигло своей зрелости, удалось обрести собственный стиль. Кроме того, он приобрел первых поклонников своего творчества, в числе которых оказалась и Гертруда Стайн, также активно поддерживавшая Пабло Пикассо.

Знакомство Матисса и Пикассо произошло в салоне Стайн на Рю де Флёр в Париже. Матисс был старше на двенадцать лет и к тому времени успел стать известной персоной в мире живописи. Пикассо был молод, с трудом говорил по-французски и жаждал славы. Несмотря на серьезную разницу в эстетических воззрениях — в отличие от Матисса Пикассо всегда интересовала форма — последний увидел в лице француза соперника. Однако это знакомство повлекло за собой годы странной дружбы, то и дело превращавшейся в соревнование между двумя художниками.

«Мы должны как можно больше общаться друг с другом», — говорил Пикассо, — «когда кто-то из нас умрет, другой просто не сможет обсудить некоторые вопросы больше ни с кем»

Несмотря на известность, что Матисс приобрел, «прогремев» на Осеннем салоне 1905 года, его финансовое положение оставалось стесненным. Решение проблемы все-таки нашлось: благодаря Гертруде Стайн, Матисс познакомился с русскими меценатами, в числе которых был Сергей Щукин. Последний собирался украсить свой московский особняк, для чего заказал Матиссу два декоративных панно. Художник сделал несколько эскизов. По его замыслу, человек, входящий в дом с улицы, должен был проникнуться «чувством облегчения», поэтому для первого этажа Матисс выбрал сюжет с танцем. Для второго этажа художник придумал сюжет с музицирующими и слушающими. Так появились на свет две самых известных работы Матисса — «Танец» (La Danse) и «Музыка» (La Musique).

«Я просто отправился в воскресенье в Мулен де ла Галетт. Я смотрел, как танцуют … вернувшись к себе, я сочинил мой танец четырехметровой длины, напевая тот же мотив», — вспоминал Матисс.

По случаю установки картин Матисс лично посетил Москву и Санкт-Петербург, где его встретили, как настоящую звезду, оказав теплый и радушный прием. Художник, в свою очередь, с восторгом отзывался об увиденной коллекции старых икон, ставшей одним из самых сильных впечатлений от поездки в Россию:

«Я влюблен в их трогательную простоту … Я счастлив, что наконец попал в Россию. Я жду многого от русского искусства, потому что чувствую – в душе русского народа хранятся несметные богатства»

Теперь Матисс наконец-то мог вздохнуть полной грудью, ведь ему было на что жить. И он отправился путешествовать. Первым пунктом назначения стал Алжир. Оазис Бискра, готовый приютить уставшего путника в тени финиковых пальм, поразил Матисса своей красотой и величием. Яркое солнце, сладкие финики, пестрые ткани и расписная керамика — эта настоящая восточная сказка навсегда пленила сердце художника, оказав огромное влияние на его творчество. Визит Матисса был недолгим — всего пару недель. Анри постоянно мучился от жары и ни разу не притронулся к краскам, но по возвращении во Францию непрестанно жаловался на то, что не смог остаться в стране подольше.

Под впечатлением от поездки Матисс написал картину «Голубая обнаженная (Сувенир из Бискры)» (Nu Bleu, Souvenir de Biskra). Путешествие в Алжир принесло художнику новое вдохновение — он увлекся восточными орнаментами в стиле арабесок, персидскими миниатюрами и ковровыми узорами. Тогда же появились первые литографии Матисса, гравюры на дереве и керамика. Однако на этом художник не остановился — роскошь и красота восточных стран не отпускали его.

Через несколько лет последовали два путешествия в Марокко, где Матисс написал свой известный триптих: «Окно в Танжере» (Une Fenêtre à Tanger), «Зора на террасе» (Zorah sur la Terasse) и «Вход в казба» (La Porte de la Casbah).

Здесь, под палящим африканским солнцем, Матисс перешел на резко контрастирующие друг с с другом краски, заставляя свои плотна буквально светиться изнутри. Путешествуя по Африке, художнику удалось окончательно выйти за рамки фовизма. Его картины стали менее агрессивными и кричащими, а на смену беспокойству и «дикости» пришла глубина и тонкость.

«Путешествия в Марокко помогли мне осуществить необходимый переход и позволили вновь обрести более тесную связь с природой, чего нельзя было бы достигнуть с помощью живой, но все же несколько ограниченной теории, какой стал фовизм», — писал Матисс своим друзьям.

После долгих странствий — кроме России и Африки Матисс успел объехать Европу, побывать в Океании и Америке — художник решил осесть в пригороде Ниццы. Заказы поступали со всех уголков света, и вскоре ему понадобилась помощь. Тогда в доме четы Матисс появилась Лидия Делекторская, 22-летняя эмигрантка из России, ставшая секретарем художника. Она же стала сиделкой для его супруги во время ее болезни. Мадам Матисс поначалу благоволила Делекторской и часто сетовала на разлад в отношениях с мужем — после долгих лет счастливого брака Амели окончательно осознала, что главное место в сердце супруга всегда будет занимать живопись.

Присутствие девушки в доме нисколько не смущало Амели — светловолосая Лидия была явно не во вкусе ее мужа. Матисс всегда предпочитал брюнеток, да и саму Делекторскую он поначалу не замечал — она для него была, как вещь в доме, которая исправно делала свое дело. Все изменилось в один момент.

Однажды Матисс зачем-то зашел в комнату Амели, и его взгляд случайно остановился на Лидии, хлопотавшей у постели жены. «Не двигайтесь!», — сказал он, стремительно выскочив из комнаты за альбомом и красками. Вернувшись, он принялся рисовать Делекторскую, как будто увидел ее впервые в жизни, а мадам Матисс впервые ощутила опасность от присутствия юной особы.

Говорят, Амели долго смотрела на законченный портрет Лидии, а затем тихо сказала: «Или я, или она». Матисс выбрал семью, и Лидия ушла. Однако Амели все равно подала на развод, а художник обнаружил, что уже не может без своей помощницы, ставшей для него глотком свежего воздуха, отдушиной и последней музой.

Никто не знает, какими были их отношения и были ли они вообще. Однако Лидия была рядом с Матиссом до конца его жизни, помогая в мастерской, позируя и очищая от краски старые холсты. Художник снова и снова писал портреты своей музы, время от времени преподнося их ей в качестве подарка. Среди многочисленных полотен, рисунков и эскизов критики единогласно выделяют картину «Одалиска. Голубая гармония» (L’Odalisque, Harmonie Bleue), на которой Лидия изображена в атласных восточных шароварах.

«Каждый раз, когда я скучаю», — признался однажды Матисс, — «я сажусь за портрет мадам Лидии — и тоски как ни бывало»

После начала Второй мировой войны художник перенес тяжелую операцию — у него нашли рак желудка. Врачи не надеялись на благоприятный исход, и Матисс молил доктора подарить ему хотя бы еще пару лет — ведь столько всего еще нужно было претворить в жизнь! Он прожил еще 13 лет. Ухудшение здоровья — художник оказался прикован к постели и инвалидному креслу — заставило Матисса упростить свой стиль. Тогда он придумал особую технику декупажа (papier decoupé) — составление ярких сюжетов из обрезков предварительно выкрашенной гуашью бумаги. Она дала ему возможность соединить рисунок и цвет в единое целое. Именно в этой технике выполнены иллюстрации к книге «Джаз» (Le Jazz), которую Матисс не только оформил, но и написал.

Последней работой Матисса стало художественное оформление часовни Розер женского монастыре в Вансе.

Легенда гласит, что одна из монахинь, ухаживавшая за ним после перенесенной операции, всего лишь попросила подправить эскизы для витражей. Матисс увидел в этом предзнаменование свыше и разработал полный проект оформления часовни. Здоровье уже не позволяло Матиссу работать в полную силу, поэтому некоторые эскизы он рисовал, прикрепив уголь к длинной палке — так можно было не наклоняться над полотном.

Часовня Розер стала своеобразным итогом творчества художника, и сам он считал ее своим лучшим произведением. Во время работы над ней он говорил:

Осенью 1 ноября 1954 года художник пережил микроинсульт. Он скончался двумя днями позже в кругу близких в возрасте 84 лет, выполнив главную творческую задачу — дал цвету абсолютную свободу. Накануне его смерти Лидия, предчувствовавшая скорую кончину Матисса, зашла к нему в спальню и с грустью произнесла: «В другой день Вы бы сказали: давайте карандаш и бумагу». Матисс улыбнулся и сказал:

Чем вдохновлялся самый «дикий» художник ХХ века? Женщины в жизни Анри Матисса

Так сложилось, что женщины играли в жизни художника… Нет, не так. Важнейшей для Анри Матисса была лишь одна дама, с которой он был связан неразрывно — Искусство. В искусстве Матисса значимую роль всегда играли женщины.

Начать стоит с того, что он всю жизнь пишет женщин. Нет, мужчин он также изображает, в молодости у него есть даже постоянный натурщик. Но мужчины на его полотнах присутствуют не так часто. Зато женские образы многочисленны и разнообразны… И разумеется, художник нуждается в натуре для своих работ.

Читайте также  Джованни баттиста тьеполо, биография и картины

Еще будучи студентом, Анри сходится с одной из натурщиц. Отныне и навсегда он пишет своих — в его жизни их будет трое — женщин.

Первая — Каролина (Камилла) Жобло, в 1894 году родившая дочь Маргарет.

Это еще более портит отношения Анри с родней. Точнее, не само рождение дочери, а то, что Матисс-младший признает незаконнорожденного ребенка. В приличных провинциальных мелкобуржуазных кругах, к которым принадлежат родители Анри, принято в таких случаях давать отступные, предоставляя матери с ребенком самим решать свои проблемы.

Анри Матисс, «Читающая женщина», 1894 г.
Фото: artchive.ru

Анри мало того, что признает дочь, еще и остается с Камиллой, запечатленной в его работах 1890-х годов. Именно она позирует для картины «Читающая» 1894 года — единственной работы Матисса, приобретенной государством.

Они проживут вместе до 1897 года, когда Камилла уйдет. Реальная жизнь жены художника оказалась куда менее привлекательной, чем выглядела. По воспоминаниям друзей, позже Камилла называла это время лучшим в своей жизни.

А пока, в том же 1897 году, Анри знакомится с Амели Парейр.

По ее воспоминаниям, она точно знала, что никогда не выйдет замуж за: а) рыжего; б) бородатого; в) тем более — за художника… Амели становится спутницей Матисса на 30 лет, поддерживая его во все годы борьбы за признание.

В 1899 году уже женатый Матисс забирает старшую дочь к себе. Не факт, что он сам, метавшийся между двумя семьями, решился бы на это. Инициатором стала Амели. К тому времени беременная во второй раз…

Предполагала ли Амели, выходя за начинающего художника, насколько затянется путь к признанию и успеху? В том числе финансовому.

Анри Матисс с женой Амели и дочерью Маргаритой в своей студии, 1907 г.
Фото: Источник

Профессиональное признание придет после 1905 года, материальное положение более-менее понравится к 1910. В 1898-м они еще не представляют, что их ждет. Но Амели настроена не менее решительно, чем Анри. Как сама она скажет в одном интервью: «Я чувствую себя в своей стихии, когда горит дом».

Теперь она позирует мужу. Нет, он рисует и других натурщиц, но Амели — безусловно, основная и любимая модель. Она так или иначе фигурирует на многих полотнах. «Так или иначе», потому что ее муж и Мастер — авангардист Матисс. Принципиально не пишущий реальность такой, какая она есть.

Нравилось ли Амели то, как изображал ее супруг? Во всяком случае, она была первым и самым значимым критиком мужа. Она и дочь Маргарет.

Анри Матисс, «Женщина в шляпе», 1905 г.
Фото: artchive.ru

К слову, свою дочь Матисс тоже и пишет, и ваяет. В том числе обнаженной. Обе они — и Маргарет, и Амели — годами обеспечивали Матиссу возможность работать. Они — одни из немногих, кто все это время верит в Матисса и доверяет его вкусу, его чутью. И терпят его.

Отмечу одну черту Матисса: он… нормальный. Нормальный, в отличие от многих великих художников. Нормальный, хотя, глядя на его картины, можно заподозрить обратное. Но это не означает, что у него не бывает своих закидонов.

И еще кажется, что таких картин можно писать по десятку в день. Напрасно. Матисс тщательно продумывает все детали, зачастую по много раз переписывая работы.

И еще он постоянно ищет новое, ищет возможности улучшить, добиться более мощного воздействия на зрителя; ищет возможности еще более упростить изображение, ищет новые впечатления, от которых можно оттолкнуться для нового шага к совершенству.

Проблема в том, что давалось это нелегко: постоянными переживаниями, стрессами, метаниями. И это у Матисса, всю жизнь утверждавшего, что его главное намерение — нести зрителю радость, спокойствие, отдых! Всё это видят лишь близкие, семья и друзья. И не только видят, но и соучаствуют.

Анри Матисс, «Девушка с тюльпанами», 1910 г.
Фото: artchive.ru

Это Амели по ночам читает мужу, годами изводимому бессонницей. Это дочь заботится о доме, фактически взяв на себя функции домоправительницы и служанки. И обе они позируют, нередко подчиняясь неожиданной команде Матисса, стремящегося зафиксировать пойманное вдруг впечатление.

Это друзьям временами приходится приезжать к Анри, а то и ездить вместе с ним, чтобы помочь справиться со стрессом, постоянно сопровождающим его творческие поиски.

В последний раз Амели позирует мужу в 1913 году. Вероятно, это отражает переломную точку в их отношениях. Нет, Матисс все так же нуждается в ее поддержке, в ее присутствии рядом. Отношения между ними по-прежнему теплые, но…

Но что-то меняется. Биограф Хилари Стерлинг оценивает эту перемену как момент понимания: Анри по-прежнему нуждался в поддержке жены, но его работа давно не была «их общим делом», как это воспринимала Амели и как это и было в начале их отношений.

При этом Амели давным-давно не мыслила себя вне круга художников и их жен. Несмотря на свою нервозность, на череду сменяющих друг друга творческих кризисов, Матисс — совершенно нормален, в отличие от многих великих художников.

И все будет весьма неплохо до 1933 года.

Лидия Делекторская
Фото: Источник

Годом раньше Матисс, работающий над крупным заказом, нанимает в помощницы молодую русскую эмигрантку. Не имеющая ни гражданства, ни постоянной работы, Лидия Делекторская ничего не знает о Матиссе. Она в курсе лишь, что он известный и модный художник, но его живопись, по собственному признанию, ей непонятна. Но она добросовестно помогает 63-летнему художнику готовить холсты, краски, вырезать из бумаги фигуры для декупажа.

Через полгода работа завершена и Лидия снова свободна. И снова в поисках заработка. Обстоятельства приводят ее в кабаре, куда она устраивается танцовщицей.

Случайно услышав об этом, Матисс отправляет за ней автомобиль, и Лидия снова оказывается в доме Матиссов. Оказывается на 22 года, хотя тогда об этом никто не подозревает.

Наверное, для любой жены нормально обеспокоиться: не станет ли прислуга угрозой для их семейной жизни? Наверняка задумывалась и Амели. Но Лидия была совсем иного типа, нежели тот, что нравился Матиссу. Позже и сама Лидия признавала: мастера всегда привлекали южанки — такие, как сама Амели и столь любимые и часто встречающиеся на его картинах одалиски. К тому же, Лидия уже работала с Матиссом, не проявлявшим к иностранке никакого интереса.

Анри Матисс, «Девушка в голубой блузке», 1939 г.
Фото: Источник

И мадам Матисс не беспокоится. Пока однажды, войдя в ее комнату, Анри не командует Лидии: «Не двигайтесь!» В следующие несколько лет он пишет свою помощницу несколько десятков раз, отказавшись ее уволить. Без которой теперь не может главного… нет, единственно важного для него: работать.

И в 1939 году Амели подает на развод…

Лидия же остается рядом. Она рядом с Матиссом, когда в 1941 году тот переносит тяжелую операцию по поводу рака. Он просил у хирурга дать ему несколько месяцев жизни — завершить задуманные проекты. Может быть, именно желание работать удержало его в этом мире еще на 13 лет? Вместе с Лидией они пережили войну и оккупацию. Тогда Маргарет и Амели арестовали, Маргарет полгода провела в концлагере.

Матисс ничего не мог сделать для близких. И его мир в это время ограничивается мастерской. Каких переживаний это ему стоило? Вероятно, знала лишь помощница, занимающая теперь место Амели. Ну и вечно терзавшие художника творческие кризисы, во время которых он всегда нуждался в поддержке — можно не сомневаться, что они продолжались.

Больше 20 лет Лидия делала все, чтобы обеспечить Матиссу возможность работать.

Лидия Николаевна Делекторская
Фото: ru.wikipedia.org

За день до его смерти она входит к Матиссу, после душа повязав полотенце на манер тюрбана — возможно, намекая на столь любимый художником Восток. И смеясь, сказала:

— В другой день вы потребовали бы бумагу и карандаш!

Матисс серьезно ответил:

— Давайте бумагу и карандаш…

И сделал несколько последних набросков.

Лидия уехала на следующий день после его смерти, оставив дом возвратившейся Амели. На организованные той роскошно-подобающие художнику такого уровня похороны Лидия не пришла. Для нее Матисс был жив.

Она прожила еще 44 года, посвятив себя сохранению памяти мастера. Подаренные ей рисунки она, с ведома Матисса, еще при жизни художника начала дарить советским музеям: ГМИИ и Эрмитажу. Больше того, она покупала его картины. Наверное, Матисс подарил бы ей свои работы, но на это не соглашалась сама Лидия, а Анри умел не унижать других снисхождением.

Анри Матисс, «Одалиска. Синяя гармония», 1937 г.
Фото: artchive.ru

Деньги у нее были. Все эти годы Лидия получала зарплату помощницы и секретаря (а Матисс умел и платить заслуженное), а загруженность и постоянная погруженность в работу не оставляли особых возможностей для трат.

Лидия собирает работы Матисса, в том числе иллюстрированные им книги, иногда изданные очень малыми тиражами. И передает большую часть собранного СССР, России — своей родине и стране, где, по сути, начался успех Матисса.

А вот мемуаров она не оставила: «Никакого Матисса в домашних тапочках!» Больше того, по ее утверждению, они не были любовниками в физическом смысле… По утверждению. Свечки никто из современников не держал, да и так ли это важно? Лидия больше 20 лет работала вместе с Анри. Ведь и с Амели они стали отдаляться друг от друга, когда Матисс перестал нуждаться в ее помощи при работе.

Как честно сказал сам Матисс в молодости: «Дорогая, я нежно люблю тебя — но живопись всегда буду любить больше!»

С Лидией они работают рука об руку до последнего дня. И после ухода художника работа Лидии, его секретаря и помощницы, продолжается…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: